Ирина Горошко.

Джульетта



скачать книгу бесплатно

Юным мечтательницам

и

хорошим дочерям

посвящается

Дисклеймер

Повесть «Джульетта» является художественным текстом. Персонажи вымышлены и не могут считаться репрезентацией реальных людей. Любое совпадение с реально живущими или жившими людьми случайно.

Основное место действия и все упоминаемые организации являются плодами воображения автора. Любое совпадение с реально существующими или существовавшими компаниями случайно.


Сюжет основан на реальных событиях.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Декабрь, 2014

Анна Горелочкина поднимается по лестнице в офис Частной компании «Арт энд блад». Девушка идёт устраиваться на должность специалиста по таможенному оформлению.

«Арт энд блад» – это культурный центр, реализующий проекты в области современного искусства: театральные постановки, кинопоказы, выставки, перформансы. Компания является организатором крупнейшего в стране Международного форума искусств «Город и культура». Форум проводится каждый год в период с марта по май и состоит из двух фестивалей. Фестиваль театра «Слёзы Брехта» – это показы лучших спектаклей из разных стран мира в марте. Фестиваль визуального искусства «Экспозиция» происходит в апреле и мае, это десятки выставок в галереях и музеях города: живопись, фотография, инсталляции, перформансы, а также кинопоказы.

Насколько Анна поняла по описанию вакансии и телефонному разговору с представительницей компании, многие артефакты для «Экспозиции», например, картины, фотографии, арт-объекты, а иногда и реквизит для перформансов, отправляются экспресс-почтой. Так как посылки отправлены из-за рубежа, они приходят не сразу в офис, а на таможню, которая принимает решение – выдавать посылку или нет. Специалист по таможенному оформлению отвечает за подготовку всех необходимых документов для получения посылок и коммуникацию с таможенными органами.

Анна Горелочкина никогда не мечтала работать с таможней. Будь это любая другая организация, она бы ни за что не устраивалась на должность, название которой сразу вгоняет в тоску. Однако это же «Арт энд блад», совсем другое дело, здесь важно не чем именно заниматься, но где, с кем и, главное, во имя чего.

Форум искусств «Город и культура» – визитная карточка страны. Благодаря масштабному культурному событию город стал важной точкой на карте для любого человека, имеющего хоть какое-то отношение к искусству. Если десять лет назад большинство иностранцев имели весьма смутное представление о том, где же находится эта страна, то теперь, стоит упомянуть «Город и культура», все сразу понимают, о какой части мира идёт речь. На форум отовсюду съезжаются режиссёры, критики, актёры и продюсеры. Самая влиятельная международная пресса пишет о нём, отголоски событий доносятся весь год в виде обсуждений и публикаций.

Двадцатитрёхлетняя Аня смотрит в будущее с надеждой и нетерпением. Разочарована в обычной офисной работе, восторжена сферой культуры. Девушка готова делать почти любую, даже скучную, неприятную работу, лишь бы ради стоящего дела, лишь бы во благо.

От мысли стать частью команды «Города и культуры» у Анны перехватывает дыхание.

Многие годы она была зрительницей, бегала по выставкам, из-за безденежья пыталась попасть через служебные входы на спектакли и кинопоказы. Работа в «Арт энд блад» кажется сбывшейся мечтой, всё прямо как в той поговорке: «Занимайся любимым делом и никогда не будешь работать». Анна заранее горячо и страстно влюблена в новое место работы.

Встреча проходит в захламлённом, но уютном офисе на чердаке Музея довоенного искусства в Старом городе. На стенах висят репродукции известных картин: «Танец» Матисса, «Подсолнухи» Ван Гога, «Завтрак на траве» Мане. На шкафах и столах видны старые афиши спектаклей, выставок, фильмов. Каталоги театральных и кинофестивалей, выставок, монографии по искусствоведению раскиданы по книжным полкам и столам. Кое-где можно увидеть початые бутылки вина и коньяка.

У Анны захватывает дух от творческой, богемной атмосферы. До сих пор трудно поверить, что отныне это будет её место работы, пусть и всего на полставки.

Пока Анна Горелочкина рассматривает картины и книги, милая светловолосая помощница директора «Экспозиции» начинает объяснять, что такое работа с таможней. Когда на факс приходят уведомления от почтового отделения с номерами накладных на посылки, нужно сразу звонить в курьерскую службу и просить переслать копии накладных и инвойсов, а также справки о расходах на пересылку. Далее специалист заполняет заявления на таможенное оформление. Если сумма за пересылку и таможенная стоимость вместе составляют менее 500 евро, имеешь дело с самой простой таможенной процедурой «Импорт», если более 500 евро – с более сложным «Временным ввозом». Подготовив все документы, едешь на таможню, и там начинается хождение по кабинетам, предъявление разных бумаг разным инспекторам, визиты на склад, подача документов, ожидание решений… Аня внимательно слушает, кивает, делает заметки в блокноте.

За соседним столом сидит легендарный куратор «Экспозиции» Пётр Александрович Дубовский, и ему один за другим звонят журналисты с просьбами дать комментарии для статей. Аня с восхищением внимает, как Дубовский говорит об искусстве, о художниках и перформерах на красивом, правильном языке со множеством эпитетов. В соседней комнате художественная руководительница театрального фестиваля «Слёзы Брехта» и директор компании «Арт энд блад» Джульетта Алексеевна Громовская рассказывает коллегам о спектакле крутого европейского режиссёра, с которым она недавно познакомилась в Австрии. И зимнее солнце палит в окно, и вид открывается на праздничный центр города, и всё так прекрасно! В офисе, где девушка работала раньше, люди болтали лишь о покупках, зарплатах, кредитах и вкладах, пересказывали друг другу телесериалы и бездарные ток-шоу… Здесь же сама директор делится впечатлениями об авангардном европейском спектакле! Восторгу Анны нет предела, ей хочется вскочить и переобнимать своих новых коллег прямо сейчас, забыв о правилах и приличиях.

Вот оно, – думает юная Анна, – я нашла своё место. Конечно, надо будет ездить на таможню и тратить по три часа в день на дорогу, сидеть целыми днями в серых коридорах, таскать нелёгкие посылки. Но ведь она оказалась в такой прекрасной компании, где Дубовский красиво и со знанием дела говорит об искусстве, а директор Джульетта (какое редкое, театральное имя!) только что рассказала пошловатый анекдот. И все смеются, потому что люди здесь расслаблены и раскрепощены. Не то что на прежнем месте работы, где были люди-функции, серые и безликие. В компании «Арт энд блад» трудятся личности, настоящие, из плоти и крови, и это её, это всё, однозначно, её.

Январь-май, 2015

Анна согласилась на неполную занятость и невысокую зарплату. В январе пришлось съездить на таможню два раза, в феврале три, зато в марте она ездила каждый день, неизменно притаскивая в офис коробки и чемоданы.

В офисе девушка появлялась на час-два, чтобы подготовить и распечатать документы для таможни. Она брала деньги на билеты на автобус у главного финансиста Фаины Петровны, красивой и ухоженной женщины средних лет, и гнала на автовокзал. Почему-то всегда Аня выходила впритык и рисковала опоздать.

Анна носилась в своих рваных джинсах и жёлтых «вырви глаз» берцах, у неё были короткие, покрашенные в красный цвет волосы, в нос было вставлено серебряное колечко, а в бровь – аккуратненькая серёжка штанга. Внешний вид девушки никого на работе не смущал, в офисе собрались творческие люди, все всё понимали и принимали, никто никого не форматировал и ни под какие стандарты не подгонял. Так она думала, сидя в автобусе по пути на таможню, глядя на проплывающий за окном зимний и счастливый город. Анна была рада одновременно и работать, и продолжать учёбу в магистратуре и с нетерпением ждала, когда начнётся семестр, обещающий столько интересного.

Семестр обещал не зря. Подъём в шесь утра, первая пара – в восемь ноль-ноль. Занятия заканчиваются в час дня, потом – быстрый обед в студенческой столовой, если повезёт, или фастфуд, если совсем времени нет, и – на таможню. Там бывало по-разному. Февраль заканчивался, наступал март, а за ним и апрель – время «Экспозиции». Количество посылок увеличивалось с каждым днём. Таможенные инспекторы то и дело заставляли Анну переписывать заявления из-за малейших неточностей, иногда грозились поставить печать «Отказ» и не разрешить выдачу. Ей приходилось уговаривать, упрашивать, улыбаться, кокетничать. Чаще всего это срабатывало, но порой она была вынуждена сидеть в продуваемом и одновременно душном коридоре до девяти вечера, когда инспекторы наконец соизволяли вынести заявление с печатью «Выпуск дозволен». Это означало, что забрать посылку Анна сможет только на следующий день, ведь склад работает до 18:00. И неважно, что завтра могла быть суббота и у девушки были другие планы, ей приходилось опять ехать на таможн, высиживать в очереди на склад, получать тяжеленные посылки, тянуть их на остановку, затаскивать в автобус, который шел на автовокзал, а оттуда как-то добираться до офиса.

Апрель и май пролетели стремительно. В апреле было мало сна, бесконечные перекусы тем, что подворачивалось под руку, ожидание по двенадцать часов на таможне и уговоры инспекторов оформить тот или иной груз срочно, без очереди, ведь открытие выставки завтра – уже завтра! – а ключевое произведение застряло на таможне, потому что его слишком поздно отправили. Инспекторы попадались разные, и благодаря этой работе Анна поняла важную вещь: можно сколько угодно надеяться, что мы способны что-то предсказывать или на что-то влиять, но есть общее течение жизни, и идти против него не имеет никакого смысла. Анна осознала, что потратит меньше нервов и ресурсов, если научится отпускать ситуацию и перестанет верить, что всё на свете зависит от неё. Она постигла прямо-таки буддистскую истину о смирении, курьерский дзен полного принятия жизни. Когда Анну в очередной раз просили переделать документ, ещё вчера для другого инспектора совершенно корректный, она не ругалась и не спорила, а покорно переписывала.

Таможня, – говорила себе девушка, – это тренажёр по восприятию жизненных неурядиц, нелепых, алогичных и всегда возникающих тогда, когда кажется, что обо всём позаботилась и всё учла.


Каждый раз, когда директор Джульетта Алексеевна Громовская пересекалась с Аней в офисе, она задавала девушке вопросы, словно проводила необычное, растянутое во времени собеседование. Начальница как будто присматривалась к Горелочкиной с безопасного расстояния.

Как-то они столкнулись в коридоре:

– А где ты раньше работала? – словно мимоходом спросила Джульетта.

– В «Ретлесе», помощницей генерального директора.

– А, отличный опыт работы.

Потом в кабинете, когда Анна заполняла декларацию для таможни:

– Анна, а как у тебя с английским?

– Хорошо, я училась в гимназии с углублённым английским, учила его в университете, сдавала тест IELTS и получила 8 баллов из 9, с таким показателем я могла бы учиться в Англии.

– Ясно.

На третий раз языковая тема снова всплыла:

– А кроме английского, какой твой второй иностранный язык?

– Шведский, но я учила его только два года и всё хочу продолжить обучение.

– Понятно.

Тёплым майским вечером, когда фестиваль «Экспозиция» уже закончился, Анна распечатывала документы на обратную отправку картин и фильмокопий. Из соседнего кабинета она услышала голос Джульетты:

– Аня, подойти, пожалуйста, сюда!

Вставая из-за стола, Анна вспомнила, как впервые увидела Джульетту. Когда помощница Петра Дубовского проводила первое собеседование, в офис ворвалась взмыленная женщина, которая на повышенных тонах требовала по телефону убрать хлам со сцены какого-то театра. Женщина села за компьютер, достала из сумки огурец, салат в полиэтиленовом пакете, вилку и так и сидела за компьютером, откусывая от огурца в одной руке и зачерпывая салат вилкой прямо из пакета, одновременно с кем-то разговаривая. Позже Анна выяснила, что это и была директор компании «Арт энд блад» – Джульетта Алексеевна Громовская. Это шокировало девушку. На прежнем месте работы руководительницей была солидная дама, которая сидела, разумеется, в отдельном кабинете и ни разу ни на кого не повышала голос, по крайней мере, прилюдно. Представить её с огурцом в руке и с салатом из пакета вообще было невозможно. Стол Джульетты стоял в общей комнате напротив стола помощницы и слева от рабочих мест главного финансиста и заместителя директора. Это место вообще не было привилегированным, и из-за вечно открытых дверей в проходной комнате все друг другу всегда были доступны.

Джульетта предложила Анне Горелочкиной подумать, хотела бы ли она стать сотрудницей компании «Арт энд блад» на постоянной основе:

– Люда, которая помогала мне в этом году на «Слезах Брехта», увольняется, и нам нужен новый человек, – Джульетта выдержала паузу, пристально глядя Ане в глаза. – Ты можешь совмещать эту работу с таможней на «Экспозиции», по срокам же блоки расходятся: «Экспозиция» в апреле и мае, театральный – в марте. Подумай.

Анна походила три дня в раздумьях, хотя и сразу знала, что согласится. Её влюблённость в «Город и культура» была слишком сильной, и девушка легко представляла себя на месте уволившейся Люды. Воображение рисовало завораживающие картинки, на которых деловая Анна с двумя постоянно трезвонящими телефонами и планшетом в руке на раз-два решает все проблемы и разруливает любые конфликты. Ею восхищаются, она умудряется одновременно прекрасно справляться и с театральным фестиваляем, и со своей работой по таможне на «Экспозиции».

Аня так и видела, как будет знакомиться и непринуждённо болтать со всемирно известными режиссёрами и театральными критиками на фуршетах. В фантазиях она делится впечатлениями от спектаклей, поражая всех интеллектом и красотой.

И в то же время девушке было очень страшно. Никогда раньше она не была координатором проекта, это был вызов, но Аня любила вызовы и часто делала именно то, что её пугало больше всего.

Анна Горелочкина стала частью коллектива Международного форума искусств «Город и культура».

Май, 2015

Новый офис. Где его найти? Кто поможет? Катя ни на что не годится: должна искать новое помещение, а вместо этого хернёй страдает. Департамент Благополучия и Искусства опять собирается кинуть, подумать только, в кулуарах разговоры о том, что «Арт энд блад» больше не будет делать фестиваль искусств «Экспозиция»! А кто будет?! Кто способен делать её работу?! НИКТО!!

Джульетта врывается в офис и с порога обращается к помощнице:

– Катя, что с офисом?

– Есть вариант на улице Огненная, центр города, три помещения, вроде вполне подходящий. Аукцион через две недели.

– Катя, мы должны УЖЕ съехать через две недели, наше здание разрушают, мы обязаны УЖЕ ОСВОБОДИТЬ этот офис через две недели! Что ещё?!

– Больше ничего не нашла в центре и в рамках бюджета…

– Значит, херово искала! Значит, сейчас я сама сяду и буду смотреть, вот мне делать больше нечего, сяду и буду сама гуглить, прочёсывать всё, и это при том, что непонятно, что с «Экспозицией» и сколько денег Департамент даст в следующем году, но кого это волнует, я буду делать всё, и я ещё и плохая буду, плохой директор, я одна работаю, а вы все непонятно чем тут занимаетесь!!! Как же это всё заебало! – крик Джульетты переходит в рыдания.

– Да блять, что же это такое?! Да ты охуела тут на всех гнать?! Ты должна разбираться с ситуацией с «Экспозицией», никто другой не может, потому что именно ты – директор! Что ты на Катю взъелась?! Она делает всё, что может! Некуда нам съезжать пока, но мы что-нибудь найдём! Хватит искать виноватых, хватит орать на всех! – громко возмущается Фаина Петровна.

– Знаете что, я так больше не могу. Я не знаю, чего ради я тут надрываюсь! Я должна заботиться обо всех вас, о том, чтобы вам было, где работать, о ваших зарплатах, о наших проектах! И я не получаю ни-че-го! Никакой помощи, никакой поддержки! Всё, – Джульетта в слезах вылетает из кабинета, громко хлопнув дверью.

Она быстрым шагом идёт по улице и не может остановить слёзы. Плотину прорвало, и она, обычно собранная и жёсткая, дала слабину. Ей до боли обидно, что в офисе нет никакой поддержки. Люда, которая помогала в этом году на театральном фестивале, ушла работать к конкуренту, тому ещё любителю возить в город низкопробные спектакли. Что ей не нравилось? Да, год был непростым. Да, Джульетта, возможно, иногда позволяла себе указать на слабые места девушки. Но это же не повод увольняться! Человек может вынести намного больше, чем ему кажется! С каждым новым испытанием мы становимся только сильнее!

А как она в одиночку поднимала форум «Город и культура»?! Как ей приходилось противостоять врагам, всем, кто хотел урвать денег у главного спонсора, сети отелей и казино «Империал»? Как она пережила предательство мудака, который стоял во главе Департамента Благополучия и Искусства и обещал золотые горы, а в итоге кинул и оставил её ни с чем? Как она истощалась за день на работе и не могла выдавить из себя ни слова дома? В итоге всё время с сыном проводил муж, и сын вообще отвык, что у него есть мать! Однажды он её просто не узнал! Кого это волнует?! Но она выдержала, подняла всё с нуля, сделала невозможное, сотворила из города, этой провинции на отшибе мира, центр культуры всего региона! Сколько сразу появилось завистников и недоброжелателей! Её критиковали, на неё наговаривали, сочиняли небылицы, что она – любовница самого премьер-министра, мол, таких высот женщина не может добиться сама, за ней обязательно должен стоять властный мужчина. Но нет, ничуть не бывало, это она, это всё она, своим характером, энергией и упорством создала самый узнаваемый форум искусств в этой части света! И какое-то время всё было неплохо, и вроде бы самое страшное осталось позади, но нет, снова испытания, и заново ей нужно проверять себя на прочность. Она не знает, хватит ли у неё сил в этот раз, но должно хватить, а как же иначе… Должно хватить!

И опять нужно брать на работу новых людей, вот взяла эту Аню, а она слишком замкнутая, слишком тихая… Потянет ли она, сможет ли общаться с людьми, отказывать, когда будет необходимо, защищать интересы форума, а не гостей? У Люды была такая проблема: она не в меру симпатизировала театральным коллективам, – и в итоге Джульетте приходилось противостоять не только им, но и самой Люде. Но она была хорошая, Люда, по большей части справлялась отлично, и вот взяла – и уволилась. Чёрт, болит сердце, снова болит сердце, и нет сил больше, хочется лечь на эту размокшую от грязного летнего дождя землю и забыться, где найти на всё силы, где?

В офисе остались Фаина Петровна, заместитель директора Павел Афанасьевич, беременная Катя, которой через неделю в декретный отпуск, и Аня.

Нет, ну такого никогда не было, такого она себе не позволяла, – задумчиво произносит Фаина Петровна.

– Сейчас и время непростое. Если заберут «Экспозицию», на что она офис содержать будет? Она истерит, потому что положение крайне нестабильно, – пытается спокойно разъяснить Павел Афанасьевич, теребя стильную запонку на левом рукаве.

– Но это её не оправдывает, Паша, согласись. Да, быть директором непросто, но она им является, и раз уж взялась, то тяни. А не срывайся на всех подряд. Истеричка долбаная.

Анна слушает и пытается понять, как она сама к этому относится. Что Джульетта истеричка – не новость, её давно предупреждали. Но Анне искренне жаль Джульетту. Аня сама слишком хорошо знает, что такое истерика. Сложно предъявлять человеку в истерике обвинения в том, что он себя не контролирует. Истерика и есть полная потеря контроля. Джульетта стала на эти рельсы, и её понесло. Хотя легко, конечно, рассуждать, если смотришь на это со стороны, а что, если бы гнев обрушился на саму Аню? Смогла бы она сохранить сочувствие и эмпатию?

Аня не сомневается, что Катя действительно делает всё, чтобы найти новый офис, но для Джульетты важно не это, а скорее эмоциональное участие. Директору нужно ощущение, что она не осталась с проблемами один на один! А все здесь ведут себя слишком отстранённо и отчуждённо, словно наблюдая за тем, как Джульетта будет выкарабкиваться, вместо того, чтобы помогать.

Внезапно Аня понимает, что ни Фаина, ни Павел, ни Катя не хотят этого принимать. Они словно привыкли видеть в Джульетте чуть ли не врага, а Джульетта своими криками лишь усугубляет такое отношение. Анне стало неприятно, что директора вообще обсуждают за глаза, и говорят о ней обычно нехорошо, словно люди сами себя и друг друга раз за разом убеждают, какая Джульетта плохая. Аня обещает себе, что сделает всё, чтобы не стать такой же, не возненавидеть эту невероятную женщину, не обговаривать её за спиной.

Ведь с Джульеттой всё просто, – думает Аня, – нужно всего лишь внимательно слушать, что она говорит, какой у неё запрос, и тогда её так легко понять. И просто делать то, что она требует. Зачем спорить с начальницей и ставить под сомнение её решения, если в итоге всем от этого только хуже?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное