Ирина Бехталь.

Очень приятно, Ниагара. Том 2



скачать книгу бесплатно

Все события, обстоятельства, персонажи, ситуации являются плодом буйного воображения автора. Не смотря на кажущуюся автобиографичность повествования, все эпизоды – суть выдумка. И если Вы, уважаемый читатель, узнали в ком-то из героев себя или своих знакомых, то это только случайное совпадение. Или знак свыше. Или происки подсознания. Или примета времени. Автор ответственности за Ваши предположения и узнавания не несет!

ПРИЯТНО УВИДЕТЬСЯ ВНОВЬ

«Лучшие годы жизни – те, что оставили яркие воспоминания»


Привет. Есть вероятность, что мы уже знакомы. И в этом случае рада видеть тебя вновь. Если нет – давай знакомиться. Меня зовут Ниги, Ниагара. Так меня прозвали мои коллеги и знакомые. Итак, теперь можешь называть меня ты.

Прогуляемся? По страницам… Мне есть, что рассказать тебе.

Жизнь – это бесконечная школа выживания, череда людей и событий, неповторимый путь личности. И я поведаю тебе о людях, которые оставили свой «непоправимый» след на моем жиненном пути. Они такие разные и неповторимые, но без любого и каждого из них я была бы другой. Всё не случайно и не напрасно.


Мы даже не представляем себе, чем и как аукнется наше присутствие в судьбе другого человека сегодня, завтра или в далеком будущем. Как говорится, «тайна сия велика есть». Но, может быть, в этой великой тайне и заключено счастье, а вдруг именно это и есть – смысл и суть жизни каждого из нас?!


Присядем на дорожку, дорогой путник. Помни, что выслушав меня, ты уже никогда не будешь прежним. Соприкасаясь друг с другом, мы оставляем невидимые и неизбежные следы в судьбе и личности другого человека.

Анастасия

«Присмотрись к отражению в зеркале. Узнаешь этого человека?»


Хрупкая худоба, изящные говорящие руки с тонкими музыкальными пальцами, милое лицо с красивым глубоким карим взглядом, длинные русалочьи ноги. У русалок нет ног? Может быть, но у этой были – точеные с мягкими изгибами. Невольно возникали ассоциации с белоснежной фарфоровой фигуркой балерины в старинной музыкальной шкатулке моей прабабушки. Такое впечатление производила на меня Анастасия с самого начала и всегда. Заметно выше среднестатистической женщины и весьма умеренно страдающая от избытка веса, я чувствовала себя рядом с Настей толстой карлицей. Но это чувство не убеждало держаться подальше. Напротив, таинственное природное обаяние притягивало магнитом.

Наше знакомство началось издали, в прямом смысле этого слова. Мы работали в одном здании, поэтому возможность любоваться Настей у меня появлялась практически ежедневно. Выбирать себе наряды, подчеркивающие достоинства, она умела великолепно, вызывая эстетический восторг у зрителей. Мое внимание было наверняка замечено, поэтому я начала здороваться при встрече.

И вот однажды, вызвав лифт, я предстала перед Настей, которая держала за руку такую же длинноногую и худощавую как она, но по детству еще угловатую девочку лет пяти. Ребенок был насуплен и явно раздосадован чем-то.

– Здравствуйте, прекрасные незнакомки! – улыбнулась я попутчицам.

– И вам – добрый день! Оленька, твои обиды на маму вовсе не повод не ответить на вежливость хорошему человеку, – девочка не откликнулась на слова родительницы, лишь внимательно рассматривала меня из-под длинной челки.

– Так это еще неизвестно, – хороший человек или нет, а своих проблем – вон сколько, не до пустой болтовни, – поддержала я молчание ребенка.

– Для упрямых ишачков только морковка достойный повод открывать рот, – подыграла мама, – тогда давайте мы с вами будем разговаривать, раз Оля онемела.

Вас как зовут?

– Ниги, а вас – мама Настя? Будем знакомы, вы любите шоколадные конфеты? У меня одна, по случаю, в кармане припасена. Хотела Оленьку угостить, но раз она ушла в себя, отдам ее вам.

– Здравствуйте, – торопливо выкрикнула Оленька и подняла на меня свои требовательные небесно-голубые глаза.

– Ой, Настя, как некрасиво получилось. Оля-то, оказывается, воспитанная и общительная девочка. Придется отдать конфету ей, вы уж простите, я завтра принесу вам другую.

– Конечно, только не забудьте! – весело поддела меня Анастасия.


На следующий день по дороге в офис я купила небольшую коробку конфет и перед самым обеденным перерывом вышла с ней в вестибюль. Настя появилась минут через пятнадцать, озаряя мир улыбкой и очаровательным «оперением». Увидев меня, радостно кивнула и направила стопы в мою сторону.

– Анастасия, я не забыла, это вам, – коробка с лакомством перекочевала из рук в руки.

– Ниги, я ценю хорошие шутки и выполненные обещания. Скажу больше, очень люблю именно эти конфеты. Но ведь получается, что я вынудила вас сделать мне подарок, ничем его не заслужив.

– Почему же? Презент куплен от души. Если нужен повод – за то, что вы назвали меня хорошим человеком. Я отдаю себе отчет, что это скорее аванс, чем признание истины, но благодарна за доверие.

– Ну и зря не поверили. Интуиция позволяет мне это утверждать. А мы вот, что сделаем. Сегодня после работы пойдем ко мне в гости, пить кофе с любимыми конфетами. Я тут рядом живу, три квартала всего. Не отказывайтесь. Да и Оля обрадуется.

– А другие ваши близкие?

– Это не актуально. Жду вас вечером на этом месте.


Так началась наша добрая, крепкая и нежно-трогательная дружба.

Нася, как называли ее близкие в память о детском словотворчестве любимой дочери, оказалась радушной, гостеприимной, умелой и рачительной хозяйкой. Создавалось впечатление, что предметы светились внутренним светом, заряжаясь от хозяйки, сами собой появлялись или исчезали в нужном порядке. Сырная и мясная нарезки манили тонким ароматом, благородно украшенные причудливыми съедобными розочками, лепестками и завитушками. Мясной пирог, изготовленный руками хозяйки, вызывал эстетическое наслаждение и бурное слюноотделение. Над чаем витал колдовской запах трав.

Вокруг живые цветы, со вкусом подобранные литографии на стенах, ламбрекены на окнах, мягкие вышитые подушки, причудливые безделушки, электронные фото-рамки с калейдоскопом милых лиц. Уютно, добротно, чисто, комфортно и весело. Грациозная хозяйка гармонично вписывалась в живой интерьер.

Оленька и правда мне обрадовалась, абсолютно не понимаю почему. Подаренную мной по случаю безделушку она торжественно водрузила на стеклянную полку посудного шкафа, оживленно рассказала о своих успехах на поприще «работы в детском саду», уговорила поиграть своей куклой и поручила накормить во время ужина одного из плюшевых медведей. Утолив голод, ребенок покинул кухню, чтобы заняться собственными неотложными делами, лишь попросив разрешения посмотреть мультик. Видимо, в этой семье было принято ценить и уважать право каждого на свободу и доверие. Оля без дополнительных уговоров дала маме возможность пообщаться с новой подругой. Нася, в свою очередь, не суетилась и не контролировала каждый шаг самостоятельной дочери.

Наше общение с хозяйкой миновало стадию стеснения и неловкости очень быстро. Обаяние Насти не оставляло места принужденности. Полное впечатление, что мы давно и прочно знаем друг друга, правда, без подробностей личной жизни. Мы очень разные, но нас роднило многое – впитанные в семье принципы жития, предпочтения в музыке и литературе, интересы к рукоделию, взгляды на мир, моральные ценности. Даже устойчивые идиомы, вплетаемые в разговор одной из нас, декламировались хором.

Разговор о супруге Нася начала сама. Снедаемая любопытством о судьбе папы Оленьки, я, тем не менее, тактично обходила эту тему, боясь потревожить атмосферу прекрасного вечера. Все оказалось прозаично, как не должно было быть у этой неординарной женщины: измены мужа, внутренняя борьба и внешние размолвки, пропасть непонимания, распад семьи. Исповедь была печальной, но чистой, как родниковая вода. В воде этой явственно чувствовался привкус не пережитой горечи и глубоко спрятанной нерастраченной нежности и бесконечной любви к человеку, который предал не по глупости или злонамеренности, а скорее из-за неуёмности натуры и природного упрямства. Она продолжала уважать, ценить и ждать его даже теперь, когда в их общем доме обитала новая пассия, сминая своим сдобным телом брачные простыни. Даже сейчас она прощала несовершенства и восхищалась умом и проницательностью этого мужчины, сотворившего зло.

– Понимаешь, Ниги, я однолюбка. Даже подумать страшно, что его место может занять кто-то другой. Таких больше нет, а соглашаться на худшее я не буду. Видно, судьба моя такая – соломенное вдовство. Хорошо, что есть Оленька, она помогает мне справляться с тоской. Но, к сожалению, место для грусти и самоедства остается.

– Однако, это очень странно. Даже не представляю, на кого и зачем можно было променять такую женщину. Может он и умен, но недальновиден. Другое очевидно – ты мало себя ценишь.

– Эх, чего-то я разнюнилась. Сказать по правде, я мало кому вообще про свои семейные передряги рассказываю, а про то, что на душе, так и вообще единицам. Но тебе захотелось открыться. Нет в тебе укора и предвзятости. Как будто с отражением в зеркале разговариваю, безопасно и поучительно. Я давно тебя приметила и познакомиться хотела, только события не стала торопить. Моя интуиция меня не обманула, я рада. Да и Оля тебя приняла, а она – индикатор хороших людей. После встречи в лифте нет-нет, да и вспомнит.

– Значит, нам обоим… нет, нам троим повезло, что мы друг друга нашли. Общаюсь с тобой, – на душе покой и тепло, как с родным человеком.


В этой молодой женщине странным образом гармонично уживались ранимость и твердость, впечатлительность и самообладание, искренность и хитрость, порочность и целомудрие, простота и академичность, ум и красота.


Как-то вечером я заметила, что Настя особенно задумчива. Словно, поддерживая наш диалог, постоянно мысленно прокручивает неприятный видеоролик. Конечно, я поинтересовалась причинами глубоких раздумий. Ведь любая тема легко могла быть обойдена, если одна из нас по тем или иным причинам не хотела ее обсуждать. Стоило только сказать об этом.

Настя помялась, помолчала, но решилась на откровенность.

– Ниги, мне очень тяжело это осознавать, но мой Валёк продолжает гулять, теперь уже от нынешней пассии.

– С чего ты это взяла? Кто-то рассказал? Люди любят позлословить. А когда к этому примешивается еще и зависть, так и соли не жалко на зияющие раны. Никому не верь! Да и не тебе же изменяет?

– Все не так банально, Ниги. Если бы он действительно любил и строил серьезные отношения, то не стал бы распыляться на разных девиц. И мне было бы проще смириться с тем, что Валя не со мной. А теперь получается, что и он не счастлив. Информация точная, не сплетни.

– Да откуда точность? С чего ты взяла?

– Он на сайте знакомств переписывается, свидания назначает. Я одно рандеву проследила. Они встречались явно не кофейку попить. Мужчина видный, обходительный, умный. Любая будет рада захомутать.

– Проследила? Не понимаю, а как ты узнала место встречи?

– На сайте и узнала, – горестно вздохнула Настя, пряча глаза.

– То есть как, на сайте? Ты ему написала, а он назначил свидание? Нет, тогда и следить не надо. Тогда, откуда дровишки?

– Я к нему на страницу зашла, прочитала переписку. А самой писать было бы глупо, он меня вычислит сразу. Говорю же, – умный, знает меня как облупленную.

– Ты хакер? Взломала пароль? И как вообще тебе могло в голову прийти на этом сайте искать?

– А-а-а, кошмар! – Анастасия закрыла лицо изящными ладонями, – представляю, что ты про меня будешь думать, но придется теперь выложить все.

– Не переживай, дорогая. Пусть кидают камни те, кто безгрешен. К большому стыду, у меня этого нет.

– Понимаешь, я открыла свою страницу на этом сайте знакомств.

– Молодец, правильно, я давно тебе говорила, что отвлечься надо. Клин клином вышибают. Да на такой товар купцы слетятся, как те пчелы на сладкое.

– Подожди ты! Купцы…

– Извини, ну и?

– Ну и забила параметры, стала просматривать кандидатуры и… нашла Валю.

– С фоткой и выходными данными?

– Нет, это было бы слишком просто. Но я ведь его тоже знаю, как свои пять пальцев, без фотки обошлась.

– Понятно. То есть теперь совсем ничего не понятно. А переписку ты как прочитала?

– Это было уже легко. Логин и пароль вполне предсказуемы и известны мне из прошлой жизни. А потом… Пришла, увидела… До сих пор в шоке. Он одинок, Ниги, душевно одинок.

– Ты просто неисправима. Изменяет он какой-то женщине, до которой нам и дела нет. Может, у них игра такая или пари. Ходят оба налево, а потом поворачивают оглобли направо и весело друг другу рассказывают о забавных приключениях. Люди развлекаются, а ты грех на душу берешь – впадаешь в уныние. Улыбнись, Нася! Нет на тебе тяжкого бремени жены, а значит, ответственности за прелюбодеяния Валентина ты не несешь.

– В том-то и печаль, что нет. Люблю я его до сих пор, не смотря ни на что. Ниги, а давай…., ты ему на сайте напишешь? Тебя-то он не знает. Убедимся, что он и правда ничего серьезного не ищет, а? – вдохновенно уговаривала подруга.

– Здорово ты придумала, Настя. Напишу. Не дай Бог, ответит. Пойду на свидание и буду ждать, не захочет ли он продолжить знакомство в горизонтальной плоскости?

– Я тебя тогда убью! И думать не смей! Я точно знаю, что ты ему понравишься, он ценит умных женщин.

– Спасибо за комплимент, дорогая. Так что, мне аккаунт мастерить или к смерти готовиться? Пасть от твоей прекрасной карающей десницы я готова!


Чудесам заочного поиска и окучивания, очных встреч и пошло-игривых свиданий «скитальцев сайта знакомств» стоило бы посвятить отдельную книгу, поскольку уж очень непредсказуемы, причудливы, оригинальны, уродливы и опасны бывают обитатели этой ярмарки неврозов. Много ярких минут мы пережили с Настей, обсуждая СМС-переписку, звонки и немногочисленные свидания моей красавицы и «королевишны» с претендентами на руку, сердце и другие важные части женского тела подруги. Таким нехитрым образом мы пытались ликвидировать самоотверженную зависимость Наси от постоянных дум о муже.

Помню томительные и длинные стихотворные послания, писанные витиевато и не в рифму, но с большим чувством одним из обитателей мест не столь отдаленных. Любвеобильный «сиделец» был весьма не глуп и очень начитан, что делало эпистолярное общение с ним не лишенным некоторой приятности и шарма. Но долгожданная и полученная-таки по MMS фотография тайного друга ударила грозной гильотиной по тонкой шее начавшегося было чувства.

Весьма оригинальным был солидный мужчина средних лет в черном костюме, перекочевавший со страниц сайта прямо под крыльцо нашего офиса. На возможности подвезти даму после трудового дня домой он настаивал упорно, не желая принимать во внимание близость мест работы и проживания. Подкатив на черном Бумере, жених галантно распахнул дверцу машины, чуть нагнувшись. Теперь его макушка доставала аккурат до плеча видной невесты. Это театральное представление я видела лично из-за стеклянных дверей. Остальное, захлебываясь смехом, мне рассказывала позже сама Настя. Уже в салоне авто ухажер вручил даме презент – мюсли, сопроводив тщательным объяснением полезности подарка для здоровья и женского долголетия. О себе при этом он говорил в третьем лице, именуясь Бэтменом. Настя шутку оценила. Но оказалось, что товарищ жених на полном серьезе полагает себя супергероем, двойником киношного Адама Уэста, тайным воплощением альтер-эго миллиардера Брюса Уэйна, успешного промышленника, филантропа и любимца женщин. Как при этом он умудрился стать высокооплачиваемым наемным работником в престижной финансовой конторе не понятно. Но абсолютно явными стали причины отсутствия рядом с конкретным российским воплощением супермена так необходимых ему леди Меридиан, Вики Вейл, Рэйчел Доуз, Селины Кайл или Миранды Тэйт. Без особых церемоний его покинула и мадам Анастасия.

Еще один сердечный друг по переписке пригласил Настю в кафе. Сдержанный, интеллигентный мужчина встретил даму у входа, чинно усадил её за столик, сделал подошедшему официанту необременительный заказ, развлек разговором о погоде. Как только напитки и мороженое были доставлены к столу, мужчина оплатил расходы, откланялся и удалился по неотложным делам. Такой вот роман без продолжения.

Это не считая многочисленных «удочек», «затравок» и «приманок», закидываемых пользователями сайта в сообщениях, иногда робких и невнятных, а порой – пошлых и оскорбительных.


На фоне этой увлекательной программы по поиску не столько спутника жизни, сколько веселых приключений, протекала рядовая жизнь со всеми возможными трудностями, заботами, успехами и радостями. Мы с Настей виделись часто: общались, спорили, обсуждали, развлекались, гуляли, делали покупки, воспитывали Олю, обменивались книгами, мнениями и впечатлениями, строили стратегические планы, разрабатывали тактику. Дальновидная и мудрая в одном, Анастасия демонстрировала близорукость и наивность в другом. Много раз ее советы и наставления помогали мне справиться с проблемами на работе и в быту. А иногда мне хотелось просто обнять и защитить ее, как неразумное дитя, творящее беды по недомыслию.

Однажды утром Настя прибыла на работу с явными следами недавних слез. Увидев ее в холле, я испытала чувство давящей жалости и нарастающей агрессии к обидчикам. Долго не думая, зафиксировав своё наличие на рабочем месте, я кинулась к подруге. Мелькнул приветливый охранник, десяток дверей и перегородок, лица сотрудников, бесконечный коридор. Одинокая Настя стояла в темном закутке под лестницей, где чаще всего уединялась от мира в минуты внутреннего раздрая. Мое молчаливое осторожное и ласковое поглаживание по спине было принято. Значит, можно спрашивать.

– Настюш, скажи одно: то, что случилось поправимо?

– Все живы, Ниги, – всхлипнула подруга, – это пройдет, но сейчас мне очень тяжело.

– Как раз это я поняла. Моя помощь нужна?

– Да. Наверное. Постой со мной рядом. Не хочу сейчас ничего говорить, надо пожить с этим. Потом, вечером расскажу. Спасибо тебе.


Вечером грустная, но собранная Настя сидела напротив меня в кафе. Разговор касался текущих рабочих новостей. Рюмка коньяка и чашка натурального искусно сваренного кофе были прологом к чистосердечной исповеди.

Накануне вечером Настя напекла вкусных пирожков, поиграла с дочерью и смотрела комедию на DVD, когда прозвучал звонок телефона. Голос в трубке был долгожданным и знакомым до обморока, но хриплым и невнятным, Валя был безнадежно пьян. Без предисловий он сообщил, что умирает и повесил трубку. Молниеносно одевшись, инструктировав дочь, собрав котомку с пирожками и вызвав маму для пригляда за Олей, Анастасия выскочила на улицу, поймала такси и уже через двадцать минут звонила в знакомую дверь. От нетерпения она еще и заколотила по ней руками. Обнаружив, что не заперто, влетела в квартиру, нашла недвижимого Валентина на диване в гостиной. Мужчина не имел видимых повреждений, был в сознании и пьяно улыбался. Ощутив прикосновения, открыл левый глаз:

– О, Н-настя!… П-привет!.. А я вот… н-напился… Мне так п-плохо…

– Валя, дорогой, что случилось?! Где болит?! Почему ты один?! Я вызову «скорую».

– Не н-надо… эт-то… ск-корую… Д-душа б-болит. П-поругались мы, она уш-ла.

– Горе луковое! Напугал меня, я уж думала, что не успею. Сейчас чайку согрею. Пирожки принесла, как ты любишь. Сейчас-сейчас, все пройдет, полежи немножко.


Напоив и накормив бывшего мужа, приложив к его голове влажный компресс, Настя чутко спала рядом с ним в кресле, просыпаясь от каждого стона. А рано утром явилась его сожительница. Потоки брани, оскорблений, подозрений, проклятий, летящие в голову предметы ознаменовали утро Анастасии. Валя только хлопал длинными ресницами, не вторгаясь в поток стихии, захлестнувший онемевшую сиделку. Скромные остатки вкуснейших пирожков усыпали ступени подъезда, по которым бежала изгнанная с позором соперница. Бежала навстречу угрюмым объяснениям с мамой, обиженным глазам покинутого среди ночи ребенка и тяжелому рабочему дню. Пожалуй, мои порывы воинствующей амазонки в данном случае были излишними. Кого следовало покарать не знающей жалости рукой? Любимого мужчину подруги, его кипящую ревностью пассию или отзывчивую Настю?


Был и такой случай. После рабочего дня я поджидала подругу на крыльце офиса уже минут сорок, благо погода была солнечной и теплой. Наконец Анастасия толкнула стеклянную дверь. В ее осанке была особенная стать, а лицо украшала улыбка победителя.

– Прости, Ниги, что заставила тебя ждать. Честное слово, даже предупредить не могла, у шефа сидела. Меня только что уволили.

– Как уволили? За что? – выдохнула я, – и ты при этом еще и улыбаешься?

– Меня не так просто уволить, как ты понимаешь. Как уволили, так и назад приняли.

– Нася, я с тобой поседею раньше времени! Разве можно так пугать?

– А я и не пугаю. Выкладываю порядок событий, как он есть. Пошли подруга, выпьем за мое здравие рюмашку. Оно того стоит!

Настроение у моей собеседницы было явно приподнятым, ни тени нервозности или обиды. Даже не верилось, что можно пережить описываемый ею скандал, так легко. На совещании у директора выяснилось, что отдел, руководимый Настей, не выполнил план на месяц. Авторитарный и беспощадный шеф был невероятно зол и требовал увольнения виновных по собственному желанию. А случилась сия недоработка по вине крайне нелюбимого коллективом нерадивого, но «блатного» сотрудника, по совместительству являющегося племянником директора. Понимая всю глупость сложившейся ситуации, Настя просто взяла ответственность на себя и прямо на совещании написала заявление на увольнение, не мешкая подписанное начальством. Финал трагикомедии? Нет. Уходящие участники совещания услышали вслед почти классическую фразу:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3