Ирина Булгакова.

Женщина перед иконой. Благославите ее, хранящую любовь и веру



скачать книгу бесплатно

Праведный Иоанн Кронштадтский считал, что любить нужно всякого человека, со всеми его грехами, потому что «грехи грехами, а основа-то в человеке одна – образ Божий… Иногда слабости людей очевидны, когда, например, они бывают злобны, горды, завистливы, жадны. Но помни, что и ты не без зла, а может быть, в тебе его даже больше, чем в других».

Любовь к ближнему служит мерилом любви к Богу: «Кто говорит, что он любит Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец» (1 Ин. 4:20). «Кто утверждает, что он – человек верующий и любящий Бога, а ближних своих несправедливо угнетает и преследует, заботясь только о своем собственном благополучии, тот лжец – в том нет истинной любви к Богу, а только одно лицемерие. Особенно это свойственно именно нашему веку, когда многие нисколько не останавливаются перед делами злобы и ненависти, а в то же время не стыдятся заявлять о себе, как о людях верующих и любящих Бога»6, – говорит архиепископ Аверкий (Таушев). Преподобный Никон Оптинский считал, что любить надо всякого человека, видя в нем образ Божий, несмотря на его пороки. Нельзя холодностью отстранять от себя людей.

Экзамен на любовь

Желание помочь любимому, как правило, тесно связано с жертвенностью. Сегодня желание жертвовать собой в отношениях между людьми практически отсутствует. Мы легко отдаем то, что нам не нужно, но когда приходится что-то «отрывать» от себя – тут как тут просыпается эгоизм, себялюбие. «Это, – по словам о. Владимира Стрельникова, – следствие духовного обнищания народа, ведь способность любить нужно воспитывать с детства. А у нас поганое телевидение убивает любовь, а не взращивает, показывает такие примеры, что душа скорбит и плакать хочется. Говорят, например, что от любви до ненависти один шаг. Речь не о любви идет, а о бешеном эгоизме. Не добился своего и возненавидел»7.

Но тут нас подстерегает опасность: жертвенность вполне возможна и при отсутствии любви к ближнему. Ведь жертвуя чем-то ради ближнего, отдавая ему свои силы, время, чувства, мы со временем начинаем любить в нем именно этот свой вклад, себя самого в любимом человеке. А что же это, как не эгоизм и самолюбие?

«Попадая в трудную ситуацию, человек сдает экзамены, – говорил старец Паисий Святогорец. – Действительная любовь, жертвенность проявляются в такие минуты. Когда мы говорим, что у кого-то есть жертвенность, мы имеем в виду то, что во время опасности он не берет в расчет себя и думает о других. Ведь и пословица говорит: “Друг познается в беде”. Если бы, Боже упаси, сейчас, например, начали падать бомбы, то стало бы ясно, кто думает о других и кто – о самом себе. Но тот, кто приучился думать лишь о себе, в трудную минуту тоже будет думать о себе, и Бог об этом человеке думать не станет. Если же кто-то заранее учится думать не о себе, но о других, то и во время опасности он тоже подумает о других. Тогда станет видно, в ком есть действительная жертвенность, а в ком – самолюбие.

Я помню, что в армии у всех нас была одна общая цель.

Старался и я, но жертвенностью обладали и другие независимо от того, веровали они в иную жизнь или нет. “Зачем умирать этому человеку, он ведь глава семьи”, – говорили они и сами шли на опасное задание. Та жертва, на которую шли эти люди, имела цену большую, чем та, на которую шел человек верующий.

Потому я и говорю вам: возделывайте жертвенность, братскую любовь. Пусть каждая из вас достигнет состояния духовного, чтобы, оказавшись в трудной ситуации, она смогла выбраться из нее сама»8.

Часто встречается на православных форумах вопрос, как искренне любить ближнего, какие молитвы для этого нужно читать. Молиться, чтобы Господь послал тебе любовь к ближним, безусловно, хорошо, но, по мнению преподобного Макария Оптинского, «одни правила молитвенные не могут принести пользы», и советовал «стараться сколько можно обращать внимание ваше на дела любви к ближним».

…Однажды старец Силуан Афонский беседовал с одним монахом-пустынником, который сказал: «Бог накажет всех безбожников. Будут они гореть в вечном огне». Очевидно, ему доставляло удовлетворение, что они будут наказаны вечным огнем. На это старец Силуан с видимым душевным волнением спросил: «Скажи мне, пожалуйста, если посадят тебя в рай и ты будешь оттуда видеть, как кто-то горит в адском огне, будешь ли ты покоен?» – «А что поделаешь, сами виноваты», – ответил монах. Тогда старец со скорбным лицом ответил: «Любовь не может этого понести… Нужно молиться за всех».

Жалеет – значит, любит

В старину говорили: «Жалеет – значит, любит». Действительно, любить человека, не жалея его, не сострадая, невозможно. В сострадании сокрыта любовь такой силы, что она больше обычной любви – так считал старец Паисий Святогорец: «Если ты сострадаешь другому, то начинаешь любить его сильнее. Когда в любви есть сострадание, то ты сжимаешь в объятиях своего брата, одержимого бесом, и бес выходит из него. Потому что «крепкая» любовь, духовная любовь, в которой есть сострадание, утешает создания Божии святым утешением, потопляет полки демонов, освобождает душу, врачует ее раны бальзамом изливаемой на нее любви Христовой». Старец Паисий так описывал один случай.

«Однажды ко мне в келью пришел отец с бесноватым сыном-юношей. Почти одновременно с ними пришел и мой знакомый. Я отвел отца юноши в сторону, чтобы с ним немного поговорить, так как причиной беснования мальчика был он. Бедный парень! Здоровый, а из носа текли сопли… Увидев это, мой знакомый подошел к нему, вытащил из кармана платок, вытер парню нос, а потом платок положил обратно себе в карман. Потом снял с себя золотой нательный крест и надел его юноше на шею.

Но не это меня поразило, а то, с какой любовью он вытирал ему нос – и видели бы вы того юношу, в каком он был состоянии! Этот человек сострадал ему как брату. Если бы он не видел в нем брата, разве поступил бы так? Если ты любишь другого человека как брата, то можешь своим платком вытереть ему нос, а потом положишь платок обратно в свой карман! Но если такого чувства нет, то другой человек для тебя как инородное тело, потому тебя передергивает от любого его прикосновения, и стоит ему случайно обрызгать тебя слюнями, ты тут же сломя голову побежишь умываться.


В сострадании сокрыта любовь такой силы, что она больше обычной любви


Так как нам Благой Бог дал обильные дарования и не попустил, чтобы мы страдали, то мы должны сострадать своему ближнему, который страдает.

…Чтобы умягчить свое сердце, нужно ставить себя на место не только других людей, но и животных, и даже змей. Подумаем, например, так: “Хорошо было бы мне, если бы я был змеей: выползаю я на солнышко погреться, а ко мне бежит человек с палкой и бьет меня по голове? Нет, не хорошо”. Если будем так думать, то станем жалеть и любить даже змей. Если человек не будет ставить себя на место других людей, и не только людей, но даже животных и насекомых, то не сможет стать человеком.

Человек духовный – весь одно большое сострадание. Изнемогает, сострадая другим, молится, утешает. И хотя берет на себя чужие страдания, всегда полон радости, так как Христос отнимает от него его боль и утешает духовно»9.

Чем ценна любовь? Любовь ищет в людях добро, а не зло, а там, где добра не находит, оплакивает зло и старается его исправить, вместо того чтобы осуждать. Избыток наших лучших чувств живой струей изливается на наших ближних. Любя их, мы ставим себя на их место и поступаем с ними, как бы желали, чтобы поступали с нами. Мы болеем их скорбями и нуждами, как своими собственными. Часто мы слышим: «Поставь себя на мое место». Тот, кто действительно любит, способен это сделать.

Однажды четырехлетний мальчик увидел, как его сосед, у которого недавно умерла жена, горько плачет. Ребенок зашел во двор, забрался к нему на колени и долго сидел там. Когда его мама спросила, что же такого он сказал соседу, мальчик ответил: «Ничего. Я просто помогал ему плакать»…

Как научиться любви?

Человек хочет быть любимым – и потому страдает. А разрешение в том, чтобы полюбить.

Протопресвитер Александр Шмеман

В наше время, к сожалению, это слово обесценилось, и любовью прикрывают подчас неблаговидные поступки. «После слова “Бог”, “любовь” – самое затасканное слово в любом языке»10. А вот что говорил о. Аверкий (Таушев): «О, как трудно в наше время говорить о любви! Слово “любовь”, правда, еще не изгнано совсем из жизни, но что под ним понимается: или нечистая, плотская “любовь”, весьма легко переходящая в ненависть, чем и доказывается отсутствие настоящей любви в этой так называемой “любви” – или притворная “любовь” – “любовь” только на словах, лишенная дел любви, чем доказывается ее неискренность, – под которой скрываются совсем недобрые цели, весьма далекие от любви истинной»11.

Как же добиться настоящей, искренней любви – к Богу, ближнему, врагу? Да-да, и врагу. «Если хочешь научиться любить еще лучше, надо начать с друга, которого терпеть не можешь». Эти слова принадлежат шестилетней девочке. Дети всегда удивительно точны в своих формулировках, они чувствуют сердцем. И кто бы мог сказать лучше?

Но если в основе любви, как правило, лежат чувства, эмоции, то любить врага, руководствуясь ими, вряд ли получится, ведь в данном случае эти чувства будут совершенно противоположными – неприязнь, отвращение, ненависть. Действительно, какие еще чувства можно испытывать к врагам, как не эти? Но именно отказ от ненависти, злобы, неприязни приведет к подлинной любви. Сделать это нелегко, приходится себя не просто перестраивать – буквально ломать, но ведь и цель того стоит: стать ближе к Богу, который делился тем, чем был богат – любовью.

Любви нужно учиться, как и другим наукам, и даже усерднее, ибо любовь – это та наука, которая нам необходима как воздух, всегда, на протяжении всей жизни. И если ты ее не постиг, не выучил этот урок, то и все остальное в жизни пойдет наперекосяк. «Кто научится любить, тот и будет счастлив, – говорил преподобный Гавриил (Ургебадзе). – Только не думайте, что любовь – это врожденный талант. Любви можно научиться, и мы должны это делать»12.

Иногда отец Гавриил ходил с табличкой на груди, на которой было написано: «Человек без любви – как кувшин без дна». При этом он носил с собой дырявый кувшинчик, через который смотрел на людей, как в бинокль. «Выше всех канонов и уставов – любовь, – считал старец. – Если ненавидишь хотя бы одного человека – отвратителен перед Богом. Надо любить всех. Но если не можешь, хотя бы желай всем добра. В последние времена людей спасут любовь, смирение и доброта. Доброта откроет врата рая, смирение введет туда, а любовь покажет Бога».

«Все зло в мире происходит, между прочим, только оттого, что мы с вами не можем явить любовь, – говорит протоиерей Димитрий Смирнов. – Это не кто-то, не дядя какой-то в Африке виноват, это мы, христиане, православные, виноваты в том, что мир лежит в этом зле. Апостолы имели такую любовь, что весь мир на протяжении одной своей жизни обратили к Богу. Фома пошел в Индию, Павел дошел аж до Испании, Андрей Первозванный – до Киевских гор, и просвещали, и насаждали веру, и люди веровали. И не просто веровали…

А мы привязаны ко всему мирскому: каждому только свое урвать, что-то себе построить, что-то слепить, все за счет другого. Вот в результате жизнь впустую и идет – как в трубу тепло уходит, если заслонку не сделать, вот так и наша жизнь. Поэтому нам надо обязательно стараться прилепляться к Богу, постоянно стремиться к Царствию Небесному, постоянно учиться любви, меньше стараться себе, а думать о том, как бы Богу угодить. Вот тогда будет жизнь не бесплодна, тогда будем Христу уподобляться, тогда Господь, видя наше такое стремление, и сподобит нас Царствия Небесного»13.

Лучший рецепт любви к человеку дал авва Дорофей14: «Не делай зла ближнему, не огорчай его, не клевещи, не злословь, не уничижай, не укоряй, и таким образом начнешь после мало-помалу и добро делать брату своему, утешая его словами, сострадая ему или давая ему то, в чем он нуждается; и так, поднимаясь с одной ступени на другую, достигнешь с помощью Божией и верха лестницы. Ибо, мало-помалу помогая ближнему, ты дойдешь до того, что станешь желать и пользы его, как своей собственной, и его успеха, как своего собственного. Сие и значит возлюбить ближнего своего, как самого себя».

Чтобы полюбить ближнего, нужно, в первую очередь, за внешним обликом человека попытаться увидеть его внутреннюю, глубинную сущность. Так писал митрополит Иларион (Алфеев). Мы видим лишь «внешнего» человека, его грехи, недостатки, страсти, но ведь под внешними проявлениями скрыт образ Божий. И именно его мы и должны увидеть в человеке.

В основе многих конфликтов между людьми лежит тот факт, что мы не принимаем человека таким, каков он есть, а хотим увидеть его другим. На наш взгляд, этот человек может быть лучше, мы хотим, чтобы он соответствовал каким-то нашим представлениям о нем, стремимся научить, переделать его и удивляемся, когда он в лучшем случае продолжает оставаться таким, каков он есть, а в худшем – с раздражением отвергает наши благие, как нам кажется, намерения. «Мы создаем искусственную схему и хотим, чтобы человек в нее вписался, а так как он в нее не умещается, мы живем в постоянном конфликте между нашим представлением о том, каким он должен быть, и реальностью»15, – отмечает Иларион (Алфеев).

Если бы мы научились видеть в человеке то, что в нем есть, а не то, что мы хотим в нем увидеть, наше отношение к людям изменилось бы. Ведь Бог любит всякого человека – причем именно таким, каков он есть. Он хочет, чтобы человек перестал грешить, покаялся бы, исправился, стал лучше… Бог страдает, если человек забывает Его. Но все это не мешает Ему любить человека вне зависимости от его достоинств и недостатков. Почему же мы считаем себя выше Бога и позволяем себе судить ближнего исходя из наших представлений о том, что хорошо и что плохо?

По словам Антония Сурожского, «единственный способ дать человеку возможность раскрыться в полноте – это его любить, любить не за его добродетели или совершенства, не вопреки тому, что он несовершенен, а любить просто потому, что он человек, и потому, что человек так велик и так прекрасен сам по себе. Только глазами любви мы можем видеть человека таким, какой он есть в самой своей глубине, в самой своей сущности, и соответственно к нему относиться. Так относится к нам Бог. Бог нас любит не потому, что мы хороши, Бог к нам милостив не потому, что мы заслуживаем милость или любовь: Он нас просто любит»16.

Он + Она

Только любовь невозможно раздать до конца – чем больше отдаешь, тем больше остается. Поэтому как в настоящей дружбе нет разочарований, так в настоящей любви нет обид.

Монах Симеон Афонский


Современный мир очень многое поставил с ног на голову, в том числе и представление о любви между мужчиной и женщиной, о любви супружеской. У очень многих молодых пар создается впечатление, что главное в семье – это любить друг друга, но если спросить у них, что они под этим понимают, то картина складывается не очень веселая. Для многих любовь – это плотские утехи, а остальное, как они считают, приложится.

Очень поэтично сказано о любви в повести Рэя Брэдбери «Вино из одуванчиков»: «Любовь – это когда хочешь переживать с кем-то все четыре времени года. Когда хочешь бежать с кем-то от весенней грозы под усыпанную цветами сирень, а летом собирать ягоды и купаться в реке. Осенью вместе варить варенье и заклеивать окна от холода. Зимой – помогать пережить насморк и долгие вечера». Как говорится, «и в горе, и в радости»…

Но для большинства людей, как считает немецкий психолог Эрих Фромм, главное заключается в том, чтобы быть любимым, а не в том, чтобы любить, уметь любить17. Любви же, как уже говорилось выше, надо учиться.

«Сейчас молодым особенно трудно дается семейная жизнь, – говорит протоиерей Артемий Владимиров, – потому что они не научились любить и даже не представляют, что такое истинная любовь…

Супружеская мудрость заключается в том, чтобы в каждом явлении видеть светлую, а не темную сторону. Если ты истинно любишь, то должен принимать даже несправедливый укор – тем паче обоснованную жалобу или упрек – всем сердцем, всей душой, внутренне говоря: “Господи, я достоин гораздо худшего”. Когда мы вдруг видим пред собою искаженный гневом и раздражением лик любимого, подумаем: если ближний мой – а кто ближе мужа, ближе жены? – так серчает на меня, то кольми паче Бог, забыв о служении Которому, я соделался искусителем для этой бесконечно дорогой мне души…

К сожалению, супругов, настроенных так высоко, так философски, сейчас мало. Но каждый из нас должен стараться не позволять бытовым неурядицам, подобно серной кислоте, съедать, обращать в ничто светлое, прекрасное, радостное чувство, которое когда-то заставило нас сделать предложение руки и сердца или принять его. Только душа, испросившая у Бога терпения и долготерпения, готовая трудиться бесконечно, становится мудрой, сильной и победоносной в подвиге любви»18.

 
Что он в ней нашел?
…и что он в ней нашел, и ничего в ней нет.
На взгляд чужой, придирчивый и строгий,
она и впрямь была нехороша,
какой-то длиннорукий, длинноногий
утенок гадкий, робкая душа.
Что он, мой друг, в ней для себя открыл,
за что ее среди других заметил,
никто не знал.
Но он ее любил.
Нет таинства таинственней на свете.
 
М. Алигер

«И что он в ней нашел?» Любящий человек видит то, что зрению других недоступно. «Это дело любви: посмотреть на человека и одновременно и увидеть в нем его неотъемлемую красоту… – считает митрополит Антоний Сурожский (Блум). Любовь – это именно и есть крайнее, предельное страдание, боль о том, что человек несовершенен, и одновременно ликование о том, что он так изумительно, неповторимо прекрасен. Вот если так посмотреть на человека хоть один раз, можно его полюбить, несмотря ни на что, вопреки всему, что бросается в глаза другим людям.


Любящий человек видит то, что зрению других недоступно. Это дело любви: посмотреть на человека и увидеть его неотъемлемую красоту


Как часто бывает, что любящему другого кто-нибудь скажет: “Что ты в нем нашла? Что ты в ней нашел?” – и человек дает совершенно бредовый ответ: “Да разве ты не видишь, до чего она прекрасна, до чего он красив?..” И оказывается: да, так оно и есть, этот человек прекрасен, потому что любящий видит красоту, а нелюбящий, или безразличный, или ненавидящий видит только раненность. Вот об этом очень важно не забывать. Чрезвычайно важно помнить, что любовь реалистична до конца, что она объемлет человека всецело и что она видит, она зряча, но вместо того, чтобы осуждать, вместо того, чтобы отрекаться от человека, она плачет над изуродованностью и готова жизнь положить на то, чтобы все болезненное, испорченное было исправлено и исцелено. Это – то, что называется целомудренным отношением к человеку, это – настоящее начало любви, первое серьезное видение»19.

Учитесь деятельной любви

Люди ищут любви, много говорят о ней, но часто случается так, что когда ее находят, стараются от нее спрятаться. Ведь любовь – это «не вздохи на скамейке и не прогулки при луне»20. Это ответственность. «Ты уже не можешь позволить себе многие вещи… Ты не свободен… Любовь требует ответственности и другого отношения к жизни… А готов ли ты к этому?» – спрашивает священник Алексей Есипов.

Старайтесь любить своих ближних не словом или языком, а главное, делом и истиною (1 Ин. 3:18); старайтесь хорошие слова соединять с хорошими делами. Если же, при всем вашем желании, вы не можете возлюбить других, если нет у вас добрых дел, которые бы свидетельствовали о вашей любви, то молитесь Господу, Который Сам есть бесконечная любовь, чтобы Он помог вам любить других и направил к деланию добра, чтобы он подал вам дух смирения, кротости и любви.

«Бог не приемлет пустых слов. Бог любит дела, – говорил старец Гавриил (Ургебадзе). – Добрые дела – это есть любовь. Если кто-то болен и нуждается в лекарстве, а его надо принести издалека, может быть, и ночью, и через лес пройти, где волки бродят, – и ты, не раздумывая, отправляешься в путь ради спасения ближнего – это и есть любовь». И правда, для любимого человека мы готовы горы свернуть.

Пример такой деятельной, хотя и странной на первый взгляд, любви можно найти в романе современной писательницы Сесилии Ахерн «P. S. Я люблю тебя». Героиня, потеряв любимого мужа, впадает в отчаяние. Через некоторое время ей по почте приходит пакет с письмами, которые ее муж написал незадолго до смерти. Вскрывать письма можно лишь по одному в месяц, и в каждом содержится своего рода задание, выполняя которые, героиня постепенно возвращается к жизни. Каждое письмо заканчивается фразой «P. S. Я люблю тебя»…

Насколько сильной должна быть любовь, чтобы перед смертью думать не о себе, не о своей болезни, а о любимом человеке?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9