Ирина Короленко.

Мир в глубине вечности



скачать книгу бесплатно

Предисловие

Где-то рядом, совсем-совсем близко, капала кровь. Ароматная, теплая кровь.

Кап, кап, кап…

Ах, как приятно.

Вампир просыпался. Он чуял ее, ощущал совсем рядом. И с каждой упавшей каплей он ее сильней. Так долго спал, и так долго не чувствовал вкуса.

Где-то рядом быстро стучало сердце. Кто-то часто и тяжело дышал. Но главное… главное, что кровь так шумно и так сладко бежала по сосудам.

Кап, кап, кап…

Вампир вставал. Медленно, очень медленно подымался он со своего места. Он уже не спал. Только холодное желание крови овладевало им. Скоро, уже сейчас он сможет насладиться прекрасным вкусом напитка вечности.

Это была девушка. И она боялась его. Но это хорошо, так даже лучше. Вкус будет насыщенней.

Что-то в ней было ему знакомо. Запах… Он словно был родным, близким. Но, впрочем, какая разница? Ему хотелось крови, он жаждал ее.

Вампир подошел так близко, что девушка испугалась еще больше. Сердце застучало сильней и чаще.

– Виктор, это же я.

Но это ничего не сказало вампиру. Виктор? Какой Виктор? Нет такого. Есть хищник, убийца, вампир.

Он наклонился к ней, медленно обхватил руками и выпустил клыки. Легкое касание и кровь хлынула ему в горло.

Божественный вкус.

– Виктор, не надо, прошу.

Голос был слабый и почти безвольный. Не волнуйся, милая, все очень скоро закончиться.

Что-то было знакомым. Голос, запах… Вкус… нечто неуловимое шевельнулось в глубине сознания, стараясь напомнить о чем-то важном.

Нет-нет, не нужно. Сейчас важна лишь жажда. Осталось совсем немного…

Часть первая
Приближение конца

Глава 1

На этот раз поезд ехал значительно быстрее. Он практически не делал остановок, и это давало надежду, что скоро они прибудут домой. Домой хотелось очень. Отчего-то казалось, что там надежно, словно в крепости, окруженной глубоким рвом. Хотя, конечно, это была лишь иллюзия.

Лера начинала ненавидеть поезда. Когда-то давным-давно, ей нравилось путешествовать именно поездами. Плавные покачивания, ритмичный стук, много места давали свободно думать и свободно дышать. Но сейчас Валерия злилась на роскошную обстановку, свободное время, а, главное, на окружавших ее людей. И все-равно, что только один из них человек. Думать о том, кто и кем является, не хотелось. А потому Лера злилась. Так было легче продержаться все это время в замкнутом пространстве с этими тремя.

Все отличалось. Дело даже не в том, что кроме Ельса были еще Виктор и Блэк. Нет. Само поведение Гектора Ван Хельсинга разительно отличалось. Он делал вид, что абсолютно ничего не произошло, а это было лишь небольшое путешествие, ничем не омраченное.

«Гаденыш», – подумала Лера, глядя, как Ельс чопорно держит чашку с чаем, периодически поднося ее к губам.

– Вы должны понять, это лишь работа, – говорил он, обращаясь к Виктору. – Я действительно думал, что вы виновник всех этих убийств.

– Ну конечно, – равнодушно заметил Виктор, не глядя на него.

Блэк почти ни с кем не разговаривал, общаясь по большей части с Лерой.

Даже сидеть он старался поближе к ней.

– Скажите, вы действительно не предполагаете, кто мог их совершить? – спросил Ельс, делая вид, что не замечает холодного к себе отношения.

– Нет.

– А в вашей среде ничего не слышно?

Лера навострила уши. Что-то изменилось в голосе Ельса. И конечно же, вампир должен был услышать это.

– А что, вы сами не можете поспрашивать в нашей среде? – вопросительно приподнял бровь он.

Ельс замялся.

– Понимаете ли…я не успел…и…Мы довольно быстро решили, что убийца это вы, и потому было нецелесообразно задавать какие-то вопросы остальным.

– Конечно, – понимающе кивнул Виктор. – Тем более, что зачем искать настоящего убийцу, если под рукой такой удобный кандидат?

Уровень напряжения тут же подскочил до запредельного значения. Леера насторожилась, боковым зрением уловила какое-то движение со стороны Блэка и поняла: конфликт таки наступил. Несколько дней Ельс ловко уходил от вызова, который ему то и дело бросал Виктор, но теперь деваться было некуда. Нужно что-то отвечать.

– Послушайте, Виктор, – медленно, точно подбирая слова, сказал Ельс. – Вы же должны понимать, что улики указывали на вас. У меня были свои сведения о том, что действует именно вампир. А что я мог подумать, когда увидел возле Валерии Андреевны древнего кровососа? Да еще находящегося с ней явно в личных отношениях? Она была свидетельницей одного из убийств, но молчала. Я решил, что она покрывает кого-то очень близкого ей. Вас.

– Конечно, конечно, я все понимаю, – опять закивал Виктор. – Наверное, это было озарение.

Ненависть сквозила в его словах. Глубокая, истинна. Не только что зарождающаяся и готовая все смести на своем пути. Нет. Эта ненависть была застарелой, уже въевшейся в каждую клеточку и неискоренимая. Только так мог ненавидеть вампир охотника.

– Хорошо, чего вы хотите? – злобно сверкнул глазами Ельс. – Извинений? Не дождетесь. Еще раз повторю: я выполнял свою работу. Меня воспитывали охотником, и как не вам знать это? Я привык искать и находить того, кто виновен.

– А давайте на «ты», – вдруг заявил Виктор. – Мы с вами ведь уже не чужие. Я так понимаю, ты потратил немало времени, изучая мою жизнь и жизнь Валерии.

Ельс начал наливаться краской. Леера вдруг подумала, что он сейчас лопнет. Но он, неожиданно, взял себя в руки.

– Да, перед Валерией Андреевной я должен извиниться, – он повернулся к Лере и произнес: – Валерия, я действительно собирал о вас информацию. Видите ли, когда я увидел рядом с вами Виктора, то в начале решил, что вы тоже вампир. Ну не верил, что такой древний вампир мог столько времени находиться рядом с человеком и не обратить его. Ее. Вас. Поэтому я уточнял, давно ли вас знают, не было ли каких-то странностей в поведении в последнее время, или, возможно, раньше. Но нет, все подтверждало, что вы – человек.

– Спасибо, – подала голос Лера. Деланное чувство вины Ельса мало интересовало ее. События последних дней ясно дали понять, насколько этот человек двуличен.

– Да, – Ельс немного растерянно глянул на Виктора, словно ища поддержки, но то лишь пожал плечами. – Потом я предположил, что Виктор использует вас как неофициального донора. Ну, а когда пришел первого января к вам домой и увидел… То, что вы вместе, то решил, что мои догадки верны. Впрочем, отчасти я был прав. Он действительно испил вас и имел влияние на ваш разум. Валерия, поймите, я был уверен, что нашел убийцу и все, все указывало на мою правоту.

– Интересно, а сколько раз вы были неправы, – тихо сказала Лера, не поворачивая головы, а все так же равнодушно глядя перед собой, – но у ваших обвиняемых не оказывалось своего Блэка, чтобы оправдаться?

– Валерия, вы… – начал Ельс и замолчал.

– А ведь она права, – подал голос Блэк. – Ты не задумывался над этим, охотник?

– Почему вы мне тыкаете? – возмутился Ельс.

– Потому что ты – мальчишка, – спокойно ответил Блэк, потягиваясь в кресле, словно чеширский кот. Хотя нет, сейчас он больше походил на тигра. Огромного шикарного котяру, внешне абсолютно не опасного. Но стоит ему только выпустить когти…

– Для меня ты – мальчишка, – продолжал Блэк, глядя прямо перед собой. – И для него тоже (кивок в сторону Виктора). Кто ты? Охотник? Чушь. Все, чего ты добился за свою короткую человеческую жизнь – это должность мальчика на побегушках для своего братца. Посуди сам: сейчас все, кто узнает о твоем промахе, будут опасаться охотника с пятном на репутации. Быть ложнообвиненным, что может быть неприятней? А тем более что, насколько мне известно, в последнее время в качестве наказания предпочитали именно смертную казнь. Твой брат сказал «Фас!» и велел принести дичь. Приказ ты выполнил безупречно. А теперь подумай, что будет дальше. Абрахам Ван Хельсинг чистенький, он смог оправдать невиновного вампира. А вот Гектор оплошал.

Он говорил спокойно, словно давно запланированную речь. Слова звучали ровно и равнодушно, а потому отчего-то становилось жутко.

Леера, уже не скрываясь, смотрела на Ельса. Тот покрывался пятнами, красными и уродливыми. Он осознавал правоту Блэка, а потому ничего не говорил. Его молчаливое согласие и ровный монолог словно переплелись и заполнили собой помещение.

– Да, я маленький слабый человечек, – наконец сказа л Ельси голос его вибрировал от плохо скрываемой ярости. – Но мой брат мне не хозяин. Я сам – сам! – выбрал путь охотника. Я мог стать одним из судей, но это не по мне. Выслеживать, выискивать, находить – вот то, что нужно. Это настоящая жизнь, а не великое сидение на троне. Да, это была ошибка, но ошибаются все. Все!

– Только вполне вероятно, – негромко заговорила Лера, – что пока вы приносили дичь, убийства продолжались. Из-за вашей ошибки гибнут люди.

Ельс злобно сверкнул в ее сторону глазами, резко встал и в два больших шага вышел вон.

– Ты понял, что он хотел узнать? – спросил Блэк, обращаясь к Виктору, когда дверь за Ельсом захлопнулась.

– Конечно, – кивнул вампир. – И…очень признателен, что ты помог заткнуть его.

– А может, вы меня просветите? – вмешалась Лера. Прищурившись, она переводила взгляд с одного на другого. Или ей показалось, или эти двое смогли найти способ договориться? При мысли об этом злость внутри начинала немного угасать.

Погоди, дорогая, ты мне еще пригодишься.

– Понимаешь, Лера, – заговорил Виктор. – Монстры ведь общаются. У нас есть свои бары, клубы, в которых мы встречаемся. Вот Ельс и пытался выяснить, не слышал ли кто из «наших» об убийствах.

– А сам он что, не может? – поинтересовалась Лера. Это становилось интересным: храбрый охотник на деле оказывался не таким уж и храбрым.

– Лера, представь, что будет, если он заявится туда, где множество таких, как я? – хохотнул Виктор.

– Ну, не знаю…Вы ведь живете по закону? Так чего же боятся, если ни в чем не виноват?

– А вы, люди, разве не опасаетесь представителей закона? – подал голос Блэк. – Те, кто могут контролировать твою жизнь всегда пугают. Как людей, так и монстров.

Несколько минут все молчали, словно обдумывая только что сказанное. Наконец леера спросила, нарушая наступившую тишину.

– А эти ваши…клубы…Что это такое?

– Клубы как клубы, – пожал плечами Виктор.

– Ну вы же там явно не пьете и не танцуете, – рассердилась Лера. Ее начинала раздражать манера Виктора говорить с ней так, словно она маленькая девочка и ее нужно заново всему учить и воспитывать. Хотя, конечно, как уже заметил Блэк, для них она действительно была девчонка.

– Бывает, что и танцуем, – сказал Виктор, слегка улыбаясь. – И пьем тоже. Такие клубы стали появляться не просто так. В них мы не только проводим время и общаемся друг с другом. А мы, поверь, общаемся. Но так же там есть доноры, к примеру.

– Кто? – не совсем поняла Лера.

– Да-да, доноры. Это специальные люди, которые добровольно кормят нас. Вампирам и им подобным дают кровь, суккубам – энергию. Раньше это было почти неосуществимо, потому как заканчивалось смертью человека. Но теперь…

– Теперь? – подсказала Лера видя, что он замолчал.

– Теперь у нас есть лекарства, которые очищают и восстанавливают организм человека. Поддерживают, помогают пережить кризис, заговорил Виктор вновь. – Конечно, для человека это все-равно не так безопасно, но зато нет летального исхода.

– Ну да, – кивнула Лера вспоминая, как Ельс опаивал ее своими зельями. – Тогда еще больше непонятно: откуда у вас все эти лекарства?

– Ван Хельсинги не только охотятся, – напомнил Виктор. – За четыреста лет они расплодились до нескольких сотен, неужели ты думаешь, что все они становятся «Ельсами»? их много и они внедряются о все нужные им отрасли: науку, политику, медицину. Знаешь компанию «ГолдФарм»? ну конечно знаешь, о чем это я…Она принадлежит Ван Хельсингам. Это ведь огромные деньги, а с их помощью можно получить все, что угодно.

Леера задумчиво кивнула. Нечто подобное она слышала от Ольги, суккубихи, с которой они были заперты в подвале замка, в ожидании смертной казни. Только она говорила о монстрах. Конечно, это очень удобно, когда нужные тебе люди на нужном месте. Или нелюди. Какая теперь разница?

– То есть, вы везде? – задумчиво произнесла она. И именно так вы решаете свои проблемы?

– Проблемы?

– Ну да, – пожала плечами Лера, вновь вспоминая суккубиху. – Убрать ненужный труп или свидетеля. Найти донора. Вряд ли их набирают через объявление в газете. Да и документы. Виктор, я ведь видела твой паспорт, по нему ты всего на два года старше меня. а диплом? Ты ведь работаешь. Или нет?

– Работаю, – подтвердил Виктор. – Я вампир, я должен уметь выживать в мире людей. А нигде не работающий субъект всегда вызывает подозрения.

– Даже мои соседи могут оказаться кем угодно, но только не людьми, – сказала Лера, непроизвольно съежившись в кресле.

– Нет, они люди, – заговорил вдруг Блэк. – Я бы почуял. Да и вообще, Лера, ты преувеличиваешь. Такие как Виктор встречаются не так часто. Я имею ввиду, что монстры в большинстве своем предпочитают прятаться, не контактировать с людьми. Они стараются отгораживаться, чтобы никто и никогда не смог из заподозрить.

Леера не знала, что можно ответить. Впрочем, Виктор тоже молчал.

– Хорошо, это я более-менее поняла, – наконец медленно заговорила она, переводя взгляд с одного на другого. – Хотя, конечно, у меня должно быть много вопросов, но почему-то ничего умного в голову не приходит.

– Просто ты устала, – мягко сказал Виктор. – Я чувствую это.

– А что с донорами? – поспешно спросила Лера, не желая продолжать эту тему. – Как их находят?

– По-разному бывает, – произнес Виктор, равнодушно глядя в окно, но Лера вдруг поняла, что ему не очень хочется говорить об этом. – Кто-то за деньки, и таких, кстати, много. А кто-то надеется, что его обратят.

– А еще существуют извращенцы, которым все это нравится, – в тон ему добавил Блэк.

– Возможно, – холодно ответил Виктор, сверкнув глазами. – Есть много вероятностей стать донором. А еще бывает, что двое влюбляются, и чтобы еще больше усилить связь друг с другом, что один соглашается отдать частицу себя возлюбленному. Думается, Ельс решил, что мы как раз такая пара.

– Ельс думает то, что ему хочется, – проворчала Лера, протягивая руку к своей чашке с чаем. Чай был холодный и она поморщилась, сделав глоток. – И еще вопрос, умеет ли он это делать.

– Его тоже можно понять, – заметил Виктор глядя, как Лера встает и наливает себе чай. – Пойми, чтобы нормально жить мне нужно в месяц убивать двух людей. Это минимум, лишь для поддержки, чтобы не голодать. Теперь вдумайся: убить двух человек. Конечно, даже пить кровь добровольно отданную это не то, что испытываешь во время настоящей охоты. Но все же… Мы живем по законам. Но иногда их нарушают. Ельс искал убийцу.

Леера осторожно попробовала чай – ей все время казалось, что Ельс опять что-нибудь подмешает ей в чашку – и внимательно посмотрела на Виктора. Он словно был чем-то недоволен. Хотя в нем самом что-то изменилось с тех пор, как они побывали в замке. Лера чувствовала это, хоть и не могла объяснить.

Впрочем, все они изменились. Особенно сама Лера. И она прекрасно осознавала, отчего именно. Ее жизнь никогда не будет прежней, а потому придется меняться самой.

– Жить по законам намного лучше, чем жить без них, – заговорил Блэк, поудобней устраиваясь в кресле и поворачиваясь к Виктору. – Знаешь, я ведь видел то, что было до вашей войны. Если говорит о вампирах, то они частенько устраивали резню лишь ради развлечения. Если хочешь знать: то, что вы творили во время войны детские забавы по сравнению с тем, что происходило до нее. Кстати, даже относительно мирные гули творили невообразимое. Могли нападать на живых, разорять кладбища.

– Да, мне рассказывали, – холодно произнес Виктор. – За то время, пока я был в Совете, нам приходилось наказывать тех, кто не смог сразу забыть своих старых привычек.

Лера непроизвольно содрогнулась. Он говорил так равнодушно, что становилось страшно. Словно убивать для него привычное дело, и с годами ничего не изменилось. От него веяло холодом, равнодушием и смертью. Валерия никогда не думала, что будет так думать о Викторе. Даже после того, как узнала, что он вампир, продолжала считать его своим другом. А теперь пред ней совсем другим. Словно маска, которую она видела все это время, начинала спадать.

– Ладно, мне пора отправляться спать, – заговорила Лера, стараясь поскорей выбросить из головы неприятные мысли.

– Да, за этими разговорами мы совсем упустили время, – Блэк потянулся, чуть не зацепив длинными ногами пуфик и резко встал, сразу заполнив собой значительную часть помещения. – Мне тоже пора отдохнуть.

Лера усмехнулась, пожелала всем спокойной ночи и отправилась в свое купе. Блэк вел себя так, словно она нуждалась в защите. Когда утром она выходила к завтраку он появлялся сразу же. И точно так же, вслед за ней, отправлялся спать. И Лера совсем не удивилась, если бы выйдя ночью застала его спящим у своих дверей.

Тьма. Она была кругом, куда только можно было глянуть. Она двигалась. Она приближалась. Еще чуть-чуть и она коснется руки. Она так близко, что можно уже ощутить ее холодную безжалостность. И тогда все, конец. Еще чуть-чуть… Еще немного и смерть…

– Лера, Лера, проснись.

Она сопротивлялась, не желая сдаваться просто так, без боя. Нет, нет, сражаться до последнего.

– Лера, проснись!

Всего лишь сон. Слава богу.

– Дай мне… воды, – прохрипела Лера.

Виктор отпустил ее, на секунду застыл, словно задумавшись, но все же поднялся и вышел. Леера попыталась подняться, но тело было словно из ваты, будто она всю ночь таскала камни.

Когда же это закончится? Кошмары, снившиеся ей каждую ночь, мучающие ее, изматывающие. Иногда они отступали, словно набирались сил, чтобы через некоторое время вернуться и вновь забрасывать ее сознание в сосущую пустоту ужаса.

Виктор неслышно скользнул в комнату и протянул ей стакан с водой.

– Может, включить свет? – спросил он, когда Лера выпила все одним залпом.

Она отрицательно помотала головой. Ей совсем не хотелось видеть вопрос в его глазах, а еще меньше хотелось отвечать на него.

– Что ты здесь делаешь? – спросила Лера.

– Услышал, как ты звала на помощь, – ответил Виктор, присаживаясь рядом.

Он был так близко. Непозволительно близко. И почему-то в одной рубашке, хотя в поезде было довольно холодно, и ворот нараспашку так, что даже в темноте была видна бледная кожа груди и шеи.

Ах да, он же не мерзнет.

Лера непроизвольно села, обхватив руками колени.

– Что с тобой происходит? – спросил Виктор. – Я знаю, тебе снятся кошмары, это началось еще дома. Но я говорю даже не об этом. Лера, ты отстранилась от меня.

– А чего ты хотел? – она легонько коснулась кончиками пальцев своей шеи там, где никак не заживал след его укуса. – Виктор, ты обманывал меня много лет, а потом хотел обратить, не спросив согласия. И даже после этого ты не признался, что можешь читать мои мысли, внушать свои и влиять на мое сознание. Я все перечислила или осталось еще что-то?

– Сильно сокращенно, но все, – заметил он с улыбкой.

Он был так близко. Лера вдруг вспомнила, как однажды хорошо ей было в его объятьях, и как горячо умеют целовать эти холодные губы.

– Я никогда не внушал тебе свои мысли, – продолжал Виктор. – И не читал твои. Это было только в тот раз, когда Ельс разрешил нам поговорить. Лера, я никогда не смог бы поступить так с тобой. Если бы я хотел – действительно хотел – то мог давно обратить тебя силой. У вампиров много уловок для таких случаев.

– Ну да, Ельс мне рассказывал.

– Но я всегда хотел, чтобы ты полюбила меня. По-настоящему. Хотел, чтобы пошла за мной сама. И сама согласилась прожить со мной вечность. А потому я ничего бы не сделал во вред тебе.

– Это, конечно, все очень мило, – произнесла Лера, – но не могу сказать, что верю тебе.

Он выглядел так, словно она его ударила. Виктор говорил так открыто, так откровенно, что ему невольно хотелось верить. Ксаннф рассказывал, что Виктор единственный из вампиров, способный к эмоциям. А что если…

– Валерия, я должен это сказать, – вновь заговорил Виктор. – Мне действительно трудно признать, что я обманывал тебя. Годами. Но я просто не мог представить, что буду дальше жить без тебя.

– Но до этого ты же как-то жил, – прошептала Лера, кутаясь в одеяло. Хоть как-то, совсем немного, отгородиться от него.

– Ну конечно. И у меня были женщины до тебя. Ты ведь это хотела узнать?

– Мне нет дела до того, кто у тебя был до встречи со мной, – сердито ответила Лера.

Это была неправда. Лере хотелось спросить с ним, приводить свои примеры и доказательства. Ей хотелось доказать, что он все еще продолжает обманывать.

И безумно хотелось верить ему.

– Ну конечно тебе все равно, – мягко говорил он. – Но я расскажу, раз уж нужно быть честным. У меня действительно были женщины. И смертные, и подобные мне. Но никогда мне не приходилось чувствовать то, что я чувствую к тебе, Лера. Возможно, мне самому хотелось бы найти одну-единственную намного раньше. Но случилось именно так, как случилось. Я встретил именно тебя и именно сейчас.

– Но с чего ты взял, что я и есть одна-единственная? – воскликнула Лера. – Может, я просто очередная, следующая?

– Лера, я чувствую. Впервые за много столетий у меня такое ощущение, словно ко мне вернулась душа.

Как же ей хотелось… Чего же? Довериться ему? Поверить? Прикоснуться к его коже, оказаться в его объятиях? Как и любой женщине, ей хотелось быть защищенной. Как и любой женщине, ей хотелось поддаться эмоциям и чувствам и не думать о последствиях. Но она боялась. Боялась, что все эти мысли лишь оттого, что вампир укусил ее, и она хотела быть рядом со своим наркотиком.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное