Ирина Версадисс.

Её последнее желание



скачать книгу бесплатно

«Ух ты!» – только и смог прошептать Михаил, ощутив её мягкие, влажные губы у себя на губах. Отлипнуть от неё было невозможно, и если бы, не это неподходящее место во всех смыслах, то он бы не выпустил её из объятий.

– Впервые меня целует на кладбище, да и ещё Баба-Яга, – просипел Михаил от волнения.

– То ли ещё будет, леший! – пообещала она ему и опять засветила жемчужной белизной зубов. Через полчаса всё было готово, и они выехали обратно.

– Может, в кафе посидим? – предложил он, с любопытством рассматривая её лицо в гриме. – А ты отчаянная, совсем не боишься покойников.

– Миш, если честно, чего их бояться, думаю, живые люди намного опаснее, сколько бед от них!

– Ладно, я понял, а что насчёт кафе?

– Ну, ты что говоришь-то? Что люди подумаю, ведь я старше тебя лет на сто в этом наряде!

– Плевать, – озарился он улыбкой, – кому какое дело! Может, я свою бабушку выгуливаю? Главное, чтобы ты была сегодня рядом.

– А чё? меня это прикалывает, поехали! Ну, так, чисто ради эксперимента.

– Нет, Оль, ради эксперимента не надо, – дрогнув голосом, произнёс парень. – Да и поздно уже, поехали, я тебя домой отвезу.

– Миш… – жалобно проскулила Ольга, – ты меня неправильно понял, – подалась она вперёд и погладила Михаила по щеке. Парень схватил её руку и прижал к губам.

– Нет, Оль, не надо, – отрицал он, продолжая целовать её ладонь. Она попыталась выдернуть руку, но понимала, что он за рулём, и резких движений не должна делать.

На светофоре пожилая парочка, открыла рот от удивления, когда увидела, как молодой парень вожделенно целует руку старушке, закрыв при этом глаза. Тут Ольга приметила парочку и выдернула руку. Ослепительно улыбаясь мужчине, она показала средний палец его спутнице. Тот открыл рот ещё шире, и газанул раньше времени.

– Окей, – согласился Михаил, заливаясь смехом. – Действительно, уже поздно! А ты чокнутая! Чуть не спровоцировала ДТП!

– Да, Миш, домой, уже час ночи, и это ты чуть не спровоцировал, а не я. Поехали, а то сейчас мне сестра устроит допрос с пристрастием.

– Да ладно, по твоему виду она поймёт, что ты задержалась на репетиции.

Подъехав к дому, Ольга, попрощавшись, вышла из машины и пошла к подъезду.

– Подожди, – крикнул Михаил, и выскочил за ней. – Оль, ты забыла – это! – он протянул ей свёрток, который она забыла в машине.

– Ой, совсем забыла, это же комп. Спасибо Миш, действительно, чтобы я делала без тебя. Ольга наклонилась и поцеловала его в щёку.

– Слушай Оль, а чтобы ты меня в губы поцеловала, нам опять надо ехать на кладбище?

– С чего ты взял?

– Ну как, ещё час назад ты меня поцеловала в губы, а сейчас в щёку. Такая перемена? – пожал он плечами. Вот я и спрашиваю, что нужно тебе для стимула?

Тут к подъезду подкатило такси, и из него выскочила Ольгина соседка. Проходя мимо странной парочки, женщина запнулась и чуть не упала. Михаил поддержал соседку, отряхивая ей юбку. Та отскочила в сторону, как ужаленная, и грубо рявкнула:

– Уйди, извращенец! Свят, свят, свят! – прошептала женщина и перекрестилась. – Ты ч-т-о – ли, баб – Шур? – заикаясь, спросила женщина, – и снова перекрестилась.

Ольга решила никак не реагировать и, прижавшись к Михаилу, просто стояла, затаив дыхание.

– Она тебе не только в матери годится, – вдруг очнулась соседка, – а в прабабушки, тьфу, – сплюнула она и добавила: – А вы-то, бабуль? Э-э! – покачала она головой. – Седина в голову, бес в ребро! Вы хотя бы уже на глазах у всех не влюблялись, – пыталась женщина пристыдить странную парочку, – а то вон народ-то на вас пялится в окнах!

Ольга подняла глаза вверх и резко опустила взгляд.

– Вот ёлки-палки, чего Наташка-то не спит? Она нас спалила, что теперь делать?

– Не думаю, что она тебя узнала, – сказал Михаил, – решив приободрить Ольгу. – Может, поедем в театр, и там переоденешься, потом вернёшься домой.

– Ага, Миш, и когда я вернусь – под утро? Время-то сколько?!

– Можно и под утро, – промурлыкал он, – хочешь – поехали ко мне, я ведь один живу, – предложил он ей такое, от чего самому стало смешно за свою чрезмерную смелость.

Женщина, как ни странно, не торопилась зайти в подъезд, а стала прислушиваться к разговору бабули и молодого парня, которые пару минут назад обнимались.

– Не слушай его, бабуль, иди домой, этот извращенец ещё сделает чего с тобой. Хотя, если честно, по-моему, тебе уже нечего терять.

– Ладно, поехали, – согласилась Ольга и проворно пошла к машине.

От увиденного и услышанного женщина открыла рот в изумлении.

– Во, чё делается, тут ещё молодая и никому не нужна, а – эта рухлядь старая такого парня оторвала! – Ой, Божички, как же жить-то?!

– Фу… пронесло, – протянула Ольга, садясь в машину, – я думала, Зинка меня узнает. Это же такая сплетница, ты не представляешь! Прямо сама судьба меня толкает в твои объятия, – сказала Ольга и, решив приободрить скорее себя, подмигнула ему. – Ну что, на кладбище? Ты говоришь, нужен стимул?

– Может, попробуем отойти от твоих пристрастий, – сказал он и рассмеялся. – Давай последуем классическому развороту событий?

– Ладно, поехали, – сдалась она, и добавила: – а то в этом гриме лицо начинает щипать. Сейчас сестре только напишу, что у Светки осталась, и поедем.

Поднявшись на этаж, он только вытащил ключи, как вдруг на площадку вбежала девушка и кинулась ему на шею.

– Пр-ив-ет… – протянула она нараспев, – я заколебалась тебя ждать! Ты где шлялся-то?

– Надь, выбирай выражения, – оборвал её сухо Михаил.

– Ой, – вскрикнула Надя. – А это твоя бабушка, да?

– Нет, дедушка! – съязвил он и щёлкнул замком, пропуская Ольгу в квартиру.

– Оль, я сейчас, минуточку, – сказал он, прикрывая дверь.

Девушка снова повисла у него на шее, пытаясь поцеловать парня в губы.

– Ты чего меня караулишь? – накинулся он на девушку, оттолкнув от себя. – Тебе не ясно было сказано, что между нами ничего не может быть! – Иди домой, сейчас выскочит мать и снова будет скандал.

– Не выскочит, – весело отвечала та, снова пытаясь его поцеловать. – Она уехала на дачу, я сегодня одна ночую, отец тоже с ней уехал.

– А ты, значит, решила соскочить?

– Да, решила, и сделала – это ради тебя.

– Что-то я сегодня популярен! Нет, Надь, иди домой, ко мне бабушка приехала.

– Ну, а что бабушка, она нам не помеха. Накорми её, да и спать уложи, чё сложного?

– Да нет, ничего, если только то, что у нас тобой всё закончилось.

– Ой, Миш, как закончилось, так и начнётся, – сказала она с лёгкостью и снова повисла у него на шеи.

– Я сказал нет! – прикрикнул он и оттолкнул Наденьку.

– Чё, дурак? – уставилась она удивлённо, – чего пихаешь-то меня, бешеный! Сам потом жалеть будешь!

– Это будет потом, а сейчас я пошёл, и ты иди домой, время детское давно закончилось.

Михаил был уверен, что Ольга его заждалась.

– Извини, дорогая, это моя бывшая, – произнёс он довольно, – но у меня с ней уже давно всё, – он выставил руки, изображая крест, показывая что-то вроде запрета.

– Ты скучала? – спросил её зачем-то Михаил с явным волнением в голосе.

– Да нет, тебе показалась, – ответила она флегматично. Потом, спохватившись, выкрикнула: – конечно, скучала!

У Михаила в этот момент ёкнуло в груди, он понял, что первый ответ был ближе к истине.

– Ну, тогда ладно, нет, так нет, – согласился он. Потом тихо добавил: – думаю, скоро будешь. Он подошёл к Ольге вплотную и с нежность посмотрел ей в глаза. – А ты знаешь, Оль, у тебя очень красивые глаза, даже в гриме.

– Хорошо, Миш, сейчас это меня волнует меньше всего, дай мне полотенце, я хочу принять душ. А то чувствую, как начинаю стареть, того и гляди рассыплюсь.

– Ой, да, – очнулся он. – Я что-то, действительно, туплю, – констатировал он и помчался в комнату за полотенцем. – Ты иди в душ, пока раздевайся, снимай свои лохмотья, а я тебе принесу свой халат.

«Ага, сейчас, только шнурки поглажу».

– Сначала полотенце и халат, потом нагота, – пробубнила Ольга и стала стирать салфетками грим. «Надо заканчивать с этими подростками-переростками, – разговаривала она сама с собой, – а то уже никакой личной жизни. Подвести их ближе к краю, чтобы сами побежали в полицию сдаваться, и всё, моя миссия окончена! Я ведь не кровожадная девочка, да?» – спрашивала она у своего отражения в зеркале, которое преображалось на глазах. Смыв грим, перед Ольгой снова появилась та девушка, которую она видела по утрам. Без макияжа Ольга заметно менялась, она была сама невинность. Такая нежная и кроткая, что сразу теряла в годах. Теперь ей можно было дать, лет восемнадцать, вместо двадцати двух.

Пока Ольга принимала душ, Михаил накрыл на стол, и стал ждать ту, которая, наконец-то, ответила ему взаимностью, именно так он и думал, что ответила.

– Ух ты… – только и смог произнести Михаил. Он смотрел на Ольгу, стоявшую в дверном проёме, не веря своим глазам, «она прекрасна», – подумал он.

– А ты совсем другая!

– В отличие от бабули, согласна, мне и самой кажется, что я помолодела.

– Ну что, прошу к столу, как говорится: «чем Бог послал». Михаил отодвинул стул, приглашая гостью присесть.

– Вы очень любезны, – почти засмущалась она, приземлив пятую точку. Михаил хлопотал, ухаживая за Ольгой, он пытался быть галантным и услужливым.

– Вот, Оль, кого ты можешь заполучить в мужья, – сказал он с гордостью за самого себя.

– Хорошо, Миш, всё это очень даже заманчиво, я обещаю подумать, но я устала и хочу спать. Скажи, где я могу кинуть свои помолодевшие кости?

«Ну – это как получится», – подумал он, и поскакал стелить постель, весь в предвкушении. – Вот, проходи, я на всякой случай постелил и себе.

– Вот это ты хорошо придумал, а то я так храплю.

– Ты храпишь? – удивился он.

– Да, и очень сильно, – ответила она, пытаясь сдержать улыбку.

Он тихо подошёл со спины, и нежно обнял Ольгу за плечи, прошептав ей на ухо:

– Оль, если ты не хочешь, я не настаиваю, давай просто полежим, поболтаем, как хорошие подружки.

– Знаешь, я всю сознательную жизнь искала такую подружку.

– Я тоже рад такой находке. Выходит, мы друг друга искали, искали, и вот оно, чудо! Ладно, Оль, это всё хорошо, но меня мучает один вопрос.

«О… только не это», – подумала она, решив, что парень будет спрашивать её о чувствах к нему.

– Ладно, валяй, да делом займёмся.

– О, как заманчиво звучит, это то, о чём я сейчас подумал?

– Не знаю, не знаю, – если будешь тормозить, то думаю, точки соприкосновения у нас сегодня не будет.

– Хорошо, – озорно потёр он ладоши, – тогда после слияния интересов задам, окей?

– Хорошо, хорошо, – согласилась Ольга, и, повернувшись к нему, вытянула губы трубочкой, намекая, что инициатива должна исходить от него.

– Ты прелесть, – произнёс он прямо ей в губы. Сейчас парень был на седьмом небе от счастья, он давно вынашивал идею переспать с Ольгой, и теперь почти не верил, что это произошло. После внезапного секса, что свалился на их головы, он всё же решил вернуться к вопросу. Но как оказалась, её чувства к нему, его интересовали меньше всего. Вопрос, который задал Михаил, для Ольги стал полной неожиданностью.

– Слушай, скажи, ты имеешь отношения к аварии, где пострадал отец Артёма?

– Да ты что?! Как ты мог подумать? – возмутилась Ольга и попыталась надуть губы. Михаил ей сразу поверил и даже извинился за такой глупый вопрос.

– Не вели казнить, сударыня, – стал дурачиться парень, – я искуплю вину, только прикажи.

– Так… – протянула Ольга и оседлала парня. Она мотнула головой, и волосы тяжёлым каскадом рассыпались по плечам. Собрав в пучок, она перетянула их резинкой.

– Нет, Оль, распусти, у тебя такие шикарные волосы, я просто торчу, – парень нежно погладил её по волосам и сам снял резинку. Волосы снова каскадом разлетелись по плечам, отчего он глубоко вздохнул и замер в улыбке.

– Какая же ты классная! – прошептал он, продолжая плыть в улыбке.

– Слышишь, ты, торчок! – пощёлкала она пальцами перед его носом, пытаясь перезагрузить. – Я вот чё думаю, какую бы кару тебе придумать? Чтобы ты впредь не спрашивал подобных вещей.

– Хочу стриптиз в твоём исполнении! – выдала она, и, прикрыв рот ладонью, закатила глаза.

– Ну, ничего себе у вас желания, а не боитесь влюбиться в меня, без памяти, сударыня?

– А может, я этого и хочу, – произнесла она кокетливо.

Михаил нежно перевернул её, и, подмяв под себя, страстно поцеловал в губы, вложив в поцелуй весь свой сексуальный потенциал.

– Ну, ладно, получай удовольствие, прошептал он ей в лицо, и вышел на середину комнаты. Под известный хит Филипа Киркорова «Марина», стал двигать попой и животом, стараясь произвести на Ольгу впечатление. Та, в свою очередь, задорно рассмеялась, и вдруг подорвавшись, решила к нему присоединиться.

– Фу.… Устала, – сказала она, задыхаясь, заваливаясь на диван. Михаил продолжал производить впечатление и разошёлся не на шутку. Он вытворял такое, что от увиденного она опять прыснула смехом, решив прекратить этот удивительный танец самца орангутанга в брачный период:

– Миш, Миш, – затараторила девушка, – давай спасть, я устала.

– Значит, стриптиз не мой конёк, – произнёс он, пытаясь восстановить дыхание.

– Ты не поверишь, Миш, и не мой тоже.

– Слушай, Оль, а можно тебя ещё спросить?

– Валяй! Я сегодня добрая!

– Я вот тут подумал, что это всё очень серьёзно, чем вы сейчас занимаетесь. Ты, извини меня, но когда ты мылась в душе, я посмотрел, что в свёртке. Я так понял, вы продолжаете у них выпрашивать дорогие вещи.

– Да нет, почему ты так подумал, посмотри в мои честные глаза. Я разве похожа на мошенницу? Мы, если честно, потом всё вернём.

– А тогда смысл в чём, если потом возвращать? – парень пожал плечами, делая вид, что логики в этих манёврах вообще нет.

– Да, может ты и прав, но все эти вещи они дороги им, а они с ними расстаются вот так легко. А это значит, мой хороший друг, что они напуганы и возможно очень сильно.

– А что, без всего этого нельзя было их запугать, – не унимался парень. Просто это уже тянет на статью, если честно, потом никого не будет волновать, что вы делали это понарошку.

– Ты знаешь, давай не будем бежать впереди паровоза, думаю, это не так всё трагично. – Ольга решила прервать эту бестолковую полемику и снова полезла к парню под одеяло.

– Ой, а что это у нас? – заулюлюкала она детским голоском, как будто бы у него там не взрослая игрушка, а детский пистолетик с пистонами.

– Не боишься? – спросил он грозно.

– Ой, боюсь, боюсь, боюсь! – подыграла она и впилась в его губы поцелуем.

– Ну, иди сюда, моя ненасытная бестия, теперь пощады не будет. Сейчас ты познаешь суть мужского желания!

Ольга заломила бровь и подумала: «Хотелось бы верить».

Утром Михаил отвёз Ольгу в театр, та быстро переоделась и поехала на работу. На работе Наталья встретила сестру совсем недружелюбно…

– Ну? – подбоченилась та, – и куда ты вчера уехала с этим щеглом?

– С каким щеглом? – спрашивала та удивлённо, потупив взгляд, делая вид, «что твоя моя не понимай».

– Оль, не валяй дурака, думаешь, я тебя не узнала? Ведь это ты стояла в лохмотьях с каким-то парнем. А когда Зинка к вам прицепилась, ты села в машину и уехала, нагло соврав мне, что осталась у Светки. Ну, что теперь скажешь, а?

Ольга, чуть было опешила, но тут же взяв себя в руки, холодно отчеканила:

– Ничего, если только, то, что я уже взрослая, и твоя опека меня уже достала.

– Я тоже хотела поговорить о том, что ты уже взрослая, и должна нести ответственность за саму себя. Тебе необязательно меня обманывать, выдумывая разную ерунду. Просто мне необходимо знать, где ты и что с тобой.

– Ну вот, ты опять? А сама говоришь, что я взрослая.

– Нет, Оль, ты неправильно меня понимаешь, я просто переживаю за тебя, ты же знаешь, какой у нас неспокойный район? Сама ведь недавно помогала с похоронами бабы Шуры. И потом: что за маскарад был вчера? Почему ты выглядела точь-в-точь, как баба Шура? Этот вопрос для Ольги стал неожиданностью. Но быстро сообразив, чётко соврала:

– Ах, это? – вздохнула она театрально. – Я репетировала! Я играю роль баб Шуры. Наш режиссёр решил поставить спектакль о бездомных, ну а прототипом взял историю бабы Шуры.

– Да ты что?! – удивилась Наталья, – сделав вид, что поверила ей. – Ну, хорошо, спектакль, так спектакль. Думаю, ты меня пригласишь? Очень интересно, тема-то актуальная.

На следующее утро Артём галопом поскакал на кладбище, его раздирало любопытство, что там на камере. Он быстро пролез в лаз в ограде, подойдя к могиле бабы Шуры, сразу понял, что были гости. Что ноутбука не было, его даже не удивило. Только вот, что камера лежала именно там, где он её оставил, Артём засомневался.

– Ты чё, сынок, уже утром стал приходить? – вдруг услышал Артём голос сторожа у себя за спиной, и вздрогнул от неожиданности.

– А я, это… – стал мямлить подросток, – ну, это… я пришёл.

– Я вижу, что ты пришёл, – подозрительно хмыкнул мужчина.

– А да… меня мамка послала. Хотим памятник поставить, а я пришёл замеры сделать.

– А-а… – протянул сторож, – памятник – это хорошо, только вот рано его ещё ставить. Минимум через год положено, грунт ещё осесть должен. У меня есть хороший знакомый, который занимается изготовлением и установкой.

– А… ну да… я тогда мамке скажу, – Артём надвинул кепку на глаза, пытаясь не смотреть на сторожаю. – Я по-й-ду, лад-но?

– Иди, – отвечал тот удивлённо. «Чего я такого сказал, что пацан в лице-то поменялся? – подумал мужчина. – Вот молодёжь пошла ранимая, не то, что наше поколение!»

Отойдя на приличное расстояние, подросток принялся рассматривать то, что камера запечатлела ночью.

– Чёрт, чёрт, чёрт! Сука, ну как? – Артём побледнел, а по лицу стекали слёзы. «Как хорошо, что меня сейчас никто не видит, стыдобище, кому расскажи, так ведь не поверят!» – Артём медленно, несмело, опять посмотрел на экран. В темноте на кадре он сразу признал бабу Шуру, которая возилась в земле. И тут вдруг после ухода одной старухи, в кадре появилась ещё одна, в необычных лохмотьях, которые точно принадлежали другой эпохи. Старуха немного постояла, потом что-то вытащила из своих лохмотьев и приложила к губам. Что это, Артём не смог разглядеть, даже когда приблизил кадр. У парня по спине сверху вниз прокатилась жуткая волна леденящего холода.

– Что за хрень! – выругался он, – Их что тут, целый клан? Прямо не кладбище, а тайная организация вымогателей! Ну, вот хрен вам! – ультимативно заявил подросток. – Теперь будем по моим правилам играть! Не боюсь я тебя, дура старая! – крикнул парень в ясное утреннее небо, быть может, с надеждой на то, что она его услышит. – Делай, чего хочешь со мной, а больше ты от меня хрен чего получишь!

Мужик, что шёл по просёлочной дороге навстречу Артёму, обернулся и покрутил пальцем у виска.

– Да мне и не надо от тебя ничего, дурак, что ли?

Артём не понял, что пробубнил мужчина и показал тому средний палец.

– Вот идиот, иду ведь, вообще никого не трогаю, а он мне кричит: «Хрен чего получишь!» Голова и так трещит с похмелья, а тут этот! – Мужик ещё долго оборачивался, пребывая в недоумении. – Совсем оборзели, малолетки!

Придя домой, он кинулся к себе в комнату и стал выводить изображение на монитор компьютера. На мониторе, как ни странно, пошла рябь, и экран потемнел.

– Не понял? – возмущался он, чертыхаясь, – куда делось изображение?

– Артёмушка, – сказала ласково мама, заглядывая к сыну в комнату. – Я еду к отцу, его сегодня перевели в палату, ты со мной?

– Да, мам, я сейчас, – ответил он небрежно.

– Артём, оторви голову от компьютера, я с тобой разговариваю или с кем?

– Мам, а ты можешь поехать одна? – вдруг ляпнул он и сразу же осёкся, понимая, что и мать уже под угрозой. «Ведь старая сама сказала, что механизм запущен, и от неё уже ничего не зависит». – Ладно, мам, пять минут, я еду с тобой.

– Хорошо, – согласилась та и пошла на кухню, что-то мурлыкая себе под нос. Артём отметил, что как отца перевели в палату, мамино настроение немного улучшилось. А то за то время, что он лежал в реанимации, на неё больно было смотреть.

– Артё-ё-м… – протянула мама, – я жду.

– Всё, мам, иду, иду! – крикнул он и швырнул камеру на диван.

***

Домашний арест Кирилла близился к концу, но парень усердно продолжать зубрить теорию поведения в семье.

Сергей Чижов был крайне озадачен. Никто уже ничего не воспринимал всерьёз. Позвонив Ольге, он сообщил той, что ситуация опять теряет контроль.

– Не хнычь, малыш! Карлсон спешит к тебе на помощь.

– Ну я же просил тебя, Оль, не называть меня малышом.

– Ой, извини, забыла. Ладно, говори, я слушаю тебя, мой большой друг!

– Короче, Артём ходил на кладбище, вернулся оттуда злой, как собака. Говорит, у него на камере целых две старухи. Напуган так сильно, что у него обратная реакция пошла, говорит, что больше ни одной вещи из дома не вытащит.

– Понятно… – протянула Ольга, а потом, спохватившись, выкрикнула: – Я чего-то не поняла, как – две? Может, с матрицей чего? Такое бывает.

– Ага, «матрица», он сказал, что старухи разные были. Та, что в земле ковырялась, говорит, это баба Шура была, а вот вторая, которая позже пришла, как будто из другой эпохи, её лохмотья небыли похожи на современный прикид.

– Жуть, чё-то я не поняла, откуда вторая-то взялась? Может, пацан уже того, просто нервы ни к чёрту? Ладно, ты будь рядом с ним и узнай подробнее, что за бабка там, на камере, отметилась? А теперь расскажи, что там с отцом Артёма, как он себя чувствует?

– А… понял, щас расскажу. Короче, отца его перевели в палату, и теперь мать торчит у него в больнице, ухаживая за ним. А Артём один боится ночевать, просит, чтобы я к нему пришёл с ночёвкой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8