Ирина Давыдова.

Я для тебя остановлю эту планету



скачать книгу бесплатно

Приподняв бокал к свету, она с оценивающим взглядом посмотрела на красную жидкость и, поднеся к губам, сделала маленький глоток, пробуя на вкус терпкий напиток. Ей понравилось то, что она ощутила, и, забрав его с собой, девушка вернулась в ванную, где уже достаточно набралось воды. Отставив бокал на стиральную машину, она взяла с полочки маленькую капсулу с ванильным эфирным маслом и капнула несколько капель в воду, тут же ощутив любимый аромат.

Марго с улыбкой, блуждающей на губах, осмотрела себя в зеркале, подняла волосы на затылке, заколов заколкой, и изящно, со всей своей грацией подняла ножку, облаченную в чулок, и поставила ее на бортик ванны. Пальцы скользнули по бедру и задержались там, где пару часов назад была рука страстного мужчины с пронзительным взглядом.

Она вспомнила его, вспомнила, как стонала под этим мощным, каменным телом, извиваясь, словно змея, билась в конвульсиях от оргазма, и жалела, что сбежала утром, не попробовав этого мужчину вновь. Но тогда все в ее жизни было иначе, она не смела думать о развлечениях, не имела права даже представить, что достойна такого мужчины, не после того, что произошло с ее жизнью. Чувствовала ли она себя грязной? Нет! Но разбитой и униженной – в первую очередь, и не из-за этого Макса, которого забыла в ближайшие дни, чтобы не питать себя пустыми иллюзиями, а из-за другого человека, перевернувшего ее жизнь навсегда. Безвозвратно сделав ее замаскированной, надменной и холодной, какой она себя прекрасно продемонстрировала в офисе наглого красавца.

Отметая ненужные мысли, Марго расстегнула крючки, сняла белье, спустила по ногам чулки, и все с тем же изяществом окунулась в воду, полностью расслабив тело. Она погрузилась в сладкую полудрему, которую сопровождала классическая музыка, льющаяся из динамика ее телефона. Всегда предварительно включала мелодию и нежилась под нее, лежа в ванне, так поступила и сегодня, дабы немного успокоить напряженное тело, помнящее прикосновения сильных рук.

Спустя минут пятнадцать, девушка снова пригубила вино и, отставив бокал на пол, принялась с легкостью намыливать тело гелем со вкусным запахом манго.


Она уже облачилась в банный халат, когда из коридора ее светлой квартиры послышался звонок. Распустив волосы, которые плавно рассыпались по спине и плечам, девушка с легкостью в теле пошла открывать дверь незваному гостю. На секунду остановившись около зеркала, Марго с каким-то девичьим взглядом осмотрела себя в нем и, забавно подмигнув, открыла входную дверь, негромко щелкнув замком.

– Добрый вечер, Вы Маргарита Герц? – уверенным голосом поинтересовался парень, с интересом пройдясь взглядом по голым ступням, уделив особое внимание пальчикам, на ногтях которых был ярко-алый лак.

В руках молодой человек держал недешевую охапку красных роз, а на губах его блуждала надменная улыбка, говорящая о его мнении об этой девушке. Но саму Марго то не интересовало, и она, слегка приподняв брови, кивнула, и все также молча ожидала объяснений от наглого паренька.

– Эти цветы просил передать Ваш очень хороший знакомый, – она поняла, о ком речь, и, приняв букет, сухо поблагодарила парня, закрывая дверь прямо перед его носом.

Девушка знала, от кого этот щедрый жест, и, поставив себе на заметку поблагодарить завтра этого человека, она отправилась в ванную, чтобы набрать в высокую вазу воду для шикарных цветов.


Первый рабочий день.

Нет, она не проснулась пораньше, чтобы все успеть, и, не дай Бог, не опоздать на работу к грозному шефу. Все шло свои чередом – несколько минут среди простыней, потом душ и, конечно же, любимый кофе, сваренный в кофе-машине, и выпитый на лоджии с видом на море, и с зажатой между пальцами с аккуратным маникюром тоненькой сигаретой.

Так начинался любой ее день, только в различное время, естественно, в зависимости от ситуации. Всегда выпивала чашку кофе, выкуривала одну сигарету, и только потом шла наряжаться, опять же, если это следовало дальнейшим планам ее дня.

Вот и сейчас, потушив окурок в пепельнице, поднимаясь из плетеного кресла, девушка блаженно потянулась и, вернувшись в спальню, скинула шелковый халатик, отбросив его на край кровати. Вчера вечером она долго думала, что бы ей такое надеть, перебрала уйму вариантов и остановилась на самом подходящем, к которому грех придраться в чем либо.

Раньше все ее рабочие наряды начинались и заканчивались обычными классическими костюмами и блузками, застегнутыми на все пуговицы, теперь же она решила немного погрешить, учитывая, что работать ей придется с сексуальным шефом.

Нет, блузка, а вернее – ее отсутствие, не была с глубоким вырезом – наоборот, кофта, которую она собралась надеть, полностью скрывала все Воротник практически под горло, кружевная ткань с подкладкой отлично как прятала тело, так и выделяла все его изгибы, а вот руки хорошо очерчивались, затянутые в прозрачную ткань. Сама кофта доходила до середины живота, ее продолжением была не менее шикарная кожаная юбка-карандаш длиной немного ниже колен. И если немного нагнуться, то будет прекрасно видно тонкую осиную талию.

Вот здесь-то, на юбке, и был разрез, он прятался, но кому нужна эта скромность, когда дело касается красивого мужчины? Впереди, на правом бедре, красовалась длинная молния, и если замочек потянуть вверх, глазам предстанет красивый вид стройной ножки через тонкое черное кружево. А значит, сегодня в ход снова пойдут чулки.

Нанеся макияж и подкрутив волосы в легкие локоны, Марго облачилась в свой сексуальный наряд и, завершив образ черными матовыми туфлями, закинула в миниатюрную сумочку телефон, зеркальце и сигареты, взяла ключи от квартиры и машины и уверенным шагом покинула свою маленькую берлогу.

В общей сложности дорога заняла около получаса, и до начала рабочего дня оставалось еще пятнадцать минут, которые девушка решила посвятить себе, любимой, оставшись на улице и прикурив тонкую сигарету.

Сделав затяжку, она разомкнула ярко-красные губы и выпустила дым, поворачивая голову в сторону ступенек, по которым поднимался невысокий мужчина в черном костюме. Она еще вчера его заметила, когда выходила из кабинета Вишневского, тот с удовольствием пялился на нее, не скрывая своего интереса, в принципе, сейчас происходило то же самое.


– Ох*еть, с утра, и так меня завести, – это и различная брань послышались со стороны двери кабинета хозяина фирмы.

Сегодня Макс приехал раньше, и уже изучал какие-то документы, попивая из своей чашки кофе без сахара. Мания друга заваливаться без стука давно прекратила его удивлять, и поэтому он сейчас просто выжидающе смотрел на Глеба. Тот, закрыв дверь, подошел к столику, где всегда стояла бутылка виски, и, откупорив ее, приблизил к стакану:

– Закрой, и поставь на место, – строго проговорил Вишневский, откладывая свои бумаги.

– Жмот! – наигранно выпалил мужчина, но бутылку отставил и, скинув пиджак, удобно развалился на диване. – Там эта блондинка вчерашняя, – начал он, а шеф только слегка склонил голову, требуя объяснений. – Теперь я понимаю, что она и есть Маргарита Герц.

– К сути, Варшавский!

– А ты сейчас сам увидишь, только предупреждаю – работа остановится, наши мужики с таким помощником – цей – дольше пяти минут не протянут, – исправившись, пожаловался он.

– Что ты имеешь в виду? – не понимая, о чем именно говорит Глеб, решил уточнить начальник и, не дождавшись ответа, застыл с изумленными глазами, когда после тихого стука в двери показалась миниатюра с изящно выставленной ножкой вперед, как раз там, где находился разрез.

– Тук-тук, мальчики. Можно?

Глава 2

2012 год. Дом Ржевских.

По всей гостиной разливался задорный смех белокурой красавицы, которая то и дело убегала от своего любимого мужа, гоняющегося за ней по всему дома. Они часто так развлекались, играя в догонялки, смеясь, после чего все перерастало в страсть и заканчивалось любовью в их спальне, ну, или не только в спальне. Парочка буквально светилась счастьем, стоило им только оказаться на горизонте друг друга, и тут же появлялись море улыбок и искр, которые сверкали вокруг Риты и Сергея.

Познакомились они совершенно случайно на дне рождения общей подруги два года назад, долго улыбались друг другу, а потом мужчина пригласил ее прогуляться по парку, в котором в тот же вечер и сделал предложение. Девушка, конечно, долго смеялась тогда, не веря в происходящее, а вот Ржевский на утро пришел и увез ее в ЗАГС, где уже через месяц их поженили.

Рита иногда до сих пор не верит, что вот так просто доверилась человеку, но она уже два года замужем, и не просто замужем, а еще и очень счастлива, что является прямым доказательством. И никто из друзей не верил, что они продержатся больше месяца, но вышло совсем наоборот. Только, чем могло для молодоженов это все обернуться, никто предвидеть не мог.

Все также хохоча, Рита остановилась на заднем дворе около бассейна, чтобы хоть немного отдышаться, и не ожидала, что муж так быстро нагонит ее, и с диким визгом они оба рухнут в воду, погрузившись полностью, с головой. Немного погодя, вынырнули, и Рита, набрав в ладошки воды, плеснула ее на мужа, и снова расхохоталась, глядя, как тот отплевывается от неожиданного броска.

– Это тебе за мое промокшее новое платье, – без капли злобы пояснила свою проделку девушка и для наглядности показала мужу язык.

– Совсем маленькая девчонка, – посетовал он с улыбкой на устах и схватил жену за талию, придвигая поближе к себе. – Озорная, красивая и сексуальная,– уже шепотом добавил он, от чего девушка вздрогнула, почувствовав мурашки по телу от его слов.

– Я всегда рядом с тобой становлюсь такой, так что все жалобы к мистеру Ржевскому, – в тон мужу ответила она и рукой нежно коснулась его щеки, спустилась к шее и, наклонившись, слегка прикусила ключицу, а в ответ услышала тихий стон.

– Проказница, – он приподнял ее голову за подбородок, чтобы было удобно смотреть в голубые глаза, и с возбужденным взглядом кивнул на грудь, которая четко очерчивалась под мокрой тканью. – Твои соски требуют, чтобы я их наказал…

– Что поделать, и здесь твоя вина, – намекнула на то, что она возбуждается даже от легкого его касания.

Сергей передвинул ее ближе к бортику и рукой провел от талии к груди, одну помещая в свою ладонь, и большим пальцем надавливая на затвердевший сосок. Рита застонала, откинув слегка голову назад, отчего белокурые пряди упали на кафель бассейна, а ее ручки крепко схватились за мужские плечи.

– Моя любимая, страстная девочка, – снова приглушенным шепотом произносит муж, после чего его губы обрушиваются на тонкую изящную шею в сладком поцелуе.

Он целует так, словно в губы, иногда прикусывает, а Рита стонет от очередного маневра языка и просто расслабляется от ласк мужа.

– Сергей Захарович, пришла Ваша мама и попросила передать, что ждет в гостиной, – сухо, без каких-либо эмоций произнесла женщина невысокого роста, лет сорока, с вечно скучающим выражением лица.

Не ожидая ответа, она так же, молча, как и появилась на террасе, покинула хозяев, и выглядело это так, словно ее здесь и не было. Конечно, именно так прислуга и должна вести себя – незаметно, но это не значит, что ей позволено поведение нахалки. Ведь, по сути, Сергей с Ритой могли заниматься в бассейне чем угодно, а та даже не извинилась за то, что помешала или прервала их.

– Наша домработница иногда меня бесит, вроде, взрослая женщина, но тактичности ей очень не хватает, – немного зло пробурчала девушка, отстраняясь от мужчины, и приближаясь ближе к ступенькам.

– Не злись, любимая, пойдем лучше, узнаем, с чем пожаловала моя мама, – спокойно ответил Сергей, помогая выбраться ей из воды.

Марию Геннадьевну спасало только то, что Рита, если и злилась, то максимум пять минут, и никогда бы не смогла уволить женщину, которая появлялась в их доме три раза в неделю, и прекрасно выполняла свою работу, а именно – убирала все помещения.

Что касалось приготовлений в кухне, молодая хозяйка полностью отдавала себя этому, а муж с радостью пробовал ее всё новые и новые кулинарные шедевры. Маргарита любила готовить, и никогда себе в этом удовольствии не отказывала, тем более, раз уж было кому поглощать ее стряпню. А Сергей даже пару раз предлагал ей отправиться на известное кулинарное шоу, на что девушка только качала головой и с видом «сейчас тебя отругаю», отвечала:

– Я без тебя так долго не смогу.

А ведь на шоу действительно нужно было находиться несколько месяцев, а эта парочка расставалась максимум на день, когда уходили на работу.

Сейчас они, мокрые и босые, вошли в гостиную, и Рита сложила руки, прикрывая грудь, и немного покраснела, а Сергей улыбнулся на это и, приобняв, поцеловал в висок.

– Обожаю тебя, – прошептал он и тут же отстранился, чтобы подойти и поприветствовать мать. – Здравствуй, мама.

– Привет, дети мои, – с любовью улыбнулась женщина пятидесяти двух лет и по очереди поцеловала молодежь.

– Здравствуйте, – негромко поздоровалась блондинка, все больше смущаясь своего вида. – Я скоро, только переоденусь, – и, взбежав по лестнице, исчезла на втором этаже.

Алиса Романовна только улыбнулась вслед невестке и перевела добрый взгляд на сына – единственного и обожаемого. Вообще она славилась своей добротой и заботой, и многие часто не понимали, как такая мягкая женщина смогла выстроить серьезный бизнес, одна. Это только когда Сергей вырос, то присоединился к маме, и даже принял от нее большую часть акций.

Ржевская не выглядела на свой возраст, и зачастую ее принимали за сестру Сергея. Она была невысокого роста, но всегда с прямой спиной, показывая свою силу и статность. Седина уже коснулась русых волос, всегда прекрасно уложенных в замысловатую прическу, и женщина стала краситься в черный цвет, что, к слову, ей очень шло, придавая еще большей строгости, которая так необходима в их бизнесе. А вот глаза были точно такие же, как у сына, серые и холодные, но если присмотреться, как, например, это делала Рита, которая в своих единственных родственниках видела только хорошее, то можно было заметить в них добрые искорки.

– С чем пожаловала к нам? – с интересом спросил мужчина, снимая свою мокрую футболку и отбрасывая ту на пол около дивана.

– А просто так я не могу прийти? – с лукавой улыбкой ответила вопросом на вопрос мама, слегка приподнимая аккуратную тонкую бровь.

– Мама-мама, – шутливо покачал головой мужчина и поднял взгляд на лестницу, по которой уже, со счастливой улыбкой, спускалась к ним его жена, переодетая в другое платье.

– Я все, Сережка, иди, переоденься, а мы с мамой в кухню пойдем пока, – он подошел, поцеловал девушку и отправился наверх, с легкой душой оставляя своих любимых женщин наедине.

Те вдвоем прошли в смежную с гостиной кухню. Алиса Романовна уселась за обеденный стол, а Рита прошла к плите и, включив чайник, принялась готовить заварку.

– Ритуля, повезло моему сыну, хозяйственная ты, – с теплом сказала женщина, отпивая апельсиновый сок, принесенный раннее домработницей.

– Вы же знаете, Алиса Романовна, это все благодаря нашей любви. Разве можно не ухаживать, не заботиться о любимом мужчине?

– Тут я с тобой согласна. Кстати, Сережка постоянно в уши жужжит, как вкусно ты готовишь, а мне вот удавалось попробовать твою готовку, чтобы так, с толком, с расстановкой, всего-то несколько раз.

– Ой, так мы легко сейчас это исправим, давайте, я что-нибудь вкусненькое наколдую, – с блеском в глазах предложила кулинарка.

– Э, нет, красотка, не сегодня, я ненадолго приехала, – отказалась мама, и даже немного расстроилась из-за того, что снова не удастся насладиться обедом, приготовленным невесткой.

– Ну вот, потом не сетуйте на меня, – наигранно обиженно покачала головой Ритой.

– Не буду, – так же ответила Алиса, после чего по кухне раздался веселый женский хохот.

Редко, но они проводили время вместе, и очень даже ладили, что также удивляло многих друзей. Казалось бы, что молодая девушка может обсуждать со взрослой женщиной? Но этим двоим всегда удавалось найти легкие темы, и они никогда не упускали возможности посмеяться и просто отдохнуть в хорошей компании.

Смех – это вообще любимое занятие Риты, нет, она не была дурочкой, просто любила позитив и все, что с ним связано. Конечно, если находилась с мужем на важной встрече, или же в суде, она вела себя достойно и презентабельно, даже не придерешься, что очень часто норовили сделать.

– Так и знал, стоило мне только выйти, и вы начнете надо мной смеяться, – словно ругая, проговорил Сергей, который уже переоделся в сухие штаны и футболку.

– Ты же знаешь, милый, женщины любят перемывать косточки мужчинам, – Алиса говорила так, словно именно это серьезно и имела в виду, а Рита видела задорные смешинки в ее глазах, единственное, что выдавало ее настроение.

Пока они перебрасывались веселыми словечками и репликами, девушка успела заварить ароматный чай и разложить по тарелкам пирог, испеченный ею же утром.

– Ну, вот, Ритуль, все же умудрилась и я отхватить кусочек, – свекровь поддела ложкой ломтик пирога и положила в рот, с наслаждением прикрыв глаза. – Вкуснотища…

– А я тебе о чем всегда говорю, мамуль? – прищурив серые глаза, поинтересовался Сергей, и сам откусил пирог, только держа его в руке, более по-домашнему.

– Ты прав, ничего лучшего я не ела, даже в европейских ресторанах.

– Не преувеличивайте, я самоучка, а там известные шеф-повара.

– Спасибо, что напомнила, нужно будет их к тебе отправить, пусть поучатся у тебя.

Они снова все засмеялись, и продолжили пить чай уже более спокойно. Когда с десертом было покончено, Маргарита быстро вымыла посуду, и все вместе перешли в гостиную, где удобно устроились на диване и кресле.

– Ребят, я, вообще-то, зачем к вам заглянула. Завтра состоится юбилейный вечер в честь нашей компании, двадцать лет, как ни как.

– Ух, ты, круто, – с восторгом отозвалась Рита, захлопав в ладоши.

– Я что-то совсем подзабыл об этом.

– Это и не удивительно, дома красавица жена, любой нормальный мужчина больше бы ни о чем и не думал.

– Ты права, мама, – ответил Сергей и с любовью глянул на жену, в глазах которой плескалось счастье. – А что с приготовлениями?

– Не переживай, все отлично, я об этом позаботилась, – будничным тоном ответила Алиса, улыбаясь своему сыну, и тут же перевела взгляд в сторону девушки. – Рита, дорогая, у тебя нет сейчас никакого дела?

– Нет, к сожалению, или к счастью. Сижу теперь, бездельничаю, это так скучно.

– Значит, завтра устрой шопинг и купи потрясающее платье для такого вечера.

– Чтобы Сережка от моего вида в обморок упал?

– Чтобы все мужчины были у твоих ног.

– Эй, эй, эй, хотите, чтобы все эти мужики остались без зубов? Мама, тебе ведь тогда придется подыскивать новый персонал.

– Ой, да ладно тебе, ревнивец, – пожурила сына женщина и перевела взгляд на Риту. – Твоя жена всем отпор даст.

Со стороны двери послышался звонок, и Сергей хотел пойти узнать, кто пожаловал в гости, но девушка остановила его:

– Болтай с мамой, родной, я посмотрю, кто там пришел, – и, поднявшись с дивана, она легонько чмокнула мужа в губы и направилась к экрану домофона.

Мария Геннадьевна вряд ли спустится, ведь ее время сейчас – убирать комнаты, а раз внизу находятся хозяева, значит, сами откроют, так они делали всегда. Вот и Рита подошла к двери, и на небольшом экране увидела засвеченное солнцем лицо женщины и, нажав на кнопку открытия, вышла на улицу, чтобы встретить неизвестную гостью.

Девушка спустилась с высоких ступеней, прошла по выложенной кирпичом узкой дорожке, с двух сторон обсаженной высокими красивыми кустами, и, практически дойдя до кованой калитки, застыла с едва приоткрытым ртом. По телу прошел озноб, живот скрутило в тугой узел, а в горле встал ком. Она не знала, что нужно делать, как себя вести, в голове грохотала кровь и бился учащенный пульс, а язык не хотел поворачиваться, чтобы произнести хоть что-то, кроме одного единственного тихого слова:

– Мама…

Рите казалось, что она вросла в землю, даже пальцами на ногах не могла пошевелить, настолько онемело ее тело, но только не душа. Там как раз происходили невероятные вещи, будоражащие прошлое и сотрясающие настоящее, рушащие ее спокойный устойчивый мир. Разум вопил «беги», а тело не давало никаких шансов, только принимать еще один удар, чувствовать боль, которую она все эти годы старалась прятать, подавлять. И ей даже в какие-то моменты это удавалось, по крайней мере – до этой минуты.

Что здесь делает этот человек, здесь, у них дома, где Рите так хорошо и уютно, где она больше не чувствует себя одинокой и брошеной? Зачем снова эта женщина появляется в ее жизни, что хочет от нее? Снова выскажет, кто виноват во всем случившемся, или потребует чего-то взамен?

Девушка по-прежнему не могла сделать ни шага, а ей так хотелось убежать к мужу, обнять его, уткнуться в родную шею, чтобы вдыхать любимый запах, который так успокаивал и дарил надежность, защищенность. Только с Сергеем она ожила, или даже вернее будет сказать – зажила, ведь то, что было прежде, нельзя назвать жизнью. Разве есть жизнь в детдоме, где не услышишь ласкового слова, не почувствуешь родных и таких важных объятий, где все игрушки – общие, а на ужин – извечная каша, да компот. Это ли жизнь счастливого ребенка?

Когда маленькой Риточке было пять лет, она мечтала поскорее стать взрослой и отыскать свою маму, но этого делать не пришлось. На третьем курсе университета «мама» пожаловала сама, ожидая девушку возле учебного корпуса.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6