Ирина Леонтьева.

Шанс



скачать книгу бесплатно

© Ирина Леонтьева, 2016

© Мария Брагина, дизайн обложки, 2016


ISBN 978-5-4483-5177-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Голоса людей, ожидающих посадки, сливались в один нестройный гул. Подобно волне морского прилива, он то отступал, стихая, то вновь нарастал, с треском и грохотом разбиваясь о стены, и тогда можно было выделить отдельные звуки, разложив шум на составляющие

Взор Олега лениво скользнул по толпе и вновь вернулся к стоящему напротив мужчине, словно притянутый магнитом. Тот, перехватив взгляд, преувеличенно спокойно улыбнулся, явно стараясь скрыть от любимого плескавшееся на дне широко распахнутых глаз отчаяние, и демонстративно сунул руки в карманы джинсов.

– Начинается посадка на рейс номер… – объявил механический голос дикторши, и по лицу Олега скользнула едва уловимая тень тоски.

– Мой рейс, – проговорил Олег, и голос его дрогнул.

Никита устремил на любимого пристальный, проникающий в самую душу взгляд, и вдруг все чувства, которые он до сей поры старался сдерживать, прорвались наружу.

– Две недели, – прошептал он с отчаянием. – А может быть и больше. Ради бога, скажи, Олег, как мне выдержать без тебя такой срок? Это слишком много! И паспорт мой, как назло, закончился. Я даже приехать к тебе не смогу!

Олег приблизился почти вплотную и, оглядевшись по сторонам, положил руку любимому на плечо.

– Мне тоже не хочется уезжать, но надо.

Никита опустил глаза:

– Я понимаю… Но как же наша дата?

– Клянусь, я сделаю всё, от меня зависящее, чтобы вернуться к двадцать третьему августа домой. Меньше всего на свете мне хотелось бы встретить этот день вдали от тебя, пусть даже в Париже.

– Но гарантировать ты не можешь.

– Нет. Я не знаю, как пойдут переговоры. Но клянусь тебе, что буду очень стараться.

Никита вздохнул тяжело, поднял на любимого взгляд и улыбнулся через силу:

– Что ж, иди, тебе пора.

– Я буду очень скучать.

– Я тоже.

– Шли смс почаще.

– А ты звони в скайп.

Олегу нестерпимо хотелось поцеловать Никиту, но здесь, в аэропорту, он не мог этого сделать…


И вот за крылом самолета, подобно гигантскому пуховому одеялу, раскинулась густая белая масса облаков. Стальная птица едва успела оторваться от земли, а мысли Олега уже опять возвращались к Никите. Наверное, он до сих пор стоит у окна и смотрит в небо. Туда, где последний раз виднелся самолет, уносящий мужа.

В салон вошла стюардесса. Олег невидяще скользнул по ней взглядом и отвернулся к окну. Много лет прошло с тех пор, как они с Никитой познакомились, а кажется, будто это было вчера…


Май уже вовсю радовал солнышком и теплом. Зацветали вишни, и Олег, пропустивший всю красоту в прошлом году, в этом, едва пришла пора, в первую же субботу прямо с утра поехал в Коломенское.

– Красота-то какая, – прошептал он себе под нос, заворожённый, оглядываясь по сторонам.

Деревья вокруг были обильно обсыпаны белым цветом, словно снегом.

В окутанной лёгким туманом дали поблескивала на солнышке плавно изгибавшаяся река. Берег круто спускался вниз.

Мимо стайкой пробежали ребятишки. Олег скинул лёгкую ветровку и расстегнул ворот тенниски. Расположившийся неподалеку парень с мольбертом поднял голову. Взгляды их пересеклись, и Олег неожиданно для самого себя ощутил, как у него потянуло в паху. Парень весело улыбнулся, блеснув глазами. Олег смутился.

«Тебя что, на детей потянуло? – мысленно одёрнул он сам себя. – Ему лет двадцать, тебе уже тридцать три. Сядь и успокойся».

Так Олег и поступил. Опустившись в траву, он кинул куртку рядом и уставился перед собой. По реке плыл прогулочный пароход. Пение птиц убаюкивало. Олег лёг на спину и в какой-то момент задремал. Сон подкрался незаметно, принеся с собой виденье серых с золотыми вкраплениями глаз. Олег открыл глаза и резко сел. Очумело помотал головой и, словно притянутый магнитом, обернулся. В груди заныло. У парня действительно были серые глаза с золотыми крапинками. И они смотрели прямо на него. Чувственные губы улыбались.

Олег встал, прихватив с земли куртку, и направился в сторону домика Петра. Душу обуревало какое-то непонятное чувство. Одолевали смущение, досада, непонятная злость на самого себя. Чувствуя непреодолимое желание, Олег обернулся и, поражённый увиденным, застыл от неожиданности.

На мольберте, прямо поверх незаконченного пейзажа, был закреплен второй лист. Карандашный набросок. Его собственное лицо – закрытые глаза, лёгкая полуулыбка, мимолетно коснувшаяся краешков губ, упавшая на лоб тёмная прядь. Лицо дышало умиротворением и какой-то чистотой. Олег поднял взгляд на художника.

– Ты явно талантливый, – проговорил наконец он, не зная, что ещё сказать.

У парня загорелись глаза.

– Ты тоже художник?

Олег едва заметно усмехнулся и покачал головой.

– Нет, я не умею рисовать. Но в живописи разбираюсь.

Парень вдруг густо покраснел, смутившись. Опустил взгляд.

– Ты прости меня, пожалуйста, что я вот так, без спроса… Не смог удержаться. Ты офигенный…

И, вскинув голову, решительно посмотрел Олегу прямо в глаза. В груди у Олега гулко заколотилось. Зашумело в ушах. Олег облизнул вмиг пересохшие губы. Парень посмотрел на него с надеждой и ожиданием, губы слегка приоткрылись.

– Тебя как звать? – спросил Олег наконец.

– Никита. А тебя?

– А я Олег.

И они, не сговариваясь, сделали шаг друг другу навстречу. И в этот самый миг Олег понял, что больше его жизнь никогда не будет такой, какой она была до сих пор.


Никита всё ещё стоял в аэропорту и смотрел в окно. Туда, где исчезла стальная птица, уносящая любимого. Разлука… Он боялся этого слова. Правда, в командировки Олег летал не слишком часто, однако каждый раз расставание становилось испытанием для Никиты. Душу начинала одолевать глухая тоска, сердце рвалось вслед тому, кто забрал его однажды и навсегда…


Никита смотрел на Олега во все глаза, одновременно безуспешно пытаясь унять отчаянно колотящееся в груди сердце. Эти ореховые глаза в обрамлении густых тёмных ресниц, мягкая полуулыбка… Никите казалось, что никого более красивого он ещё не встречал. Пытаясь справиться с волнением, он опустил взгляд ниже и тут же, ощутив, как резко потяжелело в паху, схватил кисти и принялся перебирать. Пауза затягивалась.

– Мне очень нравится твой рисунок, – услышал Никита голос Олега и, с облегчением вздохнув, поднял глаза.

Солнце, находившееся как раз за спиной Олега, золотило тёмные с каштановым отливом волосы, окружив голову удивительным, почти мистическим сиянием. Никита опять почувствовал, как начинают полыхать уши и поспешил ответить на реплику своего нового знакомого в безумной, почти дурацкой надежде, что тот не заметит охватившего его смущения.

– Я очень рад, спасибо тебе. – Никита обвёл взглядом берег реки, храм и гуляющие семьи с детьми. – Давай пройдёмся? Ты ведь не торопишься?

Олег отрицательно покачал головой:

– Нет, я никуда не спешу.

И Никита, мысленно возликовав, принялся поспешно укладывать вещи. Много времени у него это не отняло и вскоре они уже шли рядом по дорожке усадьбы.

От волнения Никита не мог говорить. То и дело, даже не пытаясь бороться с искушением, оглядывался он на Олега, изучая резко очерченный на фоне пронзительно-синего неба профиль и испытывая от этого острое, доселе неведомое, почти физическое удовольствие.

Мужчины спустились по круто сбегавшей тропинке к реке и, пройдя по дорожке вправо, углубились в Голосов овраг. Практически сразу их окутала тишина. Смолкли звуки большого города. Не было слышно ни голосов людей, ни грохота разносившейся над Коломенским по случаю выходного дня музыки. Лишь громко шелестела молодая листва, да журчали то и дело встречающиеся на пути родники. Казалось, сама природа приветствует их. Разливались на разные голоса соловьи. Никита с наслаждением вдохнул полной грудью.

– Удивительно, правда? – заговорил Олег, не сводя внимательного взгляда с нового знакомого. – Как будто в другой мир попали.

– Да! – с готовностью подхватил Никита. – Словно в прошлое вернулись. Кажется, будто из-за поворота сейчас выйдет мужик в лаптях и в русской рубахе, или покажется царь.

– Или царевич. Например, маленький Петр Первый с няньками.

Дорожка сузилась, плечи их соприкоснулись, и Никита ощутил, как по спине пробежала стая мелких мурашек. Ремень от мольберта вдруг больно врезался в плечо, вспотели ладони…

– Скажи, – борясь с волнением, поспешно задал вопрос Никита, – а ты часто здесь бываешь?

– В Коломенском?

– Да.

– Не очень. Всего четыре или пять раз в год. А ты?

Никита начал преувеличенно внимательно рассматривать выкрашенные коричневой краской доски мостков.

– Не так часто, как хотелось бы. И в основном летом. Я ведь художник, учусь в Академии.

– Да, я догадался.

Они свернули и, поднявшись по лестнице, направились мимо домика Петра в сторону выхода из парка. Никита, отстав на пару шагов, не сводил с бёдер Олега, обтянутых тонкой тканью брюк, жадного взгляда. Внезапно за спиной раздались громкие женские голоса, и Никита, опомнившись, поспешил нагнать спутника.

– Недавно тут был исторический фестиваль, – заметил Никита. – Ты был на нём?

– Да, с младшим братом. – Олег едва заметно усмехнулся, явно вспомнив что-то весёлое. – Он был так огорчен, когда всё закончилось. Заявил, что обязательно станет реконструктором.

– А сколько ему лет?

– Девять.

Никита присвистнул:

– Ого!

Олег весело прищурился:

– А сестре одиннадцать.

– Даже спрашивать не буду, как тебе это удалось!

– Как-нибудь я обязательно расскажу.

Сердце Никиты пропустило удар. Неужели Олег считает, что их знакомство продолжится? Никита поспешно отогнал от себя эти мысли, боясь спугнуть счастье.

За спиной остались белые ворота Коломенского. Олег остановился.

– Тебе куда?

Никита махнул рукой в сторону метро:

– Туда. А тебе?

– А мне налево.

«И всё? – с отчаянием подумал Никита. – Неужели всё так быстро закончится?»

Он всмотрелся в глаза Олега. Тот стоял и, казалось, внимательно изучал Никиту. Губы Олега слегка приоткрылись. Никита задержал дыхание.

– Когда ты придёшь сюда снова?

Внутри Никиты словно что-то опустилось.

– Не знаю точно. Думаю, что не скоро. Но…

«Интересно, – подумал он, – если я ему скажу это, что он ответит?»

Впрочем, гадать не имело смысла, и Никита, решившись, озвучил мысль:

– Но завтра я буду в Царицыно.

Олег мягко улыбнулся, и Никита, заметив это, чуть не закричал от восторга.

– Тогда я завтра тоже приду туда.

– Да! – воскликнул Никита и чуть сам не оглох от собственного вопля. – Приходи, я буду ждать. Например, в двенадцать у ворот.

– Идет. Скажи свой телефон – я позвоню, если что.

Никита поспешно продиктовал. Олег вбил номер в мобильник и нажал кнопку вызова. В кармане Никиты заиграла мелодия. Никита озвучил номер, высветившийся на дисплее:

– 896472…

Никита сжал аппарат в руке, словно боясь потерять, и посмотрел на Олега.

– Ну что, до завтра? – уточнил тот.

Никита всё стоял, не в силах отвести глаз.

– Да. Я буду ждать.

И они разошлись в разные стороны.


Олег сосредоточенно вглядывался в дорогу перед собой, безуспешно пытаясь понять, что же сегодня произошло. Никогда ни к одному человеку не испытывал он такого острого, вспыхнувшего практически мгновенно влечения. Серые глаза Никиты, словно наваждение, стояли перед его мысленным взором, и что такого особенного в них было, он никак не мог понять, но факт тем не менее был неоспорим – что-то в них всё же привлекло его внимание.

Увидев справа от себя торговый центр, Олег свернул к обочине и поспешно затормозил.

«Надо купить что-нибудь парню в подарок», – подумал он, выходя из машины.

Выбора, не прийти ли с пустыми руками, даже не стояло. Он страстно мечтал увидеть, как глаза Никиты вспыхнут радостью. Но что купить? Цветы? Олег замедлил шаг перед первым попавшимся на пути магазинчиком. Да, его первый мужчина, было дело, пришёл как-то раз на свидание с цветами. Правда, случилось это не в первую встречу и даже не во вторую, но в данном случае Олег вовсе не был уверен, не получит ли он по морде за этот букет, если всё же его подарит, а потому, подумав немного, отправился дальше.

Часы, бумажники, ювелирка… Всё не то, всё слишком дорого и претенциозно и, положа руку на сердце, бездушно. Такое можно подарить на официальное празднество, а не на свидание.

Над последней мыслью Олег всерьез задумался. Свидание? Ну да, похоже, что именно так. А значит…

«Есть!»

Взгляд Олега упёрся в вывеску художественного магазинчика.

«Он ведь художник».

Олег толкнул дверь и прошёл внутрь. Медленно пошёл вдоль полок.

– Могу я вам чем-нибудь помочь? – услышал он традиционный вопрос консультанта и покачал головой.

Помощь ему точно не требовалась.

– Нет, спасибо. Я уже нашёл, что хотел.

Набор беличьих кисточек. Прекрасно подходят для акварели, которой был написан пейзаж Никиты. Круглые, плоские и совсем-совсем тоненькие. Олег вспомнил, что собственные кисти Никиты выглядели уже довольно потрёпанными и, не раздумывая больше, решительно взял упаковку.

«В любом случае они ему пригодятся», – подумал Олег и направился к кассе.


Набежавшие было с утра тучки постепенно рассеивались. Начинало припекать тёплое весеннее солнышко.

Никита стоял у входа в парк и с нетерпением поглядывал на часы.

«Когда же он придёт?»

Стрелки показывали без пяти двенадцать. Сам он примчался ещё двадцать минут назад. Рановато, конечно, но всё же…

– Привет, – раздался голос за спиной.

Никита стремительно обернулся, и губы его сами собой разъехались в широкой, безудержной улыбке.

– Привет, Олег!

На несколько секунд повисло неловкое молчание. Олег в лёгкой кремовой рубашке и чёрных брюках был божественно красив, отметил Никита. Олег неловко кашлянул и полез внутрь висевшей на его плече небольшой сумки. Протянул плоскую коробочку.

– Вот, держи. Это тебе.

Никита благоговейно принял подарок.

– Ох… Олег, как ты догадался, что мне нужны именно такие кисти? Мои-то уже совсем плохие, а купить недосуг – то одно, то другое. Сам понимаешь – стипендия маленькая…

Олег с нежностью смотрел на сияющего неподдельным счастьем парня. Никита поднял глаза, и по лицу его разлилась густая краска смущения. Руки Никиты задрожали, и он поспешно спрятал подарок.

– Вот, а это тебе, – протянул Никита Олегу какой-то рулон.

Тот бережно взял его и развернул. С аккуратно подписанного в углу листа на него смотрел собственный портрет, уже совсем законченный.

«Олегу на память от Никиты. Май 20..», – гласила надпись.

– Я почти всю ночь рисовал, спешил закончить.

Олег осторожно свернул рисунок обратно в рулон и убрал в боковой карман сумки.

– Я не буду говорить, что этого делать не стоило, потому что на самом деле мне очень, очень приятно. Спасибо тебе.

Никита снова смутился.

«Да что ж такое? – подумал он с изумлением. – Я за всю жизнь столько не краснел!»

И, несмотря на это, от искреннего, ласкового взгляда Олега у него всё начинало дрожать внутри, накатывало волной возбуждение.

– Ну что, пойдём? – спросил Никита.

– Пошли, – с готовностью откликнулся Олег, и они направились в парк.


День улыбался. Они молча шли, не замечая толп народа, и в молчании этом было больше близости, чем в любом, даже самом задушевном, разговоре.

Вокруг огромного фонтана, возведённого в центре естественного водоёма, оголтело носилась детвора. Двенадцать кругов струй разной толщины и высоты разлетались звенящими брызгами в разные стороны.

Никита опустил ладони в прохладную влагу и с удовольствием побрызгал себе на лицо.

– Хорошо-то как, – проговорил он, и на лице его отразилось нескрываемое блаженство.

Оглянувшись на Олега, Никита подумал немного и, дождавшись, пока тот обернётся, бросил капли в него. Олег заразительно рассмеялся и, зачерпнув воды из фонтана, умылся.

– Идём дальше?

Пройдя по мостку, они поднялись по склону и, обогнув Большой дворец, углубились в лес.

Народу на пути попадалось всё меньше. Сквозь резные кроны прорывался свет, окутывая деревья, кусты и травы сияющей дымкой. Чистый воздух пьянил. Никита прикрыл глаза, и пальцы его встретились с пальцами Олега. Никита задрожал. Распахнул глаза и, заметив, как Олег его рассматривает, начал преувеличенно внимательно оглядываться.

– Давай присядем? – пригласил Никита спутника, завидев нечто, напоминающее полянку. Опустился прямо в траву и, достав альбом с карандашами, принялся рисовать.

Взгляд Олега сверлил ему затылок. Пристальный, всё понимающий и одновременно невероятно ехидный. Рука Никиты дрогнула. Поспешно стерев отлетевшую к краю листа ненужную линию, Никита, положив альбом на колени, обернулся и рискнул задать, наконец, мучивший его весь прошлый и нынешний день вопрос.

Олег лежал, оперевшись на локоть, и жевал травинку. На кончиках ресниц запуталось солнце. Никита почувствовал, как в груди отчаянно заколотилось. Он должен, он обязательно должен знать! Лучше уж получить по морде, чем мучиться в неизвестности. И так всю ночь не спал. Никита откашлялся.

– Олег? – проговорил он негромко и вновь запнулся.

Тот лениво приподнял брови.

– Да?

– Скажи, Олег, – Никита выдохнул. – Ты гей?

Олег рассмеялся, тихо и беззлобно.

– Этот вопрос был написан у тебя на лице, – пояснил он приступ веселья, – и я всё ждал, когда же ты его озвучишь. Должен сказать, что ты молодец – не стал тянуть.

У Никиты отлегло от сердца.

– И всё же?

– Да, я гей. И, уверен, ты тоже.

Никита не стал спорить с последним утверждением.

– Да, и я тоже. – Никита зажмурился. – Спасибо тебе.

– Вот на этот раз точно не за что.

Вновь повисло молчание, но теперь последние нотки неловкости испарились, растаяли без следа, и Никита рисовал окружающий их пейзаж, всей кожей ощущая присутствие Олега, его взгляд, едва уловимый пьянящий аромат тела, от которого у него начинала кружиться голова и тяжелело в паху, и бесконечно наслаждался каждой минутой, каждым мигом этой наполненности. Слова им были не нужны.

Наконец в животе Никиты заурчало. Он со вздохом отложил наполовину законченный рисунок и полез за водой. Сделал несколько крупных глотков и обернулся к Олегу:

– Хочешь?

– Благодарю.

Тот принял бутылку и тоже отпил.

– Жалко, что здесь совершенно негде поесть нормально, – вздохнул Никита.

Олег полез в сумку. Парень заинтересованно подался вперед.

– Вот, держи, – возвестил Олег, протягивая завёрнутый в целлофан бутерброд с сыром.

Никита даже замер от неожиданности. Олег весело блеснул глазами:

– Природная предусмотрительность. Никогда не отправляюсь в дальнюю дорогу без пары-другой бутербродов. Ешь.

Дальше упрашивать себя Никита не дал. Взял из рук Олега бутерброд и, пробормотав нечто невразумительное, принялся жевать.

– Шпашибо.

– Да не за что. Пойдём, найдём что-нибудь посущественнее?

Никита кивнул, не прекращая жевать, и подхватил сумку. Олег помог сложить разбросанные по траве вещи, и они направились в сторону цивилизации.


Возвышавшаяся неподалёку от берега кафешка сразу привлекла внимание Олега.

– Насколько я знаю, там неплохой шашлык.

Никита стушевался.

– Ой, нет. Прости, мне это не по карману.

– Но ты хочешь есть.

Парень окончательно смутился. Олег задумался.

– Послушай, – заговорил он наконец. – Сегодня такой замечательный день, и давай не будем его омрачать. Мне было бы чертовски приятно посидеть вот так, у воды, в твоей компании. Позволь мне за тебя заплатить. И потом, я тоже проголодался.

Последний аргумент убедил Никиту.

– Что ж, пошли. Заставлять тебя голодать – это свинство.

И они, спустившись по лесенке, подошли к окошку.

– Две порции шашлыка и два кваса, – сделал заказ Олег.

Получив тарелки, направились к столику. Никита поставил квас и сел напротив спутника.

– И правда вкусный, – оценил он.

Олег в ответ нежно улыбнулся.

– Ешь, ешь.

Некоторое время они жевали.

– Завтра ты занят? – спросил наконец Олег.

Никита задумался.

– До обеда.

– Как насчет того, чтобы вечером со мной куда-нибудь пойти? Например, часиков в шесть я бы за тобой заехал, и мы могли бы отправиться в боулинг.

Никита закашлялся.

– Олег, я совсем не умею играть.

– Ерунда, научу.

– Да и дорого небось.

Олег коротко вздохнул.

– Цены там вполне демократичные. Никита…

– А?

– Давай завтра мы сходим в боулинг, а потом куда-нибудь по твоему выбору, и ты заплатишь за меня.

Никита с облегчением вздохнул и блеснул глазами:

– Договорились, ловлю на слове.

Дальше день продолжался мирно и без заминок.


Олег широко распахнул дверцу машины.

– Садись. Так мы доберёмся до места гораздо быстрее.

Никита сел. Ауди заворчала и сорвалась с места.

Огни подсветок жёлтыми маячками проносились мимо и исчезали вдали. Густые сумерки серым покрывалом опускались на огромный, вечно куда-то спешащий город. Сердце Никиты отчаянно колотилось. «Интересно, когда?» – подумал он в смятении. Ему хотелось, отчаянно хотелось пойти дальше, но он боялся. Ведь…

Внезапно у Олега зазвонил телефон. Тот нажал кнопку громкой связи, пояснив удивлённому Никите, что забыл дома гарнитуру, и положил телефон на приборную доску.

– Да, пап?

Голос, прозвучавший в трубке, был сильный и звонкий.

– Олег, ты где сейчас?

– Еду в Бутово.

На том конце секунду молчали.

– А кой чёрт тебя туда понёс?

Никита внимательно посмотрел на друга. Тот усмехнулся.

– Еду с другом в боулинг.

– А-а-а… А я его знаю?

Олег бросил быстрый взгляд на Никиту и ободряюще улыбнулся.

– Ещё нет. А ты чего хотел?

– Да я так просто звоню. Мелкие про тебя спрашивают. Ты давно к нам не заходил.

– Зайду обязательно. Может, завтра днем.

– Ладно, – свернул разговор отец Олега, – раз ты занят, то не буду отвлекать. Пока!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное