Ирина Вайц.

Переводчица. Книга 1



скачать книгу бесплатно


Дарья очнулась от резкого запаха спирта. Она лежала на постели, где совсем недавно они с Андреем занимались любовью.

– С возвращением! – грустно улыбнулся он.

– Что со мной? -еле разомкнув сухие губы, проговорила она.

– Не знаю. Похоже, ты все-таки подхватила простуду, – опустил голову Андрей. – Я натер тебя спиртом, чтобы хотя бы сбить температуру и вызвал “Скорую”.

– Пить, – тихо попросила Даша.

Он налил из чайника в кружку прохладной воды и, поддерживая ее за плечи, помог ей напиться. Она откинулась на подушку, облизывая ссохшиеся губы. Даша лежала под тонкой простыней. Пот мелким бисером выступал на всем лице девушки. Ее мокрые волосы разметались по постели. В этот момент, она казалась Андрею еще красивее, чем прежде.

– Андрей! – позвала Даша его слабым голосом. – Помоги мне одеться. Там в шкафу. Сорочка… Не надо белье, – прерывисто говорила она.

В дверях комнаты появилась Зоя Иннокентьевна. Как всегда, ее голова была смешно усыпана папильотками. У Андрея создалось впечатление, что они попросту растут на ней как грибы.

– Дашенька, деточка! – взвизгнула она и приблизилась к постели, где лежала девушка. – Ты нас так напугала, милая!

Соседка приложила руку к своей полной, свисающей под халатом груди.

– Андрей Палыч разбудил меня. Спирта попросил тебя натереть, – тараторила она.

“Попросил. У вас снега зимой не выпросишь, Зоя Иннокентьевна ", – ухмыльнулся он, косясь на женщину.

– Я твоей маме позвонила в госпиталь, но сказали, что у нее операция сейчас идет. Дежурная медсестра передаст ей, как только она освободится, – скороговоркой продолжала она.

– Андрей! – снова позвала Даша, поморщившись от назойливой соседки.

Он сел рядом и взяв ее горячую ладонь, поднес к своим губам. Зоя Иннокентьевна, понимающе исчезла из комнаты.

– Тебе что-нибудь нужно, родная?

– Нет. Я только хочу сказать… – облизала она запекшиеся губы. – Если, вдруг, что-нибудь со мной случится, чтобы ты знал… Я очень тебя люблю. Слышишь? И я ни о чем не жалею…

Даша шумно сглотнула. Он снова поцеловал ее руку в благодарность за ее слова.

– И я тебя… очень сильно люблю.

– Я попрошу тебя. Убери покрывало. Не нужно, чтобы мама видела.

– Я свернул, потом заберу.

Прошло не больше получаса, как у любимой случился обморок, а помощи все не было. Он не находил себе места. Андрей угрюмо молчал, уткнувшись в ее горячую ладонь. Он с состраданием смотрел на эту девочку, которая за короткое время стала смыслом его жизни, и уже не представлял себя без нее. Андрей никогда не простит себе, если с ней что-нибудь вдруг случится.

Неожиданно, в его памяти снова возникла картина их недавней любовной близости. Внизу живота возникло напряжение. ” М ”, – поморщился майор, – " Еще не хватало, чтоб соседка это увидела ", – подумал он, подавляя в себе нарастающее желание.

– Андрей Палыч! Андрей Палыч! – отвлекая его от мыслей, крикнула соседка. – Неотложка …там…внизу.

Прибывший врач, после определенных обследований, констатировал, что у заболевшей началась двусторонняя пневмония.

– Ее, срочно, нужно госпитализировать, пока не совсем еще поздно, – проговорил он. – Ей нужно помочь спуститься к машине.

Справитесь, молодой человек?

– Своя ноша не тянет, – буркнул Андрей и подхватил Дашу на руки. – Зоя Иннокентьевна! – обратился он тут же к соседке. – Приглядите, пожалуйста, за комнатой. Я в долгу не останусь.

– Конечно, конечно, – услужливо взвизгнула женщина. – Не беспокойтесь, Андрей Палыч. Я все сделаю в лучшем виде…

Уже внизу, возле машины "Скорой помощи”, Андрей принял решение ехать с любимой.

– Кладите ее на носилки, – предложил медработник.

– Нет, она будет у меня на руках, – жестко отреагировал мужчина.

– Не смею спорить, – сдался врач и улыбнулся. – Молодость, молодость…– покачал он седой головой.

Машина быстро добралась до госпиталя. Дашу сразу же определили в приемный покой, экстренно назначив интенсивный курс терапии. Андрей настаивал, что останется с ней до утра, но она велела ему возвращаться домой. Уже прощаясь с любимым, девушка улыбнулась и произнесла:

– Все будет хорошо.


6


– Григорич!

Майор с утра залетел в кабинет начальника.

– Постой, постой…

Комендант был чем-то озабочен, читая какую-то депешу.

– Что-то Беляева запаздывает, а мне срочно нужны документы, – ворчал он, не обращая никакого внимания на друга. – На нее это совсем не похоже.

Он вышел в пустующую приемную и, открыв сейф своим ключом, стал копошиться в подшивках.

– Витя, Даша в больнице, – сказал майор.

– Что такое случилось?

Подполковник на минуту отвлекся от сейфа.

– Ее увезли с воспалением легких.

– А ты как в курсе-то оказался? – безразлично пробормотал Виктор, все еще роясь в документах.

– Я сам ее отвез туда, – спокойно ответил Андрей. – Ночью.

От такой новости начальник потерял всякий интерес к бумагам.

– Ты хочешь сказать, что ты с ней…– с изумлением он поднял белесые брови и опустился на стул машинистки. – Ну, дела-а!

– Ты что-то имеешь против? – хмыкнул майор.

– Я так и знал! – в сердцах воскликнул Виктор, – Не хотел тебе отдавать девчонку. У меня сразу насчет тебя нехорошее предчувствие было, – погрозил он Андрею своим коротким указательным пальцем.

– Что значит отдавать? Даша сама сделала свой выбор.

– Андрюха, просто я тебя очень хорошо знаю. Тебя на месяц от силы хватит, а потом она здесь… по рукам пойдет.

– С чего ты это взял? – рассердился Андрей. – Может, я на ней жениться собираюсь…

– Ты? – выпучил янтарные глаза подполковник. – Я тебя умоляю… Она в курсе, что ты уже женат и у тебя растет сын?

– Что ты мне допрос здесь устраиваешь? – вспыхнул Андрей, -Из чего трагедию-то делаешь? Тебя что так задело, что она не тебя выбрала?

– Да, причем здесь это? – дернулся Виктор, но быстро передумав, ответил. – Да. Она мне нравится. Даже очень, так скажем. Андрей, только без обид… Ты посмотри, сколько мужиков здесь в конторе работает, и ни один не откажется от такого лакомого куска, включая женатых, как ты понимаешь, но не более того… Красивая женщина – это всегда проблемы с ближайшим окружением. Андрей, тебе это надо?

– Мне не нужно окружение, Витя. Мне нужна она, и хочешь ты этого или нет, но мы будем вместе.

– Андрюха, ты это серьезно?

– Более, чем. Я, наконец-то решил подать на развод с Лизой.

– Ты чего творишь? Не пожалеешь? А вообще-то дело твое. Ты эту Беляеву хорошо знаешь? Может у нее до тебя здесь…, – осекся Виктор, многозначительно заглядывая в глаза друга.

– Ну, продолжай, чего замолчал? – вырвалось у Андрея, понимая, что их разговор перешел все дозволенные границы. – Спешу тебя разочаровать, повода для сплетен здесь нет.

– Фью-ю-ю…, – послышался тихий протяжный свист, – Так ты ее распечатал.…Ну, что ж, поздравляю.

Виктор демонстративно отвернулся, вновь уткнувшись в папки.

– Ну, ладно, Витя, я тебя предупредил…

– Ты точно хорошо подумал? – буркнул тот в ответ. – Как же Лиза?

– Причем здесь Лиза? – вдруг опешил Андрей.

Пошарив в кармане галифе, Виктор вынул мятую пачку “Казбека". Мысленно перебирая слова, он глубоко затянулся дымящей папиросой.

– А, притом! Что, когда ты ходил по таким вот…

Он кивнул на печатную машинку.

– Твоя жена страдала от твоих подобных похождений. Страдала и плакала.

Подполковник ткнул пальцем с папиросой в грудь Андрея.

– Ага, а ты ее утешал, – усмехнулся майор. – И как?

– Если хочешь знать, ей хорошо было со мной, в этой богом забытой дыре, куда ты ее приволок! Хороший вкус у тебя на баб майор. Белокурая красавица… Мечта!

Виктор сотворил щепотку из пяти коротких пальцев и сделал губами воздушный поцелуй.

– Я ее как увидел, у меня от нее тогда крышу сразу снесло. В голове не укладывается, вообще, как ты мог ей изменять? – продолжил он.

– Вот, оказывается, с кем она нашла мне замену! У тебя прямо мания какая-то на моих женщин? – криво усмехнулся майор. – Что ты тогда с ней не остался?

– Я предлагал ей развестись с тобой, а она тебя любила, дурак и до сих пор любит, и ждет, что ты вернешься в семью.

– Знаешь, Витя, если бы я ее не привез в часть уже беременную, я бы на все сто сейчас был бы уверен, что это твой ребенок! Рыжий, как и ты, – спокойно произнес Андрей.

– Если честно, Андрюха, я хотел бы, чтобы это было так!

– Да-а-а, – грустно вздохнул Андрей, – Много глупостей я наделал в этой жизни. Виноват, конечно, я очень перед Лизой, Витя. У нас с ней было там, в госпитале всего-то несколько раз… Почти перед самой выпиской она сказала, что беременна, а ее отец пригрозил испортить мне военную карьеру. Я молодой был, испугался… Я тогда не мог себе представить другой жизни, сам знаешь, с самого детства мечтал стать военным. Да и думал, стерпится-слюбится, а вот как оно получилось. До сих пор не могу простить себе. Ей жизнь сломал и самому не легче…

Андрей поправил гимнастерку и прокашлялся в кулак.

– Ладно, пойду, что-то расчувствовался я тут с тобой…


Майор откинул голову на мягкую спинку дивана. Закрыв глаза, он вспомнил единственную сладкую ночь с Дашей. Ниже живота приятно заныло, окатывая возбуждающей волной. Неожиданно в дверь постучали. Не дожидаясь ответа, показалась кудрявая, обесцвеченная перекисью, голова бухгалтерши.

– Андрей Палыч, тут вам на подпись… Можно?

– Заходите, Любовь Васильевна. Что у вас?

Андрей не сразу поднялся и, одернув под ремнем гимнастерку, сел за рабочий стол.

– Ну почему так официально? Мы уже достаточно знакомы. Можно просто Люба.

Ее слова звучали призывно наигранно.

– Хм, – произнес Андрей и тряхнул головой. – Любовь Васильевна, я предпочел бы наши отношения не выводить за рамки субординации. Вам понятно? – спокойно продолжил он, ставя роспись на платежных документах.

– Ну как же не понять? – обиженно надула она ярко накрашенные губы. – Сегодня вечером в клубе танцы, – с надеждой все же продолжала бухгалтерша.

Он что-то произнес по-французски.

– Что, простите? – испуганно подняла нарисованные карандашом брови блондинка.

– Я, к сожалению или к счастью, не умею танцевать, – соврал он.

– Ну, не беда. Я бы вас научила, долго ли умеючи, – не отставала от него она.

– Любовь Васильевна, у меня много работы. Давайте закончим на этом, – резко ответил майор.

Женщина в расстроенных чувствах развернулась и, виляя бедрами, поплыла на выход. Андрей, украдкой наблюдая за её колышущимися телодвижениями, поймал себя на мысли, что, если бы не Даша, то, он возможно, тоже не отказался бы попробовать эту аппетитную даму.

"Кстати, Даша. Как же я забыл? Надо еще забежать в госпиталь ", – подумал он и погрузился в лежащие на столе бумаги.


В госпитале он появился с огромным букетом красных роз. Поднявшись в отделение терапии, Андрей проник в палату, куда ночью определили больную. Кровать была пуста. С чувством тревоги, он бросился к дежурной медсестре.

– В реанимации она, плохо ей ночью стало, – отвечала она на его вопросы. – Осложнение на сердце дало…еле откачали, – доносились до него обрывки фраз.

– Где доктор?

Его голос сорвался на крик.

– Где доктор?

Перед ним вдруг вырос маленький седой старичок в белом халате. Глядя на Андрея из-под круглого пенсне, он поинтересовался:

– Вы, собственно, к кому, милостивый государь?

– Сегодня…девушку привезли ночью с воспалением легких, – торопливо объяснял Андрей.

– А, эту…Беляева, кажется.

Он с интересом разглядывал статного офицера.

– А, вы товарищ…, простите, под больничным халатом вашего звания не вижу, кем являетесь больной?

– Майор… Да, это разве важно? Если бы мне было все равно, меня бы здесь однозначно не было.

– Видите ли, товарищ майор.

Доктор предложил офицеру пройтись по больничному коридору.

– В моей многолетней практике такой случай не редкий, но и не частый. Не буду вас напрягать медицинскими терминами, скажу проще. Скоростное течение болезни и осложнение на сердце. Тут срочно нужны лекарства, которых, к сожалению, у нас давно уже нет. Мать Беляевой, талантливейший хирург, знаете ли, но и она не всесильна.

– Доктор! Что нужно, говорите, – выпалил Андрей.


Он успел и сделал все, что от него могло зависеть. Теперь нужно было ждать. Только ждать. Лечение оказалось очень долгим. Дашу никак не могли перевести из реанимации. У него не было даже возможности взглянуть на нее. Считая дни, Андрей не находил себе места. Время остановилось для него. Будни перестали иметь смысл без любимой женщины…

Утро выдалось пасмурным. Андрей потянулся на казенном диване и зевнул. Вот уже неделю, пока Дарья находилась в больнице, он ночевал в своем кабинете. Зазвонил телефон. Майор, застегивая на ходу гимнастерку, поднял трубку.

– Да, товарищ полковник, – выпрямился он.

Андрей несколько минут внимательно слушал собеседника на другом конце провода.

– Так точно. Есть, товарищ полковник, – и положил трубку.

Минутой позже, в дверях его кабинета появился начальник управления.

– Ну, что майор, – начал он. – Дела минувших дней? Оформляй командировочные, отдыхай, а завтра мы подготовим тебе твоего фашиста. Ты так и ночуешь здесь? – кивнул Григорич на мятый кожаный диван.

– Да, – отмахнулся Андрей. – Неохота до дома тащиться.

– Это из-за Беляевой, – констатировал подполковник, – Если бы не ее болезнь, так не оттащить тебя, жеребца такого от нее бы было, – ухмыльнулся он, но перехватив строгий взгляд друга, сменил тему. – Погляди на себя, зарос весь! Иди, физиономию побрей, хоть.

Андрей провел ладонью по щекам и подбородку. Любовь, любовью, а запускать себя последнее дело. Он взял набор для бритья, полотенце и вышел, заперев за собой дверь кабинета.

В коридоре майор столкнулся с бухгалтершей.

– Андрей Палыч! – высоким голосом обратилась она к нему. – Что-то вы в последнее время не заглядываете к нам в отдел. Зашли бы, позавтракали бы у нас, а то, я гляжу, не иначе как, вы жить переехали в контору, товарищ майор. Некому за вами приглядеть, – продолжала ворковать женщина.

– Все некогда, Любовь Васильевна. Завтра вот в командировку уезжаю. Дел много, успеть бы.

Отмахиваясь от навязчивой блондинки, Андрей прошмыгнул за дверь туалетной комнаты с буквой “М”. Почти весь рабочий день майор занимался подготовкой сопроводительных документов для конвоирования военнопленного. Ближе к вечеру, уставшим видом он заглянул в кабинет начальника управления. Минуя приемную, Андрей невольно бросил взгляд на сиротливо пустующий стул в приемной.

” Эх, Дашенька ", – с грустью вздохнул он, – "Что-то мне подсказывает, что я тебя еще долго не увижу ".

В груди тоскливо защемило. Его мысли прервал женский хохот, доносившийся из кабинета подполковника. Толкнув дверь, майор решительно шагнул через порог. Виктор Григорьевич и раскрасневшаяся Любовь Васильевна, заметив непрошеного гостя, нехотя отстранились друг от друга.

– Не помешал? – вскользь обронил майор. – Закрывались бы хоть.

– Заходи, заходи, – кивком головы, пригласил его Виктор.

– Ну, я пойду, Виктор Григорьевич.

Женщина, кокетливо взглянула на майора и, вильнув бедром, выплыла из кабинета.

– Помада, – кивнул Андрей, сдерживая улыбку.

– Что помада?

– Помада на щеке осталась, – показал майор пальцем на лицо товарища.

– Да, ладно, – потер тот по своей щеке ладонью. – Давай-ка лучше отметим твой отъезд.

Он в предвкушении вынул из сейфа початую бутылку коньяка со стопками и, вскрыв перочинным ножом банку тушенки, соорудил подобие закуски. От мясного духа у майора заурчало в животе.

– Ты хоть сегодня обедал? – спросил его Виктор.

– Когда? Весь день провозился с немчурой. Чтоб они провалились. Веришь? Никуда не охота ехать.

– Так твоя ж Беляева и постаралась! – воскликнул подполковник. – Теперь ее благодари. Куда его?

– Сейчас пока в военную прокуратуру. Там уже разберутся… В спецлагерь скорей всего. Тоже в звании майора. Сволочь.

Андрей вздохнул и поднял стопку:

– Давай, Витя, за Победу!

– За Победу. За погибших товарищей, – тихо ответил тот.

Фронтовые друзья поднялись, с грохотом отодвигая тяжелые стулья. Немного помолчав, они, не чокаясь, выпили.

Алкоголь, приятно обжигая, растекался по телу.

– Андрюха!

– Что? – ответил Андрей, дожевывая кусок мясного продукта.

– Вот скажи мне. Насколько серьезно у тебя с Беляевой? – спросил чуть захмелевший Виктор.

– Что ты все время интересуешься моей личной жизнью? А, товарищ подполковник?

– Завидую я тебе Андрюха, – вздохнул комендант, обнимая за плечи товарища. -Вот во всем тебе везет. И бабы тебе достаются самые лучшие.

– Женщины, Витя, женщины… У тебя самого прекрасная жена. Чего тебе надо еще?

– Знаешь, Андрюха, я ведь долго не хотел жениться. Все ждал, когда Лиза уйдет от тебя. Светка как-то внезапно появилась в моей жизни. Как вихрь. Даже не знаю, зачем я ей? Мне иногда кажется, что мы вообще из разных миров. У нее отец-птица высокого полета, а мои – пролетарии, так скажем, от сохи. Сначала решил, приударю за ней немного, может, поможет мне это как-то в карьере, а потом, закрутилось, завертелось… Не скажу, что я люблю ее. Мне с ней скорей всего комфортно, уютно. Она дает мне то, что никогда в жизни не было, ни у меня, ни у моих братьев… Ячейку идеальной семьи. И гордится своей “породой". Все выискивает свои дворянские корни, собирает всякие безделушки. "Реликвии” говорит. Что она в этом находит? Прям мания какая-то…

Они снова выпили. Андрей задумчиво вернулся в прошлое.


Испуганный и заплаканный, он стоит с няней в темном душном чулане под винтовой лестницей огромной гостиной особняка. Резкий шум за закрытой дверью приводит его в дикий ужас. Мама плачет, о чем-то кого-то умоляя. Потом она долго и дико, под наглый мужской хохот, кричит. Вдруг ее крик обрывается звуком выстрела. На мгновение все затихает. Тишину гостиной снова нарушают мужские голоса. Они громко переговариваются, усмехаясь. Слышится топот сапог. Удары. Снова хохот. Дверь чулана от сквозняка тихонько приоткрывается и сквозь эту щель маленький Андрюша видит мужчину с изувеченным лицом, до боли напоминающего ему отца. Разбитым окровавленным ртом тот невнятно пытается что-то сказать. Снова громкий дикий мужской смех. Слышатся обрывки фраз по-немецки: "Мрази…подонки…вы за это ответите…прокляты…”. Потом глухой удар и звук падающего тела. Андрей рвется вперед, но Матрена крепко вцепляется в его грудь, больно зажимая другой ладонью его рот. Слезы и слизь из носа не дают полноценно дышать.”Тихо, тихо, маленький…Господи, помоги! Боже! Не оставь на растерзание дитя невинное…”-шепотом молится она, зажмурив свои глаза. Мальчик часто моргает, пытаясь разглядеть сквозь мокрую пелену человека, прохаживающегося вокруг тела его отца. В его руках какой-то до боли знакомый окровавленный предмет....


– Уступи мне Дашку, -выдернул его из воспоминаний Виктор. -Зачем она тебе?

Андрей на мгновение впал в ступор. От такой наглости у него округлились глаза.

– Что значит уступи? Вить, ощущения на стороне ищешь? А как же, -кивнул он головой куда-то в сторону, -Любовь Васильевна?

– Хм! Андрей, сам видишь, она так, расслабиться пару-тройку раз, -лаконично обронил подполковник. -Хотя не баба-огонь! -засмеялся он. -А Дашка, Дашка-это другое. Я готов дать ей все, что она захочет…

– Витя, успокойся уже. Даша сделала свой выбор.

– Если ты о праве первой ночи, -усмехнулся Григорич, -То, я не претендую. Поверь, не одну девку в деревне попортил. Мне это уже не интересно. Ведь все равно ты ее поматросишь и бросишь…Рано или поздно.

Виктор налил в опустевшие стопки.

– Витя! Что ты к ней прицепился? -поморщился майор, -У тебя было море возможности быть с ней. Чего не воспользовался?

– Ну-у-у…

– А я тебе скажу, Витя, есть такое чувство. Взаимная любовь называется. Ее никто и никогда не отменял. Вот так вот, товарищ подполковник…Лучше давай выпьем за наших. За наших фронтовых ребят, которые остались там…За Витьку Самойлова, Вадьку Беспалова, Ниночку Самохину…

– Да-а-а, Ниночка и та без ума была от тебя. Все сохла по тебе. Ты как, был с ней?

– Да как-то не получилось, -пожал плечами Андрей, -А потом мою группу в твое подчинение откомандировали и все…навсегда.

– Жалко девчонку, до своего двадцатилетия не дожила…-погрустнел Виктор и резко опрокинул в рот темно-янтарную жидкость.

Он наклонил голову и быстро заморгал ресницами, пресекая скупую мужскую слезу.

– Как они погибли? -низко склонив голову, спросил Андрей.

– При отходе на засаду нарвались.

– Они же профессиональные разведчики? Ладно, Ниночка радистка, молодая неопытная… А остальные ребята? Они же из разведшколы. Почти всю войну прошагали. Тебя это ни на что не наводит?

– Ты о чем?

– Тут что-то нечисто. Может их …

– Тогда почему именно эту группу, одну, а не все сразу?

– Может в том-то и подвох, ты не задумывался?

– Не знаю, -вздохнул Виктор. -Там особисты долго расследование вели. Я не в курсе…Конечно, меня тоже по голове не погладили, столько нервов потрепали.

Они чокнулись и снова выпили. Засидевшись за воспоминаниями фронтовой жизни, друзья не заметили, как стемнело…

– Моя меня, наверное, уже потеряла, -засуетился захмелевший подполковник, надевая на голову фуражку. -А, ты оставайся у меня в кабинете. Здесь и диван побольше. Ладно, Андрюха! Бывай! Увидимся. Удачи тебе.

Прощаясь, они пожали друг другу руки.


Майор выключил свет и, стянув с себя сапоги, упал на диван. Образ любимой не давал ему уснуть. В который раз отгонял он от себя воспоминания об их единственной ночи. Мысли, томно растекаясь по телу, будили в нем не угасающую страсть и желание, но алкоголь и усталость взяли верх и мужчина забылся крепким, глубоким сном.

Ему приснилась обнаженная Даша с большой грудью и полными бедрами. Она опустилась к нему на диван и начала гладить и целовать его живот, бедра, его мужскую плоть…Сквозь сон он реально чувствовал волну возбуждения. Чем больше Даша ласкала его, тем отчетливее Андрей начал осознавать, что это вовсе ему не снится. Женское тело, крадучись стало заползать на мужчину и сладостно ахнув, водрузило себя на него. Майор, в последний момент понял, что это не его любимая.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8