Ирина Давыдова.

Я для тебя остановлю эту планету



скачать книгу бесплатно

Пролог

Он стоял посреди кухни в одних джинсах, и с серьезным, слегка надменным взглядом наблюдал за изящными, раскованными движениями красивой голубоглазой блондинки. Весь ее вид говорил одно – уверенность, она была до безумия уверена в себе, ни взглядом, ни жестом не выдавала какого-либо страха или признака нервозности. Наоборот, глаза сверкали задорными искорками, а в уголке губ можно было прочесть заигрывающую улыбку, которая страстно увлекала мужчину в свои сети. Нет, он не впервые видит эту улыбку на губках, которые уже успел опробовать, даже вкусить, наслаждаясь пьянящим ароматом клубники. Точно, клубники, и сама девушка выглядела настолько сладко, настолько красиво, что другое сравнение и не придумаешь, просто не посмеешь.

С грацией, подобной кошке, она стояла у обеденного стола, слегка касаясь бедром стула, и призывно, одним взглядом, словно хищника, манила его к себе. Изумительная, в его белоснежной рубашке, которая едва прикрывала ей попу, и он не был уверен, есть ли на ней трусики, но до зуда в пальцах скорее хотелось выяснить это. Конечно то, что она была без лифчика, сомневаться не приходилось, соски, призывно торчащие под тонкой рубашкой, возбуждали его с невероятной силой, и мужчина уже готов был сорваться, отпустить свою напускную сдержанность и наконец-то овладеть этим стройным, сексуальным телом. Погрузиться в него настолько, чтобы из ее дурной головы вылетели все глупые мысли, чтобы стонала под ним там громко, как только позволяет ее голос, и дрожала, чтобы дрожала в конвульсиях, испытывая дикий оргазм от его глубоких и мощных толчков.

– Что смотришь так, словно хочешь меня тра*нуть? – совсем не приветливо и без капли нежности произнесла Марго, откидывая белокурую прядку волос за плечо, да так изящно, что у него не оставалось сомнений – сейчас точно сорвется, набросится, как изголодавший тигр, и вы*бет из нее всю дурь.

– Ты раздетая передо мной, и смеешь спрашивать такие вещи? – ехидно произнес он, делая расслабленные шаги в ее сторону, и наблюдая за выражением лица, прищуренным хмурым взглядом.

– Извини, после вчерашнего мне больше нечего надеть, – тут же состроив из себя милую невинность, очень ласково произнесла она, хлопая длинными ресницами, и умудряясь при этом с ним кокетничать.

– Не делай из себя суку, – совсем грозно прорычал Максим, и одной рукой рванул пуговицы на своей рубашке, представляя своему взору небольшие округлые груди, которые, как он догадался раньше, оказались без лифчика. – А бюстик тоже не в состоянии надеть?

– А я и есть сука, Вишневский, – злобно ответила на первую его фразу и, пропустив мимо ушей вопрос, она рывком попыталась притянуть его к себе за ремень, что, к слову, вышло очень плохо, учитывая его габариты. А сама, оказавшись прижатой к сильному телу слишком близко, грудью скользнув по крепким мышцам, встала на колени, и пока пальцы проворно расстегивали пряжку кожаного ремня, язык изящно выводил влажные узоры на каменном прессе горячего мужчины.

Глава 1

2016 год.

Офис Вишневского.

– Максим Иванович, к вам Маргарита Герц, говорит, вы лично назначили встречу, – прозвучал голос его секретарши из селектора, отрывая мужчину от чтения очередного контракта, который он уже несколько дней не может подписать из-за отсутствия своего помощника.

Дело не в том, что мужчина глуп или не образован, наоборот, его уму могли позавидовать многие, просто такие важные дела он предпочитал обговаривать с Константином Вениаминовичем или со своим отцом. Иван Сергеевич был профессионалом в своем деле, и сына научил тому же. А такие вопросы, как подписание контракта на очередное поступление строительных материалов евро-класса, не решаются в одиночку, ибо рискуешь поплатиться не только своим положением в обществе, но и материальным благосостоянием.

– Катерина, я никого не жду, – вот и все, большего говорить он был не намерен, его не волновало, кто и что именно от него хочет, Макс всегда делал только то, что нужно ему!

Больше не отвлекаясь на ненужные вещи, мужчина продолжил изучать документы, как вдруг дверь с грохотом открылась, ударяясь ручкой о стену, а в кабинете появилась статная блондинка с разъяренным взглядом голубых глаз. Он ни хрена не понимал, что происходит, но тут же поднялся с кресла и, не спеша, достал сигарету из пачки, лежавшей на его столе. Прикурил, сделал глубокую затяжку и, преодолев расстояние, выпустил дым прямо в лицо наглой сучки, которая посмела побеспокоить его.

Девушка слегка, совсем немного, скривилась, но взгляд выдержала достойно, ни на миллиметр не опустив свой гордо поднятый подбородок. А она не привыкла отступать, и сюда пришла не для того, чтобы быть униженной, ей нужна работа, и она ее получит. Здесь, сегодня, сейчас. Но, черт возьми, почему ей кажется, что она где-то видела этого Максима? Да и поведение его кого-то ей напоминает, но вот кого?

Мужчина грозно смотрел на нее с высоты своего роста, делая очередную затяжку, и девушка чувствовала себя маленькой по сравнению с ним, возвышающимся над ней сантиметров на двадцать. Кем он себя возомнил, пупом земли, или президентом? И что с того, что она нагло ворвалась в кабинет директора фирмы, это лучше, чем сидеть в приемной, часами выжидая, когда этот тип все же соизволит ее принять. Его там толпы ждут, и что, он себе спокойно сидит здесь и курит, даже не думая о людях.

А Вишневский, и правда, не привык думать о людях, которые не были ему дороги. Кто он такой, чтобы заботиться обо всех?

– За такое вторжение я могу наказать очень жестко, и поверь, мне за это ничего не будет, – без эмоций проговорил он, приближаясь к лицу девушки так близко, что она могла чувствовать его дыхание, смешанное с сигаретным дымом.

За спиной послышались шаги, и в проеме двери показалась Катерина, видимо, пришедшая объяснить шефу это недоразумение, но Вишневский рукой показал, что все нормально, и секретарь, кивнув, прикрыла дверь, удаляясь подальше.

Приструнив внутреннюю ярость, которая бушевала в ней после тех его слов, услышанных из селектора, Маргарита очень медленно повернула голову, и буквально наткнулась на взгляд точно таких же, как у нее, голубых глаз. Он не смотрел. Он пожирал, пытаясь пробраться в нее, прочитать мысли, залезть в душу, но точно не смотрел. Слишком глубокие его глаза, и злые, точно, злые. А губы – они были так близко, что ей захотелось провести по ним языком, попробовать на вкус, отдаться им, но она гордо держалась, не поддаваясь этому искушению.

Так же медленно девушка отвернулась и плавно прошлась по кабинету, удобно устраиваясь в кожаном кресле с противоположной стороны от хозяйского.

Максим задержался, стоя на том же месте, уделив внимание разглядыванию ее стройных ножек, облаченных в черные чулки, которые, су*а, он точно видел, держались на подвязках пояса. Ее юбка – она не была слишком короткой, нет, но разрез сзади дал четко определить части ее гардероба, и будь он проклят, если ошибся, ему срочно стоило бы это проверить.

Он тут же сорвался с места и в три шага оказался около этой наглой особы, посмевшей вести себя так по-хамски, как и он ведет себя со всеми. И ему это не нравилось, будто видит свое отражение. Наклонившись, он руками уперся в ручки кресла, нависая над девушкой, и губами касаясь ее уха, отчего та почувствовала мимолетные мурашки по телу.

– Я не приглашал тебя присесть, не люблю наглых девиц, но твои ноги смягчат наказание, это твое везение, – хрипло прошептал он, так и продолжая касаться губами ее кожи, от чего красотке захотелось замурлыкать, прильнув затылком к его груди.

– Ты не можешь заставить эти прекрасные ноги стоять целый день, да еще и на таких каблуках, – продолжая смотреть перед собой, произнесла она, и тут же, за секунду, оказалась лицом к лицу с разъяренным Вишневским. Мужчина сделал последнюю затяжку и потушил окурок в пепельнице, стоявшей на его столе, все это время не отпуская ее взгляда.

Он возбужден, Маргарита не была дурой, чтобы такое не заметить – его напряженные скулы, плотно сжатые губы и жилка, пульсирующая на шее, выдавали его с головой. Но, по всей видимости, мужчина не переживал по этому поводу, скорее наоборот, гордился, что в принципе не казалось глупым. Было бы куда хреновей, если бы он не возбуждался.

– Я бы предпочел оказаться между ними, – и его рука с жадностью легла на коленку, отчего Марго вздрогнула, но не от страха, а, скорее, от неожиданности, но не отстранилась, продолжая смотреть ему в глаза.

Сильная рука поднялась выше, проникая под юбку, и наконец-то касаясь кружева, которое он увидел несколькими минутами раньше. Макс немного сжал бедро, а девушка задержала дыхание, не в силах противостоять такому соблазну. Бред полнейший, впервые видит мужика, и так возбуждается от его прикосновений. Да что там, его взгляд завел ее еще у двери, точно, с ума сошла.

Он пальцами коснулся кожи над чулками и едва не зарычал от ее нежности, которая манила в свои сети, а он хотел в них попасться, и чем скорее, тем лучше, но с этой штучкой не знал, что будет через секунду. Рука поднялась еще выше, нащупав подвязку, и, не зная предела проворности своих рук, он щелкнул крючком, который тут же поддался натиску пальцев и немного освободил места для мужчины. Максим полностью положил ладонь на голое тело. Большим пальцем он ощущал жар ее лона, но туда он сам себе запретил лезть, иначе сорвется, а у него и так выдержка уже ни к черту.

Небольшая округлая грудь, идеально упакованная в красную блузу, то и дело нервно вздымалась перед его глазами, а страстное дыхание девушки горячило его кровь. А он не железный, да и далеко не монах, чтобы не реагировать на такие вещи.

– Нравится то, что чувствуешь? – прозвучало над его ухом, и он, не спеша, повернул голову, заглядывая в ее небесные глаза.

– Иногда лучше попробовать, чем трогать, – ответил и отстранился от нее, усаживаясь, наконец, в свое кресло, а она не поняла, не смогла так быстро отреагировать на смену его поведения, и почувствовала какое-то опустошение, или даже обиду. – Но меня интересуют совершенно другие женщины.

– Прости, силикон не в моем предпочтении, – уела су*ка, но он не мог не согласиться – она права, мужчина привык к силиконовым куклам, у которых, порой казалось, даже вместо мозгов вставлено это холодное вещество.

– Перейдем к сути. Кто ты, и зачем пришла? – тут же сменил тему, не собираясь обсуждать свою личную жизнь с этой девчонкой.

– Ты слышал, меня зовут Маргарита Герц, – ее голос звучал уверенно, что добавляло ей плюсы в его глазах.

– Меня не интересует твое имя, – холодно ответил мужчина, продолжая держать ее взгляд, а она не растерялась, хмыкнула и провела языком по верхней губе.

Зараза, знает, как мужика отвлечь. Такая умная, или действительно обольстительная?

– Мне нужна работа!

Он локтями уперся в стол и с вызовом посмотрел на те самые пухлые губы. И вспомнил, вспомнил, откуда она показалась ему знакомой. Надо же, года три прошло, а она только похорошела, ярче стала, эффектнее, что уж скрывать – сексуальнее.

– Зареванная девочка из темно-синего ауди, так быстро утром исчезнувшая из моей кровати… – задумчиво произнес красивый, подкачанный мужчина, который продолжал пожирать ее взглядом, а она дернулась от этих слов, но осталась сидеть на месте. Вспомнила, она тоже его вспомнила. – Разве у меня на двери написано, что мне нужны работники?

– Ты можешь подписать этот контракт, останешься им доволен, я тебе гарантирую, – стрельнув глазками на бумаги, которые лежали под его руками, проговорила она, немного подвигаясь ближе, так, чтобы он мог снова ощутить аромат ее духов.

– Я не нуждаюсь в твоей помощи, женщине не место в моем офисе!

– Ах, да, в твоем понимании, они должны быть только в постели.

– Не всегда, но в твоем случае!

– Не забывай, Максим, у нас в стране демократия.

– Плевать. Плевать, как ты считаешь, плевать на твое мнение, я в тебе не нуждаюсь.

В дверь осторожно постучали, и, не ожидая ответа шефа, в кабинет вошла та самая секретарша, держа в руках поднос с двумя чашками кофе. Поставив его на стол, девушка принялась расставлять чашки, а Марго, ничуть не смущаясь, задрала юбку и, приподняв левую ножку, демонстративно принялась застегивать подвязку.

Катерина сделала вид, что не заметила этого, а вот Вишневский – наоборот, уставился на нее во все глаза, в принципе не имея сил оторвать взгляд от красных кружев ее трусиков. Маргарита нарочно долго застегивала крючок, при этом слегка поправляя чулок, проверяла его, Максима, сто процентов. Он понял это по ее лукавому взгляду, который она мимолетно бросила на секретаршу.

Когда они остались одни, Максим рывком поднялся из-за стола и, обойдя его, снова оказался впритык к девушке, только на этот раз он слегка грубовато схватил ее за локоть, поднимая из кресла и усаживая на стол, удобно разместившись между стройных ножек.

Она руками уперлась в стол позади себя, и с вызовом продолжила смотреть ему в глаза, ни капли не стыдясь своего поведения. А мужчина тем временем мгновенно расстегнул две пуговицы ее блузки и отодвинул осточертевшую ткань в сторону. Его взору предстали два упругих небольших холмика, обтянутых таким же красным кружевом, что и ее трусики.

Блондинка видела голод в его глазах и возбуждение, доказательством которого являлась твердая плоть, упирающаяся ей в бедро. И она могла поклясться, что слышала его рык, перед тем как он погрузил свои пальцы в ее волосы на затылке, и крепко прижал свои губы к ее губам, терзая их в грубом поцелуе.

Он впился в них настолько сильно и жадно, с пониманием того, что не хочет отпускать ее, по крайней мере – сейчас. Ему хочется снова ощутить ее всю, как раньше, давно, и услышать стоны, взрывающие его мозг, ведь сейчас она явно еще более страстна, чем тогда. Весь ее вид кричал – взять ее и отт*ахать, и он жутко хотел поддаться этому желанию. Ее губы отвечали ему не менее страстно, порождая в нем бурю эмоций, вызывая мурашки по телу. Мужчина почувствовал, как по спине покатилась капля пота. Су*а, как же он ее хотел.

А Маргарита едва не стонала под его губами, грудь высоко поднималась при каждом вздохе, и она чувствовала, как горячо и мокро у нее в трусиках. Девушка все порывалась прекратить это, ведь пришла действительно устраиваться на работу, услышав от Константина Вениаминовича о должности в этой фирме. Но она хотела еще хоть чуточку насладиться ласками красивого мужчины, который когда-то подарил ей кучу эмоций и страсти.

На секунду она почувствовала, что поцелуй прекратился, и услышала слова, которые ну никак не вязались с нынешней ситуацией.

– Даю тебе месяц, – тяжелое дыхание, и глухие слова, вырвавшие ее из мыслей. – Нет – вышвырну к чертям собачьим.

Девушка поняла, о чем он говорит. Чрезвычайно обрадовавшись, она силком оттолкнула мужчину от себя и, встав на пол, принялась быстро приводить себя в порядок. Глазами метала молнии в его сторону, а Макс ошарашенно смотрел на девушку, не до конца понимая происходящее.

– Не разочарую, обещаю, – и, подмигнув, она резко развернулась, так что при повороте ее волосы взметнулись, задевая кончиками его лицо, и снова развевая свой аромат, который тут же ударил ему в нос.

Плавно покачивая бедрами, она покинула его кабинет, оставляя мужчину с его каменным стояком, а сама, довольно улыбнувшись секретарше, грациозно прошла по приемной, вызывая интерес находящихся там мужчин.

– Вот су*а, – громко произнес Вишневский, проводя рукой по волосам. И как раз в этот момент в двери оказался его друг и по совместительству замдиректора. Тот удивленно, немного с насмешкой уставился на шефа, не понимая его взрыва, но умышленно промолчал, зная характер Макса. – Меня только что уела баба. Но красивая, чертовка!

***

Он никак не мог прийти в себя после такого неоднозначного собеседования, перед глазами стояла эта шальная блондинистая красотка, которая смогла легко обвести его вокруг пальца, как никому и никогда не удавалось. Всегда мог держать свои эмоции при себе, тем более – с женщинами, которых с некоторых пор не слишком-то и уважал, но единственная правда в том, что эта Марго – не силиконовая кукла. Может, потому он так и возбудился, что она не была одной из его подружек? Да, женщин в свою постель он получал легко, стоило только глянуть своим фирменным глубоким взглядом, и любая красотка вешалась на него с радостью. Главной задачей было сразу показывать той ее место, чтобы не рассчитывала на дальнейшие отношения. И пока с этим проблем у мужчины не было.

– О! Кофе, – восторженно проговорил Глеб, который удобно разместился в кресле, в котором недавно сидела причина задумчивости его друга. – О! Остыл, – уже грустно добавил мужчина и отставил чашку с холодным напитком.

Глеб Варшавский – симпатичный коренастый мужчина со светлыми волосами и карими глазами. Не женат, постоянной подружки нет, но очередь выстроилась давно, и достаточно большая, о чем он, не скрывая, болтает на каждом шагу. Макс к другу претензий не имеет, ну или практически не имеет, учитывая характер самого Вишневского. Сам Глеб такого же возраста, как и его друг, но иногда ведет себя, как подросток, о чем напоминают ему сами же женщины.

С Максом они дружат еще с детского сада, потом родители повели их в одну школу, и ребята едва ли не все одиннадцать лет сидели за одной партой. Девчонок никогда не делили, считая, что дружба должна быть куда сильнее. Если нравилась одна и та же девочка, они просто прекращали с той общение, а если разные, то шли в разгул, и надолго. Молодость – как у всех, кто же не любил позависать на вечеринках, да еще и с красивыми девушками. Потом из парней выросли красивые мужчины, которые так и остались верны дружбе.

В ВУЗы поступили разные, учитывая выбор будущих профессий: Макс – адвокат, а Глеб – финансовый менеджер, но в итоге судьба свела их снова вместе, и теперь Максим Вишневский являлся шефом своему другу.

– Глеб, ты что-то хотел? – прозвучал злой голос, отрывая друга от созерцания чашки с холодным кофе.

– Вообще-то кофе, но, смотрю, ты меня не ждал, – разочарованно проговорил Глеб, но увидев рассерженный взгляд шефа, немного стушевался, дабы не накалять обстановку. – Константин Вениаминович звонил, просил передать, что придет девушка на собеседование, он лично ее рекомендует.

– Я ни х*ра не понял, он что, на пенсию собрался?

– Собрался, сердечко у нашего старичка шалит.

– А меня, значит, уже не нужно предупреждать лично.

– Макс, ты же знаешь Вениаминыча.

– Допустим, но что это он всяких девиц посылает? Он знает, как я отношусь к женщинам в офисе, мне его Катерины хватает.

– Так что, позвонить, сказать, что мы не нуждаемся?

– Я сам позвоню ему.

– Как жаль, говорят, эта Маргарита очень красивая…

– Кто? – удивленно переспросил Макс, уставившись на друга вопросительным взглядом.

– Константин Вениаминович сказал, что ее зовут Маргарита Герц, очень смышленая, сильная, красивая, а еще сказал, что она и нам может нахлопать. Только я не понял – это физически или словесно?

– Черт, – тяжело вздохнул мужчина, потирая лицо ладонями. – Ладно, разберемся. Ты что-то еще хотел?

– Ага, – легкая ухмылка и заинтересованный взгляд. – Кто эта цыпа, которая так красиво выпорхнула из кабинета?

– Мой новый помощник.

Глеб замер с открытым ртом и неопределенно начал махать рукой в сторону двери…

– Все вопросы к нашему многоуважаемому пенсионеру, – Глеб так же молча закрыл рот и, поднявшись с кресла, кивнул другу, отправляясь в свой кабинет.

А голубоглазый мужчина остался один, размышляя над сложившейся ситуацией, которую он пока не до конца понимал. Константин Вениаминович был с ним уже семь лет, и все по наводке отца, который упорно желал сыну самого лучшего, а его нынешний помощник таковым и являлся. И Максу совершенно не хотелось заменять мужчину кем-то другим, тем более – женщиной, тем более! Марго.

Почему он согласился взять ее на испытательный срок, еще не зная того, что ему потребуется помощник? Почему давний друг отца прислал ему именно женщину? И как он теперь собирался работать с ней, если только от одного взгляда в красивые небесные глаза хотелось позабыть о прочих делах, только бы вонзиться в ее изящное тело, и доказывать, насколько она не права в своем поведении. Сколько вопросов крутилось в его голове, только бы теперь получить на них ответы.

Около десяти лет назад он, не сомневаясь, принял бы девушку на работу, но сейчас, после того, через что ему пришлось пройти, он не мог так поступать. Нет, не физически не мог, а морально, просто запретил себе когда-либо устраивать женщину на работу в свой офис. Катерина была единственным исключением из его правил, внучка того самого Вениаминыча, и никто, даже сам Макс, ни разу не покусился на ее честь. Уважал, как и помощника, так и его внучку, да и не тот он человек, чтобы приближаться к девушке, которую сам не интересует.

Отмахнувшись от своих мыслей, мужчина поднялся с кресла, натянул пиджак, схватил ключи от машины и пачку сигарет с зажигалкой со стола и покинул кабинет, отправляясь в гости к своим родителям. А незадачливому пенсионеру он позвонит завтра с утра, чтобы выяснить всю нужную информацию, и насчет контракта – он его подпишет, понимал ведь, что девочка неглупа, и просто так на рожон не полезет.

Квартира Марго.

Довольная собой, Марго зашла в квартиру, кинула ключи на полочку и, сбросив туфли, босыми ногами прошлепала по паркету, направляясь прямиком в ванную. Включив кран с теплой водой, скинула с себя юбку и блузку, и в одном белье прошла в гостиную к мини-бару. Достала любимое красное вино и наполнила им бокал на высокой ножке. Все, как она любила – изыск и роскошь, два ее верных друга, сопутствующих последние годы повсюду.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6