Ирина Вайц.

Переводчица. Книга 1



скачать книгу бесплатно

В оформлении обложки использованы фото со стока фотографий и изображений https://www.shutterstock.com/


1


Далеко по округе, гулким эхом разносился монотонный стук молотка. Трое мужчин, в выцветших от времени галифе, устало ползали по стропилам частично разобранной крыши, облупленного трехэтажного здания. Июньское солнце нещадно палило их уже до предела загорелые спины. Один из них внезапно оступился, и едва удерживая равновесие, заметил приближающуюся к входу девушку. Растянув рот в плотоядной улыбке, он присвистнул.

– Я т-те свистну! – прикрикнул на него лениво прохаживающийся в тени здания часовой. – Ты к кому, красавица? – быстро переключился он на возникший перед ним очаровательный объект.

Дернув плечом, парнишка поправил винтовку на потертом ремне.

– Мне нужен начальник комендатуры. Я, я насчет работы, – ответила она, уставившись на круглое лицо сержанта.

– А-а-а… – протяжно выпалил солдатик. – Тебе нужно через КП пройти, – махнул он рукой вдоль стены, – Там направят… Если что, можем поближе познакомиться, – добавил он с улыбкой, и подмигнул незнакомке.

– Еще чего, – хмыкнула она и застучала каблучками к центральному входу здания, где развевалось красное полотнище флага.

Минуя высокое крыльцо, девушка окунулась в прохладу коридора. В нос ударил резкий запах карболки, смешанный с тяжелым мужским потом. Усталая женщина без возраста, в мятом сером халате, раскачиваясь из стороны в сторону, возила по полу швабру с грязной тряпкой. Искоса взглянув на незваную посетительницу, негромко себе под нос пробурчала:

– Ходют, ходют, чего спрашивается, ходют.

Пройдя процедуру проверки документов, девушка поднялась по широкой мраморной лестнице с балюстрадами на верхний этаж. Следуя указателям, она приоткрыла дверь в комнату с надписью “Приемная”. Никого не было. Возле высокого окна стоял добротный стол. На нем безмолвно пребывала пишущая машинка с фирменным названием “Москва”. Увидев справа еще одну двойную дверь, напоминающие распашные ворота с именной табличкой, она тихо постучала. За ними послышались приглушенные голоса и какая-то возня.

Внезапно створка распахнулась и из кабинета выскочила с округлыми формами моложавая блондинка. Ерзая струящимся шелком, та шустро возвела на свои места контуры сбившегося платья. Бросив оценивающий взгляд на непрошеную гостью, женщина хмыкнула, и нервно дернув плечом, поплыла к выходу. За ней шлейфом проследовал цветочный запах дешевых духов.

– Кто там еще?– послышался недовольный мужской голос.

– Простите, – произнесла в ответ девушка, робко заглядывая в кабинет. – Я, по поводу работы машинисткой, – продолжала она, нерешительно продвигаясь вперед.

Перед ней неожиданно выросла фигура коренастого мужчины за сорок, в офицерской форме и с двумя большими звездами на погонах. От него повеяло тем же тошнотворным ароматом, что и от провилявшей мимо нее объемным задом женщины. Он вынул из нагрудного кармана носовой платок и, протирая от пота раскрасневшуюся шею и загорелую проплешину на своей макушке, внимательно оглядел вошедшую.

Стройная девчушка с длинными, по-детски перетянутыми белой атласной лентой косичками, смотрела на него из-под темных ресниц большими… разноцветными глазами.

– Хм, однако, – выпалил офицер, делая кивок головой.

Он машинально опустил взгляд на ее волнительно высокую грудь под белым кружевным воротничком голубого в солнечных ромашках платья.

Почувствовав некоторую неловкость, она подняла руку с белой лаковой сумочкой, прикрывая себя от пронизывающего взгляда мужчины. Он снова хмыкнул, скомкал клетчатый платок в увесистом кулаке и сунул его в карман галифе.

– Прошу, – наконец произнес он, указывая посетительнице вглубь помещения.

Пройдя через весь кабинет, подполковник устало приземлился в кресло под огромным, написанным маслом портретом Сталина.

Шмыгнув курносым носом, словно побольше вбирая тяжелого прелого воздуха в свои легкие, она несмело прошла вслед за ним и уселась на стул напротив. Положив перед начальником управления листок с автобиографией, девушка, молча, наблюдала, как его янтарные глаза с густыми белесыми ресницами бегло двигаются вслед за словами на бумаге. В какой-то момент, его такие же белесые брови сошлись у переносицы, образуя на ней две глубокие складки.

– Ну, ну, – буркнул он. – Документы, – протянул руку в ее сторону.

– Извините, – суетливо вскочила она, вынимая из сумочки бумажный сверток.

Темный с рыжеватым отливом локон упал ей на лицо, прикрывая на носу едва заметные веснушки. Легким движением руки она завела его за ухо, и снова уместившись на стуле, продолжила наблюдать за начальником, нервно покусывая свои чувственные губы.

Просмотрев документы, подполковник строго произнес:

– Вы не можете работать у нас.

– Почему? – от обиды у девушки перехватило дыхание.

Ее необычные глаза с выразительно длинными ресницами мгновенно стали наполняться слезами.

– Вам нет еще восемнадцати. У нас здесь режимный объект, лагерь для военнопленных, а не детский сад. Ответственность огромная…

– Ну и что! – воскликнула она, резко стирая пальцами мокрую дорожку со щеки, – На фронте дети тоже воевали… Да и восемнадцать мне совсем уже скоро, – спохватилась она.

– Сейчас, деточка, мирное время…

– Я не деточка. Я уже взрослая. Мне сказали, что вам требуется переводчик немецкого! – пошла в наступление Даша.

– Ну, ну, ну. Полегче, – ухмыльнулся он. – И что, хорошо говоришь по-немецки? – спросил подполковник, уже переходя на “ты”. – Синхронно можешь?

–Проверьте! – выпалила она, сообразив, что это ее последний и единственный шанс.

Не вставая со своего места, он взял трубку телефона.

– Ганса ко мне! – зычно прозвучал его приказ.

Через несколько минут с конвойным вошел высокий рыжий мужчина в изрядно помятой и поношенной, но чистой робе. Моргая такими же рыжими ресницами, как и его, коротко остриженные волосы, с сильным немецким акцентом произнес:

– Вызывали, гражданин начальник?

Подполковник поднялся с кресла и кивнул на девушку:

– Расскажи нашей прекрасной визави. По-немецки, – поднял он свой короткий указательный палец вверх, – Как ты оказался в лагере для военнопленных, о своей работе, чем с соратниками занимаетесь, какую политинформацию вы проводите среди интернированных заключенных, какие книги советских авторов вы уже прочитали… Ну, давай, давай, только короче. А, Дарья Кирилловна, – и сделав жест в поклоне, продолжил, – За тобой, слово в слово, все мне и переведет.

Начальник управления нарочито растянулся в улыбке.

Пожилой немец тяжело вздохнул и монотонно, будто под копирку, изложил кипучую деятельность лагерного антифашистского сообщества.

Даша, слегка волнуясь, не пропуская ни единого слова, вела синхронный перевод за этим человеком.

Когда все было закончено, девушка искоса взглянула на тощего фрица. Она прежде никогда не видела так близко фашиста, хоть и пленного. Тот стоял, грустно опустив голову, сминая уже давно потерявшую первоначальный вид кепку, вызывая к себе искреннее сожаление.

Дарья ждала ответ. Молча наблюдая, как комендант отпустил с конвойным немца, приготовилась к вердикту.

– Не буду ходить вокруг да около, – начал подполковник и закурил. – Тут до тебя работала машинистка. Она, правда, не очень была дока в немецком, – и покрутил в воздухе кистью руки с растопыренными пальцами, – Старательная такая была, исполнительная. Работу вела хорошо, аккуратно, но попалась на шашнях с одним вот таким анти-будь-он-неладен-фашистом.

Он кивнул головой в сторону двери.

– Вследствие чего, была с позором уволена! – грозно изрек офицер.

– Зачем вы мне это говорите?– вскочила со стула девушка, поправляя воздушные полы платья. – Я ни с кем не собираюсь водить, как вы там выразились, шашни! Я хочу заниматься любимым делом и в дальнейшем стать профессиональным переводчиком, а вы мне говорите про какие-то там шашни!

Подполковник на мгновение задумался, нервно теребя дымящуюся папиросу. "Просто беда с этими молодыми машинистками”, – рассуждал он, выпуская дым изо рта. – " Людей катастрофически не хватает. Накопилась кипа дел с вновь прибывшими военнопленными, нужно разгребать быстрей. И опять проверки, проверки… Вот теперь, ещё эта пигалица…".

Он оценивающе оглядел новенькую и инстинктивно облизнул тонкие губы. Тут же, перед ним всплыл образ недавней любовной сцены с бухгалтершей. Внизу живота приятно потянуло. Внезапно, он хлопнул по столу квадратной ладонью, отгоняя свои плотские мысли:

– Ну, хорошо. Возьму тебя под личную ответственность. Кстати, где ты так научилась шпрехен зи дойч?

– Соседка по коммуналке. Учительница немецкого… в школе была.

– Хм, а уж не она ли порекомендовала тебе сюда устроиться?

Подполковник прищурил свои водянистые глаза.

– Нет. Это мама моя узнала, что в вашем управлении освободилось место машинистки. Она в местном госпитале работает. Врач-хирург.

–Ну, ну, проверим, – промычал комендант.

Начальник подошел к стальному сейфу возле окна и, побренчав связкой ключей, вынул оттуда лист бумаги с машинописным текстом.

Протягивая его, подполковник близко придвинулся к Даше, обдавая ее крайне резким запахом пота с выветренным женским парфюмом. Она инстинктивно попятилась назад.

– Что это? – испуганно произнесла девушка.

– Подписка о неразглашении, – кратко выразился начальник и, удовлетворившись в ее росписи, водрузил сей ценный документ обратно.

– Пойдем, покажу тебе твое рабочее место.

Они вышли в светлую приемную. В дальнем углу стоял огромный дубовый, со стеклянными дверками шкаф, полностью забитый пустыми бланками документации. Вдоль стены для посетителей располагались потертые временем стулья.

– Вот твой рабочий инструмент, – положил он поверх печатной машинки свои большие, покрытые рыжей порослью кисти рук. -Все переводы, вся рукописная документация должна проходить через тебя и мне на согласование. Понятно?

Даша кивнула.

– Ни один документ не должен оставаться без присмотра. Пошла на обед-закрыла в сейфе, – махнул подполковник рукой на узкий высокий сейф возле окна. Вышла по нужде или срочное дело-документы в сейф. Если что-то пропадет, ответственность недетская, поэтому-то я тебя очень даже сомневаюсь брать, но мне позарез нужна машинистка, тем более со знанием немецкого… Не знаю, радоваться мне такой находке или нет…

Офицер вдруг замолчал и изучающе оглядел девушку.

– Ладно, время покажет. Не подводи меня, будь очень внимательна. Поверь мне, найдутся благожелатели вставить тебе палки в колеса…

Он взглянул на растерянную девушку и с улыбкой добавил:

– Ну, что, добро пожаловать во взрослую жизнь! Кстати, меня зовут Виктор Григорьевич, – и протянул Даше правую руку.

Она неуверенно в ответ подняла свою. Подполковник сжал ее ладонь в своей. Ей даже показалось, что как-то по-особенному.

– И запомни, рабочий день у нас ненормированный. Все, ступай. Иди, оформляйся в отдел кадров. Скажешь, что от меня, я сейчас им позвоню. Завтра в восемь утра будешь принимать дела. Все остальное получишь в канцелярии. Пустые бланки, картотека в том шкафу, – ткнул он пальцем в дальний угол. – Пропуск не забудь! – крикнул Виктор Григорьевич напоследок Дарье, провожая ее маслянистым взглядом.

Выйдя в живущий своей жизнью коридор, она выдохнула воздух из легких, огляделась и широко улыбнулась, довольная собой.


Вот уже третью неделю, с самого утра и практически до позднего вечера Дарья печатала приказы, распоряжения и листовки режимного объекта. Сидя за столом, заваленным толстыми папками и письмами, она без устали стучала по клавишам пишущей машинки. Нужно было вести подробную картотеку прибытия и убытия военнопленных. Делать запросы в архивы о деятельности этих заключенных в годы Великой Отечественной войны, практически всегда имея дело с переводами с немецкого языка. Ещё нужно было обработать корреспонденцию уволенной накануне машинистки. Это изрядно выматывало девушку. На дом работу брать запрещалось, так, что все ограничивалось в рамках самого управления.

Помимо этого, ей удалось наладить неплохие отношения с малочисленным женским коллективом, правда, кроме бухгалтерши, напрочь отвергая настойчивые ухаживания разного рода офицеров комендатуры. Кто-то из сотрудников приходил как бы невзначай, чтобы просто поглазеть на новенькую с необычным цветом глаз. Это нервировало и злило ее, но потом Даша поняла, что это вовсе не недостаток, а скорее преимущество перед другими женщинами. Она знала, что красива и стройна от природы. Это передалось ей от мамы, которая в свои сорок лет смотрелась рядом с ней как старшая сестра. Вскоре Дарья заметила, что у нее появился таинственный воздыхатель. Приходя рано утром на работу, она иногда обнаруживала у себя на столе в графине красные гвоздики.

Это заметил и ее начальник. Однажды, проходя через приемную в свой кабинет, бросив взгляд на цветы, он недовольно буркнул:

– Зайди ко мне.

Девушка взяла с вечера подготовленные документы на подпись, расправила полы ситцевого платья и, постучав в дверь, вошла в кабинет.

– Здравствуйте, Виктор Григорьевич.

Ответа не последовало. В душной зашторенной комнате царил полумрак. Подполковник сидел в своем кресле и курил. Едкий табачный дым медленно стелился тяжелыми клубами над обтянутым зеленым сукном столом начальника. Даша, поперхнувшись, прокашлялась. Виктор Григорьевич затушил папиросу и помахал в воздухе рукой, безуспешно разгоняя дым.

– Потом подпишу, – кивнул он на документы. – Садись.

Она послушно села на стул напротив него, прижимая к груди папку.

– Чего напряглась-то, не съем тебя.

– Виктор Григорьевич, я что-то сделала не так? – волнуясь, промолвила Дарья.

– Нет, дело не в этом. Как раз я хотел похвалить тебя. Работаешь ты даже лучше, чем моя бывшая машинистка.

Начальник встал с кресла и, обойдя вокруг стола, присел на краешек, возле девушки.

– Столько дел разгребла, да в такой короткий срок, не знаю, что бы я делал без тебя? Мне даже благодарность объявили. Но это же несправедливо. Мне сделали благодарность, а тебе нет.

Он положил ей руку на плечо. Ее будто током ударило.

– Виктор Григорьевич, простите, – соскочила она со стула. – Это моя работа и я получаю за это деньги, – попятилась от него Дарья, крепче прижимая к себе папку. – Я не умею по-другому…

– Ну, ну, ну, не кипятись, – ехидно улыбнулся он, возвращаясь в свое кресло, – Давай, сюда. Что у тебя?

Подполковник протянул руку в ожидании документов. Девушка развернула папку и выложила ему на стол напечатанные машинописным текстом листы. Рассеянно поглядывая за его небрежным росчерком, Даша на минуту переключила свои мысли на него самого.

Даша знала, что Виктор Григорьевич старше ее в два раза и воспринимала его помощь и содействие в работе за искреннюю отеческую заботу. Иначе, по ее мнению и быть не могло. Тем более, все знали о его служебном романе с бухгалтершей управления, хотя говорили, что у него очень красивая и ухоженная жена.

Дарья даже пыталась сопоставить супругов вместе – высокую холеную брюнетку в натуральных мехах, с великолепным запахом дорогих духов и невысокого коренастого мужчину, с красным лоснящимся лицом и проплешиной на голове. Он больше походил на деревенского мужика с чуть расширенным книзу носом с широкими волосатыми ноздрями, глазами как у теленка и скуластым лицом. Его поступь была тяжела и размашиста, а под гимнастеркой предательски обозначался выпуклый живот.

– Значит так, – наконец-то произнес он, передавая ей бланки со своей подписью, – Сегодня на должность начальника особого отдела прибывает один мой фронтовой товарищ. Приема не будет. Отмени все встречи. В командование позвоню сам, лично. Все ступай.

Виктор Григорьевич подошел к окну, отдернул шторы и с грохотом открыл створки рам. Даша, молча, вышла из кабинета.

С утра выдалась жара. Уже к полудню в управлении почти никого не было. Работать особо не хотелось. Дарья засмотрелась на жужжащую, на окне жирную муху. Несчастное насекомое яростно билось о стекло, тщетно пытаясь прорваться на свободу. "Везет тебе, летишь, куда хотишь ”, – вздохнула она про себя, открывая форточку. Ее внимание привлек подвядший цветок герани. Он никак не вписывался в натюрморт со свежими махровыми гвоздиками. "Надо полить ", – подумала она и встала, прихватив с подоконника граненый стакан.

В дверях Даша неожиданно столкнулась с высоким незнакомым ей офицером. Его сопровождала та самая пухлая блондинка из бухгалтерии управления.

– Прошу прощения, – шикарно улыбнулся мужчина, обнажая верхний ряд белых зубов.

Увидев на своем пути новенькую машинистку, бухгалтерша громко хмыкнула и, подхватив офицера под руку, вальяжно ввела его в кабинет начальника.

Через некоторое время она вышла с плиткой шоколада и с довольным видом распорядилась:

– Начальство не беспокоить, все посещения отменить.

– Я в курсе, – буркнула ей в ответ Даша.

– Ну, вот и хорошо. Умница девочка, – подначила ее бухгалтерша и удалилась восвояси.


Рабочий день уже заканчивался. Дарья устало складывала тугие папки в железный сейф. Громко смеясь и разговаривая из кабинета, вышли офицеры. Даша сразу заметила между ними значительные различия. Майор был несколько моложе подполковника, на полголовы выше, строен и подтянут. Он обладал приятными чертами немного удлиненного лица с выразительным подбородком и скулами. Тонкий длинный шрам на правой щеке сильно контрастировал на загорелом лице мужчины. Над прямым, с легкой горбинкой носом красовалась неглубокая складка, разделяющая между собой поросль темных густых бровей.

Заметив собирающуюся девушку, офицер обратился к другу.

– Товарищ подполковник, какие красавицы у тебя работают!

Майор с наглой откровенностью уставился на Дашу. В его больших темно-серых глазах, прикрытых черными ресницами, чувствовалась магическая притягательность. Девушка густо покраснела, как ей тогда показалось, до самых кончиков ушей.

– Ты это…

Подполковник развернул офицера к себе.

– Не шали. Не смущай мне здесь кадры. Одна понимаешь, уже в твоих объятиях, другая…

Он осекся, взглянув на свою смутившуюся машинистку.

– Пошли уже, сейчас машина подъедет.

Виктор Григорьевич обхватил плечи товарища, и они с шумом двинулись по коридору.


Пребывая в хорошем настроении, Даша сбежала с крыльца управления, и неожиданно оступившись, прямиком налетела на стоящего впереди майора. Сильные руки молниеносно подхватили девушку, а слетевшая с его головы фуражка приземлилась возле его ног.

– Что ж вы так, неосторожно? – широко улыбнулся он, крепко придерживая Дарью.

– Простите, пожалуйста, случайно получилось, – снова покраснела она, освобождаясь из его объятий.

Пальцами, зачесав назад короткие волны своих волос, мужчина наклонился и ощупал ее лодыжку, на мгновение, сосредотачивая свой взгляд на изящных икрах девушки.

– Вы в порядке? Ничего себе не повредили? – забеспокоился он.

– Спасибо, не нужно волноваться. Я справлюсь, – отдернула она свою ногу. – Только вот я… каблук сломала.

Дарья сняла туфель. На нем печально болтался каблук.

– Это моей мамы.

Слезы выступили у нее из глаз.

– Ну, ну, ну, хватит сырость разводить. Вы еще легко отделались, – утешал майор Дашу, стряхивая пыль со своего головного убора. – Ну, что, товарищ подполковник, подвезем девушку до дома? – подмигнул он другу, водружая фуражку на голову.

Во внешних уголках его прищуренных глаз прочертились морщинки.

– Ну, что с вами поделаешь? – произнес Виктор Григорьевич, с удивлением созерцающего всю эту сцену.

Подъехала служебная “Эмка”. Майор, поддерживая Дарью под руку, помог забраться ей на заднее сидение автомобиля. Водрузившись рядом с девушкой, он скомандовал водителю:

– Поехали!

Машина тронулась, медленно набирая обороты.

– Как нога, еще болит? – прервал молчание майор.

Придвинувшись к Даше еще ближе, он закинул свою руку на спинку ее сиденья, обдавая ее каким-то манящим терпким запахом.

– Не очень, – ответила она, пытаясь отодвинуться подальше от мужчины.

– Давайте уже знакомиться, раз так все случилось. Меня зовут Андрей…Андрей Павлович Рудин. Майор госбезопасности.

– Даша, – ответила девушка с нескрываемым волнением. – Виктор Григорьевич сказал, что вы у нас в управлении работать будете?

Майор сидел настолько близко к ней, что она даже не осмеливалась повернуть в его сторону голову, внутренне побаиваясь, встретится с ним лицом к лицу. Он улыбнулся уголками губ, с интересом разглядывая красивый профиль девушки.

– Ну, да. Представьте себе, на очень ответственной работе.…Надо же, какая у вас редкая природная красота…

– Андрей Павлович, зря стараетесь, – неожиданно для себя усмехнулась девушка, все же заставляя себя повернуться в его сторону. – Все, что нужно, я про себя давно уже знаю. На все мужские уловки я реагирую однозначно.

Андрей внимательно посмотрел в ее глаза… поочередно, в один изумрудно-зеленый и другой небесно-голубой и все это обрамляли невероятно длинные ресницы. Было необычно. Он такого никогда не видел.

– И даже не найдете время для ужина со мной в ресторане? – вкрадчивым голосом продолжил майор, все так же чертовски обаятельно улыбаясь.

После некоторой паузы, Даша сказала:

– Знаете, Андрей Павлович, я не хожу по ресторанам…

– Может, потому что вас еще не приглашали? – настойчиво продолжал Андрей.

– Поверьте, претендентов хватает, – парировала она и отвернулась, мысленно ругая себя, на чем свет стоит.

Он усмехнулся, прикрывая глаза черными ресницами.

– Ну, я нисколько не сомневаюсь, что у вас от поклонников отбоя нет.

– Да! Представьте себе, и в лишних не нуждаюсь, – продолжала она добивать себя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8