Ирина Коркина.

Глаз Вуивра



скачать книгу бесплатно

Инспектор зло скривился, но вышел. Но Джонни этого уже не видела. Она колотила кулаками по подушке и кричала:

– Он не умрет! Не умрет! Нет!

– У девочки не все в порядке с головой. Дурная наследственность! – поджала губы сестра Ламберт.

– Прошу вас воздержаться от скоропалительных выводов. Сделайте ей укол! – велел доктор, – А ты, Джоанна успокойся. Тебе нельзя волноваться.

– Я не хотела ничего плохого! Мы просто поспорили! А он говорит, что Том умрет! – девочка заплакала так горько и безнадежно, что врач почувствовал, как к горлу подкатывает ком.

– Вот, мерзавец! – пробормотал он сквозь зубы. Потом присел на край кровати, и, стараясь придать своему голосу как можно больше внушительности, сказал:

– Джоанна, твой брат обязательно поправится. Завтра его отправят в Сент – Луи. Там прекрасное оборудование и отличные специалисты. Они разберутся, в чем дело.

– Но папаша Дюшо говорил…

– Опять этот старик со своими сказками! Сейчас не средние века. Это раньше верили в колдунов и ведьм. В то, что они портят коровам молоко и летают на шабаши.

– Но я тоже по ночам летаю!

– Летаешь? – недоуменно спросил доктор. Сестра поджала губы и покачала головой.

– Мне все время снится, будто я превращаюсь в чудовище и летаю!

– Все дети видят такие сны. Это объясняется очень просто. Во сне дети растут, их организм пытается приспособиться к новым условиям, поэтому им снится, будто они летают.

– Но вчера во сне я чуть не сожгла человека!

– Сны – отражение того, что происходит с нами в реальной жизни. Очевидно, накануне ты прочла какой-нибудь страшный комикс. Вот тебе и приснились такие страшилки. Я уверен, что все окончится благополучно, и вскоре ты увидишь своего брата здоровым и бодрым. А сейчас ложись и постарайся заснуть.

Доктор и сестра вышли в коридор. К ним подошла мадам Нильс:

– Там на крыльце журналисты.

– Слетелось воронье! – разозлился доктор, – Никого сюда не пускать! Сейчас девочке необходим покой. Она пережила страшнейший шок.

– Бедняжечка, личико-то у нее совсем зеленое, – вздохнула мадам Нильс.

– Ничего, нормальный сон и нужные лекарства быстро поставят ее на ноги. Впрочем, как и ее брата.

– Лекарства, лекарства! Много вы понимаете! Ваши лекарства ничто против колдовства! – проворчала санитарка.

*      *      *

На город опускался вечер, когда мадам Нильс отправилась домой. Но едва вышла из ворот, как нос к носу столкнулась с мадам Лекок. Внешность аптекарши поразила санитарку. Она никогда в жизни не видела мадам Лекок в таком вульгарном наряде: огромная черная шляпа, зеркальные очки в пол лица, на руках медные браслеты, а на запястье …татуировка! Мадам Нильс покачала головой: боже! Куда катится мир?!

– Чего уставилась?! – зашипела аптекарша. Мадам Нильс от изумления даже рот открыла. Солидная дама, и так выражается!

Мсье Лекок подошел к супруге и что-то прошептал ей на ухо. Та скривилась, потом вновь повернулась к мадам Нильс.

– Ах, душечка, прошу меня извинить.

Мои бедные малютки при смерти! Я так расстроена! Прорыдала всю ночь! – мадам Лекок сняла очки. Глаза у нее и вправду были красные.

– Мне очень жаль. Такое несчастье!

– Где сейчас мои птенчики?

– Мальчика только что отправили в Сент – Луи, а завтра утром и девочку туда отвезут. Да, кстати, мы нашли у нее медальон, – вспомнила мадам Нильс. – Он не ваш?

– Разве можно думать о безделушках, когда речь идет о здоровье моих деток! – мадам Лекок всхлипнула.

– Это дорогая вещица – серебряный дракончик в золотой короне с рубинами.

– В короне! – повторила мадам Лекок и уронила на землю зонтик.

– С рубинами? – побледнев, воскликнул аптекарь

– Я как увидела его у девчонки под подушкой, так сразу же побежала к сестре Ламберт. И говорю ей, мол, откуда у приемыша такие драгоценности? Небось, стащила где-нибудь! Уж эти мне, приютские дети! – закатила глаза мадам Нильс, – Так и норовят прихватить то, что плохо лежит! Сестра…

– Где он? – перебила ее мадам Лекок каким-то свистящим шепотом.

– Дорогая, тебе вредно волноваться, – попытался успокоить супругу аптекарь.

– Прочь! – оттолкнула его мадам Лекок, – Где он?!

– Что это вы на меня кричите? – обиделась санитарка.

– Успокойся, милая! Нельзя же так! – прожурчал мсье Лекок, похлопывая супругу по руке. Потом обернулся к мадам Нильс, – Не обижайтесь на мою супругу. Мы так переволновались из-за всех этих событий! Этот медальон подарила моей супруге ее покойная матушка. Где же он?

– Сестра Ламберт хотела его забрать, но Джоанна такой крик подняла, что даже доктор прибежал. Сказал, придет ее приемная мамаш… то есть вы, вот тогда сами и заберете.

– Конечно, конечно, – улыбнулся санитарке аптекарь, – Как приятно, что в наше время еще остались такие порядочные люди, как вы! Мы непременно отблагодарим вас, правда, дорогая?

Мадам Лекок побурчала что-то невнятное.

Воодушевленная словами аптекаря, мадам Нильс поведала супругам обо всем, что произошло в то утро в палате Джоанны. Услышав о странных снах своей приемной дочери, мадам Лекок побледнела и вся как-то съежилась.

– Летает во сне! – пробормотала она, глядя куда-то в сторону.

– Детям часто снятся такие сны, – промурлыкал мсье Лекок, нежно обнимая супругу.

– Сны?! Это ты называешь снами?! – взвизгнула та. От резкого движения ее шляпа сползла набок. Под ней мелькнули красные огоньки. Но мадам Нильс не успела ничего толком разглядеть, потому что аптекарша тотчас надвинула шляпу на самый лоб.

– Мы бы хотели навестить нашу милую дочурку, – сказал мсье Лекок.

– Сегодня не получится. Сестра Ламберт дежурит в вечернюю смену. А она такая вредная! Ни за что вас не пропустит. Ой, мне пора! – заторопилась мадам Нильс. К больнице подходил доктор Фонтэн, и ей вовсе не хотелось, чтобы тот застал ее за разговором с Лекоками. Еще решит, что она разносит сплетни!

– Куда же вы, мы еще не успели…

– Лучше, поговорите с доктором

– С доктором? – повторила мадам Лекок, – Да, думаю, он нам поможет. Артур, пойди, поздоровайся с ним.

– Конечно, дорогая! – ответил мсье Лекок. Уходя, мадам Нильс увидела, как он, жмет руку доктору Фонтэну.

*      *      *

Сестра Ламберт отложила журнал дежурств и довольно улыбнулась – больница блистала чистотой. И в этом была ее заслуга. С детства ее учили, что главное в жизни – порядок и дисциплина. К сожалению, нынешняя молодежь воспитана совсем по–другому. Не следи она за санитарками, они бы просто разгоняли грязь по углам. Доктор Фонтэн слишком мягок и с персоналом, и с больными. А с такими, как Джоанна Лекок нужна строгость. Возможно, после всего случившегося ее приемные родители поймут, что девчонке не место в приличном обществе, и вернут ее в приют. Но сначала она бы посоветовала показать ее психиатру. Странные ночные видения, истерики…. Все это наводит на определенные мысли.

Наверху хлопнула дверь. Джоанна Лекок! Она опять бродит по больнице! Невоспитанная девчонка! Сестра покачала головой и стала подниматься по лестнице. Когда она открыла дверь второго этажа, в здании погас свет. Подстанция у них в городке была слабенькая и перебои с электричеством случались уже не раз. Но на этот случай у сестры в кармане всегда был фонарик. Она включила его и увидела доктора Фонтэна. Очевидно, вернулся проведать Джоанну. Когда у него сложные пациенты, он приходит в больницу даже по вечерам. Доктор был в халате. Странно, когда он успел переодеться? Его кабинет по соседству с сестринской, а она не слышала, чтобы кто-нибудь заходил туда.

– Добрый вечер, мсье Фонтэн, – поздоровалась сестра.

– Где Джоанна Лекок? – вместо приветствия спросил тот.

– У себя в палате.

– Где Джоанна Лекок? – вновь спросил Фонтэн. Свет фонарика упал на его лицо. Глаза у Фонтэна были совершенно красными. Из-под воротника выглядывало нечто рыжее, похожее на лисий мех. Меховая куртка? В такую-то жару!

– Что у вас с глазами? Вы не простыли? Смерить вам температуру? – спросила сестра.

– Где Джоанна Лекок? Где Джоанна? – как заведенный твердил Фонтэн.

– В своей палате, конечно. Вы же сами были у нее утром. Я все-таки схожу за градусником, – сестра повернулась. Внезапно перед глазами что-то вспыхнуло, голову пронзила резкая боль…

Доктор оттолкнул от себя обмякшее тело сестры, на мгновение замер, словно принюхиваясь к чему-то, потом быстро пошел по темному коридору.

*      *      *

К ужину Джонни даже не притронулась. Впервые в жизни ей не хотелось есть. Не радовала даже предстоящая поездка в Сент – Луи. Перед глазами до сих пор стояло лицо брата, неестественно белое, с синими ниточками вен. Джонни разрешили с ним попрощаться, когда увозили из больницы. Это она виновата в том, что случилось в мэрии! Зачем она потащила туда Тома? А вдруг заклинание действительно существует? И убивает тех, кто прочел его? Ведь у Тома закружилась голова, как только он начал читать эти клинышки. А она его еще торопила: читай да читай! И соврала, что они поедут в Африку к родителям. Том ей поверил! Бедный малыш! А может, никакого заклинания не существует? И Тома вылечат в Сент – Луи?

Джонни так и не смогла заснуть. Пробовала читать комиксы, которые принес доктор Фонтэн, но даже не поняла, о чем там говорится. Потом ей захотелось пить. Кулер с водой был на другом конце коридора. Джонни уже возвращалась обратно, когда услышала голоса. По лестнице поднималась сестра Ламберт. До палаты она добежать уже не успеет, и сестра снова наорет на нее. Где бы спрятаться? Рядом была коморка, где мадам Нильс хранила швабры и ведра. Джонни зашла внутрь и присела на ящик между мусорной корзиной и пылесосом. Вскоре голоса смолкли.

Только Джонни хотела вылезть из своего укрытия, как свет замигал и погас. Затем она услышала шаги. Кто-то шел по коридору. Это не сестра Ламберт. Та вышагивает, как солдат на параде. И не доктор Фонтэн. Он несется, как на пожар. Эти шаги были тихими, почти бесшумными, как будто человек не шел, а крался. Кто это? В больнице никого, кроме нее нет. Скрипнула половица, человек остановился у ее двери. И тут Джонни почувствовала необычный запах. Пахло не то болотом, не то лягушками. У Джонни появилось неприятное ощущение, будто тот, за дверью, видит ее. Она почти физически ощутила на себе его взгляд. Это было так страшно, что у девочки мурашки побежали по спине. Она замерла, ни жива, ни мертва.

Неожиданно вспыхнул свет, что-то громко треснуло, дверь распахнулась. На пороге стоял доктор Фонтэн. Лицо его, обычно выбритое, теперь было сплошь покрыто густой рыжей бородой. Из-за отворотов халата выглядывала рыжая шерсть, а вместо рук! Когда Джонни увидела, что у него было вместо рук, ей едва не стало дурно. Лапы! Настоящие кошачьи лапы! Только очень большие! Ими он и пробил филенку двери! Но когти застряли в дереве, и доктор, злобно урча, пытался их вытащить. Пока Джонни остолбенело, смотрела на все это, доктор дернулся с такой силой, что сорвал дверь с петель. Та с грохотом рухнула на пол, погребя под собой Фонтэна. Джонни, наконец, пришла в себя, перепрыгнула через доктора и бросилась к окну. Рванула на себя раму, выпрыгнула наружу и со всех ног помчалась прочь.

*      *      *

Папаша Дюшо по–прежнему сидел на лавочке с трубкой в руках. У него был такой мирный спокойный вид, что Джонни на мгновение почудилось, что ничего не было – ни похода в мэрию, ни болезни Тома, ни того страшного доктора-кота. Она остановилась у крыльца. Мимо, завывая сиреной, промчалась жандармская машина.

– Куда это они так спешат? Что там еще случилось? – спросил папаша Дюшо.

– Не знаю! – ответила Джонни. Не рассказывать же старику, о том, что произошло в больнице. Он решит, что у нее не все дома! На его месте, она бы и сама так подумала.

– Что, уже отпустили из больницы?

Джонни кивнула.

– В город приехал граф де Перей. И сразу же к мэру: бумагой ему в нос тычет. Мол, я – наследник, карбункул мой! А как узнал, что камень украли, такой скандал закатил! К тебе в больницу собирался. Кто-то ему напел, что вы с братом все знаете.

– Ничего мы не знаем!

– Зря ты это затеяла. Да еще брата в эти дела втянула. Такой камень продать непросто.

– Вы тоже …! – Джонни чуть не задохнулась от возмущения. Она повернулась и побрела прочь. Ей было невыносимо горько. Даже папаша Дюшо, и тот считает ее воровкой!

В свою комнату девочка забралась по стволу старой липы – не хотелось объяснять Гадюке, почему сбежала из больницы. Не рассказывать же ей, что доктор Фонтэн превратился в кота и хотел ее убить?!

Едва Джонни влезла в окно, как дверь скрипнула. Девочка прыгнула в кровать и натянула на себя одеяло, надеясь, что Гадюка ее не заметит. Однако та заметила.

– Джоанна? – рука в браслетах откинула одеяло. Мадам склонилась над ней, почти касаясь лица полями широкой черной шляпы. Почему это она дома в шляпе? И очков мадам Лекок никогда раньше не носила. А эти страшные браслеты! Будто на барахолке куплены!

– Я же вижу, что ты не спишь! Как ты сюда попала?

– Меня отпустил доктор Фонтэн.

– Доктор Фонтэн? Ты его видела?

– Да! Он еще днем сказал, что я могу идти домой. Вот я и пришла.

Джонни замолчала. Зачем она ляпнула про доктора? Может, все-таки, рассказать правду? Нет! Тогда Гадюка решит, что у Джонни крыша съехала и отправит ее обратно в приют. Или вообще в психушку!

– Ах, моя милая малютка! Как хорошо, что ты вернулась домой! – воскликнула мадам Лекок.

Джонни даже рот от изумления открыла. «Милая малютка»! Что случилось с Гадюкой? А мадам продолжала, словно не замечая ее реакции.

– Я боялась, что навсегда потеряю свою бедную крошку! Но теперь все будет хорошо! Ты поправилась, твой брат тоже пришел в себя.

– Ура! – закричала Джонни, вскакивая с кровати, – Том поправился! Я хочу видеть Тома!

– Конечно, ты его увидишь, моя милая. Но не сейчас. Ведь уже ночь. Мы поедем к нему завтра.

В коридоре раздались шаги, дверь распахнулась, и в комнату вошел доктор Фонтэн! Он был в белом халате и шапочке, низко надвинутой на лоб.

– Добрый вечер, мадам Лекок! Здравствуй, Джоанна, – сказал он.

Джонни инстинктивно вжалась в стену.

– Что с тобой? – удивилась мадам Лекок.

– В больнице … Он напал на меня! У него была рыжая шерсть! И лапы, как у кота!

Мадам Лекок посмотрела на доктора:

– Вы что-нибудь понимаете, мсье Фонтэн?

– Вероятно, Джоанне приснился сон, – улыбнулся доктор, – Один из тех кошмаров, о которых она мне рассказывала. Это последствия ее визита в мэрию.

– Да, ребенку нелегко пережить такое потрясение.

– Разве я похож на оборотня? Посмотри! – ласково спросил Фонтэн, подходя Джонни. Та внимательно оглядела его: человек, как человек – ни шерсти, ни лап!

– Конечно, это тебе приснилось, – мадам Лекок погладила Джонни по голове, – Бедная моя девочка! Я так расстроилась, когда узнала, что с вами случилось.

– У мадам Лекок от слез даже глаза воспалились. Поэтому ей приходится носить очки! – сказал доктор.

– Мсье Фонтэн, мне сказали, что сестра Ламберт хотела отобрать у Джоанны ее медальон.

– Это самоуправство, – нахмурился тот, – Сестра будет наказана.

– Кстати, откуда он у тебя, Джоанна?

– Папа подарил! Хотите посмотреть?

– Как-нибудь в другой раз, – улыбнулась мадам Лекок, – А сейчас мы все пойдем пить чай. Я купила торт.

– Я очень люблю сладкое! – обрадовался доктор, выходя из комнаты. Но не успела она закрыть дверь, как сильный удар сбил ее с ног.

– Самандр! Сюда! Я держу ее! – крикнула мадам Лекок, схватив девочку за руки. К ним подбежал доктор. Нет, не он, а тот , которого она видела в больнице. Страшный получеловек – полузверь, с красными глазищами и кошачьими лапами. Джонни оттолкнула мадам Лекок и кинулась назад в комнату.

– Убей девчонку! – завизжала та. Доктор взмахнул лапой, и столешница рухнула на пол, разрубленная пополам! Доктор присел, как кот, готовящийся к прыжку, и внезапно прыгнул. Джонни едва успела отскочить в сторону. В воздухе что-то сверкнуло, и оконная штора пылающими клочьями посыпалась на пол.

– Берегись! У нее шумгассу! – закричала мадам Лекок и бросилась в угол. Доктор отскочил назад, зацепился ногой за кровать и упал. Джонни шмыгнула мимо него, слетела вниз по лестнице и выскочила на улицу. Остановилась лишь, добежав до перекрестка. Оглянулась – сзади никого не было. Рука сильно болела, из раны на запястье капала кровь. Видно, доктор-кот успел задеть ее своими когтищами! Значит, это не сон! Да такое ни в одном сне не приснится. Что происходит?! Почему доктор превратился в кота? Неужели он оборотень?! Почему они хотят убить ее?!

Сзади послышались шаги. Джонни метнулась за кусты. Надо где-нибудь спрятаться, пока они не нашли ее! У Криса! Его дом у самого леса, там ее никто не найдет. До утра пересидит у него, а завтра уедет в Сент – Луи! Сходит в больницу к Тому, а потом решит, что делать. Но к Лекокам она ни за что не вернется!

*      *      *

Родители Криса и Рика уехали в гости, поэтому мальчики остались ночевать у Рика. Сначала играли на компьютере, потом Рик стал зевать, а Крису спать не хотелось. Тем более что дома у него лежал новый комикс. Он дождался, когда приятель заснет, оделся и пошел домой. Но, едва вышел за ворота, как увидел над домами зарево. Горел дом Лекоков, перед ним собралась уже целая толпа. Пожарные заливали огонь из шлангов, санитары грузили в машину черный пластиковый мешок. Люди возбужденно перешептывались.

– Бедняги! Все сгорели! И аптекарь, и мадам Лекок, и даже доктор Фонтэн.

– Нет, в доме нашли только тело доктора.

– А что же он там делал?

– И куда делись Лекоки?

– Никто не знает.

– О, боже! Что же происходит? Сначала сгорели мальчишки, теперь вот эти!

– Какие мальчишки?

– Рыжий Адам и его приятели. Их нашел лесник на Старом проселке. Все черные, как головешки!

– Это Джоанна их сожгла!

– Она же в больнице! Оттуда до Старого проселка километров десять не меньше.

– Она туда прилетела! На метле!

– Это Джоанна. Она во всем виновата! – Крис узнал мадам Нильс, – Силы ада завладели душой девочки. Она превратилась в демона! Она хочет отнять у людей карбункул! Она убьет любого, кто попытается помешать ей!

– Ерунда! Какие демоны!

– Во, врет!

– Сказочница!

К людям подошел мэр. В руках он держал ружье.

– В больнице обнаружен труп сестры Ламберт, – сказал он, – Всем мужчинам необходимо срочно взять ружья и собраться у мэрии. Мы должны задержать Джоанну Лекок. Остальным советую разойтись по домам и запереть все окна и двери.

Толпа мгновенно рассеялась.

*      *      *

Крис долетел до своего дома на одном дыхании. Едва открыл калитку, как увидел Джонни.

– Ты?! – спросил он, невольно отступая назад.

– Я из дома сбежала.

– Так это правда?! Ты и в самом деле сожгла своих родителей и доктора Фонтэна?

–Ты что, больной? Никого я не сжигала! Когда я убегала, он был жив, и Гадюка – тоже!

– В городе говорят, что ты – ведьма!

– Идиоты!

– Мэр собрал людей с ружьями, они хотят арестовать тебя. А ты действительно Лекоков … не того?

– Что я, ненормальная?

– Значит, все это – выдумки?

– Угу, – кивнула Джонни.

– Ты и вправду из дома сбежала?

– Да. Можно я у тебя переночую?

– У меня? – замялся Крис, невольно вспомнив пластиковый мешок на носилках.

– Струсил? – презрительно скривилась Джонни.

Крис почувствовал, что краснеет. И чего он испугался? Это же Джонни! Та самая Джонни, с которой они сидят за одной партой, гоняют мяч, бегают на рыбалку.

– Ничего я не струсил! Но если настучат мэру, что ты у меня прячешься, у моих родителей будут неприятности.

– Не дрейфь! Меня никто не видел. А утром я уеду в Сент – Луи.

– Ладно, спи в сарайчике, – неохотно согласился Крис. Ему вовсе не нужны были проблемы с родителями! Они недолюбливают Джонни и ругают сына за то, что он с ней дружит. Мальчик отвел Джонни в сарай, закрыл ставни на окнах, включил свет, обернулся. И чуть не ахнул – больничная пижама девочки была вымазана чем-то красным. Что это? Краска? Нет, кровь! Выходит, Джонни и в самом деле…?! Конечно. Иначе почему она прячется? А он тут совсем один! Даже соседей и тех нет дома! Криса бросило в пот, во рту пересохло.

– Эй! Ты оглох? – ворвался в сознание голос Джонни, – Есть что-нибудь пожевать?

– Да…нет, – пробормотал мальчик, с трудом отводя взгляд от красных пятен.

– Так есть или нет?

И тут Криса осенило.

– Ничего нет! Но я куплю! Сейчас сбегаю в магазин! – он помчался к калитке. Джонни что-то кричала вслед, но Крис уже не слышал.

*      *      *

Мадам Нильс возвращалась домой в отвратительном настроении. Надо же! Ее, пожилого человека обозвали лгуньей! На весь город ославили! Ничего! Завтра сюда приедут журналисты, и она им все выложит! Тогда никто не посмеет заявить, что она сказки рассказывает! Когда мадам Нильс подошла к дому своих соседей Мартенов, в кустах послышался шорох. Странно, хозяев дома нет – их пригласили на юбилей. Кто это может быть? Мадам Нильс осторожно подошла к калитке – в темноте мелькнули красные огоньки. Да это же кот старухи Бентом из дома напротив! Мерзкое животное! Постоянно лазает во двор к соседям и гадит на цветочные клумбы! Надо прогнать его! Мадам Нильс отломала с куста ветку и решительно шагнула во двор. Кот ее не слышал и продолжал возиться в траве. Мадам Нильс швырнула в него веткой. В ответ раздалось рычание. Собака? Откуда она у Мартенов? Нет! Это не собака! Это.… Это Джоанна! Она хочет убить мадам Нильс! Боится, что все узнают о ней правду!

От страха бедная женщина просто примерзла к земле. Тут ветки затрещали, и из кустов выбежал маленький рыжий спаниель. Мадам Нильс облегченно вздохнула. Это был Тери, собака нотариуса Базена! Но как он попал во двор к Мартенам? Наверно, убежал от своего хозяина во время прогулки, и залез сюда через дыру в заборе. Надо отвести его домой, пока он чего-нибудь не натворил.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6