Ирина Давлетчина.

Фатум



скачать книгу бесплатно

Фатум.

Обновление. Хроники.

“Нас окружает Иллюзорный Мир

Лишь Честь и Долг наполнят его смыслом

Достойным Вечности Дыхания”

отрывок из оды “Песнь о Чистом Сердце Истинного Гидальго”

эпоха Империи Гест

Семья.

Отол Кайм в последний раз провел световым ножом по своему гладко выбритому черепу. Появляться заросшим перед другими людьми, даже если это родители, верх неприличия. Вот уже два года, как его посвятили в мужчины клана Мю и он везде следовал традициям системы Гро-Тен-Гро. Священным традициям, что наполняют смыслом жизнь настоящего гидальго. Отол Кайм склонился в ритуальном поклоне, световое лезвие ножа скрылось, рукоятка, стертая многими поколениями мужчин рода Кайм, заняла свое, предназначенное только ей, место. Отол Кайм медленно выпрямился, как полагается гидальго. Традиции чести – вот залог величия и гармонии.

Но священные традиции чтились не во всех уголках Империи. Четыре подвластных только Отол Кайму человека позволяли себе подтрунивать над ним. По дружески подтрунивать. Простолюдины! Они все происходили из дальних систем и не могли похвастаться манерами, присущими настоящим гидальго, поэтому Отол Кайм холодно пресекал их шутки, лишь когда они заходили слишком далеко. Только Каре он позволял чуть больше, но Кара была женщиной, а до спора с женщиной мужчина клана Мю не мог опуститься. К тому же она была замечательным штурманом и это было не единственным ее достоинством.

Отол Кайм вспомнил прекрасное лицо Кары и затянул потуже ритуальный пояс. Жар опалил щеки. Последний штрих обряда облачения всегда воспламенял Отол Кайма. В памяти рождались картины героического прошлого его рода, все тысячи тысяч мужчин рода Кайм клана Мю, чья жизнь текла и обрывалась, ведомая долгом чести.

Отол вскользь взглянул на свое отражение и разочарованно отвернулся. Худощавый мальчик с огромными бирюзовыми глазами нисколько не соответствовал его представлениям о мужественности. Вот его отец – это другое дело. Он не помнил, чтобы благородное лицо отца хоть раз исказила пошлая гримаса улыбки, а подтрунивать над гидальго Рейзо Каймом клана Мю было равноценно самоубийству. Даже в кругу семьи манеры отца строго соответствовали древним канонам. Отол Кайм не доверял байкам своих подчиненных о панибратских отношениях с родителями, но предполагал, что какая-то доля правды в них есть. Даже его собственная мать порой поддавалась слабости, присущей лишь простонародью и эти минутные проявления женской мягкосердечности были самыми сокровенными воспоминаниями детства Отол Кайма.

Отол Кайм деактивировал зеркала, завеса рассыпалась и он присоединился к родителям. Час церемонии поглощения пищи настал. На Ай-Эве, центральной планете системе Гро-Тен-Гро, этой церемонии уделяли ровно столько внимания, сколько требовалось, чтобы подчеркнуть ее важность для Жизненного Цикла, но не переоценить влияния простейших инстинктов на Высшие Побуждения Человека.

Завтрак прошел в полной тишине. Наступило время прощаться – Отол Кайм отбывал в очередную рабочую смену за пределами родной системы. Неприятная, но обязательная процедура становления всех наследников родов клана Мю. Лишь в необычных, порой пагубных для традиций условиях, можно по-настоящему закалить волю и заточить понятия Чести и Долга.

Отол Кайм преклонил колени пред отцом, мать почтительно замерла поодаль, ожидая своей очереди. Отец покрыл бритый череп сына стягом рода Кайм. Отол Кайм замер. Восторг разрывал его изнутри, но он не позволил ему вырваться наружу. Слова напутствия Отол помнил наизусть, но отец вкладывал в них столько силы, что каждый раз в простом тексте обнаруживались новые нюансы, не различимые в переводе.

– …Не прячься за металлом – он подводит,

Лишь незапятнанная Честь – твоя броня!

Не доверяйся людям – предательство им имя,

Лишь верность Долгу – настоящая судьба!

За страстью не гонись – она мгновенно сожжет дотла!

Лишь в сердце пламя сохраняй неугасимо,

Закованное в холод острого ума.

И чти традиции превыше всех законов.

Лишь тот Гидальго, кто Возвышен Духом,

Лишь тот достоин памяти потомков

И уважения живых…

Витиеватое древнее наречие оборвалось. Отец медленно убрал стяг и позволил подняться сыну с колен. Тяжелые, цвета болотной жижи, глаза гидальго Рейзо Кайма прямо смотрели на сына.

– Мир за пределами Гро-Тен-Гро принадлежит тебе. Пойми это и прими. Узнавая его, не поддавайся ему. Это ты должен его менять, а не он тебя. Помни об этом, Отол Кайм!

Словно в подтверждение слов гидальго Рейзо Кайма из клана Мю включилась трансляция. Соседняя система Хе-Ши-Опсис торжественно приветствовала Императора Зато Ки Фаро и его жену императрицу Сео. Помпезную музыку, парадное построение войск и блеск мундиров чиновников затмевала простота официального облачения императорской четы и их величавое спокойствие.

Император Зато Ки Фаро был истинным гидальго, хоть ему и пришлось когда-то отстаивать свое право на трон с оружием в руках. Тогда отец Отол Кайма сражался на его стороне. Преданность Рейзо Кайма была достойно вознаграждена – в его доме хранилась величайшая реликвия – пробитая насквозь грудная пластина доспеха императора. Он и сейчас оставался верным подданным, лишь поведение сына императора заслуживало порицания Рейзо Кайма. Наследник Ли Нет слыл отравленным кинжалом в сердцах настоящих гидальго. Вот и сейчас Ли Нет не соблюдал протокол церемонии. Даже его наряд вольного пилота отдавал пренебрежением к традициям.

Отец холодно скользнул взглядом по изображению трансляции и кивнул сыну. Отол Кайм подошел к матери и склонился перед ней, но она словно не заметила его. Ее глаза следили за императорской четой сквозь слезы восторга. Отол Кайм помнил и об этой ее слабости. Не всякий муж испытывает к жене такую чистую и незапятнанную любовь, какую его мать испытывала к императорской семье. Брови отца слегка дрогнули, демонстрирую предельную степень гнева, но и это не отвлекло его жену от трансляции. Отол Кайм посмотрел на отца. Рука Рейзо Кайм легла на рукоять меча. Прощание закончилось. Отол Кайм поднялся с колен и вышел прочь. Мать так и не посмотрела на сына.

Вия.

Холодный неприветливый дождь лил сплошным потоком с небес планеты Йондерт. Отол Кайм попытался сохранить осанку присущую настоящему гидальго, но порыв ветра едва не сбил его с ног. Отол старался не смотреть по сторонам. Серая мрачная грязная планета. Отец выбрал Йондерт именно потому, что она нисколько не походила на родную планету Отол Кайма. Голубые луга Ай-Эва, его бирюзовые бездонные воды мужчина клана Мю должен хранить в сердце, а окружающий мир нужно принять таким какой он есть и использовать во имя священного Долга.

Отол Кайм быстро пересек взлетную площадку компании "Эбсид". Минуя большие и малые, но все как на подбор потрепанные и корявые корабли, он подошел к крохотному уродцу под названием "Вия". Если гидальго Рейзо Кайм не передумает, а на это не стоило надеяться – отец никогда не менял своего решения, то "Вия" останется вотчиной Отол Кайма на ближайшие годы. Отвратительная планета, ужасная работа, уродливый корабль и эти люди… В памяти всплыло лицо Кары. Отол вздохнул, приосанился и поднялся на борт.

В нос ударил запах чеснока и грязных носков. Барабанные перепонки вздрогнули и завибрировали, грозя лопнуть от раскатов мощного смеха. Отол Кайм узнал бас смеющегося. Би Озур, механик, уроженец планеты не имеющей имени, лишь номер, который незачем было запоминать. Ему вторил визгливый тенор Лигоса. Отол поморщился. Настоящий гидальго никогда не выдаст своего отношения к подчиненному, но сейчас его никто не видел, а второй пилот "Вии" не заслуживал благосклонности. Последнего мужчину Отол не узнал, но женский голос взволновал его не на шутку. Кара… Отол Кайм замер на секунду, подавляя внешние признаки волнения и вошел в кают-компанию.

Смех сразу стих. Четверо людей встали, приветствуя капитана. Отол Кайм поздоровался с экипажем так, как того требовало его положение, традиции и устав компании. Кара, Лигос и незнакомый мужчина раскланялись в ответ. Они тоже старались соответствовать уставу, лишь Би Озур, словно младенец, которому еще не доступно учение Чести, карикатурно изобразил поклон и весело прыснул в лохматые заросли рыжей бороды.

– Прости, капитан, – с лица Би Озура смиренно сползла улыбка, но глаза продолжали искриться весельем, – Ты сегодня сиятелен, словно Император.

Он не выдержал и рассмеялся в голос, остальные последовали за ним. Отол Кайм решил великодушно простить насмешку, прекрасно осознавая, во что превратил его наряд ураганный ливень Йондерта.

Пожалуй, Би Озуру, как и Каре, Отол Кайм тоже позволял чуть больше других. Этот рыжий здоровяк стал первым, кого юный гидальго повстречал на Йондерте, первым, кто помог наследнику великого рода вникнуть в хитросплетение внутренней субординации компании "Эбсид". Он же стал и первым, среди знакомых Отол Кайму людей, кто позволял себе открыто смеяться над древними традициями и их носителями. Именно от Би Озура сын и наследник гидальго Рейзо Кайма узнал о "дружеском подтрунивание" – странного вида оскорбления, за которое не требовалось вызывать противника на суд Чести, а полагалось лишь улыбаться в ответ.

– Сударь, – Отол Кайм развернулся к незнакомцу, – Вас не представили. Кто Вы?

Незнакомец удивленно завертел головой по сторонам.

– Это Гайвор, – хохотнула Кара и стукнула незнакомца по плечу, – Он не сударь, он пилот. Самый дерьмовый пилот компании.

Все вновь рассмеялись, включая незнакомца. Тот закивал с таким довольным выражением лица, словно Кара употребила не уничижительное выражение, описывая его профессиональные качества, а воспела хвалебную оду. Отол Кайм слегка вздернул брови, изображая недовольство, но смех не прекратился. Пришлось добавить голосу льда.

– Какова причина замены знатока летного дела Дейна, – он учтиво склонил голову, – На пилота Гайвора?

– Запой, – Лигос молитвенно воздел глаза к потолку, – Божественный, неповторимый запой.

– Или большие сиськи, – оскалился Би Озур, – Дейн нам не докладывал, капитан.

Отол Кайм решил больше не трогать эту недостойную тему разговора и быстро пробежал глазами план предстоящей работы. Отец презрительно называл компанию "Эбсид" охотниками за головами. По существу он был прав, но за головами доверяли охотиться маститым профессионалам в ловли людей, остальные, такие как экипаж "Вии", охотились, по выражению Би Озура, за головешками. В этом Отол Кайм был вынужден согласиться с рыжим весельчаком. За год совместной работы им не дали ни одного стоящего дела. Возможно, такое обстоятельство даже обрадовало бы юного гидальго, если бы не подвластные ему люди. Его экипажу, как типичным представителям простонародья, приходилось довольствоваться заработанными средствами. Даже Каре. А за головешек платили мало.

Отол Кайм еще раз просмотрел план и выбрал самую отдаленную планету.

– Прошу вас занять свои места. Цель Аль-Ракш.

Все молча исполнили приказ, лишь Би Озур пробурчал под нос невнятные ругательства. Отол Кайм сделал вид, что не расслышал их. Кара прошла мимо него и сладковатый, едва уловимый запах женского естества защекотал нервы.

Они начнут с Аль-Ракша именно потому, что планета далеко, почти на границе не исследованной Запретной Зоны. Честь мужчины клана Мю велит не сторониться трудностей, а преодолевать их и он готов выполнить свой Долг. К тому же, эту работу хорошо оценили работодатели.

"Вия" расправила свои лучи, вбирая свет тусклой звезды над Йондертом, поскрипывая узловыми шарнирами, поднялась над планетой, набрала скорость и нырнула в бездну тьмы.

Работа.

Не успела «Вия» выйти из бездны тьмы, как ее система связи наполнилось многоголосьем тревожных сирен и сообщений. Тело Отол Кайма еще отказывалось воспринимать какофонию звуков, как отдельные слова и тем более, как осмысленную информацию. Лишь одно слово назойливо дилось в голове, повторяемое разными голосами. «Фатум, фатум, фатум». Мозг, включаясь, подкинул подсказку: «Неотвратимый рок, судьба, твоя судьба…», но Отол Кайм силой воли заставил себя отбросить ее и выслушать послание.

За иллюминатором сиял коричневый карлик, вокруг него кружил Аль-Ракш в компании семи планет, но экипаж "Вии" больше не интересовала работа. Все приемники Империи наполнились одной новостью: "Скоростная яхта "Фатум", принадлежащая принцу и единственному наследнику Зато Ли Нет, пропала на рубеже Запретной Зоны. Благодарность Императора за спасение его сына не будет иметь границ".

Принц пропал здесь, прямо по курсу, сразу за пределами Аль-Ракша и решение у Отол Кайма родилось моментально. Он ни секунду не усомнился, куда ведут его Честь и Долг, но настоящий гидальго никогда не станет рисковать жизнью ни в чем не повинных людей. Отол Кайм вздохнул и направил "Вию" к Аль-Ракшу.

– Мой высокий Долг спасти сиятельного принца, – Отол замер на секунду в стойке почтения, – Только "Вия" рядом с Запретной Зоной, ближе нас кораблей нет. Но вы, – он оглядел экипаж, – останетесь здесь, на планете, в безопасности.

Би Озур угрюмо уставился на него, словно на неразумного ребенка, которому все нужно объяснять, потом громко, не таясь выругался.

– На кой мне твоя безопасность, кап? Я впервые в своей сраной жизни могу сделать что-то, действительно стоящее, а не просто хватать разных гавнюков за яйца! Пусть остальные валят, а я лечу с тобой!

– Свалить?! И вы денежки поделите? – мерзко хихикнул Лигос, – Не выйдет! От меня не отделаетесь.

– И от меня, – рассмеялась Кара, – Думаете красавчик – принц мечтает увидеть ваши мерзкие рожи? Что бы я такой шанс профукала?!

Она блаженно прикрыла глаза веками, и заговорила тоном, который изумленный Отол Кайм определил, как мурлыканье.

– Ваши изумрудные глаза, Ли Нет, тревожат мои девичьи грезы. Возьмите мою руку, Вы спасены…

Би Озур подавился смеха. Лигос ехидно разглядывал девушку.

– Детка, а грезы-то точно девичьи? – полюбопытствовал он, – Не…

Ледяной взгляд Отол Кайма оборвал фразу Лигоса. Юный гидальго перевел взгляд на последнего члена экипажа.

– А Вы, Гайвор?

– А что я? – расплылся тот в придурковатой улыбке, – Я как все.

Отол Кайм помолчал, задумчиво вчитываясь в лица своего экипажа, затем решительно вошел в систему связи.

– "Эбсид", вызывает "Вия". Отказ по всем пунктам плана работы. Берем на себя новое задание – идем в Запретную Зону на помощь "Фатуму".

Холодное стекло иллюминатора отражало худое мальчишеское лицо. Интересно, чем изумрудные глаза лучше бирюзовых?

Предел Империи.

Аль-Ракш – маленькая промышленная планета с небольшим населением и нестабильной атмосферой. Ее звезда настолько незначительна, что не получила собственного имени и систему называют по имени единственной населенной планеты – система Аль-Ракш. В Империи Зато сотни подобных планет, планет, о которых редко вспоминают и еще реже к ним летают. Выпускник Императорской академии Отол Кайм это прекрасно знал. Именно поэтому он так решительно направил свой корабль на помощь принцу, даже не получив разрешение отца. Вероятность появления здесь другого корабля в ближайшее время крайне мала. И именно поэтому Отол Кайма так изумило наличие военных кораблей на подлете к системе Аль-Ракш. Изумило, заинтриговало и насторожило. Какова вероятность, что в глухой провинции пропадет принц крови и одновременно появится армада военных? Отец почти не рассказывал о том, как пришел к власти Зато Ки Фаро, но наследник рода Кайм клана Мю обязан знать историю Великой Империи.

Коварное убийство Императора Зато Манг Ли ввергло государство в хаос кровопролитной гражданской войны и лишь счастливая случайность спасла принца Ки Фаро от участи его отца. Потребовалось десять лет, чтобы принц Ки Фаро стал Императором Зато Ки Фаро. Принц Ли Нет появился на свет в пору опасных скитаний родителей, его жизнь постоянно была под угрозой. Принца пестовали и оберегали, как самую большую ценность в Империи, что не пошло ему на пользу. В этом Отол Кайм мог убедиться лично, они с Ли Нет были ровесниками и учились в одной академии, хотя и не были знакомы. О дерзких, порою очень странных, выходках принца знали все, но кто они, чтобы осуждать наследника Империи?!

Корабль Отол Кайма подходил к границе Запретной Зоны, когда вновь заработала система связи.

– "Вия", вас вызывает Капитан Великой Звезды и Оружие Веры Императора Зато Ки Фаро Гидальго клана Го Од Шиент.

Отол Кайм помнил его. Од Шиент исполнял особые поручения императорской четы. Это было одновременно и почетно и позорно. Отец ни за что не пригласил бы Од Шиента в их фамильный дом. Но Капитан Великой Звезды и Оружие Веры Императора обратился с соблюдением всех традиций и уставов и не ответить ему Отол Кайм не мог себе позволить.

– Гидальго клана Го Капитан Великой Звезды и Оружие Веры Императора Зато Ки Фаро Од Шиент, Вас приветствует капитан корабля "Вия" наследник рода Кайм клана Мю сын Гидальго Рейзо Кайма Отол Кайм. Я внимаю вашим словам.

Од Шиент ответил сразу, без промедления. Для слуха остальных членов экипажа "Вии", это был категоричный приказ повернуть назад, но Отол Кайм с ужасом уловил в нем нотки чрезмерной вежливости и почтения, такие мягкие и вкрадчивые, какими бывают песчаные коты, когда подбираются к добыче. Поэтому в свой ответ он вложил всю решительность, сдобренную уважением, на какую был способен юный гидальго.

– Достопочтимый Гидальго клана Го Капитан Великой Звезды и Оружие Веры Императора Зато Ки Фаро Од Шиент, я прекрасно понимаю все Ваши доводы, но и Вы – истинный Гидальго, должны понять меня. Долг Чести направляет мою руку и сердце -сиятельный принц Ли Нет в опасности! Повернуть назад, не спасти сына Императора, значит запятнать не только себя, но и свой род и свой клан.

Отол Кайм перехватил насмешливый взгляд Би Озура. Зря механик ждет, когда же юный гидальго нарушит священные постулаты Чести… Не дождется! Наследник рода Кайм грозно сдвинул брови, но тут радостно подпрыгнула Кара и Отол сердито перевел взгляд на нее. Девушка ткнула пальцем в данные скрининга ближайших областей Запретной Зоны. Там явственно обозначился путеводный маяк. Крохотное слово "Фатум" следовало за ним. Яхты видно не было. Возможно они засекут ее, когда доберуться к маяку. Военные еще были настолько далеко, что не могли обнаружить маяк и Отол Кайм решил для себя, что они и не должны его найти.

– Я сожалею, но мне придется нарушить традиции вежливости и попрощаться с Вами первым. Мы опускаемся в бездну тьмы. Прощайте!

– Постойте! – голос Од Шиента теперь выдавал не прикрытое волнение, – С Вами хочет поговорить еще один человек.

Прежде, чем Отол Кайм отдал приказ направить "Вию" к маяку, из систему связи донесся другой голос, мужественный голос, голос, в котором только привычное ухо могло распознать смятение.

– Я Гидальго Рейзо Кайм клана Мю Указующая Длань Верховного Канцлера Гро Ван Зера системы Гро-Тен-Гро.

Отол Кайм отпрянул. Это действительно был голос отца, но таким он его никогда не слышал. Рейзо Кайм продолжил.

– Я требую, Отол Кайм – возвращайся назад! – голос дрогнул и на секунду прервался, словно на том конце заглушили связь. Когда голос вернулся в эфир, он звучал тихо и отстраненно, – Я требую сыновнего повиновения!.. Нет, я прошу – возвращайтесь. Покиньте Запретную Зону. Оставьте спасение принца Капитану Великой Звезды Од Шиенту. Отол Кайм, поверните корабль и возвращайтесь домой… к родителям…

Окаменевший взгляд Отол Кайма застыл на передатчике, словно он мог разглядеть сквозь него глаза своего отца. Если бы он мог его увидеть! Если бы мог понять, что заставило этого человека произнести такие постыдные слова! Где-то глубоко внутри колыхнулось желание подчиниться, сдаться. Мерзкое липкое сомнение длилось лишь миг, но миг казавшийся вечностью. Затем бирюзовые глаза юного гидальго наполнились решимостью.

– Нет, отец. Лишь верность Долгу – настоящая судьба Гидальго! Мой Долг, моя судьба – спасти принца. Так учил меня ты…

Отол Кайм отключил связь и отдал приказ экипажу о переходе сквозь бездну тьмы к маяку "Фатума". Со стороны казалось, что он совершенно спокоен и даже равнодушен, но внутри юноши полыхало пламя. Впервые в жизни он противостоял собственному отцу и чувствовал себя вправе делать это.

Маяк.

Эту часть пространства давно не посещали корабли империи, с тех самых пор, как пропал линкор Имперской армады «Ведомый Честью». Гражданская война подходила к концу, все провинции Империи присягнули Зато Ки Фаро на верность, лишь горстка мятежников пыталась ускользнуть от Священного Гнева, но их никто не принимал. И вот тогда, подталкиваемые безумным отчаянием, они решились войти в Запретную Зону, а «Ведомый Честью» последовал за ними. Больше о них никто ничего не слышал, а Запретную Зону окутала новая вуаль мифов и легенд. Эти и более древние сказания тревожили умы юных пилотов и опытных авантюристов, но Императорский указ, грозивший жестокой казнью нарушителю границ Запрета и проклятием всему его роду, охлаждал пыл. И вот запрет нарушен, нарушен единственным человеком, кто мог не страшиться гнева Императора – его сыном.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное