Ирина Соловьёва.

Все дороги стекаются в Путь. Терентiй Травнiкъ: жизнь и творчество



скачать книгу бесплатно

Исторические карты Мухиной горы дают наглядное представление о ее расположении и переименованиях Ростовских переулков в Тишинские и затем обратно в Ростовские.


Мичуринский план Москвы 1739 г.


Карта 1859 г. Мухина улица


Карта Мухиной горы 1859 г.


Карта Москвы Суворина 1907—1908 гг.


Карта Москвы из книги издания Сабашниковых 1917 года


Карта Москвы 1938 года

Топонимика и топография Мухиной горы

Предлагаемое топонимическое исследование Мухиной горы появилось при тщательном изучении старинных карт этой местности, проведением сравнительного анализа карт между собой, исследования названий улиц в разные века и разные годы, их конфигураций, а также наложением карт друг на друга.

Как известно, свое историческое название Ростовские переулки берут с начала ХV-го века от основавшихся здесь именитых и состоятельных Ростовских архиереев. В 1412—1413 годах здесь была построена церковь Благовещения пресвятой Богородицы.

На Мичуринском плане Москвы 1739 г. очень хорошо уже видны 1, 2, 3, 4, -, 6, 7 Тишинские-Благовещенские-Ростовские переулки, близкие по конфигурации к их поздним изображениям на картах и концу ХХ-го века, а 2, 4, 6 и 7-й переулки сохраняют и сегодня свое положение и начертание. Почему, как и когда Ростовские переулки потеряли свое прежнее название, история до сей поры умалчивает. Есть версия, что эти места принадлежали когда-то некоему купцу с фамилией Тишин, может быть он и осуществил переименование на «Тишинские», но есть и легенда об особой тишине этих мест, откуда якобы и пошли Тишинские переулки. Будущим исследователям есть над чем поработать.

Ростовские переулки вернули свое историческое название в 1908 году.

На карте Москвы 1859 года место, что сразу у Бородинского моста, справа, на Мухиной горе, отмечено, как Торговые бани, видимо там находились купальни-бани, где стоял мыловаренный завод, видимо, отсюда за этим местом и закрепилось впоследствии народное название «Мыловарка».


Развитие:


1-й Ростовский:

(1-й Ростовский, 1908 г.) – (3-й Тишинский,1911г.) – (Тишинский,1881г.).

2-й Ростовский:

(часть: Дорогомилово-Тишинский, а часть: 2-й Ростовский, 1929 г.). – (1-й Тишинский,1911 г.) (1-й Тишинский,1881г.).

3-й Ростовский:

(3-й Ростовский,1908 г.) – (Малый Тишинский,1881г.).

4-й Ростовский:

(4-й Ростовский,1908 г.) – (2-й Благовещенский,1881г.).

5-й Ростовский:

перемычка между 4 и 6 Ростовский пер.

(единственное упоминание на карте 1917 г.). См. фото стр.

6-й Ростовский:

(6-й Ростовский,1908 г.) – (1-й Благовещенский,1881 г.).

7-й Ростовский:

(7-й Ростовский,1908 г.) – (Благовещенский,1881 г.).

Теперь поподробнее о Мухиной горе, вернее, о её точном положении и названии. На картах Москвы это место обозначено там, где и была «мыловарка», а точнее правее Бородинского моста на левом берегу Москвы-реки, но в кругах старожилов-москвичей её принято определять следующим образом:

• с севера граница горы шла по Смоленской улице от Бородинского моста до начала Плющихи;

• с юга сходилась в клин Плющихи и Ростовской набережной, по окончанию 7-го Ростовского, где находились Виноградовские бани;

• по западной ее части, гору ограничивала Москва-река, начиная от Бородинского моста, вплоть до начала Саввинской набережной;

• с Востока ул. Плющиха.

Вершиной горы является место, указанное на картах, как Мухина гора, где и был построен, предположительно в начале ХХ-го века Сушкин дом.

Версий самого названия Мухиной горы опять же несколько, начиная от имени домовладельца ямщика Петра Мухина, известного с 1793 г. и проживавшего на ней до простецкого предположения, что там были задворки, мусорная свалка в ХVI – XVII веках, а от того и немало мух, так как жители сливали с косогора в реку нечистоты. И то, и другое возможно, но последнее не так вероятно, т.к. земли горы принадлежали Благовещенскому храму, где чистота поддерживалась.

У Терентия есть своя версия. Он считает, что в связи с тем, что часть горы была кладбищем, да еще и на косогоре, то по весне могилы размывало, дух стоял несвежий, что могло привлекать мух, так что Травник придерживается версии с мухами, но дает этому свое объяснение.

На следующих двух фото наглядно представлены начало и конец границ Мухиной горы – Ростовской набережной, что остается неизменной на протяжении нескольких столетий. На верхнем снимке хорошо виден слева от Бородинского моста огороженный участок снесенной «мыловарки», а справа группа трех домов, которые были снесены гораздо позже: дом по набережной, Сушкин дом и рядом (слева от него) двухэтажный дом, где жили художники.

На нижнем фото представлена южная часть Мухиной горы, конец 7-го Ростовского переулка, заканчивающийся Виноградовскими банями. Многоэтажный дом справа относится к Саввинской набережной.


Начало Мухиной горы – от Бородинского моста. 1950 г.


Конец Мухиной горы – Ростовской набережной

и начало Саввинской. 1960 г.


После вдумчивого и внимательного изучения карт Москвы свободного доступа, обнаружено, что последнее свидетельство-изображение Ростовских переулков есть на карте 1952 года. Далее, почти на 40 лет карт с изображением переулков нет. Вероятно по причине наступившего противостояния востока и запада, холодной войны. Выпуск карт ограничивается общими схемами транспорта и схемами проезда, где переулков просто нет. Небольшой намек на их существование приходится на 1980-й год, год Олимпийских игр, где представлены два переулка 4-й и 6-й Ростовские с названием на английском языке. Единственное, где были Ростовский переулки, так это на карте ЦРУ 19 и опять только 4-й и 6-й. Поэтому точно понять, когда осталось только четыре переулка не так просто. Можно считать, что последним исчез 3-й Ростовский, после сноса Сушкиного дома. Этот дом был последним форпостом Мухиной горы, точнее ее старомосковской части.

В 90-е годы прошла волна точечной застройки переулков, отходящих от Плющихи. Москва обрела свой новый, весьма спорный для нее, эклектичный вид. Мотивы сноса особняков остаются не ясными, на их места встали железобетонные, стеклянные геометрические дома. По косвенным свидетельствам очевидцев Сушкин дом канул в вечность в 1980 году. Какое-то время на его месте был просто зеленый холм. Впоследствии часть холма была срыта, и появился съезд с Бородинского моста на набережную. На месте почти что легендарного своей стойкостью дома проходит дорога. Терентий часто об этом говорит, сравнивая свои путешествия и странствия с фактом вечной дороги на том месте, где он родился и вырос. Что ж, в этом что-то есть сокровенное, пока еще не открытое нам его читателям.

Великолепным украшением Мухиной горы был Благовещенский храм, который с древнейших времен являлся подворьем ростовских митрополитов в Москве, отсюда и название переулков, идущих от храма Благовещения Ростовскими – 1, 2… и так далее. Всего семь переулков.

Обращаясь к истории названия этой местности, известно, что подворье с церковью стояли в одном из самых живописных мест Москвы, на высоком берегу реки, среди густых лесов, окруженные бедными избами жителей слободы, которая называлась так же, как и церковь, Благовещенской.

Высокий берег Москвы-реки с лесами, где расположилось подворье очень влиятельных в те времена ростовских архиереев, служило убежищем очень известного в XV в. писателя, знатного боярина, ставшего монахом и ростовским митрополитом, Вассиана Рыло. Именно тут, на Мухиной горе, он писал свое «Послание на Угру», сыгравшее столь значительную роль в освобождении Руси от ордынского ига.

Как человек деятельный и образованный, архиепископ Вассиан занимал видное место в политической жизни своего времени. Он воодушевлял князей на борьбу с татарами. Отличаясь характером миролюбивым, архиепископ Вассиан всегда стремился примирить между собой враждующих князей и, пользуясь своим большим авторитетом, достигал в этом деле успеха.

Современники характеризовали архиепископа Василия как архипастыря энергичного, образованного, начитанного и красноречивого. По красноречию архиепископ Вассиан считался «Демосфеном» своего времени.

Преосвященный Вассиан известен и литературной деятельностью. Скончался 23 марта 1481 года.


Церковь Благовещения Божьей Матери на Бережках близ Плющихи.

Фото http://moscowwalks.ru/2013/03/27/plushиha/


Сохранилось также сведение о том, что в княжение великого князя Василия II епископ Григорий построил в 1412—1413 годах в своем московском подворье церковь и освятил ее во имя Благовещения Господня. В середине XVII века на месте более древнего и снесенного за ветхостью храма было построено основное здание Благовещенского Храма.

Храм был очень красив, с пятью вызолоченными главами, возвышавшимися над Москвой-рекой среди густых лесов. Эта церковь неоднократно перестраивалась. «В 1676 году в приходных книгах Патриаршего приказа церковь названа «домовой» ростовских иерархов. Во время пожара 1685 года, подворье и церковь сгорели. После пожара начали строить новую каменную церковь, которую освятили в 1697 году, и храм стал обычным приходским, но подворье еще существовало.

В переписи 1722 г. так говорится о нем: «Ростовского архиерея загородный двор, за Смоленскими вороты, за Земляным городом, в Благовещенской слободе, с деревянным строением; на нем изба с сеньми, в ней живет дворник».

В 1732—1737 годах к церкви пристроили трапезную с приделом святителя Николая, потом в 1765—1770 годах трапезную расширили и устроили там еще один придел, освященный в память Святого мученика Иоанна воина. Перестройки и достройки, однако, тем не ограничились: новая колокольня появилась около церкви в 1831—1837 г., и тогда же была выстроена большая трапезная. Интерьеры приделов славились прекрасным одноярусным беломраморным иконостасом, где находилась почитаемая икона Божьей Матери Коневской.

В Благовещенской церкви служил священником в продолжение почти двадцати лет до перехода в Петровскую земледельческую академию профессором богословия отец замечательного русского художника Александра Головина, который родился в 1863 г. недалеко отсюда, в 4-м Ростовском переулке, в доме братьев его матери Поповых (№5), стоявшем напротив церкви.

О Благовещенской церкви писал в одном из своих стихотворений В. Ф. Ходасевич, живший совсем недалеко от нее – в 7-м Ростовском переулке, в снесенном доме №11:

 
Всю ночь мела метель, но утро ясно.
Еще воскресная по телу бродит лень,
У Благовещенья на Бережках обедня
Еще не отошла. Я выхожу во двор.
Как мало все: и домик, и дымок,
Завившийся над крышей! Сребророзов
Морозный пар. Столпы его восходят
Из-за домов под самый купол неба,
Как будто крылья ангелов гигантских»11
  Романюк С. К.«По землям московских сел и свобод». 1998


[Закрыть]
.
 

6-й Ростовский переулок. Начало ХХ века. Фото Готье-Дюфайе. Справа золотые купола и колокольня Благовещенского храма.


Празднование 500-летнего юбилея храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Бережках. 1913 г.


Заглянем в 7-й Ростовский переулок в дом №5 – «Дом архитекторов». Существует легенда, что в 1930-х годах, Союз архитекторов попросил у советской власти жилье, для новых членов союза. По их просьбе выделили землю на Ростовской набережной, но было одно условие, при строительстве нельзя было уничтожать церковь Благовещенья Божьей Матери стоящую на высоком берегу набережной.

Элегантный выход из ситуации нашел архитектор А. В. Щусев, построивший в Москве множество известных зданий (Мавзолей В. И. Ленина, Казанский вокзал, гостиницу Москва, с крыши которой сфотографирована станция метро «Комсомольская-кольцевая» и др.). Он решил создать дугообразное здание огибавшее церковь с двух сторон. В 1934—35 годах архитектор Щусев разработал проект парадной застройки Смоленской улицы, Ростовской и Смоленской набережных с прилегающими территориями. Предполагалось застроить их монументальными домами в 8, 9 и 14 этажей, с террасами, спускающимися к реке, огромными арками, фонтанами и т. д.


Фрагмент парадной застройки Ростовской набережной в Москве


Из-за явной дороговизны и сложности строительства этот проект был отклонен и был предложен новый – здание было упрощено и решено было оставить только полукруглую часть. Но и этот проект не был до конца реализован.

В 1934 году строительство первой очереди комплекса началось, и к 1938 было завершено. То, что было построено и стояло 25 лет, нелепо возвышаясь посреди маленьких домиков района, при этом храм Благовещенья при этом погиб… Значительную часть Ростовских переулков новое здание поглотило, нарушив планировку и движение по оставшейся части. Масштабное строительство, которое должно было превратить Смоленку в западные парадные ворота московского центра, почему-то было заброшено.


Полукруглый дом, который получил название «Дом архитекторов», долго оставался единственным высоким и современным строением, никак не гармонировавшим с окрестной малоэтажной застройк


«Сломали Благовещенскую церковь не сразу. Начали в 1950-х годах, остатки исчезли в 60-х, а колокольню снесли позже всего: она еще долго стояла перед построенным на высоком берегу жилым домом, полукругом огибавшим ее», – пишет Сергей Романюк в книге «По землям московских сел и слобод». Этот жилой дом – знаменитый Дом архитекторов работы Алексея Викторовича Щусева (1873—1949) и его ученика Андрея Ростковского. Основной корпус был возведен в 1936—1938 годах. До войны успели возвести его левое крыло и не оштукатурили. «Всю войну темная (красного кирпича) башня недостроенного здания высилась на Мухиной горе рядом с Благовещенской церковью. Экзотичная картина, усиленная контрастом с окружающей «низкорослой» беспорядочной застройкой, привлекала внимание художников…», – сообщает автор очерка в «Видах Москвы».

Со слов старожилов известно, что в конце 20-х храм закрыли, вначале 30-х, при постройке Дома Архитекторов, покалечили, сорвали кресты. Тогда же раскатали кладбище, шпана из местных черепами в футбол играла. Непосредственно в храме был склад. После войны, по свидетельствам очевидцев, в храме жили какие-то сезонные рабочие, мимо руин храма в темное время суток старались не ходить, но детишки таскали оттуда интересные всякие железки вроде деталей моторов и т. п. В первой половине пятидесятых раскатали остатки здания храма, в начале шестидесятых – добили колокольню.

Кладбище около храма было небольшое, очень старое. Плиты потом долго лежали по округе пока их после реконструкции набережной все не срыли и закатали в асфальт.


Церковь Благовещения Божьей Матери еще долго стояла перед построенным на высоком берегу «Домом Архитекторов».

Фото http://moscowwalks.ru/2013/03/27/plushиha/


К идее застройки Ростовской набережной вернулись только в 1960-70-х: пристроили к Дому архитекторов «крылья», пустив под снос еще часть старых Ростовских переулков. «Когда к полукруглому знанию на Ростовской набережной уже после войны достраивали „крылья“, рабочие нашли клад золотых монет времен Государя Николая Александровича», – рассказал очевидец, державший монеты в руках.

Именно на этот период пришлось детство Терентия Травника, когда вездесущие, любознательные мальчишки открывали для себя мир, осваивая Мухину гору.


Дом архитекторов. 1966 г.


Из дневников Терентия:


Было это, когда я учился в первом классе. Помню, как-то раз, играя на лужайке Мухиной горы, как раз напротив арки в Доме архитекторов, в кустарнике мы с ребятами обнаружили большой, четырехугольный белый камень, с полметра торчащий из земли. Камень сильно зарос зеленым мхом и имел рельефную сторону, с фрагментом архитектуры. Дома я рассказал об этом маме, и она мне поведала о том, что когда-то на том месте, во времена её детства и юности стояла церковь, потом её снесли. Так произошло мое первое знакомство с Благовещенским храмом. Больше разговоров не было, но с того времени у нас, у ребят, так и закрепилось это место с названием «У Белого камня». Так мы и договаривались о встречи: «Давай-ка у Белого (Церковного) камня встретимся после уроков…». В дальнейшем, став студентом, я узнал, что это был один из самых старых храмов Москвы, один из красивейших. Он долго сопротивлялся человеческому неведению того, что творят. Пережил революцию, сталинизм, войну, и, вот, в период оттепели был снесен Никитой Хрущевым.

Всегда, в таких случаях, удивлялся по поводу того, каким правом некоторые люди уничтожают все то, к чему не имеют абсолютно никакого отношения. Более того, это им и не мешает даже. Это все равно, что придти в чужую квартиру, разбить раковину или ванну, оторвать дверь и уйти. Но когда понимаешь, что это не просто люди, а это ответственные за судьбу своего народа люди, то становится как-то безнадежно тоскливо, а душа еще более и более тянется к Богу, понимая, что если и надеется, то только на Него, а уж никак не на хозяина страны, поступающего глупо до безобразия. Многочисленный снос храмов, мне кажется, только придвинул народ к Богу. Сработал обратный эффект. Конечно, это был народ-очевидец. Увы, задача ставилась на перспективу, чтобы следующее поколение росло, не имея перед глазами белокаменных церквей, как, например, мое. Результат получился такой, что в моем классе, уже, в новой школе, куда я пошел учиться в 1976 году, понятия Бога просто не было.

Большинство фамильных икон моей семьи были убраны на антресоль, а в дедовой комнате в красном углу висели две маленьких черно-белых фотографии в рамочках с изображением Св. Николая и Св. Гурия, Самона и Авива и все, дабы не было лишних разговоров. Уже в начале 80-х, находясь в поездке по Прибалтике со своим другом Вадимом Овсянником, мы, будучи в Таллине, зашли в костел, но были тут же остановлены людьми с красной повязкой на рукаве и, обратившимся к нам с определенными вопросами, один из которых был: «Комсомольцы ли мы?» Все закончилось мирно, но в костёл мы так и не попали. Через стекла в двери я успел заметить, что он был почти пуст, может, два-три человека сидели на лавках, не более.

1996 г.

На склоне Мухиной горы по 2-ому Ростовскому переулку, затем переименованному во 2-ой Тишинский, а с 1922 года – в Дорогомилово-Тишинский переулок, в доме №5 стояла церковь Николая Чудотворца Николо-Смоленской старообрядческой общины. Согласно сведениям С.Т.Жукова, «Смоленская моленная» существовала с начала 40-х годов XIX века на Смоленском рынке. В дом во 2-м Ростовском переулке она переведена в 1869 году. В конце XIX века этот дом принадлежал московскому мещанину – Филиппу Васильевичу Потапову, а с 1912 по 1917 год – Александру Александровичу Пантелееву.

«История моленной на рубеже ХIХ-ХХ столетий неизвестна, но известно, что в этот период происходит смена ее владельцев. В 1908 году она уже упоминается в том же доме, но со владельцем Ф. В. Потаповым.

В начале 20-го века просители по легализации общины старообрядцев заявили, что в доме, теперь уже, Александра Пантелееева по 2-му Ростовскому (Тишинскому) переулку Хамовнической части 2-го участка, с давнего времени существует моленная, прихожанами которой они и состоят, вместо которой со временем в той же местности предполагалось строительство старообрядческого храма. Они просили о разрешении учредить в Москве старообрядческую общину с присвоением ей наименования «Николо-Смоленская старообрядческая община в Москве» В 1908 году дом, где она находилась, был куплен у Ф. В. Потапова Александром Алексеевичем Пантелеевым, крестьянином Владимирской губернии и уезда, Борисовской волости, села Борисовского. В воскресный день 4 мая 1908 года, в храме Святителя Николы, помещавшемся в доме во 2-м Тишинском (Ростовском) переулке на Плющихе, преосвященным епископом рязанским и егорьевским Александром в сослужении местного священника о. Мефодия Лазарева, о. Трофима из Остоженской общины, о. Елисея и его тезки диакона, обоих с Рогожского кладбища, был совершен торжественный молебен с водоосвящением по случаю организации при Никольском храме общины.

21 сентября 1912 года Московское Губернское Правление зарегистрировало Николо-Смоленскую общину. В конце 1912 года совет Николо-Смоленской общины обратился с прошением к московскому губернатору, в котором доводил до сведения последнего, что потомственный почетный гражданин Иван Емельянович Кузнецов продает более, чем за 5000 руб. общине «для удовлетворения религиозных и нравственных потребностей» свой дом с постройками и землею, находившийся на Варгунихиной горе, во 2 участке Хамовнической части.

В 1913 году журнал «Церковь» сообщил своим читателям о том, что с благословения архиепископа московского Иоанна, Николо-Смоленская старообрядческая община, помещавшаяся в доме А. А. Пантелеева, с 6 июля перенесла свою деятельность в помещение временного молитвенного храма с походным алтарем, устроенный в доме №22, по Варгунихиной горе, принадлежащий общине. Здесь теперь и стали совершаться Божественная Литургия и требы.

Воскресным днем 23 марта 1914 года, по окончании Божественной Литургии, был отслужен молебен Святителю Христову Николе по случаю начала подготовительных работ на закладке храма. По окончании молебна настоятель общинного храма о. Мефодий Лазарев обратился к прихожанам со следующим словом: «Милостью Господа нашего Иисуса Христа и по ходатайству Святителя Христова Николы, помолившись Ему, ныне мы приступаем к подготовительным работам для закладки святого храма во имя Святителя Христова Николы. Поздравляю вас с началом работы и прошу прийти на помощь общине, по силе и возможности, кто чем может»22
  С. С. Михайлов. История Храма Николо-Смоленской старообрядческой общины, что на Варгунихиной горе в Москве. – М.: Археодоксiя, 2006.


[Закрыть]
.

К середине 1970-х годов большая часть 2-го Ростовского переулка, от Смоленской улицы и до поворота в сторону Плющихи со всеми своими домами, в том числе и тем самым домом №5, где находилась домовая церковь Николы, была снесена под строительство кооперативного дома Академии наук.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4