Ирина Дубинина.

И смех… и слезы в стихах и прозе



скачать книгу бесплатно

Иллюстрации: Трусова Лидия

© Дубинина И. П., 2019

© Издательство «Эдитус», 2019

* * *

Грущу, смеясь. Смеясь, грущу…



От автора



Дорогие мои читатели, в представленной на ваш суд книге описаны события и люди, на которых можно смотреть либо с любовью, либо с юмором.

Стихи писала с детства для себя и близкого окружения. По просьбе друзей выступала со своими стихами в разных организациях, принимала участие в конкурсах юмористов, в том числе и на телевидении. На мои стихи написано много песен замечательным композитором А. П. Атаевым, руководителем хора «Ладушка».

Печаталась в ряде номеров журнала «Воз вращения» и других сборниках стихов.

В этой книге собраны стихи, рассказы и просто мысли с 1968 по 2019 год, которыми мне хочется поделиться с читателями.

Эпиграммы, шутки, афоризмы


Грущу, смеясь

Грущу, смеясь. Смеясь, грущу.

В улыбке истину ищу.

И в горький день, и горький час

смех выручал меня не раз.

Я не раба судьбе, не паж…

Судьбу беру на абордаж.

Новым юмористам

Поверьте, право,

ваши шутки

вполне уместны и милы

для обитателей «Бутырки»

или «Матросской тишины».

Ваш юмор бьет

не в бровь, не в глаз,

он ниже талии у вас.

Режиссеру

Ты давишь на психику, словно на газ,

весь в образе «Сверхчеловека».

Возможно, тобой управляет Пегас,

а может?.. Садистское Эго.

Плюс и минус

Ты состоишь из знаков плюс,

Твоих достоинств давит груз!

Тогда зачем, скажи на милость,

Тебе мой бесконечный минус?

Мразь

Дай мрази хоть на время власть —

и ты узнаешь, что такое мразь.

Тренеру

Ее зовут богиней льда,

Теперь уже – телезвезда,

Но сердце женское пристрастно,

А с этим быть в жюри опасно.


Здоровье

Он пил за здоровье, за тостом тост,

но все не кончалось застолье.

Здоровье закончилось! Дальше – погост,

и рюмка лежит в изголовье.


Стадо

Из личностей да сделать стадо?

Для этого немного надо.

Сначала прочь убрать подкормку,

а после поманить морковкой.


Жене Олигарха

Дворец как золотой ларец,

и ты в нем главная жемчужина.

Но сей дворец – всему конец!

Ведь двери заперты снаружи.

О шубах

Мороз крепчает, шуб – парад:

Мутон, лисица, леопард,

Песец и норка… Горностай!

Зверье любое выбирай!

И выражает шкура эта

Суть тех, на ком она надета.


Никите Михалкову

Талант настоящий, как стела, высок!

Правдив, основателен, прочен.

А «шавки», что стаей летят на него,

Да лишь основанье помочат.

Юмор

Создать может юмор на счет раз, два, три,

из жизни гримасы – улыбку судьбы.

Детки

Ах! Детки! Вы всегда надежда,

что станет лучше мир, чем прежде!

Что воссоздать вы рождены

все то, что не сумели мы.

Но, очень часто детки наши

на наших идеалах пляшут.

Расклад

Сделал я такой расклад:

моя теща – это клад,

жена – скромная заначка,

мама – долг, но без отдачи,

дети – плата за кредит,

я плачу, а жизнь летит.


Застолье

Страсть его неизменная —

с утра до ночи пиво пенное.

Для других страстей есть обуза:

ниже плинтуса стало «пузо».

Воробей

Такая птичка-невеличка,

а ладит с юмором отлично.

Так клюнет вдруг она кого-то,

что вмиг слетает позолота.

Деньги – зло

Что денежки – зло, оспорить не смею,

но, «зла» не имея, тихонько зверею.

А коль это «зло» войдет мои двери,

я стану добрей и гораздо щедрее.

Диплом

Диплом дают не просто так,

знать, обладатель не дурак,

а коль дурак, так и с дипломом

он все равно «ишачит» с ломом.

* * *

А денег много не бывает,

А денег вечно не хватает.

Чтоб лишних не иметь страданий,

держи в узде огонь желаний.

Благодарность

«Бездонны очи, губ маков цвет…» —

так пишет о редакторе поэт.

В ответ редактор в аннотации:

«Поэт достоин публикации».

Куда бежишь?

Мне говорят: «Куда бежишь?

Ты оглянись, ведь жизнь-то на исходе».

А я смеюсь: «Эй! Жизнь, держись!

Не я с тобой, а ты со мной в походе».

Театр

Трио словно на подбор:

Автор, режиссер, актер.

Жаль, пришли на эту пьесу

Три старушки из собеса.

Льготы

«Особые» пенсии, льготы и квоты…

Народа избранникам кушать охота.

Ладушки

Ладушки, ладушки.

Кто живет у бабушки?

Мышка-норушка,

Кошка Марфушка,

Два студента из лицея,

Два начитанных еврея,

Два грузина, армянин,

Молдаванин, осетин,

Из Казани друг – татарин,

Из Европы брат – болгарин.

Две веселые хохлушки

Проживают у старушки,

Дальний родственник и сват

К ней приехал жить – бурят,

А еще узбек явился

И с киргизом поселился.

В этой бывшей коммуналке

Есть жилье провинциалке.

В центре старый дом на слом,

Мы снимаем угол в нем.

Хоть Москва не из резины,

Все живем у бабы Зины.

Она старая совсем.

Нам жилья хватает всем.

Живем весело и дружно,

Нам «светиться» зря не нужно.

На своем живом примере

Вспомним жизнь в СССРе.

Судья

«Большое, знать, видится на расстоянии», —

подумал судья… и продлил наказание.

Шоу

Семь пядей во лбу и ума большого

не надо, чтоб сделать из грязи ШОУ.

Политик

Вопил: «Милосердие! Гуманизм!»

И… вверх, отнимая чужую жизнь.

Рай

Мечтал построить Рай, не понимая,

что через Ад идет дорога к раю.

Думы

Убивает чаще малость,

глупость, зависть или жалость.

Щит

Напротив кладбища стоит

огромный деревянный щит.

Запчасти предлагают мне

по льготной, сниженной цене.

Но не пойму я спозаранку,

чьи предлагают мне останки.

Ничтожество

Если ничтожеству вдруг повезло,

если наверх невзначай занесло,

то, пока гонор его успокоится,

те, кто пониже, слезами умоются.

О Думе

Милый санаторий! Тишина, уют.

Где-то под горою ручейки поют.

Сосенки да ели, туи там и тут.

Белочки по ветвям весело снуют.


Весело собачки лаем встретят вас:

толстый Черномырдин, Немцов

и Чубайс.

Налицо парламент, дума налицо.

Хочешь выйти в думу – выйди на крыльцо.

1994 г.
«Пилю бревно, пилой звеня…»

Пилю бревно, пилой звеня,

ты рядом!

Пилишь ты меня!!

Пожелание жене

Вы с сынишкой так похожи…

Давай мы копии размножим!!

Серость

Если твой начальник – серость,

ярким быть – большая смелость.

Или краски измени,

иль начальника смени!

Смех под фонограмму

Они для нас – пример успеха,

полслова – три минуты смеха!

А что бы им не похохатывать?

Эфир идет, деньжата капают.

Понаехали

А, в общем, ситуация проста:

стал моден танец живота

и азиатские фигуры…

И вот уже – «блондинки-дуры».

Льет дождь зимой,

жарища летом…

То с юга – северу приветы.

Так, развивая аппетит,

весь юг на севере гостит.

Польза

Что может быть полезней смеха,

когда по лестнице успеха

сползаешь неуклонно вниз

иным зевакам на потеху.

Ты вместе с ними улыбнись!

И заразительно посмейся!

А в глубине души надейся

и богу искренне молись.

* * *

Кто копает в глубину

и искру прозрения ищет,

часто, судя по всему,

оставляет ПЕПЕЛИЩЕ.

Собратья по перу

Среди собратьев по перу,

Где каждый в душе ПЕРВЫЙ,

Почетна гибель «на миру»,

Щекочущая нервы.

А коль перехитрил судьбу,

Достиг высот и славы,

Встречай завистников толпу,

Клюющих для забавы.

И этот мелкий злобный сброд,

Как ржа, точащий печень,

Быть может, сразу не убьет,

Но душу покалечит.

Благодетели

«Пеклись» безмерно о народе:

Ленин,

    Ельцин

        и Мавроди.

О «Звездах»

Сестры.

Деревенская и городская. Смотрят телевизор, переходя с одного канала на другой.


Гляди, гляди!

Чулки снимают…

А как снимают!!!

Мужики аж тают!


Реклама крайностей полна.

То сексу НЕТ!

То секса Тьма!

В рекламе нет такого места,

Чтоб не было сего подтекста.

Те, кто рекламу создают,

с утра, небось, «Виагру» пьют.


А, говорят, программа есть,

Где «это самое» не счесть!


С Анфисой Чеховой, что ль, секс?

В Госдуму я подам протест!

Муж вон экран глазами ест.

И как ему не надоест?

Анфисе – секс со всей страной!

А мне? В постель идти одной.


Гляди! Гляди!

Как мячик, скачет.

Да, по нему арена плачет.

Дал, Боже, голос золотой!

А скачет? В маечке простой.


Наверно, денег не хватает

Тому, кто Диму одевает.


А вот красавчик! Погляди!

С какой-то бляхой на груди!


Он – армянин! И он – француз!

Вальяжен, как козырный туз!

Он «Комеди…», который «Клаб»

Создатель и покорный раб.

А «Клаб», который «Комеди…»

О Боже! Господи, прости…


Не узнала я Диброва!

Сколько яда, право слово.


Он блондинок не приемлет,

В нем и сноб, и деспот дремлют.

Вероятно, Дима знает,

Как перекись на ум влияет.


А помнишь, были журналисты,

Почти народные артисты.


Один стоит, уж, «У барьера».

Другому плешь сверлит карьера.

Твердит, что телик тупит разум!

Сам сеет эту же заразу.


А есть еще птичка такая, Галка!

Вот этой вообще никого не жалко!

Клюет она метко, талантливо, круто.

Клюет даже тех, кто после инсульта.


Да! Много надо им трудиться,

Чтоб быть «Звездой», а не «Звездиться».

Клише

Писать, творить не модно ныне,

Рационален новый век.

Погряз в всемирной паутине

И растворился человек.


Сегодня обнуляют риски

Учитель, полицейский, врач

И тратят время на отписки

Взамен решения задач.


Отчеты, выписки, расписки,

Талоны, акты и досье.

Давно от этой переписки

Мы просто одурели все.


Пароли, логины, е-майлы:

Мы за «ЧИП» ованы уже…

Иные – это «НИК» и «СМАЙЛИК»,

А от других – одно «КЛИШЕ».

Новая медицина

Информатика и медицина —

Это мысли технической взлет.

По любой маломальской причине

Всяк, кто хочет, советы дает.


Не нужны МРТ и УЗИ нам —

Это вредно: пугают народ.

ОПЕРИРОВАН! Скажешь спасибо.

Дальше? – Дома само заживет.


Скоростной вариант медицины.

Дальше? – Дома глотай таблетки.

Весь уход на семье отныне…

Пусть тебя «доконают» детки.


В дом берем из Америки опыт.

А в дому ни лекарств, ни вакцины.

Так мечту долголетия топят

Те, кто нынче рулят в медицине.

Дела семейные


Сильная женщина

Сильная женщина! Сильная женщина!

Ты по природе с успехом обвенчана.


Лишь только взгляд и – победа Блиц.

Калейдоскоп завистливых лиц.


Снова идея? И задача ясна…

Так что ж, в личной жизни ты снова одна?


Для слабых людей ты, конечно, магнит.

Для них ты опора, награда и щит.


Для сильных – преграда, надежда, девиз.

Тщеславным – удача, богатым – каприз.


А кто-то охотится долго, всерьез.

Баба – противник? Да не вопрос!


Вечная битва, так повелось,

нет места жалости, нет больше слез.


Нервы – канаты, нервы – струна.

Сильная женщина… плачет у окна.

Болезнь

Наплывает болезнь злой, тяжелой волной,

не давая ни капли надежды.

Наплывает болезнь… Жизнь меняет настрой.

Никогда мне не быть уже прежней.


Не бродить по лугам с моим милым вдвоем

и в небесную синь не подняться.

Боль лишает ума, обжигает огнем,

а другого огня не дождаться.


Обжигают глаза у скорбящих родных.

Не рыдайте! Пока я живая!

Обжигает слеза. Злободневный мотив:

«Кто наследник?» И все уповают!


Смерти я не боюсь! Ей кулак покажу!

И в любую лазейку проникну.

Я немного еще, может быть, полежу…

И воскресну! Воспряну!! Возникну!!!


Как же буду я пить по глоткам эту жизнь!

И ни капельки не расплескаю!

Буду близких любить, как умеют любить,

только те, кто хоть раз был у края.

Возраст

На разницу в возрасте в браках поветрие:

матрона в годах и супруг малолетний,

иль старец вальяжный с седой головой

едва поспевает за юной женой.


Любви нет границы, но все ж есть примета:

не станет бедняк добычей заветной,

и старая женщина с пенсией скромной

не станет объектом любви огромной


для молодца, даже с фантазией бурной.

Все ищут любви, но любви гламурной!

Со звездой шоу-бизнеса, с бизнес-светилом,

кому олигарха любить подфартило…


За дом на Рублевке, за фото в журнале,

за модные «шмотки», за блеск и так далее…

За то, чтобы сделать успешной карьеру,

«любовью» заплатят. Что ж! Мера за меру.

Модель

Салат из капризов. Стандарт от «ГЛАМУРА»:

Прическа, «прикид», убежденья, фигура.


Наряд от «Версаче». А как же иначе.

Иначе не скроешь, что разум телячий.


На ней мини-юбка. При ней макси-гонор.

Шикарная шубка и «папик», как донор.


Любовник и спонсор в одном флаконе.

Хоть личиком монстр, и возраст преклонный.


Продай ему тело свое и ласки —

И жить будешь в роскоши, жить будешь в сказке.


За деньги – в таланты, и в «первые» леди,

За деньги он купит тебе все на свете.


Живой кошелек, да к тому же бездонный.

Сегодня модель ты, а завтра – Мадонна.


Ведь «папик» тебе – золотая кормушка,

Для «папика» ты дорогая игрушка.


А главное, милая, ты не забудь:

Ничто в этой жизни назад не вернуть.


Ты розой цветешь, а станешь репейником.

Собачкой на привязи в строгом ошейнике.

Письмо матери

Мой милый сыночек! Мой мальчик родной!

Совсем позабыл ты дорогу домой.


Письма не напишешь, совсем не звонишь!

В Москве ты, а будто уехал в Париж.


Тебя захватили большие дела.

Твой график насыщен, а жизнь весела.


Москва не деревня! В ней жизнь бьет ключом,

А здесь все по-прежнему. Мы тебя ждем!!


Забор покосился, и дров больше нет.

Соседи тебе посылают привет.


Подруга Дуняша поклон тебе шлет.

Одна она в хате просторной живет.


Сынишка ее как две капли воды

Похож на тебя, просто вылитый ты!


Но, что не сложилось, не склеишь теперь…

Но сын этот твой! Сердцу матери верь.


Увижу ль до смерти родные глаза?

Пишу, а не вижу: мешает слеза.


Сынок! Приезжай!! Уж не долог мой срок.

Не должен расти без отца твой сынок.

Заклятая подруга

Подруга заклятая! Странно звучит?

Когда-то тянуло к тебе, как магнит.


Мечтами делились, делили судьбу.

Искали усиленно к счастью тропу.


Красивая ты! Ну а я? Так себе!

Тебе уступала всегда и везде.


Тобой восхищалась! Не шла напролом:

Сначала – тебе! Ну а мне уж – потом!


Ты принца искала! Я – просто Любви!

Кого мы искали, того и нашли.


Богатый красавец и нищий студент.

Тебе – бриллианты, а мне – комплимент!


Так было! Но много воды утекло…

Красавец слинял, и богатство ушло.


Студент оказался не так уж и прост:

Работа, зарплата, карьерный рост.


Посыпались должности! Деньги! Почет!

Уже за границей валютный счет…


Подруга страдает! Ах, что за дела?

Не так судьбы фишка, как видно, легла.


Совсем не по нраву судьбы ей каприз.

И стала готовить она мне сюрприз.

Всегда у нас в доме! Красива! Умна!

Всегда одинока, несчастна она.


А муж, сердобольный мой, день и ночь

Готов ей, бедняжке, охотно помочь.


То мебель подвинуть, то кран починить.

Кого мне за глупость свою обвинить?


Любила обоих, подвох не ждала…

Все чаще мы в ссоре, права, не права.


Жестокие игры! Невольный вопрос:

«Кого любишь, милый?» А жизнь – под откос!!


Умчался во тьму, не ответил муж мой…

А ночью уже не вернулся домой.


Разбился в дороге… Крутой поворот!

Заклятой подруге опять не везет.


Стоим у могилы: венки и цветы!

А все ж непонятно: кого любил ты?


Мы снова подруги… Усмешка судьбы!

Ревем, как белуги, две горьких вдовы.

Неделя высокой моды

Ах! Ярмарка тщеславия!

Ах! Азбука злословия!

Всеобщее внимание,

Всеобщая гармония.


Под музыку и вопли,

Рукоплесканий шквал

Идет образчик моды

На бой за пьедестал.


Сквозь облако насмешек,

Невиданных страстей

Вышагивают пешки

Всех стилей и мастей.


Вышагивают пешки,

Идут в незримый бой

За званье Королевы,

За счастьем! За судьбой!


Идут они, красавицы,

Похожие на фей,

А деньги на них ставятся,

Как в гонках лошадей.


Здесь каждая, поверьте,

Богиня красоты,

Мужского честолюбия

Игрушки и «ПОНТЫ».

Больница для…

Сад на склоне холма и прозрачен, и чист.

Кое-где оживают ручьи.

Солнце яростно светит, дарит миру лучи.

Чем не рай? Ты вокруг посмотри.


Чинно домики в ряд, франтовато стоят,

редкий в городе – красный – кирпич.

Безупречны аллеи. И на подступах в сад

непременный скульптурный Ильич.


Сколько разных людей тихо в горку бредет:

идут женщины, сплошь пожилые.

День приемный! В больницу стремится народ,

там лежат их друзья и родные.


Там, внутри этих домиков, тоже народ,

что не выдержал жизненных бед,

опрокинул сознание наоборот,

и мечты превратились в бред.


Там, в бреду, как в раю. Кто как хочет живет.

Нищий с Ротшильдом накоротке,

и коварная теща покорно идет

с зятем рядышком на поводке.


Как же моден сейчас виртуальный подход:

виртуальны любовь и друзья.

И не знает никто: где же тот поворот?

Тот, откуда вернуться нельзя!

Небо

Синее, синее небо!

Россыпь мерцающих звезд.

Что там? Что быль, а что небыль?

Вечный терзает вопрос.


Что там внутри притаилось,

в этой густой синеве?

Что там? Скажите на милость?

Душу терзает извне.


В сени раскидистой ели,

под аромат папирос,

под ветерка дуновение

спорим до хрипа и слез!


Вера? И тут же сомнение!

Мысли бегут чередой.

Где тут заблудшие души

свой обретают покой?


Синее, синее небо!

В розовой дымке заря…

Кем на земле бы я ни был,

все же ты примешь меня.

Добро и зло

А что есть зло? Какой в нем прок?

Какой же вынести урок

смогу сама из этих строк,

что разум невзначай расставил?

А что есть зло? Отход от правил?

Или развития порок? Иль рок,

упряжкой времени что правил,

с задачей справиться не смог?

И все добро тщеславия ради

он растранжирил по пути,

а зло, что притаилось сзади,

с усмешкой мчится впереди.

Добро – оно тяжеловесно,

неповоротливо порой.

Оно известно повсеместно

и потому не интересно,

порой докучливо, друг мой!

А зло мобильно и жестоко.

Зло притаилось у истока,

чье имя НЕТ или ЗАПРЕТ,

и ждет, чтоб, улучив момент,

внести свой вклад в эксперимент,

что жизнью попросту зовется,

и над мечтою посмеется,

внеся цинизма элемент.

Черные шары

Не всем, имеющим желание,

Даруют небеса талант.

Как правило, их ожидания

Преувеличены в сто крат.


Своим удачливым соперникам,

Что более одарены,

Завистливые современники

Кидают «Черные шары».


И, чтоб покончить одним разом,

Пока в руках имеют власть,

Наотмашь бьют цветистой фразой,

Чтоб с пьедестала не упасть.

* * *

Жизнь моя – полна криница,

родниковою водицей

только вволю не напиться,

можно в горе утопиться.

Осень

После знойно-угарного лета,

где удавкой душила жара,

осень скромно желтеющей веткой

о своих заявляет правах.


Вдруг весенние слышу капели,

как приятен и легок их звон,

то дождя монотонные трели,

словно пасха – за строгим постом.


Исстрадалась земля, как вдовица,

позасохли леса и поля,

оставалось лишь только молиться

о послании богом дождя.


О, вода! Ты могучая сила!

Тайна жизни и тайна небес.

Дождь прошел! Все прекрасней, чем было!

Мир божественный снова воскрес.


Пробки

Чтоб прокатить в автомобиле,

деды порой всю жизнь копили.

Почти забыли время то,

сейчас у каждого авто.

Хоть «Мицубиси», хоть «Рено»

томятся в пробках все равно.

Машин полно, стоянок нету,

и не решить проблему эту.

Во двор ни въехать, ни войти,

забиты транспортом пути.

В войне за место под гараж

жильцы идут на абордаж.

На тротуарах плотно в ряд

авто стоят, как на парад.

А люди пешие гурьбой

идти должны по мостовой.

Когда же власти примут меры,

мы зададим вопросы мэру.

Лирика


Гений

Ты – гений мой, ты – злой мой гений!

Тебя боюсь, к тебе стремлюсь!

Ты – боль моя, и вдохновение,

и радость тайная, и грусть!

Мой гений! Мой кумир священный!

Мой идол – бес и божество.

То отрекаюсь дерзновенно,

то каюсь так же горячо.

То вновь себя холопкой вижу,

и… вновь гордыне долг плачу.

То рвусь, хотя и ненавижу,

к тебе – иллюзий палачу.

Грущу… сегодня день рождения!

Мне – двадцать! Подвожу черту.

Мы два различных поколенья,

Два направленья – страсть и ум.

Но страсть, отравленная горем.

Но ум, плененный суетой.

Мы вместе – нас гнетет неволя.

А врозь – то холод бьет, то зной.

Всегда в разлуке, в ссоре вечно,

как вечно наш не гаснет спор.

Два полюса, противоречия?

Антагонизм? Неправда! Вздор!

Мы эгоисты! Бессердечны

к своей любви… С каких-то пор

всегда правы. Не правы вечно!

Я – «институтка»! Ты – «резонер».

1969 г.
Где ты, любимый?

Взвиться бы в небо птицею вольной,

Землю окинуть взглядом орлиным.

Крикнуть, да так, чтоб в груди стало больно:

«Где же ты? Где ты? Откликнись, любимый!


Кто с тобой рядом? С кем ждешь ты встречи?

Кто часть твоей ноши вскинет на плечи?

Кто руку протянет в годину лихую?

К друзьям далеким тебя ревную.


Я так мечтаю омыть твои раны,

Разгладить морщины, смыть пот багряный,

Разгладить рукою седую россыпь,

Избавить сердце от злых заносов.


Дыханием ласки снять злобы окись,

Душа под маской свободы просит.

У мужества тоже свои границы…

Так манит слабость упасть, прислониться


К груди человека, роднее родного,

Который и сам все поймет с полуслова.

Я стать бы сумела и вольною птицей,

И нежным котенком, и грозной тигрицей.


А сокол все рвется лететь… и разбиться!!!

Ему нужна битва. В тепле не сидится.

1970 г.
Дороженька

Что бежишь, дороженька,

Вдаль, вдаль…

Разгони, родимая,

Девичью печаль.


Добежишь до милого

В дальний край —

Весточку любимому

Передай!


Передай тоску мою

И любовь!

Передай, что жду его

Вновь и вновь,


Что надежда робкая

Все живет

И его, любимого,

Верно ждет.

Плач вдовы

Солнце мое ясное,

утро грозовое.

Самое прекрасное

связано с тобою.


Возникают в памяти

милые черты,

может, во сне таинственном

мне приснился ты.


Без тебя, хороший мой,

я теперь живу.

Не женой, не брошенкой —

вдовушкой слыву.

Вороши, не вороши

Вороши, не вороши,

огонек любви чуть тлеет,

и костра моей любви

распалить он не сумеет.


Рано, рано пировать…

На останках вражьей рати.

Душу нужно поменять,

а не только лишь кровати.


К радости случайных встреч,

как приправа, входит горечь!

Ворожи, не ворожи…

То ли радость? То ли горе?


Кожу нужно бы сорвать

без остатка, словно платье.

И тогда не тяжелы

были б мне твои объятья.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2