Ирина Щукина.

У медведя на бору. Книга сказок



скачать книгу бесплатно

К ветвям дуба древние подвешивали кости кабана, инкрустировали также его ствол. Так, в 1910 году при углублении русла Десны строители обнаружили на дне реки ствол дуба, а в нем – четыре челюсти дикого кабана, образовывавшие правильный четырехугольник1414
  См. об этом: Болсуновский К. В. Памятники славянской мифологии. Вып. 2: Перунов дуб. Киев: Типо-литогр. С. В. Кульженко, 1914.


[Закрыть]
.

Мир для нашего предка был целен. Животные, растения, всё сущее вплеталось в единую ткань творения. Сознание было метафорично и связывало различные для нас уровни проявления. Так что же могло связывать Перунов дуб с кабаном?

Здесь сразу следует заметить, что система, бытовавшая повсюду в народе, не должна быть сложной. Она должна быть красивой и – очевидной. Иначе она бы не прижилась. Знание, лишенное поэзии, не станет столь распространенным.

Итак, кабан. Что мы о нем знаем? Природа наделила его недюжинной силой, выносливостью и неприхотливостью. Он может вступать в схватку с волком, медведем, тигром и выходить из нее победителем. Значительную часть пищи, примерно две трети, кабан достает из-под земли. Характерный способ добычи пищи для кабана – это рытье. Рыло зверя, клыки, челюсти представляют собой великолепный землеройный механизм.

Теперь становится понятным, почему челюсти именно этого животного были вделаны в ствол найденного на дне Десны дуба. Кабан и был для древних олицетворением Колеса Жизни числом спиц – 12 (именно столько у свиньи и сосцов, и 12 знаков-месяцев – будто прильнувшие к мамке поросята). Колеса?, непрестанно опускающего и возносящего души. Колеса?, заставляющего нас рыть Землю носом, проходя ее школу.


У живущих на Кольском полуострове саамов Круг Жизни олицетворял Златорогий Олень – Мяндаш. Его, чьи золотые рога символизировали бегущее по Зодиаку Солнце, саамы называли своим легендарным предком1515
  Олени, переходя с летних пастбищ на зимние (и обратно), могут преодолевать свыше 1 тысячи километров. Они – одни из немногих млекопитающих, перемещающихся на столь значительные расстояния, – подобно совершающему свой путь солнцу.


[Закрыть]
.

Бежит Мяндаш, шелестят ему кормные травы и белые ягели, в родниках омывает копыта он, золотые рога на землю сбрасывает.

? Великий Тьермес гонит грозовые тучи. Голова его в небо уходит – десять кряжевых сосен его рост. Зеленый мох – его волосы, рвут их все ветры и никогда не сорвут.

В руках его радуга, и мечет он молнии.

Собаки бегут впереди – каждая с ездового оленя.

Тьермес видит добычу, Тьермес смеется, и громы грохочут, и небо высоко уходит и падает вниз.

Охотится Тьермес. Он бежит; там, где стопы его коснутся земли, перевалами расступятся горы, полягут леса, два лога протянутся и потекут реки.

Из-за Норвегии, из-за Лимандров далеких, где не нашей жизни начало, гонит Тьермес добычу. Она впереди, никогда не видима богу, но близка ему для удара – вот-вот ударит молнией в сердце.

То бежит Златорогий Олень. Белый он, его шерсть серебристее снега. Черную голову держит высоко, закинул рога, летит на невидимых крыльях. Ветры вольные – его дыханье, они несут его в его пути. Глаза его полузакрыты, но не смотри в них, человек, – от силы их ты будешь слеп. Закрой свои уши, когда услышишь бег, – от той силы ты будешь глух. Опалит он тебя своим дыханием – и ты будешь нем.

Из-за Каменского, из-за Имандры, из нутра Матерой земли бежит Мяндаш – дикий олень. Мяндаш-пырре имя ему, он начало дикарьского ке?гору1616
  Ке?горы – угодья, блага, даваемые оленем.


[Закрыть]
. Мяндаш-пырре – начало жизни и краю. От края до края земли, от начала не наших пределов Мяндаш-пырре бежит.

Путь его – солнца путь, туда ему бег.

Когда великий Тьермес настигнет Мяндаш-пырре и первой стрелой ударит – весь камень гор раздастся и выбросит огонь, все реки потекут назад, иссякнет дождь, иссякнут все озера, море оскудеет. Но солнце будет.

Когда великий Тьермес второй стрелой вопьется в черный лоб меж золотых рогов, огонь охватит землю, горы закипят водой, на месте этих гор поднимутся другие. Сгорят они, как бородатый мох на старых елях. Сгорят полуночные земли, и лед вскипит. Ветер с Севера будет пламенем. Сгорит Старик с Севера.

Когда же на Мяндаш-пырре ринутся собаки и Тьермес вонзит свой нож в живое сердце, тогда конец: упадут с небес все звезды, потухнет старая луна, утонет солнце. На земле же будет прах.

Ты со вечера крестьянка,

Завтра будешь госпожа…


Здесь к месту будет продолжить наши нумерологические разыскания. Вспомним получившееся у нас число Перуна – число Прозерпины (11). И здесь объединяются Солнце и Луна (11 = 1 + 1 = 2). Мы видим здесь дух, преобразованный в другой дух (1 + 1), что означает трансмутацию и видоизменение этого духа, прошедшего через разделение, но соединившегося совершенно на другом уровне. Здесь же и мистерия 11-го дома гороскопа, связанного с освобождением, которое дает единение двух светил, Солнца (1) и Луны (1 + 1 = 2). Число 11 связано с миром, который человек меняет под воздействием свободной воли и свободного выбора. Такова мистерия Прозерпины – владычицы алхимии и трансмутации. Не это ли алхимический процесс превращения вещества в золото? Не здесь ли следует искать «освобождение вод», обретение сказочными героями красавицы-невесты – одним словом, души, прошедшей через разделение и слившейся с Творцом на другом уровне?

Итак, «пароль знали двое» – Ваня и Маня, Солнце и Луна.

Не случайно в этой связи то, что именно 8 огней (число Урана – управителя 11-го дома) было обнаружено в святилище Перуна под Новгородом.

? Остатки культового сооружения славян-язычников (капища) были обнаружены в урочище Перынь, что находится у самого истока Волхова близ Ильменского озера.

Во время раскопок, проводившихся в 1951–1952 годах, на небольшом плоском холме была обнаружена круглая, диаметром 21 метр (10 саженей) площадка, в центре которой была выявлена яма, где и стоял деревянный идол Перуна. Площадку окружал ров, представлявший в плане не простое кольцо, а громадный цветок с восемью лепестками. В каждом выступе на дне рва были обнаружены следы кострища.

С числом 8 связана роза ветров, 8 сторон света. В структуру этого числа заложена возможность выхода из линейного однонаправленного времени. Восьмерка – второе по счету дэновское число (после 4 – Меркурия)1717
  Речь идет о планетарных соотношениях; на стихиальном срезе первое – пятерка.


[Закрыть]
. Уран и есть удвоенный Меркурий. Меркурий – проводник, но проводник односторонний, а восьмерка, включающая в себя два Меркурия, являет собой образ уже двустороннего проводника: с земли на небо и с неба на землю. Не случаен древний символ Урана – две молнии. Молния – орудие смерти, и Уран экзальтирует именно в знаке смерти и преображения – в Скорпионе (здесь же находится и обитель Восходящего узла Луны).

Число 8 связано, таким образом, с освобождением, освобождением именно души, подсознания. Восьмерка содержит в себе 4 Луны (2 · 4). Восемь – это Луна, возведенная в третью степень, в степень Марса. То есть душа освобождается посредством нарастающих (степень) волевых усилий.

Число 8 китайцы относили к стихии дерева, объединяющей в себе все стихии. Здесь мы опять приходим к понятию Древа жизни. И того древа, которое призван взрасти в себе человек.

Это древо можно назвать и древом познания добра и зла, с которого библейский змей предложил вкусить Еве плод. Еве, сделанной из ребра Адама, образ которого (ребра) напоминает серпик Луны. Интересно, что плод этот связывают именно с яблоком: планета Земля, сплюснутая у полюсов, по форме напоминает яблоко1818
  Есть планеты, похожие на груши. Жизнь там, должно быть, слаще.


[Закрыть]
. Отсюда и «наливные яблочки» русской поэтической традиции.


Адам и Ева в райском саду. Уильям Блейк, 1808


Ева дала попробовать плод Адаму, то есть душа-Луна и Солнце, сочетавшись браком, образовали Землю (Земля, являясь в астрологическом смысле дэновской планетой, занимает промежуточное положение между двумя светилами), мир одухотворенной материи, человека. Адам стал первочеловеком, его жена – это его «женская», лунная сущность, его душа1919
  Адам в переводе с древнееврейского – человек (в лат. транскрипции – ?d?m). В женском роде это слово означает землю (?d?m?h). В латинском языке – та же связь: homo – человек и humus – земля.


[Закрыть]
.

Итак, кабан подбирает желуди с дуба, свинья-копилка собирает золото и серебро.

? Жил дед с бабой. И были у них дочки – дедова дочка и бабина дочка. Дедову дочку звали Галя, а бабину – Юля.

Баба дочку свою родную любила да холила, а дедову в черном теле держала, всё старалась ее со свету сжить.

Пошел раз дед на ярмарку, купил бычка-третьячка. Привел домой и говорит дочкам:

– Будете пасти его по очереди – одна день и другая день.

Погнала в первый день бычка на пастбище дедова дочка. Злая мачеха дала ей веретено и мешок кудели.

– Смотри, – говорит, – чтоб за день всю кудель спряла, холсты наткала, полотно выбелила, а вечером домой принесла. А не сделаешь – не жить тебе на свете.

Вывела Галя бычка из хлева, погладила его по шее и погнала на пастбище. Гонит, а сама горькими слезами заливается.

Бычок спрашивает:

– Девка-девица, русая косица, ты чего плачешь?

– Да как же мне, бычок, не плакать? Загадала мне мачеха этот мешок кудели спрясть, холсты наткать, полотно выбелить да вечером домой принести… Разве ж я за день с такою работой управлюсь?

– Не плачь, – говорит бычок, – гони меня на шелковую травушку, на свежую росицу, там мы что-нибудь да придумаем.

Пригнала Галя бычка на шелковую травушку, на свежую росицу. Наелся бычок, напасся, а потом и говорит:

– А теперь положи мне в правое ухо кудель и веретено. А сама дохни в левое ухо и смотри, что будет.

Положила Галя бычку в правое ухо кудель и веретено, дохнула в левое ухо и смотрит. А там и кудель уже прядется, и холсты ткутся, и полотно белится и в скаток скатывается…

Когда всё было сделано, вынула Галя готовый кусок полотна и веселая погнала бычка домой.

Злая мачеха встречает ее на дворе:

– Ну что, спряла кудель?

– Спряла, – говорит Галя и показывает готовый кусок полотна.

Мачеха так за голову и схватилась: такую работу сделала ее падчерица! А тут и соседки пришли, смотрят, какое тонкое полотно выткала Галя. Все хвалят ее, не нахвалятся.

Пришел черед гнать бычка бабиной дочке Юле. Дала ей мать веретено и полмешка кудели.

– Спряди, – говорит, – доченька, эту кудель, да натки полотна еще лучшего, чем наткала твоя сводная сестра. Хочу, чтоб тебя люди хвалили, а не ее.

Взяла Юля толстую палку и погнала бычка. Гонит да всё бьет его палкой. Начал бычок из стороны в сторону кидаться, а Юля за ним бегает, клянет его на чем свет стоит. Бегала, бегала и веретено потеряла.

Пригнала она бычка кое-как на голый выгон, положила кудель, а сама спать завалилась. Бычок раскидал кудель ногами и в грязь втоптал.

Просыпается под вечер Юля, смотрит – кудель в грязь втоптана… Схватила она палку и давай бычка бить. Побежал бычок домой, и она за ним с криком.

Дома мать спрашивает ее:

– Ну как, доченька, сделала работу?

– Да нет, – говорит.

– Почему?

– Бычок виноват. Из-за него я и веретено потеряла, а потом еще и кудель мою в грязь он втоптал.

Обозлилась мачеха на бычка. Пошла к деду и говорит:

– Зарежь, дед, бычка!

– Ты что, одурела, баба? – удивился дед. – Зачем нам резать его?

А баба как затопает ногами, как накинется на деда с кулаками:

– Коли не зарежешь, то я тебя выгоню заодно с твоей дочкою!

Ничего не поделаешь – согласился дед зарезать бычка.

Услыхала это Галя, побежала к бычку в хлев, обняла его за шею и залилась слезами.

– Девка-девица, русая косица, чего ты плачешь? – спрашивает бычок.

Рассказала ему Галя, что задумала сделать злая мачеха.

– Не плачь, девка, – говорит бычок. – Лучше послушай, что я тебе скажу. Как зарежут меня, возьми мою печень и найдешь в ней золотое зернышко. Посади то зернышко в саду возле хаты. Вот и всё.

Галя так и сделала, как сказал ей бычок.

И выросла из зернышка яблонька с золотыми яблоками.

Кто идет или едет мимо сада – все любуются золотою яблонькой.

Ехал раз с войны молодой пригожий гусар. Увидал яблоньку и остановился.

Протянул к ней руку, чтоб сорвать золотое яблоко. А яблонька – дзинь, дзинь! – и поднялась вверх.

Опустил гусар руку – стала яблонька опять на прежнее место.

Увидела это в окно Галя и говорит мачехе:

– Пойду я сорву этому пригожему гусару яблочко.

А мачеха как затопает на нее, как закричит:

– Я тебе голову оторву!

Схватила она Галю и посадила ее под корыто, а в сад Юлю послала: пускай, думает, лучше родная дочка сорвет этому гусару яблоко, может, он в нее влюбится.

Подошла Юля к яблоньке, а та – дзинь, дзинь! – и поднялась вверх. Разозлилась Юля на яблоньку, начала ее бранить дурными словами.

А тут как раз гулял по двору петушок. Вскочил он на плетень и закукарекал:

– Ку-ка-ре-ку-у! Дедова дочка под корытом спрятана, а бабина хочет яблоки ее сорвать да замуж выйти за пана.

Услыхал это гусар, слез с коня и пошел в хату. Нашел там под корытом дедову дочку. Как глянул он на нее, так и глаз не может оторвать – очень она ему понравилась.

– Девка-девица, – позвал ее гусар, – сорви-ка мне золотое яблоко на память со своей яблоньки.

Подошла Галя к яблоньке – и все яблоки упали к ее ногам.

Собрала она их в подол, поднесла гусару. Подхватил ее гусар, усадил на коня рядом с собой и повез к своим родным.

Сыграли они дома свадьбу и стали жить-поживать в мире да согласии. Родился у них сын, да такой пригожий, что отец с матерью не налюбуются им.

А тем временем злая мачеха не спит от зависти, что гусар не ее дочку, а дедову замуж взял. И всё думает, как бы ее со свету сжить.

Однажды говорит она своей дочке:

– Сходи-ка ты, доченька, к сестре в гости. Позови ее с собой купаться да утопи…

Юля послушалась, пошла к сестре в гости. Подговорила ее купаться. А на речке и говорит ей:

– Садись, сестрица, на мостки, я тебе плечи помою.

Села Галя на мостки, а Юля столкнула ее в воду и домой убежала.

Ждут дома Галю – нету. Малый сын плачет, никто утешить его не может. Взяла его нянька на руки и пошла вдоль речки, кликая:

– Галя, Галюся, сынок твой плачет, есть хочет! Куры спят, гуси спят, один он не спит, матушки ждет не дождется…

И слышит она голос из воды:

– Ой, тяжко мне выйти к сыну: камень ноги подбивает, вода очи заливает…

Услыхал сынок материн голос и еще пуще заплакал.

– Ой, иду, сынок, ой, бегу, – откликается мать. – Слышать плач твой, сынок, не могу.

Вышла мать из воды, накормила сына – он и уснул. А сама назад ушла.

Воротилась нянька домой, рассказала, что было возле речки.

Наутро взял сам отец золотое яблоко и сына и пошел на речку. Подошел к берегу и кличет:

– Галя, Галюся, твой сыночек плачет, есть хочет. Куры спят, гуси спят, один он не уснет, тебя ждет не дождется.

Услыхала мать голос сына и отвечает:

– Ой, иду, сынок, ой, бегу; слышать твой плач, сынок, не могу.

Вышла она на берег, накормила сына – он и уснул.

Тогда муж вынул из кармана золотое яблоко и подал жене. И только надкусила она золотое яблоко – вмиг очнулась.

Обрадовался муж, привел ее домой. И стали они опять жить-поживать хорошо да счастливо.

А злую мачеху с ее дочкой больше к себе и на порог не пускали.

Итак, познание Добра и Зла, разделение Света и Тьмы – вот мистерия человеческой жизни на Земле. Ведь битва со Змеем – это и борьба с низменными проявлениями человеческой природы в собственной душе. Не случайно в связи с этим существование множества сказаний о том, как бог-громовник, а позднее Илья Пророк, преследуют черта молнией-бичом. В народном же эпосе это – Илья Муромец, побивающий двенадцатиглавого (по числу знаков Зодиака) змея и избавляющий от него красавицу-королевну.


Илья Муромец и Соловей-разбойник. Иван Билибин, 1940


Илья Муромец действует тем же оружием, что и Перун – всё сокрушающими стрелами – и выезжает на таком же чудесном коне, как и бог-громовержец.

Конь его словно сокол летит, с горы на гору перескакивает, с холма на холм перемахивает, реки, озера и темны леса промеж ног пропускает, хвостом поля устилает. Окруженный разбойниками, Илья Муромец вынимает тугой лук, вынимает стрелу каленую, натягивает тетиву и пускает стрелу по сыру дубу. Наезжает Илья Муромец на Соловья-разбойника, который свил себе гнездо на 12 дубах и свистал так сильно и громко, что всё низвергал своим посвистом. Илья Муромец сшиб его каленой стрелой и повез с собой в Киев.


Таким образом, жизнь человеческая – это поле битвы. Отчего и ноги у идола Перуна были железные. Ноги, как корни дерева, связывают человека с землей. Твердо стоять на земле – значит сражаться: железо ведь металл Марса. Отдохнем, когда умрем. Заметим, что именно так называемые героические эпосы, в аллегорической форме повествующие о земной жизни, земном пути человека, стали теми книгами, которые различные народы пронесли через тысячелетия своей истории.

Голова же идола была серебряной: голова и связана с самостью, с человеческим «я». В Зодиаке же – со знаком Овна, где находится сокровенная обитель Прозерпины, иначе называемой Даэной, или Душой. И совсем не случайным было то, что именно уши идола были золотыми. Посмотрите на свои уши. На что они похожи? Уши есть подобие человеческого эмбриона, который в зародыше содержит в себе всё. Так вот в зародыше, в потенции человек может стать равным Богу, душа – слиться со своим возлюбленным, серебро – с золотом.

Мы видим, что антропоморфных идолов люди ставили себе в подмогу, в напоминание. Сами боги в этом не нуждались.


Сон придет. Цветок волшебный,

Что блестит однажды в год,

Златоцветный и целебный,

На мгновенье расцветет…


Древнее, заповедное знание не было уделом избранных. Мистериями бога-громовика была пропитана вся жизнь народная. С его именем было связано множество календарных праздников, в народной поэзии, обрядах, обычаях образ Перуна также необычайно «разработан».

Что такое цветок папоротника, называемый Перуновым цветом, как не Лунный узел, похожий на него по начертанию? Нераспустившийся бутон, склоненный книзу, – Восходящий узел; распустившийся, поднявший головку к Солнцу, – Заходящий.

По древним поверьям, цветок распускается в тот момент, когда клады, выходя из земли, загораются синими огоньками. Раскрывающийся же с треском бутон папоротника распускается золотым или красным цветком (красным кровавым пламенем). Этот фантастический цветок, называемый в сказках «жар-цветом», – метафора молнии, символ брачного союза, заключаемого между небом, обозначенным здесь активным красным цветом, и землей, связываемой с пассивным синим цветом. (Не этот ли восьмилепестковый цветок мы находим и в капище Перуна?)

Зарытые же в земле клады есть символическое обозначение того, что жизнь на земле дает возможность алхимического преображения, обретения сокровищ. Цветение папоротника никто никогда не видел: это тайнобрачное растение. Подобно тому, как никто не видит, как свершается таинство возникновения жизни.

Ночь цветения папоротника бывает среди лета, на Ивана Купалу. Праздник Ивана Купала отмечали в ночь с 23 на 24 июня и связан он был с летним солнцеворотом. С теми днями, когда Солнце вступало в знак Рака. Рак – водный знак, обитель Луны. Купальские праздники, таким образом, совершались в честь свадьбы бога солнца, огня, брачующегося с водой. Солнце купалось в воде, отсюда и название праздников – купальские. Те же мотивы мы находим в нашем песенном народном творчестве:

 
Утонешь ты, дева,
В день свадьбы своей.
Поедешь венчаться –
Обрушится мост…
 

Кроме того, значение корня слова «купала» близко значениям корней слов «ярый» и «буйный» – белый, ярый, буйный (пышно и сильно растущий). Отсюда слова «купавый» – белый, «купава» – белый цветок, «купавка» – цветочная почка.

? Один парень пошел Иванов цвет искать, на Ивана на Купалу. Скрал где-то Евангелие, взял простыню и пришел в лес, на поляну. Три круга очертил, разостлал простыню, прочел молитвы, и ровно в полночь расцвел папортник, как звездочка, и стали эти цветки на простыню падать.

Он поднял их и завязал в узел, а сам читает молитвы. Только откуда ни возьмись медведи, начальство, буря поднялась… Парень всё не выпускает, читает себе знай.

Потом видит: рассвета?ло, и солнце взошло, он встал и пошел. Шел, шел, а узелок в руке держит. Вдруг слышит – позади кто-то едет; оглянулся: катит в красной рубахе, прямо на него; налетел, да как ударит со всего маху – он и выронил узелок.

Смотрит: опять ночь, как была, и нет у него ничего.

Иванов день был величайшим праздником не только наших предков. Праздник Ивана Купала широко отмечался во всей Европе. Во Франции Ивановский костер зажигал сам король.

Какой же смысл закладывали древние в купальские празднества? Солнце, представляющее огненный принцип, и Луна – водный, сочетались браком. Что такое Огонь и Вода, осмысляемые как стихии мироздания? С Водой связано зарождение, возникновение жизни, порождает которую Огонь, возникающий в Воде. Огонь, таким образом, мыслится как движущая сила, Вода же связана с образованием жизни. Тайна рождения связана именно с Раком, другие водные знаки, завершая круг, хранят тайны смерти (Скорпион) и бессмертия, обретения вечности (Рыбы).

Вода и Огонь относятся к изменчивым, динамическим стихиям, с которыми связаны понятия очищения и трансформации. Не находим ли мы здесь объяснения купальским игрищам, когда парень и девушка, взявшись за руки, прыгали через костер? Когда на заре Иванова дня принято было купаться, а также устраивать баню и на весь год заготавливать веники? Этот день называли еще чистоплотным.

Другим важным элементом купальской обрядности были пускаемые по реке девичьи венки. Венки считались символом бессмертия, символом круга. На венки ставили горящие свечи, символизировавшие душу. Плывущие по воде в вечернее время венки с горящими на них свечами представляли очень красивое зрелище. Это была своего рода мистерия, плавание души по водам жизни.

Вместе воду и огонь мы находим в знаке Скорпиона. Число Скорпиона – 21. Двадцать один – число смерти и преображения, число выхода в иной мир. Именно через 21 день вылупляется из куриного яйца и цыпленок.


* * *

 
Я до тебя не добреду,
Цветок нетленный, цвет мой милый,
Я развожу костер в саду,
Огонь прощальный и унылый.
 
 
Цвети во тьме, лелея клад!
Тебя лишь ветер вольно склонит
Да волк, блуждая наугад,
Хвостом ленивым тихо тронет.
 
 
В лесу, пред ликом темноты,
Не станешь ты ничьей добычей.
Оберегут тебя цветы,
Да шум сосны, да окрик птичий…
 
 
А я у дымного костра
Сжигаю всё, что было мило,
Огня бессонная игра
Лицо мне болью оттенила.
 
 
Но та же ночь, что сердце жмет
В неумолимых тяжких лапах,
Мне как святыню донесет
Твой несказанный, дальний запах.
 
 
Я жду. Рассветный ветерок
Золу рассыплет, дым разгонит,
Я брошу в озеро венок,
И как он медленно потонет!
 
В. Ходасевич

Те же самые темы – темы смерти и бессмертия, обретения иного качества, мы видим и в приложении к Лунным узлам, к Змеям-драконам2020
  Не случаен образ, выбранный в качестве символического обозначения Лунных узлов, – образ именно дракона, совмещающего в себе все 4 стихии. Пасть его изрыгает огонь. Он крылатый и перемещается по воздуху. Подобно змее, он стелется по земле. И, наконец, является водоплавающим, как крокодил, с которым часто соотносили и Велеса.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное