Ирина Островецкая.

Хочу быть содержанкой



скачать книгу бесплатно

Если бы я не удивилась, увидев вату под постоянной пломбой. Если бы я не принялась её рассматривать, с недоумением на лице. Если бы Володя не снял эту злосчастную вату с зонда, и не принялся анализировать ситуацию, и не принюхиваться к тому, что было извлечено из его зуба, скандала, возможно, и не случилось бы вовсе. Володя не смог бы догадаться о причине возникновения острой боли в его зубе. Но всё случилось в одно мгновение, не так, как было нужно в тот момент, не так, как хотелось, и я, всё же, возможно, и, скорее всего, по своей глупости, оказалась орудием кары в руках Судьбы. Описывать все подробности я отказалась.

– Я пойду к ней! – женщина так негодовала, что внутренне отказалась называть врача по имени отчеству, решив, что лишь определение «она» годится для обозначения предмета её возмущения.

Меня не прельщало ввязываться в этот конфликт, но уйти от него не удалось.

– Ну, что ж, наверное, вам, действительно, будет лучше подойти к доктору, и решить с ней этот наболевший вопрос.

– Наболевший, ещё как наболевший! Я не уйду, я пойду к ней, я всё выясню и накажу её за вредительство! – уже кричала она. Потом, вдруг, улыбнувшись, вроде, по-дружески, сказала:

– После неё я зайду к вам, и мы договоримся, когда можно будет Володе прийти к вам полечиться.

Вот тебе и раз!.. Кричала, кричала, вроде, справедливо возмущалась, и договорилась. Так, значит, это всё – театр?! Зачем она это делала? На что она рассчитывала, и чего добивалась? Возмущение её справедливо, но какая цель такого всплеска?! Каждый бы возмущался на её месте. Но зачем этот спектакль мне и для меня?

Женщина вышла из моего кабинета, и через минуту я услышала её возмущённый голос за стеной слева.

«Есть контакт! Добралась таки! – подумала я. На душе было гадко. – Жаль, не удалось уговорить эту бешеную тётку. Теперь неприятностей не избежать…».

Я не стала вслушиваться в спор за стеной. У меня была работа. Я увлеклась и не заметила, как у соседки в кабинете буря стихла. Через некоторое время шум повторился снова. Послышались несдержанные крики с обеих сторон. Скандалили они обе довольно долго. Слов разобрать я не могла, но накал страстей в кабинете за стеной дошёл до критической точки. Потом, вдруг, захлопали двери, и на пороге моего кабинета возникла до предела взбешённая, но, всё-таки, удовлетворённая мать Володи.

– Ну, что я сказала?! Она испугалась! Я видела, я поняла! – победно выкрикнула женщина. – Я буду ждать главврача до победы!

Она опять сделала сбой в моей работе. После таких сцен лихорадит и больного, сидящего в кресле, и врача, работающего с ним. Врач обязан лечить пациента, а тут приходится отвлекаться и реагировать на выпады разозлённой клиентки. Со стороны не понять, кто виноват в такой ситуации, и все обвинения, мимо воли, падают на голову врача, в кабинете которого произошёл этот досадный и неприятный случай. Врач вроде бы и не виноват, но выглядит виноватым!

– Я не знаю, что вам посоветовать.

Делайте, как решили, только, прошу вас, не впутывайте меня в это дело, – сказала я. – Лечить согласна, драться – нет!

– Нет, доктор, я не хочу вам зла, я только хочу наказать нахалку, чтобы эта дрянь на всю жизнь запомнила, как людям вредить и гадить! Я буду сидеть в коридоре, чтобы вам не мешать. Буду ждать возвращения главврача.

– Да, сделайте одолжение, – спокойно ответила я.

Женщина вышла в коридор, а я задумалась. Накал страстей дошёл до предела. Ещё немного, и они бы подрались там, за стенкой! Вот, только боёв без правил в поликлинике и не хватало, и я – в самом центре скандала! Надо как-то поговорить с доктором и объяснить ей ситуацию. Но как?! Она уже доведена до критической точки, а эта дамочка сидит на банкетке, между нашими дверями, и не пропустит никого!.. И я придумала!

Я вышла в коридор. Кабинет медсестёр находится в стороне от врачебных кабинетов, и женщина, сидя под моей дверью, не могла увидеть, куда я пошла. Она была сильно возбуждена, поэтому ей и в голову не пришло за мной следить. А я зашла к нашим медсёстрам и попросила их позвать мне в их кабинет доктора. Через пять минут я разговаривала с виновницей сегодняшнего торжества в медсестринском кабинете без свидетелей.

– Слушай, ты же не права. Ты же видишь, что эта женщина устроила скандал, и она не успокоится. Разберись с ней, прошу тебя. Она же мешает нормально работать!

– Во-первых, это вы спровоцировали скандал, вы и разбирайтесь с ней, а во-вторых, я не собираюсь лечить тех, кто мне не платит! – нагло заявила коллега.

Вот тебе и на, получи гранатку в окопчик! Я спровоцировала скандал?! Хорошенькое дело! Но именно мне надо было найти моменты, которые утихомирили бы тётку, удовлетворили бы коллегу и успокоили бы меня. Задачка не из лёгких…

– Но он же платил тебе! Я специально тебя сюда позвала, чтобы предупредить. Она не знает, что я сейчас с тобой обсуждаю эту проблему. Прошу тебя, реши вопрос полюбовно, объясни ей, что ты заработалась, извинись, ведь ещё ничего не случилось, ещё не поздно. Она же главврача ждёт!

– Да, хоть Папу Римского! Вы заварили кашу, вы и расхлёбывайте! – зло сказала мне доктор и вышла из кабинета, и мысли не допуская, что она не права. Оказывается она оказалась права, а я – провокатор!

Я совсем растерялась. Кто из них врёт, и кто кашу заварил?! Каким боком я к возмущению одной и недобросовестности другой?! Почему именно я получилась провокатором?! Платил или нет пациент, но вредить нельзя! Может, я, действительно, очень виновата, но в чём, в недобросовестности врача, в своей нерасторопности, или в том, что я не смогла успокоить буйную мамашу, укротив её справедливый гнев? Тётка, в сущности, полностью права в своих претензиях! Ведь, действительно, мы несём моральную ответственность за свою работу. Мы не должны вредить, как бы обидно не было, не имеем права на месть, мы давали клятву. Или, кто – давал, а кто и не давал, а рядом стоял?

Но, клятва клятвой, а деньги деньгами! Никогда не удержит клятва, если на кону есть какая-то сумма денег и её можно получить так легко и безболезненно. Ведь люди сами отдают свои деньги, надо лишь убедительно объяснить им, что отдать денежки просто необходимо, иначе – никак! Но совесть всё же надо иметь, хоть иногда. Ведь даже цыганка не забирает у нищего последнее…

Я медленно возвращалась коридором поликлиники в свой кабинет. Меня встретила мать Володи.

– Вы, что, ей всё рассказали? – нервно спросила она, догадавшись, что «контакт» был и у нас с доктором.

– Да, нет, я иду из рентген-кабинета. Это касается только меня, – соврала я.

– Смотрите. Не говорите ей ничего. Я теперь сама с ней буду разговаривать. Я на неё в суд подам!

– Это ваше право, делайте, что хотите, – устало ответила я.

Мне изрядно надоела эта мышиная возня. Я ушла в свой кабинет. До конца рабочего дня оставался час. Снова за стеной крики, снова брань. Наконец дверь соседнего кабинета хлопнула так, что из моего косяка камешки штукатурки посыпались. Тут же открылась дверь моего кабинета. На пороге стояла борцыца за справедливость.

– Сколько будет стоить лечение зуба у Володи? – закричала мне женщина с порога, и я, заглянув в прейскурант цен, назвала сумму. Надоело!!!

– Я всё устроила! – выкрикнула женщина. – Вы будете лечить, а она, – тут она с негодованием указала пальцем в сторону соседнего кабинета, – оплатит лечение!

– Вы с ума сошли? Зачем вы нас сводите?! Я не собираюсь ссориться с врачом Из-за ваших недоразумений! Нет, я так не согласна! – возразила я. – Как это, она оплатит лечение? Ведь вы же поссорите меня с доктором! Зачем вы это сделали?!

– Оплатит, и всё, я сказала!!! Если она не хочет судебного разбирательства, то оплатит, как миленькая, и никуда не денется! А вы к этому никакого отношения не имеете.

– Ничего себе, не имею! Это вы сами так решили? Целый день, как голым задом на муравейнике просидела по вашей милости! И потом, доктор говорит, что Володя не заплатил за лечение.

– Как это, не заплатил?! Заплатил, и с «походом» заплатил! – она назвала сумму, а я только ахнула от неожиданности. – Ещё и отблагодарил, вдобавок, а в результате – что?! Задница!

Я ничего не понимала. Я устала, ведь я училась не на третейского судью и не могла осуждать никого из них. И сумму озвученную женщиной я не хотела услышать вновь. Слишком уж большой она была.

Господи, как же мне хотелось, чтобы эта женщина покинула мой кабинет и исчезла из моей жизни навсегда, пусть, даже, бесплатно, но – исчезла! Весь сыр-бор разгорелся Из-за небольшой суммы денег, требовавшейся сейчас на лечение зуба, а я, глупая, не понимала, что так волновало посетительницу! Деньги! Деньги, опять деньги, а, отнюдь, не боль в зубе её сына! Она хотела полечить зуб сына за счёт моей соседки! Круто, хитро и подло, а я – в центре скандала!..

– Вы не волнуйтесь, доктор, сейчас мы всё устроим наилучшим образом! – с этими словами женщина выскочила из моего кабинета. Через какое-то время она снова ворвалась ко мне в кабинет, сжимая купюры в руке.

– Вот! Вы всю сумму назвали? – спросила она меня.

– Да, – устало ответила я, не оборачиваясь. В этот момент я записывала историю болезни очередного пациента.

– Вот, возьмите деньги, это за лечение моего сына!

– Нет, я не могу взять у вас ни копейки, извините, – устало, но твёрдо сказала я ей.

– Возьмите, свидетелей же нет, купюры не меченые, чистенькие, смотрите! Я же вам оплачиваю всё лечение Володи сразу.

– Уберите сейчас же свои деньги. Я же сказала, что не возьму у вас ни копейки. И не пытайтесь меня уговорить. Я буду брать деньги за лечение вашего сына по установленному прейскуранту, и лишь за проделанные манипуляции, и лишь столько, сколько положено по перечню цен, и ни копейки больше. Деньги буду брать не из ваших рук. Володя должен сам рассчитаться за лечение в кассе поликлиники, он уже взрослый мальчик.

Она ещё долго упрашивала меня взять деньги, но я жёстко стояла на своём. Поняв всю тщетность своих усилий, женщина спрятала деньги в кошелёк и спросила:

– Так, что, я напрасно боролась?

– Уже ничего не изменишь… – вздохнула я.

– Но вы не откажетесь лечить моего Володю? – в глазах её застыли тревога и мольба.

– Нет, не откажусь, если вы больше не будете скандалить и тыкать мне деньги. Зачем нужен был этот скандал, неужели Из-за денег?

– Что вы, доктор, я больше не буду, я же все вопросы решила, и деньги вытребовала с подлой души! – с этими словами, очень довольная собой, женщина покинула мой кабинет, забыв попрощаться.

На душе скребли кошки. Уже не радовало ощущение, что рабочий день закончился, а за окном сверкал солнечными лучами жаркий летний день. Настроение сместилось на нулевую отметку. Я пыталась разобраться в том, что случилось, и не могла до сих пор поверить, что такое случилось именно со мной. Ведь есть и доля моей вины в случившемся. Я должна была ещё позавчера предупредить доктора о её «нескладушках», и Володю попросить не скандалить, вот, так! Но доктор и женщине, и мне добросовестно хамила самостоятельно, без моей помощи, добросовестно скандалила, а потом обвинила меня в возникновении неприятного инцидента, а всё Из-за суммы денег, требовавшейся на лечение зуба Володи…

Я вылечила зуб моего конфликтного пациента, и думала, что на этом конфликтная ситуация исчерпана. Приближался отпуск, и я не хотела думать о неприятностях.

Лето – пора отпусков. Я чудесно провела свой отпуск и осенью вернулась на работу. Случай с Володей стёрся из памяти счастливыми днями, проведенными на море. Мне казалось, что та история с вонючей ватой в зубе Володи закончилась хорошо. Жалоб удалось избежать, зуб полечен, пациент доволен, благодарен мне за лечение, которое оплачено через кассу поликлиники, чего ещё пожелать?

Но как же я ошибалась!!! На первом же собрании нашего трудового коллектива всплыла эта некрасивая история с вонючей ватой под постоянной пломбой, да ещё как!!!

В первый день, когда я, счастливая, загоревшая, отдохнувшая вышла на работу, заведующая стоматологией, моя бывшая подруга и ученица, Людмила Николаевна, утром зашла ко мне в кабинет и сказала:

– Ты знаешь, у нас в четверг собрание, пожалуйста, приди, я очень тебя хочу видеть на этом собрании.

Прошло полтора месяца с тех пор, как я закончила лечение Володи и начала постепенно забывать всю неприятность той ситуации. Мне и в голову не пришло, что эта история сейчас всплывёт во всей своей уродливой красе, а виновницей в сотворении всех чудес, ах, окажусь Я!

Собрание уже заканчивалось. И вдруг заведующая обратилась ко мне:

– Прошу тебя, объясни, на каком основании ты взяла деньги у доктора за лечение одного больного?

Я мгновенно поняла, о каком случае идёт речь. Но денег у той женщины я тогда не взяла и сейчас была очень довольна своим поступком. Совесть моя была чиста.

– Я не брала денег ни у доктора, ни у женщины. Пациент сам носил деньги в кассу поликлиники. Пусть сама доктор сама расскажет, как всё случилось, и что мне было делать тогда. Я сумела найти способ, чтобы предупредить доктора, но она меня обвинила в возникновении конфликта. Пациент оплачивал моё лечение в кассе поликлиники. Я сама не брала деньги за лечение конкретного зуба у пациента. И суммы выписывала только в соответствии с перечнем цен, утверждённых в УЗО.

– Доктор утверждает, что вы взяли с неё деньги на лечение этого зуба.

– Нет, мои дорогие, всё было не так, как вам обрисовала доктор, – и, разозлившись, я рассказала собранию об этой уродливой истории. Злость – плохой советчик. Никто меня не слушал, никто не поддержал. Не с ними это случилось. Доктора стремились быстрее покинуть стены поликлиники, и задерживать их своими бреднями я не имела никакого права, а им совершенно не нужна была моя история, моя истина их не касалась!

Я вдруг очень обиделась. Ведь доктор, при всех коллегах, откровенно оклеветала меня в своё оправдание, она скрыла свою недобросовестность и пофигизм в отношении тех, кто доверял ей своё здоровье, и поверили ей, а не мне!.. Да, может, и есть в этом доля моей вины: я обнаружила факт вопиющей недобросовестности и не сумела скрыть его от пострадавшего, заинтересованного человека, но, не мне об этом судить. Видит Бог, я не хотела никого обидеть, и, тем более, кому-нибудь как-то навредить.

Меня не вызвали в администрацию, как было обещано с самого начала, ничего не спросили, в протокол собрания не записали, а, просто так, ну, просто, к слову пришлось, оскорбили, облили грязью, совершенно не задумываясь о моральной стороне проблемы. Зачем? Не их же это коснулось!

Отпуск пошёл насмарку. Я заболела, очень долго переживала случившееся. Ведь я уже на пенсии. Проработала очень много лет стоматологом. Всякое случалось на моём веку, но так голословно и подло меня ещё никто не обвинял в, несовершённых мною, преступлениях. Но и это с течением времени стало стираться из памяти. Остался лишь неприятный осадок обиды за несправедливые и голословные обвинения. Уже было не так остро больно, но в памяти застряла обида. Я считала, что всё это осталось в прошлом, но я снова ошибалась. Я снова заблуждалась и, даже, очень!

Доктор за стеной слева стала моим злейшим врагом. О том, чтобы поздороваться при встрече, и речи не было. Она проходила мимо меня с высоко поднятой головой, смотря в потолок, а не под ноги, и, будто, не замечала, что где-то рядом копошится пожилая докторица, возрастом гораздо старше неё. Это ещё как-то можно было пережить. Очень часто сотрудники поликлиники стали рассказывать мне о том, что доктор проявляет нездоровый интерес к моей персоне. Ей интересна любая деталь из моей биографии, и особенно те детали, которые можно отнести в администрацию поликлиники и выложить в неприглядном свете перед главврачом. Она понимала, что я – пенсионерка и мне уже нигде не устроиться, если я потеряю это место работы. Но и у неё, вскорости, обязательно возникнут те же проблемы, это только вопрос времени…

Боцман

В любой поликлинике регистратура является флагманом учреждения. В нашей – как и везде, регистратура – передовой пост, авангард движухи за здоровьем населения. Это – главный горячий узел в цепи. Без регистратуры, даже, страшно подумать, работа в поликлинике превратится в хаотические беспричинные и безрезультатные конфликты и мелкие войны. Правильная и чёткая работа флагмана гарантирует спокойную работу всему персоналу поликлиники. «Охраняя Вас, мы храним нас», и наоборот, как кому понравится поставить местоимения в данной фразе. В этом подразделении учреждения обычно работают поднаторевшие тётки, одним словом, профессионалы высокого класса. Тех, кто там, по каким-то причинам, не «тореет», вышвыривают из регистратуры в мгновение ока те, кто уже основательно «поднаторел»! Они вооружены железной выдержкой, а, самое главное, они точно знают, куда, когда и как культурно послать незадачливого посетителя, который, получив информацию и вооружившись знаниями, и больше не задавая глупых вопросов, покорно побредёт в указанном направлении, свято веря в успех своего похода. Главное, чтобы вера была непоколебимой. Запрос – ответ – посыл – обоюдное удовлетворение. Возвраты не принимаются, как уже купленные лекарственные средства. Это и есть смысл нормальной работы самой горячей точки нашей поликлиники. Со временем у регистратора, как у кинолога, вырабатывается строгий взгляд и командный голос, формируются заученные ответы на глупые вопросы посетителей, далее следуют команды и посылы. Как поощрительное лакомство, регистраторы выдают посетителям нужную информацию, и все остаются довольными, посетители послушно выполняют команды, выдаваемые аванпостом, и все довольны, удовлетворены, всех всё устраивает. По этим качествам, работника регистратуры, можно определить за три версты. (Запрос, посыл командным голосом, поощрение в виде необходимой информации).

Я – врач. Много лет работаю в поликлинике. Уже на пенсии, но приросла к поликлинике, как к родному дому. Не представляю, что буду делать, когда придётся расстаться с любимым местом работы. Труд регистраторов уважаю, стараюсь не доставлять им лишних хлопот. Ведь, если что-то не клеится в моей работе, неудовольствие пациента тут же отражается на работе регистратуры. Чаще бывает связь обратная. Мои визитёры, сталкиваясь со стражами порядка, с первых шагов по поликлинике, обижаются на дремучую, непробивную грубость регистраторов, у которых почему-то иногда пропадает желание вежливо выдавать требуемую информацию незадачливым посетителям, знающим направление, в котором они желают передвигаться, но не знающим пути следования и условий горячего приёма.

А ещё – приказы администрации. Это же – конёк! Вот, на чём можно оторваться регистратору! Вот, где можно с особым удовольствием оттянуться на глупых, не проинформированных посетителях, и послать их в ложном направлении, а потом с интересом наблюдать за последствиями вояжа глупопроходца. Пусть походят, поищут сами, если знают, куда идти, пускай помытарствуют, если считают себя такими умными. Не знают, глупые, что без регистратора им, всё-равно, по незнанию, не обойтись! За незнание – мзда, а это можно и потом объяснить!

В наши тяжёлые времена, для сохранения целостности семейного бюджета, мне приходится подрабатывать в частном кабинете, в свободное от основной работы, время. Работаю много, но с удовольствием. Там, в частном кабинете, всё намного проще и намного сложнее. Везде есть свои «за» и «против». Вот и мечешься, как белка в колесе, внимательно следя за тем, где и что перевешивает, но если спокойно и внимательно, то можно успеть везде: и самой успеть, и белке колесо подкрутить. Так и работаю. Бывает иногда сложно с мобильным телефоном. Иногда его хоть к голове привязывай, постоянные звонки не дают покоя ни там, ни здесь. Обычно, в таких случаях появляется случайная кратковременная амнезия. Забываешь, не только, какой сегодня день, но и как тебя зовут. Именно после такого горячего дня в частном кабинете, я забыла на рабочем месте ключи от кабинета в поликлинике. Спохватилась слишком поздно, когда осталось лишь немного времени, чтобы дойти до основного места работы. Растерялась. Как быть? Потребуется час времени, чтобы вернуться за ключами.

Правильное решение пришло неожиданно: необходимо срочно позвонить коллеге по частному кабинету и слёзно попросить, чтобы медсестра поднесла ключи к поликлинике.

– Солнышко, выручай, дорогая! – закричала я в трубку.

– Что случилось?! – испугалась коллега.

– Ключи забыла в кабинете! Посмотри в стаканчике с карандашами, на моём столе – умоляла я.

– Ага, есть! – услышала я радостный голос.

– Олечка, умоляю, пусть Галя поднесёт ключи к поликлинике, иначе – капец!

– Хорошо, – неожиданно быстро согласилась Оля, войдя в моё положение безвыходности.

– Я буду у поликлиники через полчаса! – крикнула я в трубку, но меня уже никто не слушал. Оля отключилась, а путешествие ключей уже началось, но об этом я ещё и не догадывалась.

Ну, что теперь делать?! Абонент в зоне недоступности! Бежать, быстрее догонять время! Я – человек действия, и, недолго думая, стрелой помчалась в поликлинику. Ещё могу, хоть и пенсионерка! Я была уверена, что меня услышали на том конце связи, и Галя поднесёт ключи к поликлинике, как обещала Оля, вовремя…

На половине пути вдруг настойчиво зазвонил мобильный телефон.

– Доктор, вы где?

– Галочка, уже подхожу, подожди у входа, умоляю! – заныла я. Но Галя отключилась.

От быстрой ходьбы я взмокла, появилась одышка, но темпа я не сбросила, ведь у входа в поликлинику меня уже ожидает Галя с моими ключами от поликлинического кабинета!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7