Ирина Остудина.

Не искушай меня, не искушай. Лирика



скачать книгу бесплатно

Иллюстратор Людмила Николаевна Егорова


© Ирина Остудина, 2017

© Людмила Николаевна Егорова, иллюстрации, 2017


ISBN 978-5-4483-8232-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Не искушай меня, не искушай…
ИРИНА ОСТУДИНА
Сборник стихов

художник: Л. Егорова


 
Не искушай меня, не искушай…
Рецензия на поэтический сборник Ирины Остудиной
 


 
«Не искушай меня, не искушай…»
Жанр произведения: поэзия
Целевая аудитория. Сборник рассчитан на женскую читательскую аудиторию в возрасте от 25 и до…
Язык и стиль. Большинство стихотворений написаны емким и образным языком, отмеченным богатством авторских интонаций, это доставит искушенному читателю эстетическое наслаждение. Прослеживается собственный стиль, самобытность. Встречаются яркие, эмоционально насыщенные сравнения. Нет излишней вычурности. Присутствует определенная доля экспрессии
Достоинства рукописи
1. Тематика. В своих произведениях автор глубоко затрагивает тему любви, в самых разных ее проявлениях. Ряд стихотворений освящает также и нравственно-этические темы. Данные произведения несомненно обогатят читателя и вызовут у него симпатию, теплоту, ностальгию, желание сопричастности
2. Эмоциональная составляющая. Есть ощущение, что многие стихи, вошедшие в сборник, отражают жизненный путь поэта и от того вызывают широкий спектр чувств и эмоций: от радости до светлой грусти, они будоражат и вдохновляют
 
 
«Слова те только душу ранят
Наружу рвется вновь слеза.
 
 
Душой я сдерживаю память,
Под маской прячу я глаза»
 
 
Жизнь моя захромала на обе ноги…
Спотыкаясь, я падаю, но не сдаюсь. Междометия прячу в глубины строки, Над своею я немощью снова смеюсь»
 
 
«Закончилась мелодия, я смяла лист…
В камин горящий с болью бросила его. Пусть в миллионный раз горят в нем чувства, жизнь,
 
 
Я не осмелюсь, не скажу уж ничего».
 
 
3. Философская составляющая.
Автора характеризует стремление постичь, понять природу тех или иных вещей или событий и ненавязчиво привлечь к этим размышлениям своего читателя, заставить его размышлять, формировать собственное мнение на ту или иную проблему или ситуацию
 
 
«Мы часто жертвуем собою…
Во имя Жизни и Любви.
 
 
Во имя Веры, грез с мечтою,
Во имя чувств, что в нас, внутри».
 
 
4.
Творческая зрелость. Посредством произведений в стихотворной форме автор выражает свою творческую зрелость и сосредоточенность мысли. Произведения отличает вполне устоявшееся отношение автора к различного рода жизненным явлениям.

5. Гуманизм. Каждое произведение является откровенным и искренним разговором между автором и читателем. Автору есть что сказать, есть чем поделиться. Людям, которые находятся в сложных, жизненных ситуациях, данный сборник особенно рекомендуется к прочтению – он вселяет надежду на лучшее, учит добру, дает свет
 
 
«Все будет, в этой жизни будет,
Свидания да разговоры до зари.
Все будет, в этой жизни будет,
Трель соловья в ночи, цветущие сады…»
 
 
6. Поэтическая убедительность. Гармоничное сочетание таких компонентов, как собственный стиль, искренность и яркая эмоциональная составляющая делает творчество автора
«Тепло мужских и сильных рук
Согрели душу мою вновь.
 
 
Но я опять тебе солгу…“
„Под звуки старого романса
 
 
Стою я в думах у окна.
Лучи пурпурного заката
Скользили нежно по рукам».
 
 
7. Богатство и яркость образов. Автора отличает ассоциативное мышление, он использует оригинальные сравнения, которые обогащают стихотворения, насыщают их эмоционально
«А из любви сотку ковер,
Добавив в нити дух свободы»
«Любовь – круговорот душевных чувств. Богов напиток, вкусов разноцветья»
 
 
«В душе волнительные ноты,
Вдруг зазвучали утром ранним.
Залив мелодией пустоты,
Стерев границу между нами»
 
 
Смешала осень чувства все в моей душе, Коктейль, из них в душе моей взбивая»
 
 
«Я ставлю сердце на зеро»
 
 
8. Вдохновение. Стихи несут в себе определенный энергетический посыл, они вдохновляют читателя на самораскрытие, настраивают на лирический лад.
9. Атмосфера. Автор умеет создавать особое настроение, увлекательно и правдоподобно иллюстрировать собственные поэтические идеи. Он способен заразить читателя особым настроением, создать атмосферу, вызывает желание погрузиться в его стихи с головой
«Старинный заведу я патефон,
На диск поставлю хрупкую пластинку. Возьму семейный в руки я альбом
И, улыбаясь, проведу по снимку
 

Не искушай меня не искушай…

 
Не искушай, прошу, не искушай,
Речами сладкими своими.
И моё сердце больше не терзай,
Давно с тобою стали мы чужими.
 
 
Когда-то наши разошлись пути,
И холодом сковало душу.
Огня любви в безмолвье не найти,
Разлука  в сердце запустила стужу.
 
 
Пережила давно я эту боль,
Тебе простила все свои обиды.
И в моём сердце ожила любовь,
Со мною рядом человек любимый.
 
 
Не искушай меня, не искушай,
 Не заводи, прошу о прежнем, речи.
Ты сам сказал однажды мне: прощай,
Теперь и ты забудь о нашей встрече.
 

Хоть за душою ни гроша…

 
Хоть за душою ни гроша,
И сердце стонет вновь.
В рубцах корявых вся душа,
Застыла в венах  кровь.
 
 
Все чаще грусть в душе гостит,
И сердце не поет.
Но верю, жизнь меня простит,
Отдав свою любовь.
 
 
С любовью запоет душа,
В такт сердце застучит.
Пусть за душою ни гроша
Но песнь в миру звучит.
 
 
 Душа и сердце – два крыла,
 Не стоит отрицать.
 Их вместе создала судьба,
Чтоб я смогла летать.
 
 
Душа и сердце в унисон,
 Поют так редко нам.
Все чаще спор средь примадонн
Идет, разбившись в хлам.
 
 
Любовь, их снова примирит,
Деля все пополам.
И песнь любви в них зазвучит,
 Вернув к своим мечтам.
 
 
Хоть за душою ни гроша,
И в сердце вьется боль.
 Но крылья Сердце, и Душа
Всегда есть за спиной.
 
 
Хоть за душою ни гроша,
Плевать, ни в этом смысл.
Расправьте крылья не спеша,
Стрелой ворвитесь ввысь.
 
 
Взлетая сердце и душа,
Споют вновь в унисон.
Пусть, за душою ни гроша,
За то в ней есть любовь.
 

Судьба не раз ломала крылья мне…

 
Судьба не раз ломала крылья мне,
И мне бы сбросить их, забыть о боли,
Но только стон рвет душу в тишине,
 Да слезы убирают с глаз ладони.
 
 
Не милосердна жизнь моя ко мне.
Судьба испытывает душу, что – ли?
Лишь стон ее, рвет в темной тишине,
Ломая мои  крылья  мне в неволе.
 
 
Но верю, заживут мои крыла,
Утихнет боль, затянутся те раны,
 Вновь стану счастлива…
Я сберегла, Свои крыла, забыв про боль, обманы.
 

Под ласкающей тенью ночи…

 
Под ласкающей тенью ночи,
 В свете звезд, опьяняющих блеском.
Оживает душа и парит,
Уносясь в беззаботное детство.
 
 
В детстве вся утопала в мечтах,
В той стране я не ведала боли.
Там не знала душа моя страх,
И слеза не катилась в ладони.
 
 
Беззаботность и радостный смех,
В мире детства цвели, словно розы.
В нем невинна душа, без прорех,
В нем не страшны судьба и угрозы.
 
 
Под ласкающей тенью ночи,
В свете звезд, опьяняющих блеском.
Память мне, вновь диктует строчки,
Душу в детство, ведя теплым всплеском.
 

Ветер колыбельную поет…

 
Ветер колыбельную поет,
 Шелестя листвою на деревьях.
Месяц тихо по небу плывет,
 Застывая в облачных сплетеньях.
 
 
Где – то филин ухает в ночи,
Сотрясая воздух в такт, крылами. Колыбельную поют ключи,
 Рассыпая капли меж, ветрами.
 
 
Ветер колыбельную поет,
Засыпаю я под песню эту.
Я во сне душой уйду в полет,
И вернусь домой, в тиши к рассвету.
 

Снова твой бокал в моей руке…

 
Снова твой бокал в моей руке.
В нем по каплям собрана, вся боль и жизнь.
 Встретились с тобой мы в кабаке,
Только встреча та, душе сулит дожди.
 
 
Наливай подруга, наливай!
Я тебя судьба моя, до дна допью.
 
 
Подливай подруга, подливай!
Силы нет, тебя простить, но я прощу.
 
 
Много лет боролась я с тобой,
Верила, что сдашься ты, уступишь вдруг, Но борьба менялась на покой,
Иль на капли счастья, боль, и дни разлук.
 
 
Наливай подруга, наливай!
Я тебя судьба моя, до дна допью.
 
 
Подливай подруга, подливай!
Силы нет, тебя простить, а я прощу.
 
 
Знаю, в этом нет, твоей вины,
Ты, к душе моей, приписана Творцом.
Только крик ее из тишины,
Призывает жить с тобой и быть борцом.
 
 
Наливай подруга, наливай!
Я тебя судьба моя, до дна допью.
 
 
Подливай подруга, подливай!
Силы нет, тебя простить, а я прощу.
 
 
Снова твой бокал в моей руке…
В нем по каплям собрана, вся боль и жизнь. Встретились с тобой мы в кабаке,
Только встреча та, душе сулит дожди.
 

Под пальцами твоими…

 
Под пальцами твоими
Бьет пульсом чья – то жизнь.
 
 
Словами, пусть простыми
Ты говоришь: – «Держись!»
 
 
Даря душе надежду,
Поддерживая дух.
Отбросив боль – невежду,
Ты отведешь беду.
 
 
Души своей частичку,
В жизнь вкладываешь ты.
Вошло давно в привычку
Рвать жизнь из темноты.
 
 
Спасая наши души,
Сердцам, вернув покой,
Ты возвращаешь жизни,
Забыв про все порой.
 
 
Под пальцами твоими
Бьет пульсом чья – то жизнь.
 
 
Словами, пусть простыми
Ты вновь кричишь: – «Держись!»
 

Давай, гульнем с тобою до утра…

 
Давай, гульнем с тобою до утра…
Да так, чтоб нашим душам стало жарко. Довольно, им, в миру любви, страдать, Пусть эта ночь для нас станет наградой.
 
 
Расправим за спиной свои крыла,
Душа – изнеможённая от счастья.
И пусть слепа была любви – стрела,
Мы все ж, гульнем, на зависть всем ненастьям.
 
 
Вокруг нас вспыхнет вмиг любви, пожар,
И струны в душах, запоют, во славу,
Забьет дробь барабанную гроза…
Нам эту ночь жизнь отдала в награду.
 
 
Расправим за спиной свои крыла,
Душа – изнеможённая от счастья.
И пусть слепа была любви – стрела,
Мы все ж, гульнем, на зависть всем ненастьям.
 

Взлетая падаю, я вновь взлетаю…

 
Взлетая падаю, я вновь взлетаю…
Всю жизнь на острие живу.
 
 
Мгновеньям, радуясь в них, утопаю,
Все что имею, тем дышу.
 
 
Вдыхаю грудью, теплый воздух – летний,
Ловлю губами с крыш капель.
И слышу я, как вторит ветер – сплетник, Грущу, когда поет метель.
 
 
Я радуюсь душой весенним грозам,
Забыв, что жизнь на острие.
Но все ж назло пугающим прогнозам,
Я выбираю жизни свет.
 
 
Взлетая падаю, я вновь взлетаю…
Всю жизнь на острие живу.
 
 
Но лишь любя ее, все забываю
И все, что в ней тем и дышу.
 

Я поцелуем осушу слезу твою…

 
Я поцелуем осушу слезу твою,
Которая стекает каплей по щеке.
Печаль твою в своих ладонях утоплю,
Чтоб нам с тобой мечталось снова, налегке.
 
 
В саду, под звездным небом, в тишине ночной,
Вдыхая сладкий аромат цветущих роз. В любовь душой уйдем с тобою, с головой,
Снимая с трав губами капли сладких рос.
 
 
Понежимся на солнце с ласковым лучом, Который нежно станет нас с утра ласкать.
Я в сладкой дреме лягу на твое плечо,
Судьба позволила нам вновь рассвет встречать.
 
 
Я в полудреме прошепчу родной, тебе,
Не надо слез своих напрасно, проливать, Любовь еще сильней становится в борьбе, Пока мы живы, дышим, нас беде не взять.
 
 
Я снова поцелуем осушу слезу,
Которая стекала по щеке твоей.
Мгновением любви с тобой зажжем свечу, Которая подарит жизни сотни дней.
 
 
Я поцелуем осушу слезу твою…
 

По вишневому саду, мы с тобою идем…

 
По вишневому саду, мы с тобою идем.
Соловьи напевают, месяц светит как днем. Запах вишни цветущей души манит, пленя. Ветер ласково шепчет, нас с тобою, дразня.
 
 
Каждый год, лишь весною, мы приходим в свой сад.
В нем с тобой совершаем свой ночной променад.
Ароматом вишневым, наслаждаясь в ночи, Снова молодость вспомнив, напеваем мотив.
 
 
Мы мотив наш весенний пронесли чрез года. Вместе с нами старел он, забывался слегка, Но как только с тобою приходили мы в сад, Он в сердцах с новой силой начинал вновь
 звучать.
 
 
По вишневому саду, мы с тобою идем. Соловьи напевают, месяц светит как днем. Запах вишни цветущей души манит, пленя, Ветер ласково шепчет, нас с тобою, дразня.
 

Гроза, последняя, весенняя гроза…

 
Гроза, последняя, весенняя гроза.
Сверкает молния да, ветер свищет,
Гремят раскаты и сверкают небеса,
И капли барабаня, бьют по крыше.
 
 
Я выбегаю босиком, под теплый дождь.
Мне лужи пузырясь, ласкают пальцы,
По телу мелкой рябью пробежится дрожь,
Я вновь с дождем своим танцую вальсы.
 
 
Гроза, последняя, весенняя гроза.
Свет, молний стрелы разрывают небо.
Я в музыку дождя впишу стихом слова, И с песней юной встречу свое лето.
 

Ломая грудью, прутья клетки золотой…

 
Ломая грудью, прутья клетки золотой, Из плена вырывалась птица.
Израненная в кровь рвалась она домой, В просторы неба и зарницы.
 
 
Чтобы расправив крылья в небесах парить, Вдохнув всей грудью дух свободы.
Чтоб ранним утром с трав могла росы испить, Забыв про все свои невзгоды.
 
 
Превозмогая боль, и крылья не щадя,
Рвалась она на волю, к свету.
Манила ее душу ранняя заря,
И дух, подаренный рассветом…
Ломая грудью, прутья клетки золотой, Из плена вырывалась птица…
 

Я в любовь брошусь, словно в омут…

 
Я в любовь брошусь, словно в омут,
С головою, опять по весне.
Не умею я по – иному,
Я живу в ней душой, как во сне.
 
 
Ароматы любви вдыхая,
Утону я в прохладной росе.
Ветер ласково обнимая,
Мне споет свою песню, присев.
 
 
Лепестки цветущего сада,
В вальсе станут кружить надо мной.
И росы хрустальной прохлада,
В душу мне принесет вновь покой.
 
 
Я в любовь брошусь, словно в омут,
С головою, опять по весне.
Не могу уже по-другому,
В ней жива я душой, в ней мой свет.
 

Душа моя в лохмотья…

 
Душа моя в лохмотья-
Оделась в этот раз.
 
 
Все разом, сразу в клочья,
Изнанкой на показ.
 
 
Рассеянной и слабой,
Та оказалась в миг.
Лукавой и стыдливой,
В объятии интриг.
 
 
Обвитой паутиной,
Что соткана из лжи,
Под пеленой дождливой,
Бредет она в тиши.
Озноб сковал цепями,
А те рвут душу, в кровь.
Холодными губами,
Ее касалась боль.
 
 
Душа, борясь, шагала,
Лохмотья сбросив в тьму.
Любовь, дух заживляла,
Позвав с собой мечту.
 
 
И вновь расправив крылья,
Взлетела ввысь душа.
Избавясь от унынья,
В любовь свой путь нашла.
 
 
Сорвав, лжи паутину,
Развеяв пелену.
Любви зажгла лучину
Рассеяв светом тьму.
 
 
Чтоб души, что в лохмотьях,
Бродящие во тьме,
К любви смогли сегодня,
Прийти в прекрасном сне…
 
 
Душа сняла лохмотья,
Вмиг отступила боль.
Печаль Ее всю, в клочья,
Разорвала любовь.
 

Уставшая я поднимаю руки к небу…

 
Уставшая я поднимаю руки к небу,
Моля покой себе на несколько минут.
Пытаясь рассказать о боли, другу – ветру, В надежде, что мою молитву донесут.
 
 
Пульсирует печаль, в висках вгрызаясь в вены,
И лунный свет, мерцая, меркнет на глазах. Судьба моя передо мной возводит стены, А я их, разбивая, побеждаю страх.
 
 
Уставшая я поднимаю руки к небу,
Моля покой себе на несколько минут.
Моля себе покой, я одержу победу,
Хоть часто небеса мои мне так же, лгут.
 

За стеной суеты и забот…

 
За стеной суеты и забот,
Незаметно время летит.
Так уходит за годом год,
Оглянулись, назад нет пути.
 
 
За стеной суеты и забот,
Мы порою не видим жизнь.
Так уходит за годом год,
Оглянулись… а разве ты жил?
 
 
Жизнь летит, мы за нею спешим,
Не вникая, в чем ее суть.
Торопясь по пути грешим,
Все пытаясь судьбу обмануть.
 
 
За стеной суеты и забот,
Мы, не видим простых вещей.
Лишь подтаявший жизни срок,
Возвращает нас снова к душе.
 
 
За стеной суеты и забот,
Незаметно время летит.
Так уходит за годом год,
Оглянулись, назад нет пути.
 

Душа срывается с цепей…

 
Стекая по щеке слеза,
Упала на ладонь мою.
Вмиг потемнели небеса,
У бездны снова, я стою.
 
 
Душа срывается с цепей,
Гонимой ветром рвется в даль.
Но боль от жарящих плетей,
Вонзаясь, гонит вновь в печаль.
 
 
Минуты в вечность обернув,
Казалось, я сгорю дотла.
Душа, сорвавшись вдруг, вспорхнув,
От боли улететь смогла.
 
 
О счастья по щеке слеза,
Скатилась на ладонь мою,
Лучом пробиты небеса,
Я жизнь по-прежнему, люблю.
 

Когда мосты разводят над Невой…

 
Когда мосты разводят над Невой,
Спит город, убаюканный в ночи.
По Невскому брожу я, с тишиной…
Прислушиваясь как она, звучит.
 
 
Санкт – Петербург меня заворожил.
Моим став – символом величия,
В него влюбилась – будто старожил,
Душой, прочувствовав дух столетий.
 
 
Перевороты, пышные балы,
Вмиг  в мыслях пробегают вехи все.
Сей благородный град, его сады,
Был дан любовью в дар моей душе.
 
 
Вот, венценосный ангел у дворца,
Хранит меня в безмолвии ночи.
Душой я приняла его гонца,
Который к сердцу града, дал ключи.
 
 
Рассвет встает. Уставшая, бреду,
По Невскому проспекту в тишине.
Войдя в отель, благодарю судьбу…
За то, что есть сей город на земле.
 

Утро доброе…

 
Ароматы весенние кружатся,
Нарядились деревья в листву.
Мы с подругой – Весною подружимся, И заполним в душе пустоту.
 
 
Утро доброе! Кроны зеленые,
Утро доброе! Прелесть – Весна.
Утро доброе! Пары влюбленные,
Утро доброе! Капля тепла.
 
 
Пробудит меня солнце прекрасное,
Я, открыв глаза, в слух закричу.
С добрым утром! Тебя, солнце красное!
Теплый луч проскользнет по плечу.
 
 
Утро доброе! Солнце прекрасное…
Утро доброе! Майский рассвет.
 
 
Утро доброе! Небушко ясное,
С добрым утром! Души моей свет.
 
 
Птичье пенье мне душу порадует,
И любовь заискрится в глазах.
Пробегусь я душою по радуге,
Пролечу на ветрах в небесах.
 
 
Утро доброе! Пташки певучие,
Утро доброе! Ветры небес.
Утро доброе! Чувство безбрежное,
Утро доброе! Жизнь, мир чудес.
 

Ой, ты месяц травень…

 
Ой, ты месяц травень,
Душу разбередил.
Вновь идешь по земле,
Дав мне силы прилив.
 
 
По полям расстелил
Ты душистый ковер,
 
 
Все сады зацвели.
Соловей вновь поет.
 
 
Солнце теплым лучом,
Душу тронуло вновь.
Стало так горячо,
Словно это любовь.
 
 
Ой, да месяц травень,
Меня к жизни вернул.
Ты к прекрасной земле,
Руки вновь протянул.
 
 
В сердце, тронул струну,
Нежно, мягким смычком.
И я снова в плену
Под  твоим каблучком.
 
 
Ой, ты месяц травень,
Душу разбередил
Ты идешь по земле,
 
 
Дав мне силы прилив.
 

Зазвучали кастаньеты…

 
Зазвучали кастаньеты,
В ритм забилось сердце вдруг.
Зазвенели в такт браслеты,
Развернулся в танце круг.
 
 
Танец страстью степь заполнит,
Сердце бьется в унисон.
Душу ритм куда – то гонит,
Бьет мелодия в висок.
 
 
В ней любовь, минуты страсти,
Запах ночи и костра.
Сердце отдано той власти,
Где любовь царит в мечтах.
 
 
На секунды кастаньеты,
Вдруг смолкают, затаясь.
Пред глазами мчат сюжеты,
Моей жизни, прослезясь.
 
 
С новой силой кастаньеты,
Выбивают ритм любви.
Слезы напрочь позабыты,
Ночь спасает от тоски.
 
 
До зари я страстном танце,
То сгораю, то томлюсь,
То в неведомом пространстве,
Тол расплачусь, то влюблюсь.
 
 
А к утру изнеможённой,
С сердцем легким, я вернусь.
В дом войду перерожденной,
Утопив в том танце грусть.
 

Верни судьба мою любовь…

 
Верни судьба мою любовь…
Верни на час, на миг, на вдох.
 
 
Чтоб аромат ее цветов,
В меня вливался чистотой.
 
 
Верни судьба, любовь мою…
Вонзи стрелою в сердце вновь.
 
 
Чтоб стоя как – то на краю,
Я вырвалась из плена снов.
 
 
Пусть миг любви меня вернет,
Туда, где сердцем пела я.
Где света теплый огонек,
Грел душу за собой маня.
 
 
Верни судьба мою любовь…
Верни на час, на миг, на вдох.
 
 
И дай то Бог, чтоб все сбылось,
И вырвусь я из плена снов.
 

Одно мгновенье, все опять трещит по швам…

 
Одно мгновенье, все опять трещит по швам.
И жизни пламя не горит, а тлеет.
Холодный ветер пробежался по губам, Любимый плед совсем меня не греет.
 
 
Я с одиночеством своим наедине,
Веду совсем не милую беседу.
Вдруг лунный луч, сползая тихо по стене, Прервал наш разговор, сменив нам тему.
 
 
Знобит, совсем меня не греет теплый плед, Лишь лунный луч со мной во тьме играет. Затихло одиночество, настал рассвет, Душа моя, согревшись, засыпает.
 
 
Сменилась тихо ночь, на утренний рассвет
Любимый плед стал мягок и теплее
Вот так вот шутит жизнь, со мной меняя цвет
А я, борясь, все становлюсь сильнее.
 

Затянулось небо тучей черной…

 
Затянулось небо тучей черной,
Ветер злобно, завывая ветви гнет.
Забрела тревога тенью сорной,
На мгновенье, будто бы, прервав полет.
 
 
В пляску капли крупные пустились,
Четко, отбивая песенный мотив.
По щекам они моим скатились,
Захватив с собой тревоги, негатив.
 
 
Ветер стих немного стал добрее,
Знает озорник, что дождь мне нипочем.
Что тревожный миг мой он рассеет,
И пущусь душою в пляски я с дождем.
 
 
Пусть затянуто все небо тучей,
Ветер злобно, завывая ветви гнет.
Наш мотив звучать так станет круче,
Дождь в него все эти звуки соберет.
 

Как – то раз в далекие времена…

 
Как – то раз в далекие времена,
Когда Русь полна была нечистью.
Когда Русь была вся изранена,
Дух под гнетом пал с человечностью. По селеньям там ворог хаживал,
Дань с народа да, жестко спрашивал.
И коль голову кто, поднять посмел.
Незамедля, на меч насаживал,
Русь тонула в слезах да горести,
Обрастав, все новыми ранами.
И моля богов всех о помощи,
От меча, да чтоб гибли нелюди.
Было так единожды сказано…
Русь повысохла русской силою,
 
 
Всем казалось то, жили слажено.
Не стоял никто перед выбором,
Выбор тот – то был, ох, совсем не прост. Было, коль единожды сказано,
Защищая Русь, младым на погост.
Иль под ворогом жить подмазанным,
Аль неужто да перевелся дух?
Русский дух с богатырской силою…
 
 
Селенье… Терем высокой стоит,
Силой молодец бахваляется.
Шутку шутит за так да без цели,
Да творки творит, представляется.
Тот. которого возьмет за руку.
Из плеча тому руку выломит.
Или ковш с вином пустит по кругу.
Чтоб запили с ним други ту скуку.
Но, однажды вшел во село слепец.
Поводырь младой вел. да к терему.
Да, присев на пень, забил в бубенец,
Чтоб услышав, дав слово мудрому
Ты пошто, богатырь, бахвалишься?
Али, силушку деть уж некуда?
Стонет Русь, а ты тута хвалишься.
 
 
Иль тебе совсем-таки некогда?
Коль ты чуешь силу вселенную,
 
 
Защити, поди Русь от ворога.
Собери ты дружину верную,
И спаси от нечисти города.
Города да, все наши, русские,
Там, где люд под игом в страдании.
Где бьют чужеземцы поганые,
Им что стар, что мал, все в изгнании.
 
 
Богатырь, о бедах не слыхивал,
Осерчал, что молчали вестники.
Зляся на себя, стал попыхивать,
Да ломать руками подсвечники.
Приговаривая, да в крик крича:
– «Али я не Русич, не богатырь?
Али силы нет, не поднять меча?
Собирайся люд на большой пустырь
 
 
 Будем там дружину скалачивать,
Люд, супротив нечисти, сплачивать.»
Засбирался люд на пустырь, на зов.
 
 
Стар и млад, никто не противится.
Каждый грудью за Русь, да встать готов.
Русь с колен подняв, с миром мирится.
Глянул богатырь да на люд, простой,
Да на лица их изможденные.
И, тряхнув своей буйной головой,
Вострый меч, да поднял, огаленный.
Слово молвил им Богатырь младой,
Подымая люд, на неравный бой.
Отдав старцам свой, да земной поклон,
Да и матушке в пояс кланялся:
– «Ты моя любимая матушка,
Дай свое мне благословение.
Чтобы сил прибавила травушка,
Даровала земля терпение.
Чтобы в трудный час рядом другу быть,
Чтобы силушка не скончалася.
Да над ворогом победу добыть,
Чтоб от сил земля содрогалася.
Проводи меня, моя матушка,
На бой праведный, да за русичей.
Не стонала, чтобы Россеюшка,
Да вражи исчезли поганые…»
 
 
Мать прижала да, буйну голову,
Перекрещивая, благословив.
Разделив с дружиной, всем поровну.
Отпустив на бой как, чадо свое.
 
 
Путь не близкий, до Стольного града.
Чрез долину, да степи и горы,
По пути, там ждала их засада.
Ворог ждал и готовил оковы.
На холмах вдали Стольный град стоит
Опоясанный валом земляным…
Подле оного глубок ров, лежит
И вокруг бродят звери лесные. Дымом чернящем да, горькой гарью, По селениям неслось горюшко
Укрывая Русь смертной печалью
Да засеяв телами полюшко
Налетали вороги на земли,
 
 
Убивали, жгли, да грабили град.
Забирали люд да русский, в полон,
Источала земля боль там да, смрад
Грудью полоной вздохнул богатырь,
 
 
Сжал он с силою свой меч – кладенец,
Кинул клич, да так, что завыл ковыль,
Да, достал из ножен меч, Молодец,
Да, с дружиной пошел на ворога,
На ворога черного, лютого,
Что без чести оный, без совести.
 
 
Да, во граде том, да забил набат.
Подымался люд на борьбу за град,
Подымался люд, будь то стар, иль млад,
Чтоб с русской земли бежал супостат.
И пошла у врат сеча жаркая,
Зазвенели мечи да, вострые,
Да, летели стрелы разящие,
Да, текла по земле кровь липкая.
С плеч летели вражии головы,
Супостат разлетался в стороны,
А из-под копыт пыль вздымалась ввысь,
Да крича, кружат, черны вороны
Так прошло пять ден, битва тяжкая…
Уж дрожит от битв мать сыра земля, Почернели от кровушки поля,
 
 
Да и ворог от страха мечется.
А наш молодец, славный богатырь,
Только глянь, как он валит ворога.
Раз взмахнет мечом, враз вокруг пустырь,
Да и ворон кричит в полголоса.
Встал наш молодец, пот, смахнув с лица, Вострый меч, вонзив в землю – матушку, Да, сказал он глядь дружине в глаза: – «Хватит братья лить вражью кровушку, Пусть уйдут они, да, в свои края,
Да, расскажут о русской силушки,
Да чтоб помнили то, их сыновья,
Что со злом, да, на землю русскую,
Не пройти даже с думой гнусною,
С думой гнусною да, с мечом своим.
Мы врагам то сломаем крылышки.
Да и станет с позором он гоним,
Или сгинет, оставив перышки!»
 
 
Как услышал ворог сии слова,
Скинул латы, да стрелы вострые.
Поплелись, пока цела голова,
Да, спросив у людей прощение.
Русский люд назвал с тех пор, молодца, Мирославом – стражем русской земли, Мирославовичем – ум мудреца,
Да, за силушку, коя с рождения.
Сказ сей будет урок, для ворогов,
Не гневите душу да, русскую.
Не надеть на нас, вам, стальных оков, Не втоптать вам, душу раздольную!!!
 
 
Как – то раз в далекие времена…
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2