Ирина Вайц.

Переводчица. Книга 1



скачать книгу бесплатно

– Понял. Не смею больше беспокоить, – едва сдерживая улыбку, ответил майор и поднял вверх ладони.

Подполковник усмехнулся, наблюдая за их обоюдными колкостями. Проехав еще пару кварталов, водитель остановил машину у подъезда старого трехэтажного жилого дома с большими колоннами.

Бывший дворянский особняк после революции был переделан под коммуналку и заселен нуждающимся пролетариатом. Жилье, где проживала Даша, находилось на последнем этаже здания и представляло собой квартиру из четырех комнат с общей кухней, ванной и туалетом. Их разделял узкий, заставленный деревянными сундуками тусклый коридор.

Комнату ее родителям помог получить главный врач местной больницы, а ныне военного госпиталя. Отец с мамой, еще до войны работали в хирургическом отделении. Перед самой войной папа Дарьи заболел воспалением легких и скоропостижно скончался. С тех пор, они жили с мамой только вдвоем.

– Дашенька! Разрешите, хоть, проводить вас до квартиры.

Андрей, проскочив вперед, помог девушке выйти из автомобиля.

– Не стоит беспокоиться, Андрей Павлович.

– Называйте меня по имени, – с притворной мольбой взглянул он на нее.

– Ну, хорошо, – кивнула Даша. – Как скажете.

– Давайте я вам помогу. Вы наденете другую обувь, а эти туфли мне отдадите. Только не спорьте, пожалуйста… Даша, позвольте поухаживать за вами. Неужели вам это не приятно?

– Почему же? Если человек нравится, почему бы и нет.

– Так я вам, всё-таки, нравлюсь? – прищурился майор.

– Я просто обобщаю, – смутилась она и зашла, прихрамывая, в парадную.

Андрей последовал за ней и приобнял ее за изгиб талии. Ей такая фривольность не очень понравилось.

– Знаете, что Андрей Павлович… Андрей, – отстранилась от него Дарья, – Возьмите туфли и возвращайтесь к товарищу подполковнику. Вас уже давно заждались. Провожать меня вовсе не нужно.

Она резко развернулась, развевая полы своего платья, и быстро зашлепала по ступенькам мраморной лестницы. Майор проводил взглядом босые стройные ноги девушки, пока они не скрылись у него из вида.


2


– Слушай, Вить! Сколько она у тебя уже работает? – спросил он друга, рассматривая прохожих из окна едущей машины.

– Кто? Беляева? Да, месяца нет еще… Что, зацепила? Ха-ха-ха. Не ты один такой! Пол управления за ней волочится. Подарками ее, да цветами завалили. Девка красивая. Видел, да? Глаза у нее интересные… Да-а-а. Немного наивная, но с возрастом шишек набьет, поумнеет. Такие как она, не так часто встречаются.

– Точно говоришь, – задумчиво ответил Андрей, – Я таких, правда, ещё не встречал. Надо же, просто невероятной красоты женщина. Вить! – позвал он друга.

– Ну.

– А у тебя, что с ней?

– Ты про что?

– Ну, она же твоя личная секретарша, – многозначительно ухмыльнулся майор. – Неужели за месяц…

– А, ты про это… Ты знаешь, ничего, не до того мне пока, дел невпроворот. Андрюха, я ведь ее на свой страх и риск взял на работу.

Она ведь еще совсем молодая.

– В смысле?

– Ей нет еще восемнадцати, но она очень хороший и добросовестный сотрудник, чуть ли не правой рукой у меня стала. Сам знаешь, в наше время такие работники на вес золота. Она сейчас пока на испытательном сроке. Ей совершеннолетие вот в сентябре будет. Если все нормально, то официально оформим.

– Ну, да, ну, да, – задумчиво произнес Андрей. – А с первого взгляда не скажешь… Очень даже взрослой кажется.

Виктор подозрительно покосился на друга:

– Ты что задумал, парень?

– Так, просто…

– Рудин! Я тебя слишком хорошо знаю. Ни одну юбку мимо себя не пропустишь. Девчонка тебя как увидела, уже по-уши втрескалась! И что они в тебе все находят? Ума не приложу.

Майор криво ухмыльнулся, удовлетворенный своим тщеславием.

– Вить, нежность и ласка нужны женщине, а я предоставляю их в неограниченном количестве. Ты бы лучше со своей женой меня познакомил.

– Скоро увидишь, – вздохнул Виктор.

– Витя, у тебя все в порядке?

Виктор промолчал, ещё больше разогревая у друга любопытство.

– Приехали, наконец.

Машина остановилась у ворот бело-голубого особняка. Мужчины прошли по выложенной брусчаткой дорожке, мимо ухоженных цветников и клумб к пристроенной к дому террасе. За богато сервированным столом, вполоборота к входящим, сидела молодая женщина. Широкие поля черной гипюровой шляпы немного скрывали ее лицо. Виктор подошел к ней сбоку и, чмокнув жену в щеку, произнес:

– Дорогая! Позволь представить тебе моего друга… Андрей.

Женщина развернулась к офицеру, и …он узнал в ней свою бывшую возлюбленную.

– Светлана, – не моргнув глазом, протянула она ему руку для поцелуя.

– Вы, как всегда очаровательны, – сказал он по-французски, вызывая неподдельный интерес женщины.

– Вы, как всегда элегантны, – вторила она ему по-французски.

– Не боитесь, что муж догадается? – продолжал Андрей.

– Нет, он по-французски не бельмеса, – парировала Светлана.

– Господа-товарищи, а я вам не мешаю? – поинтересовался Виктор, уже разливая вино по бокалам.

– Прости, дорогой. Ты же знаешь в этой глуши не с кем поговорить на родном языке Дюма, Гюго и Жюль Верна. Я искренне рада любому человеку, более или менее говорящему по-французски.

– Просто помешана на своем французском, – проворчал муж.

– Чем ворчать, лучше бы учил этот божественный язык, – театрально ответила ему супруга.

– Мне и так неплохо. Давайте, поедим, наконец. Хватит с меня ваших изысканных манер. От них сыт не будешь.

– Мужлан! – обронила Светлана по-французски, чем вызвала ухмылку на лице Андрея.

– Ребят, вы как хотите, а я водочки, – улыбнулся Виктор, не обращая никакого внимания на жену.

Он налил себе и Андрею до краев.

– Андрюха, ты не представляешь, как я рад, что мы опять вместе. Три года не виделись. Давай, за встречу!

Мужчины враз чокнулись стопками, и выпили, с удовлетворением отмечая, как алкоголь приятно обжигает внутренности, затуманивая мозг. Андрей невольно взглянул на Свету. Закинув одну ногу на другую, она томно потягивала из бокала красное вино.

– Милый, закусывай, а то опять быстро опьянеешь, – не отрывая взгляда от майора, качнула головой женщина в сторону мужа.

Андрей закинул в рот кусок брынзы и, прищурившись, обратился к ней по-французски:

– Мадам, если вы будете так на меня смотреть, то скоро просверлите во мне дырку.

– Отнюдь, я предпочла бы, наоборот.

Такой ответ вызвал у мужчины снисходительную улыбку.

– Хм, к сожалению или, к счастью, это уже невозможно. Все когда-нибудь заканчивается.

– Память остается, – несколько резковато изрекла она и сделала глоток из бокала.

– Что это вы опять по-иностранному? – прервал их диалог Виктор. – Я уже начинаю сомневаться, что вы никогда не были знакомы.

– Виктор! – произнесла Светлана на французский манер. – Не говори глупостей. Вы лучше посидите вдвоем, тем более, вам есть о чем поговорить. Я пойду, прилягу. Голова что-то разболелась. Жарко сегодня.

Она поднялась с плетеного кресла, и высоко подняв голову, направилась к дому. Мужчины проводили взглядом ее стройную, в длинном атласном халате, фигуру.

– Вообще-то, принято вставать, когда поднимается женщина.

Андрей с улыбкой поднял стопку.

– Слушай, Андрюха! Ты-то хоть мне мозг не выноси. Брось эти свои буржуйские замашки. Мне и так дома всего этого хватает.

Григорич провел ребром ладони по горлу.

– Я только на работе отдыхаю.

– С кем? – подтрунил его Андрей. – С той бухгалтершей? Так, ничего себе. Тебе нравятся блондинки?

– Мне все, Андрюха, нравятся, кто ноги раздвигает.

– А как ты со Светланой…

– Познакомился?

Андрей вынул из кармана галифе серебряный портсигар.

– Подожди, у меня есть кое-что получше.

Виктор подошел к сервировочному столику на колесиках и открыл стоящую на нем инкрустированную шкатулку из красного дерева.

– Кубинские сигары.

Майор горизонтально поднес к носу экзотический презент и глубоко вдохнул табачный аромат плотно скрученных коричневых листьев. Закрыв глаза, он в наслаждении выдохнул:

– Витя, я даже боюсь у тебя спросить, откуда они у тебя.

– Тесть балуется и меня приобщил, так скажем. Так вот, насчёт жены, если тебе интересно… Только давай сначала выпьем.

Он снова наполнил до краев стопки.

– В сорок пятом я был по делам в Наркомате обороны и на одном фуршете познакомился со Светланой. Вернее, меня с ней познакомил мой сослуживец. Она была там с его женой по случаю годовщины Октябрьской революции. Отец ее работает в нынешнем министерстве внешней торговли, не последний там человек. Вес, так, скажем, имеет. Позже, при разговоре с ним я понял, что ему нужно было пристроить свою непутевую дочь… Видишь ли, у нее еще до войны был роман с одним молодым офицеришкой и после, того, как тот ее бросил, Светка долго лечилась в психиатрической лечебнице… До сих пор она сожалеет, что тогда сделала аборт.…Не знаю, что она во мне нашла? – продолжил он, после некоторых раздумий, – Мы с ней разные совсем… Все как-то само собой получилось… Она сама, почти в шутку предложила жениться на ней, а я не отказался… Потом через своего отца выбила мне назначение на эту должность.

Виктор замолчал. Андрей сосредоточенно смотрел на друга в ощущении некоего дежавю. В горле запершило. Он прокашлялся.

– Что, крепкие?– кивнул на сигару Виктор.

– Отличные. Ничего подобного не пробовал, – пытался отшутиться Андрей. – Так что дальше? Светлана понимала, куда она едет?

– В том-то и дело. Светка сказала, что устала от светской жизни и хочет поселиться на периферии, но я-то знаю, что она до сих пор пытается убежать от несчастной любви. Иногда ездит к родителям, поживет там с месяц-два, опять приедет. Мы с ней пытались завести ребенка, но видно не судьба… Несчастный случай. А сейчас, так скажем, в свободных отношениях. У нее свои друзья, увлечения, а я в основном живу работой, иногда бывают на стороне…

Он снова выпил и закусил.

– Блондинки, – снова поддел его майор.

– Блондинки, брюнетки, рыженькие, толстенькие… и так далее, – продолжил Виктор, затягиваясь сигарой.

– Она говорила, кто он?

– Кто? Этот ее любовник? Не-а. Тайна, покрытая мраком. Давай еще накатим. Слушай, Андрюха, а ты-то как? Лиза где? Пацан твой…

– Вить, брось. Ты же знаешь, я Лизу с начала войны не видел. Она сейчас живет с сыном у своих родителей. Я, конечно же, им помогаю, но видеться с ней не хочу.

– Зря ты Андрюха, такая баба!

– Вить, лучше давай о наших поговорим…

– Сначала выпьем, – перебил его Виктор, до краев наполняя стопки. – Ты я так понял, до самого Берлина дошел?

– Да, до последнего был командиром в составе снайперской группы. Мои ребята делали зачистки в завалах от фашистских снайперов… даже после объявления капитуляции… Сколько еще наших из-за них полегло… И не только. Те еще повадились отстреливать офицеров союзных армий…

Виктор покачал головой.

– Андрюха, давай за Победу, а?

Фронтовые друзья выпили и продолжили разговор о пережитых годах военного времени, не замечая, как сгустились сумерки. Включился свет на террасе и мужчины услышали стук женских каблучков по брусчатке.

– Идите уже в дом, поздно, – послышался уставший голос Светланы.

– Посиди с нами, – заплетающимся языком выговорил Виктор, пытаясь обнять жену.

– Вить, тебе уже хватит. Андрей, пожалуйста, помоги его увести в дом.

Майор, поддерживая друга под руки, повел его в дом.

– Куда его? – почему-то шепотом спросил он Светлану.

– Сюда, – тоже шепотом ответила она.

Мужчина протащил друга в одну из темных комнат и уронил его на широкую кровать. Пока жена возилась, раздевая мужа, Андрей вышел в просторную комнату. Единственным ее освещением был слабый огонь горящих поленьев в камине. Майор сел в стоящее напротив кресло и закрыл глаза, вслушиваясь в чарующие звуки потрескивающей смолы.

– Я не думала, что когда-нибудь снова увижу тебя, – услышал он рядом мягкий голос Светланы. – Ты очень изменился, возмужал. Стал еще привлекательнее. Наверно, от женщин отбоя нет?

Андрей повернул голову в ее сторону и холодно спросил:

– Почему ты не сказала, что была от меня беременна?

– Это что-нибудь бы изменило?

Андрей, помедлив, ответил:

– Наверное, нет.

– Я изначально знала, что ты меня не любишь, что никогда не будешь со мной. Я сделала большую ошибку, о которой буду жалеть всю оставшуюся жизнь… Хоть какая-то память осталась бы о тебе… Хотела сделать больно тебе, но оказалось, совсем наоборот.

– Света, я тебе ничего не обещал…

– Ты, вообще, имеешь представление, что такое любить по-настоящему? Ты знаешь, каково это ждать и мучиться, когда нет любимого человека рядом? Когда не можешь ни есть, ни спать, проживать пустые дни и ночи без близкого, родного… Я думала, что сойду с ума без тебя… Андрей, я не виновата, что полюбила тебя и не виню тебя, что ты не любил меня. Так уж вышло. У меня после тебя что-то вот здесь сломалось, – хлопнула она себя ладонью по груди.

– Света не устраивай мне сцену. Ты прекрасно знаешь, почему мы расстались. Кстати, Виктор знает о твоем необычном увлечении?

– Знает, – ответила она после некоторой паузы, – И про фотографии знает.

– Как он к этому отнесся? – ухмыльнулся Андрей, бросив ироничный взгляд на женщину.

– Он всегда прощает мне мои слабости…

– Кто бы сомневался, – хмыкнул он.

– Виктор хороший муж. Он помог мне пережить душевную боль. Мы абсолютно разные, но в этом вся прелесть брака. С тобой я не смогла бы так жить… Вообще бы не смогла.

– Почему? – равнодушно спросил майор.

– Потому, что ты делаешь близких тебе людей несчастными…

–Да, наверное, ты права, но если бы я все не увидел собственными глазами…

– Мне было тоскливо от долгих ожиданий твоих командировок. Я жутко ревновала тебя к жене.

Она подошла к камину, что-то нашаривая рукой на полке. Через тонкую ткань длинного халата Андрей увидел изящные очертания тела женщины. Светлана закинула в догорающий очаг одиноко лежащее на полу полено и прикурила от огарка щепки. Сладкий сигарный дым медленно стал расплываться перед сидящими.

– Я тебе говорил, что мы всегда были с ней чужими. Нас, кроме ребенка, ничего не связывает.

– А сейчас?

– Сейчас тем более.

– У тебя есть женщина? – поинтересовалась Светлана.

Андрей повернулся к ней.

– Прости, но я не собираюсь обсуждать с кем-либо мою личную жизнь. Я с дороги очень устал. Где я могу прилечь?

После недолгого молчания она ответила:

– Я постелила тебе в комнате рядом с нашей спальней. Если хочешь, прими ванну. Чистое полотенце в шкафчике.

– Да, пожалуй, я сполоснусь, – с шумом выдохнул мужчина и, расстегивая на ходу ремень, направился в ванную комнату.


…Он проснулся от холода. Вода в ванной давно остыла, вызывая жуткий озноб всего тела. Обернув бедра широким махровым полотенцем, Андрей проследовал в свою комнату. Услышав громкий храп Виктора, ухмыльнулся: – "Как Светлана с ним спит?”

Вдруг, сзади он почувствовал на своем теле теплые прикосновения женских рук. Полотенце тяжестью упало на пол. Светлана прижалась голой грудью к мокрой спине мужчины и нежно провела своими ладонями по его обнаженному торсу.

–Меня всегда возбуждали твои шрамы, – промолвила она и, закрыв в томлении глаза, прижалась губами к его спине.

–Мы не должны делать это, – тихо произнес он. – Света, я тебе уже все сказал… Не играй с огнем.

–Я очень хочу тебя, – продолжала она, целуя его кожу, – Я так долго тебя не чувствовала в себе…

Ее руки скользнули между бедер мужчины, чувствуя постепенное наполнение его естества.

Животный инстинкт проснулся в нем в тот момент. Андрей резко развернул ее к себе спиной, рукой наклонил ее тело вперед и грубо вошел в нее сзади. Женщина слабо вскрикнула. Мужчина навис над ней и сгреб в обе ладони ее большие качнувшиеся груди. Затем провел по изгибам талии, и цепко сжимая в своих тисках, потянул на себя, производя движение навстречу. Светлана выгнулась и ахнула. Он глубоко проник в нее и, совершая быстрые толчки между ее плотных ягодиц, принялся яростно насаживать на себя Светлану.

Превозмогая боль, она попыталась двигаться в такт мужчине, но это не принесло ей удовольствия. Истязая и мучая ее, он жестоко продлевал свою власть над ней, своё первобытное сладострастие. Окончательно истерзанная Светлана оттолкнула его, развернулась и наотмашь ударила по лицу.

– Сволочь, животное! – зашипела она.

Слезы брызнули у нее из глаз. Андрей, слегка пошатываясь, стоял напротив нее с чуть разведенными по сторонам руками.

– Ты должна понимать, что я тебе не принадлежу, и ты не можешь так вести себя, – тяжело дыша, произнес он.

Светлана, молча, подобрала с пола свой халат и, покачивая роскошными бедрами, удалилась восвояси. Андрей устало залез под одеяло и до утра забылся крепким сном.


3


– Я все в толк не возьму, почему именно тебя назначили на эту должность?

Виктор сел на край стола и сунув руки в карманы галифе, наблюдал за другом.

– Чего ты не можешь понять? Мы с тобой боевые товарищи, плечом к плечу прошли огни и воды… – в задумчивости ответил Андрей, внимательно рассматривая записи подшивок из сейфа. – Витя, давай так, – наконец оторвал он взгляд с документов. – Хоть и мое отделение не подчиняется тебе, но мне легче будет работать с тобой в одной упряжке. У меня особое распоряжение насчет некоторых немецких офицеров. В твоем ведомстве ждет репатриации бывший эсэсовец.

– Откуда такие сведения?

– Архивы, Витя, архивы. Твоя Беляева хорошо знает немецкий?

– Ну, да, – в некотором замешательстве ответил Виктор.

– Ты мне можешь дать ее на несколько дней?

– В каком качестве?

– Ну, на рабочие дни, – расслабленно усмехнулся Андрей.

– А-а-а, а то я подумал… – подозрительно посмотрел на друга подполковник.

– Вить не опошляй, а, – ехидно осклабился тот в ответ. – Мне нужно сделать перевод некоторых секреток Вермахта.

– Она же вольнонаемная.

– У тебя есть альтернатива? – холодно произнес Андрей. – Я не очень знаю немецкий. Не доучился. Французский, это да.

– Насколько я знаю, товарищ майор, ты неплохо владеешь немецким, – сузил глаза Григорич.

– Практики мало, Витя, – отбивался Андрей.

– Нет, но это нарушение…

– Она подписывала документ о неразглашении?

– Ну.

– Что, “ну”? Подписывала или нет? – взорвался Андрей.

– Куда она денется?

– Сколько она у тебя секретных документов перелопатила, ты считал? Сам говорил, что она чуть ли не твоя правая рука. Витя, времени нет. У меня приказ.

Виктор, молча, опустил голову.

– Бери, но сильно рискуешь ты, Андрюха, – выдохнул он.

– Под мою ответственность, – взглянул на друга умоляющим взглядом майор.

– Ох, если что, то нам всем несдобровать. Головы у всех полетят. У меня в первую очередь…

– Ладно, ладно, не ворчи. Да, кстати, мне же нужно ее туфли в ремонт отдать. Пришли кого-нибудь из мастерской лагеря.

Виктор исподлобья взглянул на товарища.

– Ладно, распоряжусь. Когда тебе Беляева-то нужна?

– Прямо сейчас, – спокойно ответил майор, углубляясь в бумаги.

– Только два дня.

– Три.

– Без ножа режешь.

– Хорошо, два, так два.


В дверь постучали. Робко приоткрыв ее, вошла Дарья. Поверх черной юбки карандаш чуть ниже колена, на ней была обтягивающая в темную вертикальную полоску блузка. Мужчина невольно бросил взгляд на пикантное углубление над пуговицей в области груди девушки. "Довольно смело, очень даже ”, – промелькнула мысль в голове у Андрея, – " В мужском-то коллективе…”

– Можно?

– Да, Даша, проходи, – ответил он ей низким бархатным голосом.

Дарья прошла вглубь небольшого кабинета, покачивая упругими бедрами и стуча каблучками черных лакированных лодочек.

– Здравствуйте, Андрей Павлович! Виктор Григорьевич сказал, что я вам нужна по срочному делу.

Майор кивнул, то ли в приветствии, то ли ответив на вопрос.

– Даша, давай договоримся обращаться по имени и на "ты", – встал он со своего места, двинувшись в направлении девушки. – Так нам будет проще работать. Кстати, нога больше не болит? – продолжил он, лукаво улыбаясь глазами.

– Нет, я не сильно подвернула, – смущаясь его взгляда, ответила она.

Андрей подошел к ней и слегка приобняв за талию, подвел к столу, почти полностью заваленным потрепанными папками с документами.

– Даша, – приблизился к ней майор так, что она даже могла слышать его дыхание. – От тебя сейчас нужна работа, требующая особо повышенного внимания. У нас с тобой очень мало времени. Можно сказать, почти нет. Ты прекрасно наслышана о немецкой педантичности и скрупулезности. Немцы каждый свой шаг, каждый свой "подвиг” фиксировали документально. Смотри. Вот личные дела нескольких военнопленных нашего ведомства.

Андрей с серьезным видом хлопнул ладонью по отдельной стопке подшивок.

Девушка только сейчас разглядела на них штампы орла с распростертыми крыльями. Она с некоторым любопытством стала перекладывать папки одну за другой.

– Эти военнопленные сейчас находятся на жесткой проверке. В данное время формируется отправка на родину больных, увечных и дождавшихся своей очередности. И вот, чтобы их репатриировать им нужно железобетонное алиби, в том, что они не принимали активное участие в карательных акциях против мирного населения и не работали в концлагерях. Хотя они изначально проходят тщательную проверку, но случается путаница, присвоение чужих документов и всякое такое…

Майор повернул к собеседнице голову. Они встретились взглядом. Даша, молча, наблюдала, как его глаза с интересом обследовали каждый сантиметр ее лица. Потом его взгляд остановился на ее губах, повторяя их плавные очертания, и снова поднялся к влажным необычайно яркого оттенка глазам.

– Даша, ты, правда… очень красивая, – с какой-то особой теплотой подметил он.

– Это к делу относится? – смутилась девушка.

– Ч-ш-ш.

Андрей коснулся шершавой подушечкой большого пальца ее нижней губы и провел по ней, словно стирая помаду. Даша инстинктивно приоткрыла рот, заворожено глядя в выразительно красивые глаза майора. Она боялась пошевелиться, тем самым прервать его движения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8