Irina Raymond.

Исповедь особенной мамы. А я до сих пор жива. Автостоп на два моря



скачать книгу бесплатно


Он экономил каждую копейку. На платных дорогах договаривался с водителями грузовиков, чтобы проехать в полуметре от них и это было бесплатно: шлагбаум не успевает срабатывать. Экономия для грузовика приличная. Его «Scania» в аренде с правом выкупа. Все водители дальнобойщики недовольны тем, что они платят по несколько налогов за одно и тоже.


Недавно появился «Платон»– плата за километраж дороги по грузоподъёмности, плюсом акцизы на топливо и платные дороги. Платные дороги – это не построенные новые дороги, это просто отрезки дорог, которые перекрыли и поставили на них кассы для взимания денег.


С женой Василий по телефону нежничал. У него интересная внешность. Неординарная. И мудрости в глазах много. Спокоен, как удав. Так говорят про таких. И рассудителен очень. Без проблем содержит пятнадцатилетнюю дочь жены Софийку. Беспокоится о ней. Слышала его разговоры с девочкой. Все дальнобойщики в разговорах с родными начинали ворковать, аки голуби. Это для себя тоже отметила. Бонусы в данном случае набирали все.


Приближалась ночь. Мне нужна была гостиница. Мы с Василием объехали пять стоянок, мест не было. На шестой повезло: остался двухместный номер за грубо высокую цену в каком-то не очень презентабельном мотеле. Водителю надо отдохнуть и я согласилась на драконовскую цену. Сама решила изведать автостоп, к кому претензии? К себе.


Номер с двумя кроватями, с душем. И всё. Жаль, что нет сейчас со мной моего водителя «DAF», моего Сергея, Серёжки, Серенького… Конечно, мне было проще, чем ему в данной ситуации. Наши три! почти бессонные ночи. Я общаюсь с новыми людьми, а он – один, совсем один едет со своими мыслями. Да, стожильный он у меня. Поражаюсь. Общаемся с ним по телефону регулярно. Но у меня такая тоска просыпается от его голоса, который негромко и нежно в трубку: «Алёоооо»… Сразу хочется к нему прижаться, ощутить надёжность его сильных рук.


Наш «магнит» тянул нас друг к другу и на расстоянии в несколько сот километров. О каких расстояниях может идти речь, когда в своё правление входит ЕЁ Величество Любовь? Настоящая и сумасшедшая, безоговорочная. Километры между любящими сердцами – не преграда, это временное препятствие. Только и всего.


Ранним утром мы с Василием продолжили наш путь. Жанна из Ейска, потерявшая меня на полпути к ним, когда мы не могли оторваться с водителем «DAF» друг от друга, позвонила во время нашего с Василием завтрака в уютном домашнем кафе, где подавали вкуснейшую яичницу и восхитительные блинчики с творогом. Объяснила своей подруге, где нахожусь. Жанна с мужем собирались встретить меня на машине в каком-то, пока мне ещё неизвестном, месте – в станице Староминской. Я пыталась их отговорить, сказав, что доберусь до места на автобусе, так как в Ейск мало кто из дальнобоя едет. Впереди был длинный в несколько сот километров путь. Завтракали мы в Богучарах.


Василий неспешно ведёт свой грузовик. Всё по плану. По времени он укладывается. Беседа наша тоже течёт неспешно.

Он расспрашивает меня о моём житье за границей, где-то удивляясь, где-то не принимая тот уклад жизни, который ему и незнаком и непонятен.


Говорили о политике. Много говорили. Не первого дальнобойщика не устраивает политика, которую осуществляет правящая партия в России. Снижение уровня жизни, урезание зарплат, нищенские пенсии.


Стыдно за Великую Россию, которая так не любит своих соотечественников. Ко мне – россиянке, в любой стране мира, где я – иностранка, относятся лучше, чем ко мне – россиянке в моей же России. Здесь, дома, в России чувствую себя не совсем человеком, а точнее, совсем «нечеловеком» и «неженщиной».


Чиновники, по сути, обслуживающий персонал, которые должны быть со всеми предельно вежливы и почтительны, их зарплата – это налоги граждан страны, хамят и беспредельничают, пытаясь «опустить» любого гражданина страны до уровня таракана. Это сильно меня возмущает. Очень. Человеческое достоинство в России совсем не уважается. Почему так? Может от того, что люди в России себя не уважают? Грязь, которая везде, замарала и души россиян? Не знаю. Вопрос настолько глубокий, что, если в него уйти с головой, можно, закопавшись, и потонуть. А потому оставлю эту тему для более свободных от своей жизни людей и профи, которые и должны обо всём этом «кричать» на каждом углу, чтобы как-то и что-то изменить в стране.


Василий решил всё же найти мне попутку-грузовик в Ейск. Кинул клич по рации. На удивление тут же откликнулся водитель «MAN». Он ехал в Ейск! Невероятное везение. Просто исключительное. Василий тоже сдал меня с рук на руки, дотащив мой рюкзак до машины.


Водитель на мой вопрос:


– Как зовут? – лихо ответил:


– Лёха.


Вот те раз! Значит, Алексей. Молодой человек 36 лет, который был женат три раза и теперь сам воспитывает дочь. Отец-одиночка. Дочка живёт с папой с четырёх лет. И на днях ей исполнится десять. Удивилась очень. Не встречала в реальности таких пап.


Живут они с дочкой и мамой Лёши в Санкт-Петербурге. Бабушка присматривает за внучкой, пока папа Лёша зарабатывает деньги на жизнь. У Лёши есть ещё сын от первого брака. Далеко в Сибири. Но не видятся они не по этой причине, по другой: мама категорически против общения сына с папой. Глупость неимоверная. Почему сын должен страдать от отсутствия мужского воспитания, если папа адекватный и может ему дать то мужское, которое никогда не сможет дать мать? У любого ребёнка должны быть оба родителя: и мама, и папа. Сына Алексей содержит. Уважаю, когда папы не отказываются от своих детей, потому что не пожилось с женщиной, которая и подарила ему ребёнка. Обстоятельства бывают всякими. Это допускаю однозначно.


Лёша окончил военное училище, и какое-то время служил в армии. Но, когда в России начался очередной кризис, армия оказалась на «дне», и он оставил службу. Не все сослуживцы последовали его примеру. Кто-то остался в армии и добился неплохих успехов, о них Алексей рассказывал с гордостью, без толики зависти. Кто-то погиб на боевом посту, о них Алексей рассказывал тоже с гордостью, но печаль жёстко рвала на куски его повествование. Видела не глазами, сердцем. Так тонко чувствовать может только зрелый мужчина, понимающий смысл своей судьбы и жизни, вообще, в целом.


Лёша доволен собой. Не жалеет ни о чём. Удивительный парень, который неимоверно счастлив тем, что у него дочь. А как любит её! Дочка тоже беспредельно любит своего папу и не очень-то стремится быть с мамой, у которой другая семья и есть маленький сын. Без особого удовольствия дочка едет к маме на пару недель. А дня через два звонит папе и просит забрать её домой. Респект такому папе. Алексей при каждом удобном случае берёт с собой дочку в поездки. А той нравится путешествовать так необычно, да ещё с папой. Редкий случай и я о нём знаю из первых уст.


Сейчас Лёшка в процессе развода. Конфликт возник на почве детей. У нынешней его жены двое своих детей: мальчик и девочка. К его дочери она как-то прохладно относится, когда Алексей в поездках, где и зарабатывает деньги, чтобы обеспечить полностью всю семью, не деля детей на «своих-чужих».


Как порядочный мужчина, Алексей сразу женится. Я в «восторге»: тридцать шесть лет и уже три брака! После развода решил не жениться. Но, жизнь длинная. А он –молодой , симпатишный… Не стоит зарекаться. Всё будет, как должно.


Сын Алексей трепетно относится к своей маме:


– Мамулечка, мамулька…


Все слова о маме только с теплом, только с нежностью и только с любовью. Один в один слова моего Димки. Слёзы каплями повисли на ресницах. Отвернулась, чтобы смахнуть.


Именно Алексей стал последним водителем в моём путешествии в три тысячи с лишним километров. От него исходила такая душевность и сердечность, что и я грелась этим светом, который был предназначен совсем не мне. Так его, этого света доброты, было предостаточно. Спасибо, Лёха. Я – тоже мама, только без сыновей. Без старшего. Без младшего. Так случилось в моей жизни.


Алексей – один большой позитив, только уже осознавший всю степень ответственности за всех своих родных. Мужчина, сын, отец. Папа у Лёхи тоже есть, только живёт не с его мамой, один. Прожив почти тридцать лет вместе, родители разошлись. Отец влюбился в молодую женщину и ушёл к ней. Прожил с молодой женой недолго. Та прыгнула на колени к другому мужчине. Отец живёт в Казани. Лёшка часто у него бывает. Сын хотел помирить родителей. Не получилось. Сначала мама не захотела простить отца. Потом отец передумал мириться. Вот так и живут порознь и поодиночке. Зачем?


Откровенность всех водителей, с кем пришлось общаться, меня несколько озадачивала и радовала одновременно. Хотя, случайные попутчики всегда располагают к откровенности потому, что они сегодня есть, а завтра будут далеко и уже никогда не попадутся на пути ещё раз. Вероятность новой встречи равняется нулю. Только все «мои» водители знали, что я о них буду писать, и номера их телефонов у меня есть.


В каждом из молодых водителей: Игоре, Ромке, Лёшке видела черты своего старшего сына. Какая-то восхитительная неизбежность происходила на протяжении всего моего автостопа и приводила в изумление с каждым разом всё больше и больше. Не зря придумала это приключение для себя, как бы подводя итог всем своим десяти годам жизни без Дмитрия.


Сын постоянно находился рядом, «прикасаясь» ко мне: то словами, то чертами лица, то манерой поведения его нынешних ровесников – молодых водителей дальнобойщиков. Всё было значимо и всё имело смысл. Огромный и наиважнейший. Ещё я уверилась и в том, что приняла правильное решение, когда начала писать эту книгу.


Чужие судьбы касались меня разными своими гранями: радостью, болью, счастьем, печалью. Мне нравилось то, чем сейчас занимаюсь. Слушаю и впитываю. Доверие «моих» водителей я ценила. Всем моя искренняя признательность.


С Лёшей мы так увлеклись беседой, что проехали немного дальше, чем надо было.


Алексей в предвкушении того, что впервые искупается в море. Плавать он любит очень. Немного жалел, что не взял дочку с собой, она тоже не видела море. Но у дочери завтра день рождения. Уже заказано кафе, где она и будет отмечать своё первое десятилетие.


Мы обменялись телефонами, пожелали друг другу всего. Я от души поблагодарила его за поездку. Вот на этом и расстались. Он высадил меня на заправке, а сам «полетел» на встречу с морем и к наслаждению от предстоящего удовольствия.


Ночные купания в море, когда звёзды ярко светят, а волны тихонько бьются о берег и шепчутся, перебирая камушки и ракушки, романтичны. Погода стоит жаркая, а значит, море будет тёплым всю ночь. Счастливого первого свидания с морем, Лёха!


Жанна и Саша подъехали быстро. Я с ними будто и не расставалась совсем. Такие они мне свои и родные. Бывает так, что кровные отношения не такие сердечные, как дружеские. Это как раз тот случай.


Дома у Жанны и Саши меня ждал ужин с вином. Говорили долго-долго.


Первая ночь на новом месте была без снов, хотя я уснула с мыслями о своём Сереньком. Так скучала без него. Он тоже. Слышала по голосу.


Сергей после нашего расставания постоянно пытался «закрыть» свои чувства. Не столько от меня, сколько от себя. Невероятно– неизведанное его пугало. Он привык жить для других, не думая о себе. А тут подарок. Личный. И Сергей потерялся. Он даже себе боялся признаться, что это судьба. Никак не меньше. Одна судьба на двоих.


Рассуждая о нашей с Сергеем встрече, ужасалась тому, что мы могли фатально разминуться и никогда не встретиться. НИКОГДА! Как же я ненавижу это слово.


Обречённо – жестокое слово.


Не исправить его. Не забыть.


Не смягчить – оно снежно – сурово.


Не убрать его. Не полюбить.


НИКОГДА мне тебя не увидеть.


НИКОГДА не замкнуть в кольца рук.


НИКОГДА мне тебя не обидеть.


НИКОГДА мне тебя не вернуть.


Перед этим судьбы приговором


Невозможно в себе устоять.


И глаза эти с мягким укором…


НИКОГДА. НИКОГДА? НИКОГДА!


Этот стих написала своему старшему сыну ещё в сентябре 2007 года, когда моя рана от боли потери обильно кровоточила. С тех пор не переношу это слово. Никогда. В таких значениях.


Водитель «DAF» предпочитал не брать попутчиков. И он не изменял своим принципам. Почему остановился и забрал меня? Вот этого он и сам себе объяснить не мог.


Наша встреча была предопределена кем-то свыше. Иначе мы бы НИКОГДА не встретились. Настолько живём в разных мирах.


Каждый вечер и каждое утро благодарю Бога в своих молитвах за то, что сейчас имею. Теперь моя благодарность многократно выросла – за моего Серенького. Мне нравится так называть Сергея, а ему нравится, что я его так называю.


Как же нам хорошо вместе. Даже когда разговариваем по телефону по два-три-четыре раза за день. Представить не могу, как жила без него и без любви все эти годы.


В нашей жизни случилось чудо.


             Неожиданно. И с небес.


                   Не ждала уже ниоткуда…


             Заплясал в глазах чёртик-бес.


А слова твои где-то строги,


Но на душу елей-дурман.


И сомкнулись в кольцо дороги…


Не надейся: я не отдам.


Не позволю молве и року


Даже краешек надломить.


Как же я благодарна Богу,


Что могу только ТАК любить.


И не думаю, что возможно


Отказаться нам от себя.


Всё случилось неосторожно.


Обвенчали нас ночь и заря.



Утром следующего дня отправила МАХ сообщение:


– Прости, прости, прости. Cлучилось чудо. Любовь. Нас притянуло магнитом друг к другу. Мы не могли сопротивляться и не хотели. Три ночи и четыре дня сказки изменили нашу жизнь. Жду твоего решения. Ирина.


Теперь поняла: в своём стихотворении, которое написала в Башкирии, я прощалась с МАХ. Обманывать своего мужа не хотела, но и жить с ним, после всего случившегося, тоже.


Отпустила ситуацию и стала ждать ответ. Сергей тоже. Он пытался мне внушить, что я поторопилась сообщить мужу о нас с ним. Серенький пока не уверен ни в чём: у него дочки-внучки. А тут на голову «свалилась» я. Любовь ко мне стаскивала с накатанной колеи в кювет. Поневоле можно растеряться. Только я предпочла честность лжи: как могу лечь в одну постель с мужчиной, которого не люблю и просто благодарна ему, после ночей любви с желанным мужчиной? Для меня это запредельность. Развод – неприятная процедура, и я не знаю, как это происходит в Канаде. Но… глаза боятся, а руки делают.


Кто-то кистью облака по небу выписал.


       И зажёг от света звёзд все фонари.


             Стон рояля… Чёрных клавиш звуки-выстрелы.


Неизбежность. Ничего не говори.


Крах любви. Зачем надрывы и мучения?


Холод губ. И эти руки – зябкий лёд?


Сны – обманы. Невозможность совпадения -


Крест надеждам. Оставайся, мой полёт.


Отпусти, прошу… Лететь мне птицей вольною.


Не держи меня! Тебе не удержать.


Несомненность бытия. По нервам болью я.


Ты прости меня: не смею больше лгать.


Мне нужны моря и горы, небо синее.


И желанных глаз сияние и свет.


Я хочу любить и быть другим любимою.


Это в прошлом: я и ты. Иного нет.



Мой старший сын всегда хотел, чтобы я была счастливой. Сейчас я счастлива. Воспоминания о наших четырёх днях и трёх ночах с Сергеем не давали мне покоя ни днём, но ночью. Я хотела быть рядом с ним всегда. Но никоим образом не «давила» на него. Его решение должно быть принято самим. Не иначе.


Жанна с Сашей отправлялись в Санкт-Петербург на три дня по делам. Конечно, никак не могла отказаться от такого случая – побывать в Питере летом. Путешествие на машине предстояло через Москву. У Сергея, как нельзя лучше, тут же тоже образовался рейс туда же: в столицу нашей родины. Правда, он совсем не успел отдохнуть от предыдущей командировки: приехал-разгрузился, вечер дома, а утром снова погрузка и в путь. Но возможность нашей встречи, вероятно, придала ему силы.


Всё больше и больше я удивлялась ему – моему любимому Серёжке Сморыгину. Так записан в моём телефоне. Он изо всех сил сопротивлялся своим чувствам, но при этом делал всё, чтобы они его победили. Этакая игра в «поддавки». На моё счастье. Я не мешала его игре с самим собой. Отдалась своим чувствам и наслаждалась каждым нашим с ним общением.


Море. Ещё одно море в моей жизни. Теперь уже Азовское. Какое оно тёплое и совсем неглубокое у берега. Азовское море разительно отличалось от всех других. И это замечательно. Люблю познавать и узнавать всё новое, потому что научилась любить мир и готова была учиться дальше.


Постоянная моя спутница – боль по сыну уже была приручена. Могла ею, практически всегда, управлять, кроме исключительных случаев, когда боль становилась дикой и вырывалась из-под моего контроля. Здесь я была бессильна. В этих случаях, позволяла ей себя кромсать и вскрывать мои раны, которые, хоть немного, но затягивались.


Благодарна Сергею, что он «не лезет ко мне под кожу» с расспросами о моей жизни и, особенно, о моём старшем сыне. Придёт время и я сама всё, что посчитаю нужным, расскажу. Интеллигентность в Сергее была заложена при рождении.


30 июня мы выехали в путь-дорожку почти в 2 тысячи километров. Конечный пункт – Санкт-Петербург. Саша и Жанна сменяли друг друга за рулем.


Жара. Я с двумя детьми на заднем сидении: Родион – сын Жанны от первого брака и Вика – дочка Саши от первого брака. Родиону четырнадцать, он учится в кадетском корпусе. Подросток в переходном возрасте. Вика– ровесница Яны – моей внучки, ей десять. Детям был скучен длинный путь, но я пыталась их развлекать. Они учились говорить по-английски. Им нравилось. Особенно. Родиону.


Сергей звонил, спрашивал, где мы едем. Мы оба надеялись на нашу встречу сегодня вечером или завтра утром.


Но всё пошло против нас. У него с выгрузкой-погрузкой, у нас с маршрутом. К вечеру мы оказались далеко друг от друга. Сто километров фатально нас разделили. Я, конечно, расстроилась, а потому заснула, чтобы скрыть свои эмоции.


Разбудила меня Жанна:


– Звони Сергею, узнавай адрес, где он стоит, мы заблудились. До него осталось тридцать километров.


Вот это подарок! Не зря я молилась.


Была глубокая ночь, второй час. Пока разобрались с адресом, прошло ещё время. Договорились, что Сергей будет нас ждать на заправке, до которой ему пешком 1,7 км. Жанна сказала, что это далеко и нам придётся Сергея ждать. Как она ошибалась!


Когда мы подъехали, Сергей уже был на заправке. Каким образом за десять минут он туда домчал, нам всем было непонятно. Вероятно, «на крыльях любви». Другим способом невозможно.


Моим друзьям нужна гостиница. Сергей нашёл женщину, которая их на своей машине и проводила до места. Жанна потом сказала, что сами они эту гостиницу не нашли бы. Спасибо отзывчивой женщине. Есть ещё доброта на земле.


Мы помахали всем вслед, а сами отправились в нашу «гостиницу» – кабину «DAF». Обратная дорога оказалась длинной: через каждые два метра мы целовались. Я вставала на цыпочки, чтобы дотянуться до Сергея. Как же мне это нравилось: и высокий рост, и поцелуи. В этом мужчине импонировало абсолютно всё. Ничего не раздражало. И ничего не отторгало. Да, такого со мной ещё не было.


В «доме» Сергея всё знакомо. Зашторив окна, и, оказавшись опять рядом, мы отдали себя во власть любви. Пять дней и пять ночей разлуки. Наша страсть оказалась ненасытной.


Времени оставалась невозможная малость. Третий час ночи. В шесть утра я должна отправляться дальше в Питер. Сергей, который совсем не любил целоваться, как он сказал, зацеловывал меня. По всему телу «порхали бабочки и стрекозы», и я раз за разом падала в свой колодец наслаждений. Нас совсем не смущали грузовики, стоявшие рядом с нашим «домом». Мы их не замечали. Не могу с уверенностью сказать о них то же самое.


Как же быстро прошло время. Звонка от ребят ещё не было, но даже немного поспать Сергею не пришлось. В шесть утра начались звонки от дочерей. Девочки совсем не заморачивались тем, чтобы соотнести уральское время, где они живут и московское, где находится их папа. «Игра в любовь» была в одни ворота. Отметила, но не стала делать поспешных выводов. Я с ними не знакома и совсем их не знаю.


Время нашего отъезда перенесли на семь часов. Мы успевали с Сергеем выпить по кружке чая с его любимым малиновым вареньем. В дорогу Сергей собрал «гостинцы»– разные сорта сала. Оно нравилось всем, даже детям, что для меня крайне необычно.


Расставание было трудным, но быстрым. Мы прошли до заправки наши 1,7 км, тесно прижавшись. Лёгкий поцелуй в губы – последний перед нашей разлукой. Мы не знали, когда судьба нам снова сделает подарок. Я была счастлива безоговорочно. Жанна это отметила. Глаза у меня сияли.


Впереди ещё долгий путь и я могу выспаться, а мой Серенький опять за руль своего кормильца – «DAF». Но и он был бесконечно счастлив, а значит, «всё будет красиво», выражаясь его словами. Наконец-то, я чувствовала себя женщиной – желанной и любимой. Первый раз за много лет моего одиночества вдвоём. Сердце замирало от всего. От происшедшего. От происходившего. И от того, что ещё произойдёт. Ни на минуту уже не сомневалось: водитель этого « DAF» – мой мужчина, как и я – его женщина.


В один из красивейших городов мира приехали вечером. Я спала всю дорогу. Просыпалась и опять засыпала с воспоминаниями о коротюсенькой встрече, мечтая о нашем будущем.


Город встретил пустыми дорогами и жарой. Немного поплутав, подъехали к дому на Невском проспекте, где сняли на четыре дня квартиру. Хозяйка была радушной. Квартира интересной по планировке и находилась в центре. Друг другом остались довольны. Расшаркались. Расстались.


Утром следующего дня я, проводив красивую Жанну с верным ей Сашей на учёбу, подняла детей и накормила их завтраком. Впереди насыщенный день: Дворцовая площадь, Исаакиевский собор, улицы и мосты Питера и Петропавловская крепость.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11