Ирина Суздалева.

Новая жизнь



скачать книгу бесплатно

ПРОЛОГ

28 августа 2002 года

– Моя маленькая звездочка, ты готова? – спросил папа.

Мы должны сегодня провести весь день вместе с отцом. Он обещал научить меня тому, что не умеет ни одна девочка в моей школе.

– Одну минуту папочка. Я ведь не знаю куда мы собираемся, поэтому тебе пришлось так долго ждать. Нужно же учесть различные варианты развития событий, – причитала я, так как понятия не имела, что задумал папа. И если честно, это меня немного пугало – я не очень люблю сюрпризы.

– Ты тратишь не меньше времени на сборы, чем твоя мать, а тебе всего лишь десять, – сказал папа вздыхая.

– Не сравнивай меня с мамой, пожалуйста, мне это не нравиться, – произнесла я, выходя из гардероба. На мне были одеты голубые джинсы, зеленая рубашка и белые кроссовки. Волосы я собрала в конский хвост. Папа ждал меня в комнате. Одет он был не как обычно. Я постоянно его вижу только в дорогом костюме с галстуком, но не сегодня. Сегодня он, как и я, был одет в джинсы, но только темно-синие. Футболка черная и конечно же белые кроссовки. Все-таки я даже в выборе одежды похожа на папу. Эта мысль мне всегда нравилась.

– Пошли, мы уже отклоняемся от намеченного мною графика, – сказал он, окинув меня взглядом, и вышел из комнаты.

Мне ничего не оставалось, как следовать за ним. Когда мы уже добрались до гаража, я все-таки не выдержала:

– Пап, ну куда мы едем? Ты же знаешь, я не люблю сюрпризы.

– Садись в машину. Сегодня мы едем без охраны так, что я поведу.

– Как без охраны? Почему?

– Я же сказал – хочу научить свою маленькую звездочку тому, что не умеют другие девочки. И не хочу, чтобы нам кто-то мешал. Теперь садись в машину, и поехали. Как только приедем я тебе все расскажу. Хорошо?

– Ладно, – ответила я, надув губки и забираясь в машину.


Через полтора часа мы подъехали к какому-то дому. Он был небольшим, по сравнению с нашим, и находился за городом в каком-то лесу.

– Все, приехали, – произнес папа, заглушая двигатель и вынимая ключ из замка зажигания.

– Ну, если мы уже приехали, ты можешь рассказать, где мы и что здесь делаем?

– Заходи в дом, Юля, я возьму сумку с вещами и сразу последую за тобой, – сказал он, отдавая мне ключ, явно от дома.

Я даже не потянулась, чтобы взять его. Папа нахмурился, посмотрел на меня и произнес:

– Обещаю, что расскажу тебе все. Но не здесь. Иди в дом, я сейчас приду. Ты же знаешь, что я всегда держу свои обещания.

На этот раз я сдалась и, взяв ключ, направилась к двери. Дом был двухэтажный, из красного кирпича и выглядел, так как будто стоит здесь уже довольно давно.

Подойдя к двери, я открыла ее и зашла внутрь.

Я оказалась в небольшом коридоре, который вел в просторную гостиную. Она была оформлена в бежевых и темно-коричневых тонах. Осматривая комнату, мой взгляд наткнулся на коричневый диван и два, подходящих к нему, кресла. Они стояли полукругом напротив большого кирпичного камина.

Над камином висела картина с пейзажем, на котором был изображен лес в лучах заходящего солнца. А на полу лежал бежевый пушистый ковер. Продолжая скользить взглядом по комнате, я увидела большой бежевый шкаф с полками, полностью уставленными книгами и два окна, с коричневыми шторами. Между окнами стоял небольшой комод в тон шкафу, а на нем находилась статуэтка Фемиды – богини правосудия. Также в комнате были проход на лестницу, ведущую на второй этаж и дверь, если пройти через которую, скорее всего можно было попасть на кухню. Также в гостиной был деревянный пол.

Сняв кроссовки, я поставила их под вешалкой для одежды, стоявшей недалеко от входной двери. Пройдя внутрь и сев в одно из кресел, я развернулась таким образом, чтобы было видно входную дверь. Через пару секунд в дом зашел папа. Он опустил пакет и маленькую дорожную сумку, которые держал в руках, на пол и разулся.

– Мы останемся здесь на ночь, в сумке наши вещи. Посиди тут, пожалуйста, я отнесу их наверх. А когда спущусь, все тебе расскажу, – подняв глаза на меня, сказал он и, подхватив сумку, поднялся наверх.

Минуту спустя я услышала шаги на лестнице, но все еще сидела, не проронив ни слова. Папа подошел к пакету, который все еще стоял возле входной двери, поднял его и отнес на кухню. Через секунду он вышел оттуда и направился ко мне. У него было что-то в руке. Но я не успела разглядеть, что именно. Так как он сел на кресло, которое стояло напротив меня и положил эту вещь за спину.

– Я хочу, чтобы ты выслушала меня и не перебивала, пока я не закончу свой рассказ. Хорошо? – спросил он.

Я только кивнула и закинула ноги на кресло под себя, устроившись удобнее и приготовившись слушать.

– Этот дом принадлежит тебе, – заявил отец и, увидев, как округлились мои глаза, поднял руку, останавливая уже рвавшиеся наружу вопросы. – Я купил его и оформил на тебя. Раньше он принадлежал знакомым твоего дедушки, но они умерли. Я приобрел его, для того чтобы у тебя было убежище от всего мира и его проблем. Если ты сейчас не понимаешь для чего он тебе, то поймешь это гораздо позже. Хотя я бы хотел, чтобы этого не произошло. Понимание моих слов придет тебе со временем, независимо от моего желания. Храни этот ключ всегда недалеко от себя. И когда ты захочешь убежать от всего мира, тебе будет куда идти. А теперь я расскажу еще одну причину, почему я привез тебя сюда. Ты должна понимать, что, так как у тебя такой отец, как я, тебе всегда грозит опасность.

– Какая может быть опасность в отельном бизнесе? – не выдержала и спросила я.

– Когда ведешь любой бизнес – это сопровождено с рисками, – расплывчато ответил папа, – не перебивай меня больше. Так вот о чем я? Мне нужно, чтобы ты всегда могла выбраться из любых пут. Я хочу, чтобы ты была готова к самым сложным ситуациям, связанным с моим родом деятельности. Звёздочка, все будет хорошо, – проговорил папа, вытащив то, что находилась у него за спиной.

В руке у него оказалась веревка. Мои глаза чуть не выпали из глазниц, а во рту пересохло. И я не смогла вымолвить ни слова. Но отец, кажется, не заметил мою реакцию и продолжал объяснять:

– Я свяжу тебе руки сзади. А ты должна попытается освободиться от веревки, без моей помощи, – поднявшись и направившись ко мне, произнес он.

Я подскочила с кресла и завела руки за спину.

– Нет, – крикнула я

– Что? – спросил он, немного шокировано, и остановился.

– Нет, – сказала я уже более уверенно, но с небольшим страхом в голосе. – Не надо, папочка. Не надо, пожалуйста.

Мне показалось, что на мгновение я увидела боль в глазах отца. Но быстро появившись, она также быстро исчезла. И ее место заняла решимость.

– Так нужно, моя маленькая звездочка. Ты должна быть ко всему готова. Если бы я мог, я никогда бы не сделал этого. Но так нужно. Ты мне доверяешь, Звездочка?

Колеблясь, я смотрела в его глаза и видела в них всю ту же решимость. Я знала, что папа не причинил бы мне боли намеренно, поэтому просто кивнула. Хоть мне было ужасно страшно.

Папа обошел кресло и остановился прямо возле того места, где неподвижно стояла я. Он зашел мне за спину и, скрепив мои руки вместе, начал наматывать веревку. Папа осторожно связывал мои руки, явно не желая причинять мне боль, но с каждым мотком все крепче. Когда он закончил, то отпустил их. А я не могла подвинуть запястьями.

– Теперь попытайся освободиться от веревки, – сказал он все еще из-за моей спины.

– Я не могу подвинуть даже запястьями. Как я должна это сделать? – ответила я, уже начиная немного злиться. Хотя страх так и не прошел.

– Ты должна придумать, как выпутаться, Звёздочка. Именно для этого я их и связал, – пояснил он, разворачивая меня лицом к себе.

– Ты не понимаешь. Я не могу…

– Все ты можешь, – прервал меня папа, – ты умная, Звездочка. Так что включи воображение и придумай.

Я смотрела ему в глаза, в них светилась такая уверенность в моих силах, что моя нарастающая злость растаяла и вместо нее появилась решимость. Через пару секунд в моей голове появилась идея. Я обошла кресло и забралась на него с ногами. Села на корточки и продев через связанные руки сначала попу, так мои руки оказались под коленками, я села в кресло и просунула ноги через кольцо рук. Таким образом мои руки оказались передо мной. Осмотрев узел, который удерживал веревку на моих запястьях, я вцепилась в него зубами. Промучившись, минут пять, мне все-таки удалось его развязать и освободиться от пут. Справившись, я развернулась в ту сторону, где все еще неподвижно стоял мой отец и смотрел на меня. Он так странно смотрел на меня, что мне стало не по себе. Я встала на колени на кресле, всем телом развернувшись к нему, и тихо спросила:

– Ну как я справилась?

– Ты молодец, – без каких-либо эмоций сказал отец. Но в его глазах светилась гордость, смешанная с сожалением.

– Правда? – спросила я, облокотившись на спинку кресла.

Взгляд отца опустился на мои запястья, где остались красные следы от веревки. Не выдержав, он притянул меня к себе и быстро проговорил:

– Прости, Звездочка. Я знал, что у тебя все получится. Прости меня, я люблю тебя, слышишь? Я должен был это сделать. Я не хотел, но должен был. Я больше никогда ничего подобного не сделаю, обещаю. Прости меня, пожалуйста. Я надеюсь, что сегодняшний опыт со связанными руками был для тебя первым и последним…

Я выпуталась из объятий отца и приложила руку к его губам, тем самым заставляя его замолчать.

– Все хорошо, – сказала я. – Даже если я и не понимаю, зачем все это было. Я просто тебе доверяю. Я тоже люблю тебя, папочка и знаю, что ты бы не сделал мне больно специально или без веской причины. И прощаю тебя.

Говоря все это, я смотрела ему в глаза и в этот момент я первый и последний раз увидела, как слезы капают с глаз отца.

Глава 1

24 июля 2006 года

– Что происходит? Куда мы едем? Скажите мне, – повторяю я снова и снова.

Я слышу, как плачет моя маленькая сестренка рядом со мной. Нахожу ее руки. Мне пришлось переместиться чтобы было удобнее их взять в свои. Ведь наши руки связаны за спиной. Сжимаю их, пытаясь хоть как-то успокоить ее. Не знаю, сработает ли это, потому что мы находимся в ужасной ситуации.

Я уже поняла, что происходит. Все из-за моей мамы. Иногда мне кажется, что она «железная леди». Ну конечно, как же ей не быть такой? Ведь после смерти отца она стала главой самой большой преступной организацией в России. Когда я была совсем маленькой, думала, что мы владеем сетью отелей по всему миру. Незадолго до смерти отца, я подслушала его разговор по телефону, когда он приказывал от кого-то избавиться, и поставить оружие любой ценой. Мне тогда было одиннадцать. А это значит, что я достаточно взрослой, чтобы заподозрить что-то неладное. Помню, как в тот вечер я прямо спросила у него, не преступник ли он? Сначала он пытался все отрицать. Но, когда я сказала, что слышала его разговор, он признался. Рассказал мне все. Рассказал, что его отец был главой мафии в свои времена. И о том, что моему отцу досталось это место после смерти дедушки Альберта. Рассказал, что, как и во времена моего дедушки, они занимаются оружием, наркотиками, контрабандой запрещенных товаров, отмыванием денег и тому подобное. Рассказал, что ведет любой незаконный бизнес, какой только существует. Но есть одно исключение. Он не занимаются продажей людей. Все формы рабства отец ненавидит. Поэтому этот пункт всегда был под запретом, хоть он и приносит немалые деньги другим организациям. Когда я спросила про наши отели по всему миру, он ответил, что это начиналось как законное прикрытие незаконному бизнесу. Но так как доход от отелей начал все больше расти, отец начал больше вкладывать в эту сферу деятельности. Хотя от незаконного бизнеса он тоже отказываться не собирался.

Я любила своего отца. И я была его «любимой маленькой звездочкой», как он всегда меня называл. Но после того как он рассказал мне эту историю, я перестала с ним разговаривать. И это продлилось прямо до его смерти, которая случилось ровно через месяц после того злополучного разговора. Отца застрелили. Все знали об этом, но никто не говорил. Похороны прошли пышно. Было много людей. Все говорили, какой он был хороший. Как всем будет его не хватать. Говорили все, кроме моей матери. Она не сказала ни слова, когда ей предоставили эту возможность. Дима, мой брат, занял ее место и произнес речь. Я даже не видела, чтобы мама вообще плакала, ни дома, ни на похоронах. Сначала я списала все это на шок. Но потом я пришла к выводу, что она просто бессердечная с**а. Но у нее была одна слабость. Она очень сильно любила мою маленькую сестренку. Аня внешне точная копия матери, светлые волосы и голубые глаза. Она получала всегда все ее внимание. А я? Я никогда не прощу себя за то, что последний месяц просто игнорировала отца. Ведь только он любил меня в этой семье. Если Дима и Аня были похожи на мать, то я была точной копией своего отца: брюнетка с зелеными глазами, пухлыми губами и небольшим носом. После того как нам сообщили, что папа погиб, слезы не переставали литься из моих глаз. Я плакала, когда смотрела, как готовятся похороны, плакала на самих похоронах. И даже после того как все разошлись, я осталась на его могиле.

Сначала стояла и смотрела на эту жуткую надпись: «Корнеенко Руслан Альбертович. 13 апреля 1965 – 18 августа 2003. Любимый муж для Марии и отец для Дмитрия, Юлии и Анны». Когда я больше не могла стоять из-за рыданий, вырывавшихся из моего горла, я упала на колени и плакала, пока слезы сами не остановились. Просидев на его могиле до темноты, я рассказала ему все, что хотела за весь этот месяц, но не сделала из-за обиды и упрямства. После того как стало темно, мне увели охранники. Они все время оставались со мной, пока я была на кладбище. До и после смерти отца они всегда ходили за нами.

До этого дня. Сегодня я решила сбежать от охраны, чтобы сходить с подружками по магазинам «без надзора», как они это называли. Но случилось непредвиденное, малышка Аня увидела, как я крадусь через весь дом и обещала рассказать все маме. Но я сказала, что возьму ее с собой, если она будет молчать. И вот что из этого получилось. Видимо эти люди только и ждали возможности схватить хотя бы одного из нас, а я сама предоставила им такую возможность.

Машина остановилась.

Руку Анюты вырвали из моей. А потом меня подняли и понесли куда-то. Мы оказались в каком-то помещении. Я поняла это после того, как почувствовала, что воздух изменился.

– Эту я запру здесь, а мелкую неси наверх, – сказал мужчина, у которого я висела на плече вниз головой.

– Нет, нет, нет… Аня.… Оставьте ее со мной… Аня… – звуки шагов другого человека удалялись все дальше и дальше, пока я совсем не перестала их слышать.

– Заткнись, – зашипел все тот же мужчина.

– Нет, оставьте ее со мной. Верните мне сестренку. Пожалуйста, – все не унималась я.

– Надо заставить ее замолчать, – услышала я женский голос. – Малышку я угомонила, чтобы та перестала реветь.

– Аня, – закричала я, испугавшись за сестру. – Что вы с ней сделали? Аня…

– Держи, – сказала женщина.

– Хорошо, – ответил мужчина, и я услышала звук приближавшихся ко мне шагов.

– Где Аня? Что вы с ней сделали? – только успела сказать я, как почувствовала укол в бедро. И это было последнее, что я почувствовала, до того, как темнота меня накрыла.


– А-а-а-а-а, – застонала я, начав приходить в себя. Моя голова просто раскалывается. Чем больше я приходила в себя, тем больше понимала, что происходит. Глаза у меня завязаны темной повязкой, а руки связаны сзади.

– Так это был не сон, – скорее простонала я, чем сказала это. Так как у меня все еще было чувство, что в голове жужжит рой пчел под вой сирены.

На меня потихоньку начала находить паника. В голове начали крутиться мысли: «Что же делать?», «Как отсюда выбраться?», «Где моя сестренка?». Паника все больше и больше нарастала. Но тот один день, проведенный с отцом, когда он учил меня тому, как вести себя, если случиться что-то подобное, всплыл у меня в памяти. Теперь я поняла, для чего он тогда связал мне руки и заставил найти способ выпутаться. Папа понимал, что не всегда сможет меня защитить, и я должна была научиться самостоятельно, находить выход из сложных ситуаций.

Я попыталась встать на ноги, но покачнулась и снова упала на пол. Боже как же у меня болела голова. Но я должна это сделать. Я должна быть сильной и найти выход из всего этого. Я снова сделала попытку встать и на этот раз она оказалась удачной.

Как и в тот день, когда папа устроил мне свой урок по выживанию, я присела на корточки и продела попу через связанные руки. Сев на пол, я проделала то же самое с ногами. Когда руки оказались передо мной, я сняла повязку с глаз. Резкий свет заставил меня зажмуриться. Когда глаза привыкли к свету, я смогла осмотреться. Комната была грязная, на стенах нарисованы различные граффити и написано много непонятных надписей. В комнате совсем не было мебели. Я увидела окно, из которого лился яркий солнечный свет, и деревянную дверь.

Веревка все еще связывала мои руки, и я уже почти не чувствовала пальцев. Осмотрев ее, я нашла узел и вцепилась в него зубами, постепенно развязывая его. Прошло некоторое время, прежде чем мне удалось освободиться. Я поднялась на ноги, и подошла к окну. Снаружи я увидела совсем неухоженный задний двор, на котором стояли ржавые качели, а газон превратился в высокие заросли травы. Когда я поняла, что дом, в котором мы находились, видимо, заброшен, то развернулась и побрела к двери. Дернув за ручку, я с удивлением обнаружила, что дверь открылась. Выглянув в темный коридор, я прислушалась. Но услышала лишь тишину. Тогда я тихонько сделала шаг из комнаты и осмотрелась. В конце коридора я увидела какой-то свет и пошла в ту сторону. Я помнила, что похитители говорили о том, чтобы отнести мою сестру наверх. Дойдя до конца коридора, я увидела большую светлую комнату. В ней стоял старый диван, перед ним маленький доверенный стол. На стене висела картина с изображением какой-то битвы. В комнате было два окна и дверь. Следующим, на что наткнулся мой взгляд, была лестница, которая вела наверх. Но как только я собралась бежать в ту сторону, дверь в гостиной распахнулась. В комнату вошли два человека: мужчина и женщина. Мужчина был высокий, блондин и выглядел очень большим, особенно, если сравнить с женщиной рядом с ним. Она была около одного метра семидесяти сантиметров, худая, волосы у нее были рыжие. Лица я рассмотреть не успела, так как вжалась в стену в том же темном коридоре, где все еще стояла.

– Иди, посмотри, как там младшенькая наверху, а я проверю старшую, – сказал мужчина, обращаясь к женщине.

Меня начал охватывать страх, но тут моя рука наткнулась на какое-то углубление. Этим углублением оказался дверной проем. Нащупав дверную ручку, я надавила на нее и дверь открылась. С облегчением, я прошмыгнула в комнату и очень быстро закрыла за собой дверь. Услышав в коридоре тяжелые шаги, я начала осматриваться. Толком, не успев ничего заметить, мой взгляд наткнулся на окно. Но в отличие от остальных комнат в доме, это окно было открыто и выходило оно не на задний двор, а на улицу. Подбежав к нему, я уже хотела вылезти в нее, как в моей голове пронеслась мысль о моей сестре. Я не могла ее оставить. Но раздумья уже не было времени, так как я услышала, что мужчина закричал:

– Оля!

Я услышала, как кто-то пробежал мимо комнаты, в которой я находилась.

– Что? – послышался женский голос.

– Ее нет.

– Как нет? Маленькая на месте.

Времени на раздумье больше не было, я залезла на окно и перекинула ноги через раму.

– Я вернусь, сестренка. И тогда заберу тебя, – прошептала я, обещая это больше себе, чем ей. Я выпрыгнула в окно и побежала. Но тут же на секунду остановилась и взглянула на дом, в котором все еще находилась моя сестра. Он был старым и деревянным, но на доме была надпись: улица Лесная, 45. Больше я задерживаться не стала и побежала так быстро, как могла. Я бежала до тех пор, пока не оказалась на улице, где было много людей и машин. Остановившись, я закричала:

– Помогите, помогите мне. Вызовите милицию. Пожалуйста, помогите мне.

Люди начали оглядываться и смотреть на меня.

Через несколько секунд рядом со мной остановилась женщина со светлыми волосами и спросила:

– Что случилось?

– Вызовете милицию. Пожалуйста. У них моя сестра. Помогите мне, пожалуйста, – быстро проговорила я.

– Хорошо. Успокойся. Вон там моя машина. Видишь? Мы в нее сядем, и я отвезу тебя в ближайшее отделение милиции. Хорошо? – спокойным голосом говорила со мной женщина.

– Ладно, – ответила я, – только как можно быстрее.

Мы подошли к черной машине, она была старая, но выгладила ухоженной. Марку этой машины я не знала. Я села на сиденье рядом с водителем. Женщина завела машину, и мы рванули с места. Не прошло и пяти минут, как мы оказались возле отделения милиции. Я быстро открыла дверцу машины, бросила женщине «спасибо» и понеслась к двери.

Забежав в здание, я подошла к окошку регистрации, где сидел какой-то мужчина в форме и быстро заговорила:

– Меня зовут Юлия Корнеенко. Меня с сестрой похитили. Я сбежала, но моя сестра, Анна, все еще у них. Ее нужно срочно найти. Я знаю адрес дома, где нас держали. Помогите мне.

Мужчина спокойно посмотрел меня, но в его глазах мгновенно появился интерес.

– Ты Юлия Корнеенко? – справил он меня.

– Да, – ответила я.

– Пойдем со мной, – сказал мужчина, вышел из своей каморки и повел меня вглубь здания.

Он остановился у какой-то двери, постучал в нее и открыл дверь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5