Ирина Цыпина.

Лабиринт (сборник)



скачать книгу бесплатно

Моему самому близкому другу – мужу Саше посвящаю с любовью



Откровения автора

Дорогие друзья! Я журналист, живу и работаю в Израиле. Пишу прозу и стихи. Автор книги об эмиграции 90-x «Бегство из Рая или emigration.ru». Дипломант Германского Международного Литературного конкурса «Лучшая Книга Года»-2016.Участвовала в создании Международного Интернет-Проекта русской эмиграции «Другие Берега». Публикуюсь во многих русскоязычных изданиях Израиля, Германии, России, США, Канады.

Моя НОВАЯ книга обо всех нас – наших чувствах, наших судьбах и нашей Памяти. Вот уже несколько лет я веду сетевой литературно-публицистический журнал «Лабиринт25» (http://labirint25.com/) и тесно общаюсь с вами в режиме on-line. Мои сюжеты возникли совершенно спонтанно из ваших слов, мыслей, фраз, впечатлений, из Вашей электронной почты и самой жизни вокруг нас.

Наверное, определяющим в написании моей новой книги (новелл и дневников) стал огромный интерес моего Поколения к истории нашего Времени. Век XX – до сих пор непрочитанная книга. Мне очень хотелось понять и вспомнить все то, что было с нами совсем недавно, в Эпохе, которая уже почти исчезла, как выгоревшая Звезда. Но фантомы Прошлого еще кружат над нашими судьбами… В Истории было столько тайн, недосказанности, столько имен и знаковых личностей… Столько роковых судеб, столько жестокости, непредсказуемости, радости и боли. Ничего не должно исчезнуть из океана человеческой Памяти! Цивилизацию сохраняют Люди.


Приятного чтения, до новых встреч!

Ирина Цыпина (Азаренкова)

Новеллы о любви…

Шахматистка
(Ироническая проза – черно-белый вариант)

Тоненькая девочка, бледненькая, невзрачная. Одета во что-то невыразительное, серое. Тихий голос, почти шёпот. У меня сразу срабатывает материнский инстинкт, хочется пожалеть, обогреть. Но не будем торопиться.

У неё чуть косящий взгляд. Анемично-синеватые тонкие губы не расцвечены помадой. Молочно-белое плоское лицо без макияжа выглядит неестественно прозрачным и обращённым внутрь себя. Гладкие тёмно-матовые волосы собраны в небрежный узел, без жизни и без блеска, они кажутся искусственными, ненатуральными. И вся она вызывает щемящее чувство незащищённости, похожая на серого бездомного воробья, дрожащего на ветру. Хотя какой ветер в нашем хамсинном краю?

Хочу её разговорить.

– Мода? Косметика? Парфюм?

– Нет, не интересно.

– Книги?

– А кто эта Франсуаза Саган? Дэн Браун? Харуки Мураками?

Морщит недовольно лоб.

– Музыка? Джаз? Дюк Эллингтон? Глен Миллер?

Молча хмурит тонкие нервные бровки.

– Кино? Политика?

– Нет, нет и нет! И телевизора дома тоже нет.

Зачем?

Мне странно и грустно. И нет ответа. Неужели это и есть поколение next?

Но я разочарованно продолжаю свой допрос с пристрастием:

– А у тебя есть хобби? Ты хоть чем-нибудь увлекаешься?

Впервые на неподвижном личике обозначилось подобие улыбки и вялые губы прошелестели:

– Шахматы.

Что общего между поступками людей и шахматной партией? Игра, интуиция, выбор, принятие решений, страсть к победе? А может, шахматы и есть та модель, которая иногда заменяет нам жизнь?

В этой шахматной истории переплелись игра, интрига и живые люди, судьбы которых, как оказалось, так легко можно сломать.


Тайну своего рождения Наташа знала только в общих чертах. В старину это назвали бы «ошибкой молодости». У её молодой и очень правильной мамы случилось именно так: головокружительный роман, 10-й класс, свидания на катке и в кино, самые главные в жизни слова, а потом… Потом было то, что так часто случается в жизни молоденьких влюблённых девчонок: ссоры без причин, расставание навсегда, слёзы растерянности, шок ненужной беременности. И мама-девочка осталась одна с двумя игрушечными свёртками на руках.

Это было розово-голубое чудо – мальчик и девочка, близняшки. Саша и Наташа. Их детство было холодным и не очень приветливым: ясли, детский сад, корь, скарлатина, коклюш, даже таблетки и компрессы – без мамы. Мама много работала, училась, а они всегда ждали… Она приходила поздно, уставшая, измученная и всегда хотела спать. Чтобы дети не мешали и чтобы их занять, она научила их играть в шахматы, которыми маленькая Наташа зажглась на всю жизнь. Именно шахматы научили её по-взрослому продумывать многовариантные ходы, не сдаваться, закручивать игру как главную интригу жизни и побеждать хладнокровно, жёстко, расправляясь с противником на чёрно-белой доске, как на поле боя, без сожаления и без эмоций. Их шахматные партии с братом были серьёзным, недетским выяснением позиций двух равнозначных соперников, двух антагонистов, вынужденных на время заключать мирные соглашения. Отныне они играли только на чёрно-белом шахматном поле, которое им заменило кубики, игрушки, конструктор «Лего» и даже любимую детскую железную дорогу.

Когда им исполнилось шесть и они уже умели читать, мама вдруг расцвела. Она похорошела, стала весёлой и смешливой, пела песни, шутила, придумывала разные игры. Однажды она, заговорщически прищурив глаза, сообщила:

– Скоро у вас будет настоящий папа. Его зовут Слава, он хороший и добрый. Дети, мы с ним летом едем к морю, согласны? Ура!

И они поехали в прекрасный город на Чёрном море, где были морской бриз, белые пароходы и экзотические фрукты, невиданные в их захолустном уральском городке. Это было счастливое лето. Саша и Наташа научились плавать и даже нырять. Мама и Слава постоянно целовались, обнимались и не видели никого вокруг. Всем было хорошо. Но так не бывает! На дне каждого счастья есть осадок, как яд, которым так легко отравиться. Маме было слишком хорошо со Славой. А они, Саша и Наташа, были как сопутствующий, но обязательный довесок к её счастливой женской судьбе.

И здесь, в расслабленном морском раю, была разыграна первая в жизни Наташи настоящая партия со всеми атрибутами шахматной игры.

Они снимали квартиру в густонаселённом курортном дворике на набережной, где кругом ютились отдыхающие – «дикари». На каждой «жёрдочке» пили, ели, спали разомлевшие от жары пляжники, было суматошно и весело.

Впервые у Наташи появилась взрослая подружка с необычным именем Лика, которой было уже почти 12 лет. Лика приехала в гости к бабушке. Из Риги. Яркая, броская, с обгоревшими на солнце прядями светлых волос; она выглядела значительно старше своего детского возраста. Лика знала всё и про всех, а для Наташи стала настоящей «энциклопедией взрослой жизни». Она первая узнала от Наташи, что у них с Сашей скоро будет новый папа, что они с братом заброшены мамой, как ненужные игрушки, и что мама любит только его, Славу, а не своих родных детей. Маленькая Наташа ревновала, страдала и плакала… Но недолго. Именно тогда шахматы научили её принимать решение. Итак, вместе с Ликой был разработан хладнокровный план мести, который, поверьте, до сих пор мне, взрослой женщине, кажется надуманным и до глупости неправдоподобным. Но это правда.

Красивому, самодовольному Славе была подброшена на пляже записка, написанная Ликой: «Слава, мы с Вами где-то встречались. Вы так смотрели на меня вчера на пляже, помните? Наверное, это судьба. Завтра в 20:00 возле кафе “Парус” за гостиницей “Ореанда” я жду Вас. Буду в белых джинсах и красной футболке. Вы меня сразу узнаете. До встречи».

Холодно и невыразительно Наташа сообщила маме о том, что есть один секрет, который она не может рассказать, что она поклялась хранить эту тайну вечно, но не может не поделиться с мамой, так как это – про Славу. Сбиваясь и волнуясь, Наташа рассказала, где и когда у Славы назначено свидание. И наивная мама поверила (зачем? почему?) в предательство обожаемого ею Славы.

Назавтра был грандиозный скандал у входа в кафе «Парус», где любопытный Слава тщетно ждал незнакомку в белых джинсах и красной футболке. Но на встречу пришла разъярённая, злая, как фурия, его невеста, объявившая о своём немедленном отъезде. Больше Славу никто никогда не видел. Он ушёл из жизни мамы, Наташи и Саши.

Возможно, всё бы сложилось иначе в жизни молодой Наташиной мамы, но замуж она так и не вышла. И, что странно, мама так никогда и не узнала об этом злом розыгрыше, который устроила её малышка-дочь и который так легко разрушил её женское счастье.

* * *

В школе подружек у Наташи не было, общение с ними ей заменяли шахматы. В первом классе мама записала Сашу и Наташу в шахматную детскую секцию во Дворце пионеров. Но Наташе там категорически не понравилось. Она не смогла смириться с тем, что в игре неминуемы поражения. Каждый проигрыш был для неё стрессом, настоящим горем, потерей. Каждая игра была живой и кровавой битвой, в которой она проживала всю свою маленькую жизнь без остатка.

Вскоре их детский доктор, добрейшая Анна Игнатьевна, знавшая Наташу с младенчества, рекомендовала маме забрать девочку из секции, так как её нервная система не справляется с этими психологическими нагрузками. Саша остался в секции без сестры. Его хвалил тренер, он ездил на соревнования, его рассматривали как одарённого юного шахматиста с большой перспективой. Но с сестрёнкой произошло медленное и непонятное охлаждение. Отчуждение навсегда. Никто не мог понять: «Почему? Близнецы – и как чужие. В чём причина?» Но ответ был. Тоже странный, но верный: «Шахматы».

Когда Наташа училась в седьмом классе, состоялась ещё одна «шахматная партия», и соперницей в этой игре стала мама. У мамы появился друг. Павел Леонидович Седов. Успешный, обеспеченный, свободный. Он был значительно старше мамы, но выглядел очень презентабельно. Всегда безукоризненно одет, подтянут, изысканно красив. Лёгкая седина, дымчатые загадочные стёкла очков в модной оправе совсем не старили его, а наоборот, делали ещё более аристократичным. От него шла мощная волна успеха, которая не могла не волновать всех, кто был рядом. Всё ему с лёгкостью давалось, удача, казалось, не изменяла ему никогда и ни в чём. Директор крупного строительного треста, волевой, умный, харизматичный. Он сделал маму почти счастливой: дорогие изысканные подарки, букеты потрясающих живых роз даже в мороз и снегопад, внимание и забота, которые, как воздух, нужны каждой женщине.

На день рождения мамы Павел Леонидович пригласил её в ресторан впервые вместе с детьми. Мама очень волновалась, заранее сделала в салоне красоты торжественную причёску, модный макияж. В маленьком чёрном платье в стиле Коко Шанель с ниткой мерцающего розового жемчуга на высокой шее она выглядела настоящей леди. Горели свечи, в хрустальных бокалах играло дорогое вино, звуки музыки создавали атмосферу дивного праздника, который кто-то щедро подарил им в этот незабываемый вечер.

Наташа сидела напротив Павла Леонидовича, односложно отвечая на его вопросы, немного бледнея то ли от смущения, то ли от выпитого шампанского. В какой-то момент она под столом сняла новые туфли на высоченных шпильках – ноги устали от каблуков, ведь это так естественно. И вдруг правая нога Наташи в дымчатых ажурных колготках, как струна, под белоснежной накрахмаленной скатертью коснулась колена обмершего Павла Леонидовича. Ногу Наташа убрала не сразу, пристально глядя в его глаза. Мама ничего не заметила, она весело щебетала, не понимая, что происходит. Брат Саша молчал. Назавтра Павел Леонидович позвонил Наташе. Начался её взрослый роман.

Наташа не читала Набокова и не знала, кто такая Лолита, но в их романе с Павлом Леонидовичем присутствовала та же аура запретной порочности, греховности, что и на страницах великого романа о любви. У Павла Леонидовича дома была большая библиотека. В одной из книг, взятых с полки наугад, она прочитала непонятный текст: «Если бы влюблённость длилась слишком долго, люди умирали бы от истощения, аритмии и тахикардии, голода либо бессонницы…» Это было про них.

Через год Павел Леонидович серьёзно заболел, инсульт. Наташа пришла в больницу всего раз. А потом решила, что лучше она запомнит его здоровым и сильным, чем будет наблюдать медленное угасание его и их романа. У него слезились глаза, он не мог говорить, задыхался, а она смотрела на него, стараясь запомнить навсегда.

Больше она его не видела. Никогда. Но он успел за время их короткого романа подарить Наташе квартиру, сделав её неожиданно богатой невестой в их уральской глуши.

Их заброшенный, убогий городок вызывал у Наташи приступы депрессии, здесь ей не хотелось жить. Мама и брат давно стали чужими. Кругом разруха, серость, бедность, пьянство. Бежать, бежать, бежать… Но куда? Москва пугала её своим столичным снобизмом и неприветливостью. Быть лимитой в большом и чужом городе для Наташи казалось оскорбительным. И вдруг в её шахматной головке, не очень загруженной информацией, возник практический и вполне реальный план. Отъезд в другую страну.

За очень смешные деньги она оформила соответствующие документы на ПМЖ. Пришлось ещё немного добавить на то, чтобы соответствовать критериям приёма в жаркую, хамсинную страну на Ближнем Востоке. Только туда был реальный шанс попасть быстро, без длительного ожидания. И с одним чемоданчиком в руке Наташа смело шагнула на трап самолёта.

С людьми, которые летели с ней в самолёте, у неё не было ничего общего. Эти люди – шумные, крикливые, непонятные, раздражали её, мешали сосредоточиться, ведь ей надо было ещё продумать свою новую «шахматную партию» под названием «новая жизнь».

Её поселили в центре абсорбции. Она получила на входе какие-то деньги, стала учить язык. Потом жила в кибуце, что помогло сохранить полученные деньги. Несколько лет потребовалось на адаптацию. За это время у неё было несколько романов, благодаря которым она смогла бесплатно учиться на курсах, не платить за жильё и даже ездить в Европу. Наташа побывала в Риме, Париже, Лондоне, и каждый раз это было романтическое путешествие с другом. Страсть, любовь, праздник души, но почему-то всегда – без продолжения. Её романы заканчивались расставанием без слов и объяснений. Нужно было что-то менять. Ей нужна была надёжная опора в чужой стране, один постоянный мужчина, преданный, сильный, надёжный.

И «шахматная партия» опять была расписана во всех деталях и подробностях. Так состоялся её «брак по Интернету».

Прежде всего был написан бизнес-план. Выбраны основные критерии отбора: давно в стране, образование – высшее, специальность – топ-менеджер, системный программист, пластический хирург… Место работы – солидные государственные фирмы с высокими зарплатами и всевозможными системами бонусов и страховок. Возраст – 35+. Без детей и алиментов. Машина, квартира, солидный счёт в банке – обязательны.

Эти требования Наташа записала в отдельный файл компьютера, где всем претендентам выставляла баллы соответствия А в Интернете появились: нежный, наивный девичий текст о том, что молодая девушка хочет спастись от одиночества, и милая фотка, которая была растиражирована по всем сайтам знакомств.

Посыпались предложения. Это было нелегко: составить график встреч, проанализировать каждую встречу, отбраковать лишних. После сложного поиска был выбран кандидат, которому она наконец была готова вверить себя и свою судьбу.

Ему было под 40, но разница в возрасте почти в 20 лет её не смутила. В эту страну он приехал ещё в раннем детстве, но не забыл русский, с ним легко было общаться. Он никогда не был женат. Жил с родителями. Работал много лет программистом в суперсекретной государственной фирме, зарабатывал очень приличные деньги и никогда ни на что не тратил. Он собрал деньги на покупку дома и мечтал о браке. Но в личной жизни ему хронически не везло, и на это была причина. Лысый, рыхлый, с выпученными водянистыми глазами, он абсолютно не нравился женщинам. Когда Наташа увидела его впервые, то первая мысль пронзила: «Какой урод!». Но она тут же приказала себе: «Он – то что надо». Ей не потребовалось много времени, чтобы влюбить его в себя, он был заочно уже готов к любви. Через месяц Наташа забеременела, и они расписались на Кипре. Первое условие Наташи – составление брачного договора, где было оговорено, что в случае развода всё имущество они разделят пополам и он не станет чинить препятствий отъезду их будущего ребёнка в другую страну.

Он безропотно согласился. Хотя всё их имущество на день договора было заработано им, собрано благодаря редкому качеству – экономии на всём, чём можно и нельзя. Он не посещал рестораны, не ходил на выставки и концерты, ни разу не был за границей, не покупал модные вещи в фирменных магазинах. Он привык быть аскетом, и это стало нормой его уклада.

А тут ещё кризис подоспел. Все, у кого были деньги, стали искать, куда их вложить. И Наташа провела ещё одну блестящую игру на чужом поле. Она убедила своего новоиспечённого супруга, что не время покупать дом в Израиле, надо спасать сбережения. Все его деньги нужно срочно вложить в недвижимость, и выгоднее всего это сделать заграницей. Самый перспективный район для инвестиций – это Россия, её родной Урал. А так как она обладательница российского гражданства, то она на себя оформит покупку недвижимости в своём родном городе, которого даже нет на карте. Через 20 лет эта недвижимость взлетит ввысь и сделает их миллионерами.

Представьте, ей удалось провернуть этот, по сути смешной, трюк. Капитализация их брака была проведена легко и быстро. Купленная недвижимость в глубинке России в виде огромного добротного дома и двух квартир в престижном районе, двух земельных участков была оформлена на Наташу. Да ещё квартира Павла Леонидовича. Вот такой расклад.

Сценарий дальнейших событий я не буду расписывать. Вам всё и так понятно. Её интернетный супруг остался без денег с призрачными надеждами на туманное будущее в этом непрочном «шахматном» союзе.

Наверное, мой рассказ вас не удивил, бывает и похлеще. Не ново. Видели, слышали… Но каждый раз, когда вас пронизывает волна жалости и сочувствия к хрупкой бедной девочке, внимательно присмотритесь. А может, в её яркой сумочке до сих пор припрятаны секретные шахматные фигуры, играющие против вас?

Дочь мента
(эмигрантский рождественский пирог)

Когда через много лет я вспоминаю, как мы здесь начинали, то сразу перед глазами – картинка, не потускневшая от времени: жара, хамсин, ульпан… И, конечно, она – Лина.

Когда первый раз мы с мужем пришли в ульпан, была перемена. Все приехавшие вчера израильтяне высыпали на лужайку старинного иерусалимского дворика. Делились впечатлениями о новой стране, знакомились, возбуждённо вспоминали отъездные хлопоты, пили дешёвый кофе «Башковиц» из пластиковых стаканчиков. Но над всем этим беспечным шумным «трёпом» витало непонятное облако тревожного ожидания, напряжённости, концентрации нервов и чувств.

А в стороне от толпы, на ступеньках витой металлической лестницы, ведущей на 2-й этаж, стояла девушка в дорогих фирменных очках и высокомерно щурилась сквозь туманные, дымчатые стёкла. На запястье небрежно болтается Cartier, в длинных пальцах с кроваво-красным маникюром – тонкая сигарета, стрижка каре и волосы цвета блонд. Всё ужасно контрастно и стильно. В солнечных лучах летнего дня она казалась абсолютно нездешней и случайной, попавшей непонятно зачем на эти олимовские посиделки.

Это и была Лина, моя первая знакомая в незнакомой стране. Не такая, как все, и, наверное, этим вызывавшая жгучий интерес и зависть многих окружавших её людей, приехавших на волне эмиграции из разрушенной нищей империи на этот обожжённый огнём островок земли, где предстояло начать всё с белого листа.

От неё всегда шла мощная волна спокойной уверенности в себе, яркого праздника, вкуса жизни. Ей всегда было хорошо, всегда всё понятно и правильно. Она была будто заворожена на удачу и верила в это по-детски легкомысленно, не воспринимая сложную реальность новой страны, не замечая терактов и безработицы. Неустроенность и убогость олимовского быта – не для неё! Она воспринимала эмиграцию, как затянувшееся экзотическое приключение, сюжет нового триллера, где ей отведена главная роль. Странно, не правда ли?

* * *

Когда через полгода я нашла работу в газете и готовила свой первый очерк о русских женщинах в Израиле, то первое интервью я взяла у Лины. Очерк назывался «Глазами женщин». Это был коллаж первых впечатлений наших женщин, их планы, надежды, заботы, ожидания. Линку я сняла крупным планом у компьютера. Она до сих пор смотрит на меня с той фотографии честным взглядом девочки из моего советского детства. Линка была очень фотогеничной и украсила мой репортаж. Она рассказала, что мечтает окончить компьютерный колледж, построить карьеру в области информатики, видит себя преуспевающей бизнес-леди в сфере новых технологий. Говорила взвешенно и увлечённо. Я ей верила, ей верили мои читатели, у нас всё ещё было впереди, мы были ещё такие молодые…

* * *

Девочка с московской окраины. Папа милиционер, мама – кастелянша в захудалой гостинице. Дома – крики, ругань, теснота… Вечно пьяный отец, злая, уставшая мать. Как же хотелось убежать от них, чтобы не видеть, не вспоминать, забыть. Перестроечный фильм «Маленькая Вера» – про неё тоже. Но столица – город возможностей.

Вскоре после выпускного вечера вертлявая, кокетливая Линка, проникнув однажды с подружкой на закрытую элитарную вечеринку, познакомилась с будущим дипломатом. Перед распределением он срочно искал жену, готовую уехать с ним. Не в Америку, Европу, а в Лаос. Но для Линки магическое слово «заграница» было таким манким, таким желанным, что она, не раздумывая, ответила ему сразу «Да, да, да!» и уже через месяц отплясывала на своей свадьбе, зажигая всех своим неуёмным весельем.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное