Ирина Смоленкова.

Буква А



скачать книгу бесплатно

Ноябрь. Стишок

Ещё ноябрь,

А уж зимой запорошило…

Дома, деревья, всё кругом.

И монотонность наступает будней

И переходит в монотонность дней.


22.11.2020.

Великий Новгород,

Россия.

21-й год. Стишок

А 21-й год,

Какой он

В 21 веке?

Никто не знает до…


Лишь Солнце,

Главное

Светило.

Знает всё…


28.11.2020.

Великий Новгород,

Россия.

7:40

Еврейский танец, конечно! И всё же… Эти воспоминания родом из юности, когда мне было шестнадцать-восемнадцать лет. Далёкая теперь Украина. Центр страны. Для танца «7:40» нужен большой праздник, когда в армию парня провожали или свадьба у кого… Там, где я жила, украинцев было большинство, были, конечно, русские, евреи, молдаване, армяне. Что удивительно, и всё же закономерно, первым танцем для молодёжи всегда был «7:40»! Сам танец был нетрадиционный, не когда только соло, а наоборот, когда все весело в круг, взявшись за руки, и по кругу, по кругу, в заводном темпе… А в центре круга самый смелый парень с мужским носовым платком, поднимает его над головой, выделывает всякие выкрутасы, растягивая тот самый момент. Кстати, в кармане у каждого юноши в тот вечер был обязательно наглаженный носовой платок. Готовились все… Танцующий юноша в центре, наконец определившись, расстилает платочек напротив приглянувшейся девушки, и всё! Девушка не может отказать. И в губы, без стеснения, крепко или нежно… Можно! Возможно, этот парень уже никогда её не поцелует даже в щёку… А сейчас тот самый случай! Дальше парень становится в общий круг, девушка в центре, танцует уже свой танец – и опять расстилает платочек для другого парня, а может, и для первого… Танец очень длинный – пока все не перецелуются… И много шуток, всем весело… Восторг танца сопровождает, конечно, живая музыка… Музыкантов обычно было двое-трое. И мелодия летит по всему селу, словно птица… А сейчас? Сейчас, когда я случайно слышу ритмы «7:40», у меня до мурашек пронизывает всё тело, воспоминания приходят тут же…

Пантомим. Стишок

Моему другу


МИмо?!…

Нет, не мИмо,

А МимО!

Имя его!

Он не прошёл

Мимо меня…

Начал игру?!

Имя МимО,

Безопасное и доброе.

Мим…

Пантомим.

Пантомима.

Какой он,

Мой Мим?

Его руки,

А точнее пальцы:

Самые подвижные,

Очень аккуратные,

Наверное, осторожные…

И нежные.

Когда по клавиатуре…

А потом губы,

Они то слегка

Только уголками вверх,

То расплываются

В широкой улыбке,

Посылая её,

Такую открытую,

Через многие километры,

Расстояния,

Хоть вокруг земли,

Мне.

Или смех…

Я его слышу.

Невидимый.

Но громкий…

И одновременно беззвучный.

А потом уже глаза…

Какие у него глаза?

Я их не вижу,

Хотела бы?

Да!

У меня серо-голубые,

Но он не спрашивает.

Ему, может, ничего и не надо знать,

Может, он всё и так знает…

А его голос?

Не знаю,

Не узнаю…

Для меня сплошные вопросы.

А для него игра…

Ведь он

Пантомим.

Мой

Мим…


18.11.2020.

Великий Новгород,

Россия.

Физика-Химия

Физика… Химия… Учитель химии в школе говорил:

– Ничего, в жизни всё по-другому будет, понятнее, пригодится, не сомневайтесь.

Это была такая его шутка.

Спустя годы я поняла, что и физика, и химия – они есть. Они нужны. Без них никак не обойтись. Романтика, физика, химия – всё связано. Точные науки объясняют наше бытие, а лирика связывает в единое. Всё просто, как дважды два. Уроки идут спаренными. Сначала физика… Потом химия… И опыты, много, интересные, а главное, понятные. А химия… Так та вообще что-то неописуемое – эмоциональное, радостное, полёты наяву. Через неделю все подробности урока вспоминаются, и через две недели вспоминаются, и те опыты, и совсем новые, всё память собирает, как магнит… Магнит, опять физика! А есть ещё математика, это я так, не по теме. И всё же… Физика, химия, понятные, любимые теперь, лирика пошла…

Ненасытная

Откровения Демари


Всё!

Насытился…

Не могу

Больше,

Ухожу совсем,

Прощаю-ся.


Год прошёл…

Как три.

Вернулся всё-таки…

Дай насытиться

Ненасытному.


Не могу забыть тебя.

Ненасытная!

Каждый раз

Моя,

Другая ты…


Как так может быть?!

Всё по-новому…

Дай насытиться…

Ненасытная,

Дай.


14.11.2020.

Великий Новгород,

Россия.

Ирония. Современная сказка

Жила-была Проза. Вся такая утончённая и трогательная. Это если для прекрасного читателя, напоказ. А внутри вулкан, характер! Как без характера, без стержня? Без него ничего не напишешь. И как-то совершенно случайно познакомилась она с Поэтом. Закружилось всё у них, завертелось… Наверное, как у всех. А может, и не как у всех, а по-особенному. Сами посудите. Стихи… Романтика… Кто устоит? Никто. Вот и Проза сдалась, подчинилась… Любовь к ним пришла. Нет, она не нагрянула, а пришла и осталась. Надолго. Может, навсегда… Возможно, до тех пор, пока человечество будет брать в руки книгу.

Поженились они. Свадьбу сыграли широкО… А громко-то как! Кто был на ней, рассказывали, что такого веселья давно не видывали… Вот что значит любовь и чувства! Проза наша распрекрасная похорошела, стала ещё лучше прежнего, румянец нежный в произведениях проступает, о чувствах пишет… Не пишет, а рисует… Не оторвать глаз от неё читателю. Наслаждается он ею… Проходит ещё немного времени. Прозочка округлилась вся, светится… Ребёночка, значит, стали поджидать. И тут у них с Поэтом начались разговоры. Кто кого хочет в семью принять. Кто лучше? Девочка или всё же мальчик. Немного поспорили. Поэт говорит – мальчик. И имя придумал сразу, его любимое, Сатир.

– По моим стопам пойдёт! Будет, как я, поэтом! Писать будет с юмором, колко, остро, смешно. Это всем нравится.

А Проза всё о девочке мечтает. Платьица, куколки, себя вспомнила маленькой… Имя придумала, но пока не говорит, а только к событию готовится. Волнуется. Дни считает.

Но что сказочка? К завершению идёт. Развязка скорая наступает. Проза – женщина прозорливая, по её всё случилось, сильная она натура, что говорить. Родила она чудесную девочку, нежную и прекрасную, а имя ей дали двойное – Ироническая Проза. Это если по документам, официально, а так Ирония. Красиво, правда? А в семье девочку совсем коротко называют, это позволительно только самым близким, для других это секрет, нам туда нельзя.

Поэт невероятно переменился от случившегося. Стал отцом! Качества другие в характере раскрылись: мягкость, заботливость, доброта. Не представляет больше жизни без своей Прозушки. Без их семьи. От нахлынувшего счастья написал торжественную оду в честь рождения дочери. А Проза от проснувшихся материнских чувств сочинила сказку и подарила девочке.


Почти конец.


А когда Ирония подросла, может, наследственность, может, среда, а может, и талант. Кто его знает? Но стала и она писать. Так тонко, чувственно, воздушно. Конечно, с юмором, но совсем лёгким, читать её написания – истинное удовольствие. Уж поверьте автору на словО. Но это, мои прекрасные читатели, совсем другая сказочка.


Конец.

Алекс

Кату Алексу,

рэперу, от души (драббл 25 слов)


Рэп…

Рэпер…

Алекс?!

Да!

Волк он.

Нет!

Да!

Ноги кормят волка…

Эстет!

Утончённый,

Я читаю его,

Мы разные.

Нравится Эго его,

Так не могу

Я.


03.11.2020.

Великий Новгород,

Россия.

Моя Демари

– Оленька, но как же так, почему?

Сначала я не понимал, что происходит, старый дурак. А всё на поверхности, конечно: молодая, семья есть, значит, всё может быть. Но как она ласкала меня, её руки всегда лежали так легко и нежно на моём большом, простите, немолодом, но основательном теле, я только-только привык к ней. Всё у неё ладилось, порхала просто, работала, занималась творчеством. Рисовала акварели. Её молодость и голос, такой звонкий, или всё же, теперь не важно, она, она… Ведь надо было это заметить раньше, а я заметил только тогда, когда её живот упёрся в мой. Беременна! Когда это случилось? Но что теперь. Еще немного, и она уйдёт. Как я без неё. Оленька…

С тех пор Оленьку я видел всего пару раз, заходила в отдел к начальнику, один раз до, один раз после родов. Кинула в мою сторону равнодушный, ни о чём не говорящий взгляд. Немного рассказала о себе, родила девочку, назвали Марусей. Щебетала о малышке милые материнские истории. И всё. Вот так бывает. Всё закончилось, едва начавшись. Неужели это та самая Оленька? А как я ждал её прихода, надеялся. На что? На что можно надеяться, если человек уходит в декрет. Три года – это срок, и я не ангел, я не смогу её ждать целых три года. От меня опять ничего не зависит. Я зависим, получается. От женщин, уже давно. На моём веку сколько их было… Разные. Даже всех и не вспомнить… Старый, говорите? Не совсем. Ещё рабочий. Все это знают. Да и с виду ничего: шатен, цвет натуральный, слегка с проседью. Можно и возгордиться. На работе уважают. Получается, что всем со мной в коллективе комфортно. Я не преувеличиваю, многие говорят о моём безобидном характере, добродушном, что ли, на том и стоим.

Но пора мне открыться, кто я. Некоторые уж и ловеласом назвали, дальше хуже может быть. Могу не стерпеть. Потому позвольте представиться: Стол я, понимаете ли. Добротный такой, с историей. Нахожусь территориально в одном административном отделе. Теперь всё более чем понятно. От слов своих не отказываюсь, женщин обожаю, особенно в платьях и юбках. Чулки люблю… Коленки когда видны… Продолжу тему всё же. Оленька ушла. Потом всё как-то быстро получилось. Пришла новая сотрудница, как бы это одним словом… Боюсь, не получится одним. Буду по порядку. С характером. Не поддавалась сначала моему внушению. Я ей одно пытаюсь, она со своими мыслями совсем в другую сторону. А мыслей у неё, боже мой, сколько! Надо бы разобраться, систематизировать, записать. И начал я биться над ней. Хорошо, что опыт есть, занимать не надо. Я ей и так и эдак намекаю, знаки подаю, бабушку её пришлось вспомнить. Бабушка у неё, Мария Зарудская, была редактором газеты, передалось и от неё маленько, чувствую, хватка есть, напор, надо только пинок небольшой, и поехали далеко-далеко… Ведь писала уже, печатали, было раз, так почему остановилась, получилось первое, значит, и дальше только лучше. Но никак пока. Не начинает, всё не раскачать мне её, хотя и качаю ежедневно. Работаю с ней в этом направлении восемь часов каждый рабочий день, а время тикает, тикает, давай уже, дорогая моя, хорошая моя, не такая, как все. Давай! Положит на меня свои руки и всё думу думает. Молчит. Никак не поймёт, что надо взять лист бумаги, положить на стол, ручку, места вон сколько, я большой, основательный, повторюсь, опытный, со мной просто, и записывай, моя хорошая, милая моя, быстренько разгружай свою прелестную головку, легче будет. И так я бился над этим внушением, бился и наконец добился. Трудно оказалось, очень. Всех своих предыдущих женщин пришлось забыть напрочь, из головы выбросить подальше. Оленьку, и ту. Даже не понимаю, почему страдал-то, ну хорошенькая, молоденькая, а дальше?

Теперь только одна у меня – главная, моя. Она! Ровно один год и два месяца на это пришлось положить. Прям как в сказке, и о чудо! Приходит она в начале августа, да и дату я запомнил, как не запомнить, 7 августа 2020, и давай строчить, вижу, не серьёзно пока, думаю, ничего-ничего, пускай попробует, приноровится, проба пера, так сказать, чего ругать. Надо пока только хвалить, немного советовать, и всё наладится. Пусть развивается. А что потом началось! Не передать. Какие переживания и эмоции, споры. Как надо и как нет. Она упрямая, сделает всё по-своему. Но хорошо, пускай не слушает, а делает. Надо сейчас много трудиться, практика – великое дело, наработка стиля. Немного легче стало мне. Нельзя сказать, что спокойнее, нет, покой, наверное, это не о ней, не с ней. Движется неплохо. Идёт к цели. Я не то чтобы наблюдаю, я рядом, я с ней, ощущаю всё её тело, ещё те мысли витают в моей голове.

Я начинаю её любить, просто, не за что-то, а вопреки. За то, что она пришла на работу. О! Сегодня в юбке! Присела на стул рядом со мной, слышу её дыхание. Опять молчит. Не говорит. Читаю её мысли. Я всё о ней знаю… Я просто люблю её. Мою Демари.

* * *

Спустя месяца полтора она набралась смелости и поделилась с начальницей своим увлечением:

– Татьяна Витальевна, я автор, пишу прозу, можно почитать, если будет желание.

– Надо же, и Оленька до вас была вся в творчестве, акварели рисовала. У вас там, наверное, стул особенный.

На что Демари хлопнула глазами и воскликнула:

– Так стул мне новый дали! Наверное, стол! Как же я сразу не догадалась! Мой писательский Стол!

Маленькая турка. Современная сказка

Фантазии Демари


Одному моему другу очень нравится это произведение, и сегодня, 9 декабря 2020 года, я посвящаю ему «Маленькую турку».


– Привет!

– О!

– Поехали ко мне.

– Я на работе.

– После работы? Я угощу тебя кофе.

* * *

В почти идеальной кухне, похожей на маленькое кафе, на одной из конфорок пустой плиты стояла маленькая турка. Благодаря своему хозяину и пристальному наблюдению за ним, она всю ночь и следующий день была погружена в раздумья. Маленькая турка ничего пока не знала о незнакомке, только что та очень любит кофе. Догадалась она об этом, а точнее еле как разобрала, из бормотания хозяина, когда тот начищал её медные бока. Хозяин немного убрался в жилище, или ей показалось. Хотя что убирать, минимализм налицо, только слонялся из угла в угол как неприкаянный, думал, смотрел фото, вглядывался в небо, ждал, маленькой турке даже не хотелось смотреть в его сторону. Она немного ревновала.

* * *

Послышался шум открывающейся двери, в квартиру кто-то вошёл. Не кто-то, а хозяин! Маленькая турка его через стену ощущает, а вот второй кто, точнее вторая? Её пока не видно, а только слышно. По голосу весёлая и рассудительная, но постойте, кажется, бунтарка. Это чувствовалось. Маленькая турка напряглась, она хотела побыстрее увидеть её.

* * *

И всё же, какая! Любит независимость. Спорит! Кружились мысли в маленькой турке. И как хозяин ей всё это позволяет. Но как приятно на это всё смотреть, на их свободу, слушать, да уж, им и в голову не придёт, что у них есть свидетель.

* * *

Что? Что я могу сделать для неё? Я приготовлю самый лучший кофе, который я научилась готовить за столько лет, думала маленькая турка. И сделаю самую нежную и ароматную пенку. Маленькая чашечка и блюдце, вот кому повезло больше. Её губы коснутся чашечки, а её руки блюдца… О, как я им завидую. А я всего лишь сварю прекрасный кофе, оценит ли? Опять мучилась сомнениями медная душа.

Хозяин взял турку, отмерил кофе, добавил воды, главное – пропорция, в этом месте маленькая турка не волновалась. Он всё сделает как надо. Но через полминуты маленькая турка опять забеспокоилась. Хоть бы не проворонил. Конечно, засмотрится – и всё пропало! Но как только пенка поднялась, хозяин ловко снял маленькую турку с огня и наполнил чашечку. Маленькая турка в это время испытывала возможный экстаз. А что если турка именно от этого испытывает самое огромное своё удовольствие. Голос хозяина привёл маленькую турку в чувство.

– Я знаю тебя много лет.

– И…

– Я тебя совсем не знаю. Я такую, – мужчина сделал паузу, – ещё не знаю.


– Спасибо за прекрасный кофе твоей маленькой турке.

Подъезд

Сегодня выхожу из квартиры на лестничную площадку. А в это время сверху спускается соседка Надя и торопливо полушутя говорит:

– Ой, меня скоро из подъезда выселят.

– Почему, из-за чего?

Удивляюсь.

Надя продолжает:

– Так артист есть, художник есть, теперь ещё и писатель, точно выселят.

Соседки добродушно улыбнулись друг другу, а Демари подумала: «Да, обычный подъезд в необычном доме на улице с интересным названием в одном старинном городе».

Влад

Теперь они знакомы. А ещё год назад почти каждое утро проходили мимо, смотрели друг на друга с любопытством, возможным интересом, а может, потому, что больше навстречу никто не шёл. Конечно, знакомы, если познакомились. Она сказала, как её зовут, он сказал, как его. И да, маленькое уточнение, познакомились по прихоти Демари. Пускай Демари будет к этому причастна, она тогда уже появилась, родилась. Она сама и, конечно, Демари приложили к тому знакомству свои усилия. А смелость Демари сделала своё дело, или смелость, помноженная надвое. Есть ощущение того, что она сильнее, чем раньше, потому что внутри неё есть Демари. Они встречаются утром или в обед, иногда после работы, в кремлёвском парке на аллее или просто на улице. Пересекаются, кивают друг другу. Улыбаются. Ей приятно, она думает, что и ему. Дальше расходятся и идут каждый в свою сторону. Иногда она идёт и притормаживает, сворачивая прямо на него, давая понять – останавливайся, сейчас немного поговорим. Влад останавливается. Спасибо ему за это, она знает, у него нет времени, и на работу он иногда опаздывает, наверное, из-за неё. А ей это надо. Ей хочется его остановить, что-то заставляет, требует общения. Наверное, хочет поделиться с ним своими эмоциями. Влад теперь знает, что она автор, что она Демари.

Он как-то спросил:

– Но вы же нормальная, почему тогда пишете, или немного ненормальная? Нормальные не могут писать.

Посмотрел с вниманием на неё.

Она ответила:

– Значит не…

И от этого ей стало немного смешно и легко. А ещё, наверное, от того, что понимает свою «ненормальность». Она не знает, сколько ему лет, это и неважно. Он немного моложе или просто моложе. Обычно он внимательно слушает, даёт высказаться, сам говорит мало – благодарный слушатель. Про себя как-то сказал, что у него катастрофически не хватает времени. Начал перечислять главное в своей жизни, много… И то, с какой точностью начал перечислять, говорит только об одном, о его серьёзном отношении ко всему. Она тогда ещё сказала ему о своём наблюдении, Америку не открыла, об этом все знают:

– Влад, вы молоды, у вас время должно двигаться медленнее, ладно у меня. У меня летит, в связи с тем, что я взрослее. Выбирайте самые важные дела, первое, второе, третье, остальные отсекайте, всяких там Смоленковых и так далее.

Он улыбнулся. Она не знает, что подумал, не хотела бы, чтобы вот так взял и отсёк, не думает, что их знакомство совсем не имеет смысла. Смысл должен быть.

Добавила только:

– В современной жизни всё достаточно сложно, хочется пожелать лёгкости восприятия и радости в мелочах. А ценности никто не отменит, они как три кита, на которых всё держится.

И пока Демари размышляет, в чём же смысл их знакомства, есть предположение автора, что к завершению рассказа всё встанет на свои места. Появится ответ. Её новый знакомый пытается читать и понимать, что она пишет, многое ему непонятно, честно признаётся. «А может, и всё непонятно», – думает она. Не обижается, значит, ему это не надо, и она не его автор. Немного отступает со своим творчеством, затихает, но потом опять катит на него свою волну, при встрече говорит о том, что написала нового, с оговоркой:

– Будет время, прочтите.

Настойчивая всё же, получается. В конце каждого разговора она всегда подаёт ему руку. Они прощаются. Этот жест она протянула ему с самого первого раза. С момента знакомства. Теперь этот жест с её стороны есть всегда. Влад и Демари обменялись телефонами, так, на всякий случай, но Демари не злоупотребляет. Она иногда размышляет о произошедшем знакомстве. Думает о философии дружбы между мужчиной и женщиной, между ними. Хотя уже триста пятьдесят раз это было опровергнуто, и это, все говорят, маловероятно. А ещё она думает о том, что именно с Владом может получиться дружба. Нереальная, но всё же возможная, и, наверное, надо попробовать, а вдруг. Такие у неё мысли и предчувствия. Предчувствия Демари. Кому-то покажется мало подробностей в отношениях взрослых людей, но автор действует в своём стиле, именно такую задачу ставит для читателя и его размышлений.


Этот рассказ случился неожиданно, сам собой, от возникшего желания автора писать о чувствах между людьми.

Алло

– Алло, здравствуйте, – очень тихо говорит мужской голос, неузнаваемо.

Я, конечно, вижу, кто звонит:

– Здравствуйте, Александр, а почему так тихо говорите?

– Я сейчас в лесу, на охоте.

– Так вам нельзя говорить, вы же зверя можете спугнуть.

– Ничего, можно ти-хо…

– Тогда я буду говорить. Демари будет говорить, а вы слушайте.

Смеюсь. Александр улыбается. И опять вполголоса:

– Я хотел сказать, что все ваши творы прочёл, чувствуется, что вы вдохновлены, когда пишете. Понравилось, желаю продолжать.

– Спасибо, я стараюсь.

Александр – доктор, челюстно-лицевой хирург, хобби у него очень интересное, он охотник. И странно, и приятно мне было услышать этот звонок из леса. Обычно в лесу человек всё же отключается от внешнего мира и погружается в природу, особенно если это не просто сбор грибов или ягод, а охота. О себе скажу честно, люблю слышать, когда сообщения сыплются, как колокольчики в тихом лесу, и человек будто рядом с тобой находится, и не страшно, когда одна в лесу бродишь. А я ведь часто хожу в лес одна.


Ваша Демари.


Творы – произведения (перевод с укр. языка).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

сообщить о нарушении