Ирина Грибанова.

Пирамида. Рассказы



скачать книгу бесплатно

© Ирина Сергеевна Грибанова, 2016


ISBN 978-5-4483-4017-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Мы должны отказаться от жизни, которую спланировали, чтобы жить так, как нам дано.

Джозеф Кемпбел

Перед Вами серия рассказов, объединенных в единую книгу, каждый из которых является самостоятельным и завершенным. Тексты в скрытой форме повествования о событиях, происходящих в вымышленном месте под названием «Пирамида» (центре для одаренных детей) передают идеи восточной философии. Книга предназначена детям и подросткам для формирования правильного мировоззрения, чтобы прохождение жизненного пути было более осознанным, а справиться с проблемами и препятствиями – более легким.

Пирамида

1

Дэвид бежал со всех ног. Сначала была равнина, покрытая мелким светло-желтым песком вперемешку со щебенкой, потом начался лес. Мальчик постоянно спотыкался о сухие ветки деревьев, царапал руки о колючие кустарники, то и дело запинался о камни. Так не могло долго продолжаться – и он это прекрасно понимал. Наконец, совсем выбившись из сил, задыхаясь, чувствуя сильную боль под правым ребром, он упал на кучу сухих листьев. Чувствовал только, как пульсирует кровь в голове, и слышал звук своего дыхания, шумный, со свистом и болью вырывавшийся из его груди.

Еще два дня назад Дэвид сидел в своей лаборатории – огромном белом помещении. Ему не нравилось работать здесь, потому что самое главное, что он любил и ценил в жизни – дом, давно у него отобрали. Мальчик пытался все время своего пребывания в Пирамиде как-то благоустроить свой быт: приносил на работу игрушки, мягкий плед, подушки. Сильная привязанность к вещам, вызывающим теплые воспоминания и тихие эмоции, проявилась в нем еще в детстве. Он рос в небольшой комнате, оформленной в теплых тонах, с рабочим столом, уставленным сувенирами из поездок или просто подарками. Здесь был целый музей невероятных вещей: стеклянные фигурки животных, выполненные вручную, ушки и хвостик от костюма кота, который надевался на празднование очередного Нового года, компакт-диски с музыкой, книги писателей-фантастов, модели автомобилей, собранные из пазлов картины (в основном животные), оставленные на память билеты в кино, открытки и прочие мелочи. Многие из них были в неприглядном виде: сломанные края, затертые, но расставание с ними мальчик даже не мог себе представить, потому что каждый сувенир, пусть даже раскрошенная ракушка, вызывала массу эмоций и впечатлений. Когда ему было грустно, то брал их в руки – в голове мгновенно слышался шум испанского моря, виделся детский аквапарк, на коже чувствовалось солнце. Дэвид учился в школе легко, особенно проявлялись склонности к изучению иностранных языков, чтению, кулинарии и музыке. Последние способности были им не интересны, а вот первая… Одаренного ребенка родители интуитивно отдали в лингвистическую школу.

Семя, попадая в благодатную почву, развивается быстро, приносит плоды, до которых много охотников.

Похищение Дэвида было, естественно, замаскировано под несчастный случай – дорожную аварию. Большой черный автомобиль, в котором едет семья на дачу, на межгородней трассе слетает в кювет – все погибают. Кого сегодня удивит или привлечет такая новость? Ну посудачат про превышение скорости, про ненадежность даже систем безопасности в импортных автомобилях. Все течет, все изменяется, все забывается, как говорили древние греки.

2

Немножко отдышавшись, Дэвид приподнял голову, огляделся. Он уже слышал звуки движущихся машин, бегущих людей. Сил встать и бежать дальше не было, он сдался. От природы мальчик обладал слабой волей, подчинялся родителям и собственным способностям: делал только то, что лучше всего получается, старался не огорчать маму с папой. Выносливость у Дэвида тоже страдала, поэтому он часто проигрывал в драках с соседскими мальчишками или одноклассниками, они часто дразнили его «лопоухим», потому что природа наградила неприглядной внешностью.

Вот и все. Схватили за руки и поволокли к машине. Не хотелось больше думать, говорить или вспоминать.

За нарушение порядка и попытку к бегству Дэвида ожидал карцер на два часа. Казалось бы, простое наказание. Однако карцеры в Пирамиде были устроены по последнему слову техники, чтобы экономить время, которое дети будут проводить за наказанием, при этом заставляя страдать максимально эффективно, отбивая попытки нарушать жесткие требования системы. Карцер представлял собой небольшую комнату, в половину роста ребенка, обитую железом. Сидеть в ней было неудобно. Только встав на четвереньки, можно было там поместиться. На все время пребывания включался очень яркий свет, смотреть на который было невозможно. Он жег кожу, создавая резкую боль, но ожогов не было. Помимо этого включался очень громкий, раздражающий звук-свист, чем-то напоминающий сигнал пожарной системы. Два часа в таких условиях давали максимальное раздражение основных рецепторов: визуального, кинестетического и аудиального. Человек на какое-то время переставал осознавать свою личность, свое «я», забывал, как его зовут, чувствовал опустошение, изможденность, желание бороться искоренялось на психологическом уровне.

Сопротивляться наказанию было бесполезно. Крики о пощаде только больше вымотали бы Дэвида, он это знал, поэтому экономил силы и заранее начинал закрывать уши руками. Сидя в карцере, он пытался представить, что слушает любимые рок-композиции, танцуя с папой перед телевизором, на экране которого показываются концерты знаменитых исполнителей. Галлюцинации, порождаемые нашим воображением, могут быть невероятно полезными – с их помощью мы боремся с трудностями, уходим из реальности в комфортные для существования места.

3

Утро следующего дня встретило разбитостью во всем теле, головной болью. Руки и ноги ныли от непривычных физических упражнений – бегу по проселочной местности. Но это было не самое страшное. Еще одна неудача – еще ниже самооценка, еще глубже внутрь уходят проблемы: сложность установить контакт с другими детьми, потеря семьи, тотальное одиночество.

Косые взгляды и усмешки встретили Дэвида в лаборатории. Каждый ребенок работал в своем кабинете, специально оборудованном для его деятельности. Стены перегородок были прозрачными, чтобы удобнее было наблюдать за тем, кто и что делает. Еще одна мера безопасности. Издалека здание напоминало знаменитую пирамиду около Лувра, только значительно большую по размерам. Официально засекреченное сооружение под цели национальной безопасности.

Комната-кабинет, в которой работал мальчик, состояла из компьютера, акустической системы для прослушивания записей на иностранных языках, цифрового микроскопа для детального рассматривания рукописных записок или подписей, словарей. Несмотря на то что в современном обществе бумажная книга уходит на второй план, но Дэвиду с его эмоциональной привязанностью к вещам было удобнее хоть иногда пользоваться обычными изданиями, а не их цифровыми копиями. На столе лежали новые папки и аудиозаписи, которые предстояло перевести. По большей части это была информация с переговорами наркоторговцев или террористов, иногда попадались записи с описанием технических изобретений или оружия, по типу дневников Леонардо да Винчи с рисунками подводной лодки или параплана. Мальчику совсем не нравилось содержание работы. Намного интереснее, он считал, читать книги на иностранных языках, смотреть фильмы, в путешествиях общаться с другими людьми. Последняя опция для него станет доступной, когда профайлер скажет, что Дэвид полностью подчинился системе и готов работать на благо спецслужб.

4

Из окна кабинета был виден лес – кусочек могучей русской природы. Дэвид часто смотрел за деревья, растущие в полном хаосе, мощные, дремучие. «Тундра покрывает девяносто процентов площади России», – вот что прочитал он однажды в кэмбриджском учебнике английского языка. Оттуда же он и взял себе новое имя, чтобы отстраниться от жизни, которая была до аварии. Пусть мальчик Дима погибнет на дороге, а Дэвид как пришелец с другой планеты живет этой, стеклянной жизнью.

– Тук-тук, можно войти?

Его тяжелые мысли были прерваны гостьей. На пороге стояла девочка, худая, высокая, с длинными русыми прямыми волосами, заплетенными в косу.

Дэвид посмотрел на нее изумленно. Он удивился веселости этого ребенка. В голове пронеслись мысли о том, что тут не может быть счастливых людей, потому что все они попадают в Пирамиду насильственным образом, все они потеряли родителей, свободу. Единственное, что остается, – талант, его развитие и совершенствование.

Вопреки этим мыслям, девочка на пороге улыбалась искренне, потому что улыбался не только ее рот, но и глаза необычного цвета – карие и зеленые одновременно, в зависимости от того, как падало освещение.

– Ку-ку, к тебе можно? – еще раз повторила девочка.

– Да-да, конечно, – выходя из оцепенения собственных мыслей, ответил Дэвид.

– Привет еще раз! Меня зовут Кира. Я новенькая, сегодня мой первый день. В чем ты гений? Чем занимаешься?

– Я переводчик.

– И много ты языков знаешь?

– Пока девятнадцать, но я продолжаю учить…

– Прикольно!

– Да…

– Не хочешь спросить, чем я буду здесь заниматься?

– Да, конечно.

– Я звездочет!

– Кто?

– Астролог, занимаюсь построением натальных карт, составлением прогнозов для высокопоставленных лиц. Прикольно, да?

– Да, пожалуй.

– Ну, давай, до встречи! Мы же все обедаем вместе?

– Да, таковые наши правила.

Кира весело развернулась на каблуках и пошла дальше знакомиться с остальными.

Все тот же вопрос вертелся назойливой мухой в голове у Дэвида: как она может быть веселой? Здесь, в Пирамиде.

5

Обеденное время протекало всегда одинаково. Огромная столовая комната, уставленная стеклянными столами и стульями, полна народа. В здании работают около пятидесяти детей индиго, собранных не только из разных уголков страны, но и из-за рубежа.

Питание продумано до мелочей, потому что оно должна стимулировать деятельность мозга, повышать работоспособность и настроение. Здесь не встретишь сладостей и продуктов с высоким гликемическим индексом. Основу рациона составляют морепродукты, овощи, молоко, орехи и сухофрукты. Каждый день ребятам дают наборы биологически активных добавок: витамины группы В, омегу, L-карнитин и L-тирозин.

Все сидят за столами по два человека. Место возле Дэвида традиционно пустует. Он типичный книжный червь, погруженный в языки, в том числе древние. Такой образ жизни оставляет неизгладимый отпечаток: сложно налаживать взаимоотношения, особенно со сверстниками, чьи таланты носят физический характер.

В такое время Дэвид особенно сильно скучал по своей семье и традиционным домашним застольям, когда все вместе собирались в большом зале, включали телевизор, выносили блюда с салатами и горячим. Особенно помнились ему новогодние праздники, так называемые зимние каникулы, когда в течение десяти дней января люди встречаются со своими родственниками, отдыхают, смотрят фильмы. Он понимал, что потерю дома и семейных взаимоотношений не сможет пережить уже никогда.

6

Через час после обеда Дэвид подумал о том, как было хорошо, что дома были заведены вторые обеды, а здесь ближайший прием пищи будет в четыре часа – скудный полдник.

От мыслей о еде отвлекло срочное сообщение о собрании в зале заседаний через пять минут. Это могло обозначать следующее: рабочая группа по какому-то важному вопросу. В таких собраниях принимало участие, как правило, несколько детей, перед которыми ставилась задача.

Дэвид не любил эти собрания, потому что на них часто показывали неприятные вещи на экране: убитых людей, заложников.

В зале заседаний стоял овальный стол, за которым мальчик представлял себя рыцарем короля Артура, чтобы как-то скрасить неприятное времяпрепровождение.

Когда Дэвид вошел, то за столом уже сидели четыре человека: новенькая Кира (Дэвиду подумалось, что именно она пришла первая), Маша – специалист по информации (если называть ее деятельность грамотно), или просто хакер, которая за пару минут собирает гигантские объемы информации, естественно, нелегально. На получение официальных разрешений для запроса данных, например, по банковским счетам, уходят дни, а иногда недели. Этим временем порой не располагают. От постоянного сидения не за компьютером, а за компьютерами она с самого раннего возраста носит толстенные очки, потому что заморачиваться с линзами нет ни времени (у нее большой объем работы), ни желания. Выглядит она нестандартно: нелепые цветные ободки, слишком броские для такого заведения платья, много дешевой бижутерии – браслетов, колец, яркие ногти, лак на которых облупливается раньше времени от постоянной работы на клавиатуре. Четкий, лаконичный склад ее ума никак не сочетается с внешним видом. Думается, для психологов Пирамиды, она была и есть определенная загадка.

Следующий за столом – Витя, ребенок-эрудит, развитый во всех областях знаний. Его называли ходячей энциклопедией. Ежедневно Витя читал книги, причем со скоростью одна тысяча двести знаков в минуту, естественно, что в свои десять лет он мог по объему теоретических знаний соперничать с университетским профессором. Больше всего ему нравилась зарубежная литература, особенно такие авторы как Гюго и Рэй Бредбери. Мальчик имел прекрасную, феноменальную память, запоминал буквально все. Благодаря этому он играл в шахматы на уровне гроссмейстера – знал все знаменитые успешные комбинации и с легкостью их выполнял на доске. Витя имел внешность соответствующую доктору наук. Взрослая манера одеваться делала его похожим на детей XVIII века, которых наряжали, как взрослых. Он предпочитал темные классические брюки со стрелками, белые рубашки и жилетки. Пенсне в кармане очень бы ему подошло.

Замыкала круг за столом девочка-переросток (так ее называли за глаза), руководитель рабочей группы, Лиза. По сравнению с остальными она выглядела «пенсионеркой», ветераном, потому что ей было уже двадцать лет. Когда-то она славилась своими интеллектуальными способностями, но после наступления подросткового периода, как это часто и бывает с детьми-индиго, ее таланты стали усредняться, уравниваться со способностями сверстников. Многим бывает сложно пережить подобный период: больше взрослые не смотрят на тебя восторженными глазами, не изучают тебя, не дают решать сложные задачи. Стать как все – приговор для большинства ребят, однако Лиза смогла найти себе применение. От природы она обладала административным талантом и могла быстро организовывать решение сложных задач. Разбивала большие вопросы на мелкие, распределяла их между детьми-сотрудниками научного центра, контролировала, мотивировала. Ее по-прежнему ценили и прогнозировали большое будущее. Всем своим видом и манерами она показывала, что в мыслях своих уже стала большим боссом, строгим, безэмоциональным, решительным, одевалась в деловые костюмы и даже в прошлом году постригла волосы «по плечо», так как длинные кудри не соответствуют облику деловой женщины (так сказал штатный имиджмейкер).

Великолепная пятерка начала свое заседание.

7

Лиза, как обычно, выдерживала риторическую паузу перед тем, как озвучит кейс, над которым будет работать группа. Это придавало ей и ее словам солидность, дополнительную значимость.

– Всем здравствуйте. Итак, несколько дней назад французские археологи, проводя раскопки на территории, прилегающей к одному из алтайских озер, нашли свитки, внешне похожие на свитки Мертвого моря. Наша с Вами задача как можно быстрее установить общий смысл текстов, сделать дословный перевод и передать для изучения в специализированное ведомство.

Тут Лиза сделала паузу и продолжила:

– Слайды с фотоизображениями на планшетах, как обычно.

Группа взяла свои электронные устройства и стала рассматривать картинки с рукописью.

– Материал, на котором делалась запись, – пергамент, текст рукописный… Что показал радиоуглеродный анализ? Возраст? – с неподдельным интересом спросил Витя. К каждому предлагаемому для обсуждения вопросу он относился очень серьезно, глаза горели стремлением познать истину.

– 250 год до нашей эры – самый первый текст, последний – 68 год нашей эры, – механически озвучила Лиза.

– Язык мне не известен… много иероглифов, – вяло сказал Дэвид.

– Так разбирайся! – нервно ответила Лиза, памятуя о недавнем происшествии с побегом. Ей, как руководителю научной группы, естественно, был вынесен выговор за недосмотр за психологическим настроением команды.

Дэвид нахмурился и замолчал. Он не любил, когда на него давят. Некоторым людям непросто подчиняться, исполнять приказы, делать работу в срок. Удобно работать в период вдохновения, прилива сил, а не из-под палки.

– На территории Алтая в данный промежуток исторического времени жили скифы, – продекламировал Витя, – скорее всего, эти манускрипты относятся к их культуре.

– Да, скифы – мы, – засмеялась Кира, процитировав знаменитое стихотворение Блока.

Лиза косо посмотрела в сторону радостной и всегда оптимистически настроенной девочки. Она не любила излишней фривольности в рабочих группах, однако считала, что позитивные моменты лучше угрюмости Дэвида.

– Ок, я проверила совпадения по базе данных древних рукописей, и вот что нашла, – начала Маша, – с Кумранскими манускриптами совпадений по тексту нет, только даты. Совпадение с известными скифо-сарматскими языками десять процентов.

– Совпадения с санскритом есть? – включился в работу Витя.

– С версией, на которой написаны Веды, совпадение пять процентов, – сообщила Маша.

– Вижу на одной странице карту, похожую на натальную. Можно предположить с вероятностью девяносто процентов, что текст на тему астрономии или астрологии, —быстро подняв голову от планшета, сказала Кира.

– Неплохо, – явно с удовольствием одобрительно заметила Лиза.

– Проблема лишь в том, что скифы вели кочевой образ жизни и не занимались подобными науками, – вступил в полемику Витя.

– Ясно одно – нам нужны ответы. Приступаем к работе.

8

Дэвид не любил древние трактаты на философские темы, а подсознание подсказывало, что текст, предложенный для исследования, именно такой. Слушать диалоги террористов, мастеривших бомбы у себя на кухне, было куда более приемлемо для него. Все эти древние учения, включая Веды, ведическую астрологию, архаичные религии, в центре ставили и развивали идею о том, что человек сам виноват в происходящем. Текущую жизнь он заслуживает по результатам прошлой, а проблемы, в ней возникающие, – по карме. Мальчик просто не принимал такие мысли. Что же это, получается, потеря семьи, жизнь в ограниченном пространстве с невозможностью высказывать свою волю, – его карма, которую заслужил неблаговидными поступками в прошлом, которых даже не помнит? Абсурд. Принять и понять такую идеологию он был пока не готов.

– Тебе не нравится астрология? – вдруг спросила Кира, глядя прямо в упор на Дэвида.

– Что, так сразу и видно? – пробубнил Дэвид.

– Да, людей, скептически относящихся к эзотерическим знаниям, видно, – засмеялась Кира.

– Я не люблю философию в целом, религию в частности, эзотерику приравниваю к последней.

– Ясно, – не стала спорить Кира, – это все Сатурн. По любому он у тебя в двенадцатом доме и ретроградный, поэтому ты пессимистически настроен, тебя не устраивает пребывание в Пирамиде.

– А тебя устраивает? – Дэвида начинал злить этот разговор.

– Я стараюсь принимать свою судьбу такой, какая она есть, находить радость в том, что имею. В конечном итоге мы заслужили ту жизнь, которую получили.

Именно этой фразы и ждал Дэвид, чтобы обозлиться на всех окончательно.

– Предлагаю разговор вести по существу, – заметила Лиза.

– А мы и не уходим от темы, – добавила к предыдущей фразе Кира, – текст про астрологию. Нет физических характеристик планет, таких как масса, количество спутников, описание атмосферы и прочее. Это видно из общей структуры текста.

– Текст зашифрован, начинаю искать ключ к дешифрованию, – добавил Витя, – мне нужна твоя помощь, Маша.

– Ок, я готова писать программу.

– Подключаюсь к вам, – недовольно присоединил Дэвид.

Работа кипела до ночи. Витя работал перед высокой прозрачной доской с маркером, то стирая, то снова записывая неизвестные символы. Маша заносила фрагменты ключа в компьютер и составляла программу по дешифровке. Дэвид проверял готовый текст и редактировал его, а Кира вносила правки, исходя из специфических особенностей астрологии как науки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное