Ирина Шевченко.

Демоны ее прошлого



скачать книгу бесплатно

Она потерла ладонь о ладонь и растянула между пальцами защитную паутинку. Намотала на запястье и, быстро окунув руку в кружащийся у камня серый вихрь, выдернула из него дымчатую ленту.

– Не делайте этого, – раздался за спиной приглушенный голос.

Видно, создатель собачек объявился.

Нелл не обернулась, успеется. Разберется со сворой, а потом найдет чем шутника приласкать.

– Мисс…

Опасаясь, что хозяин псов попробует ей помешать, Нелл сработала поспешно и грубо. Скрутила призрачную ленту, ослабила связь фантомов с реальностью и, не мудрствуя, разорвала. Грозные тени истаяли в секунду, а в ладонях остался пепел распавшегося заклинания – хватит швырнуть в шутника, пусть оценит последствия розыгрыша.

Но попрактиковаться в прицельном метании магических отходов не пришлось. Начав со стремительного разворота, Нелл закончила движение плавным, почти танцевальным па, стряхнула обрывки чар и отерла ладони о платье. Подняла с травы зонтик и раскрыла его над головой, дабы спрятаться хотя бы от солнца, если не удастся скрыться от следящего за ее действиями мужчины.

– Я ведь просил не делать этого, – с укором выговорил неведомо откуда появившийся здесь милорд Райхон. – Теперь невозможно определить, кто создал фобосов. Благодаря вам виновник избежит наказания.

– Простите, милорд.

Судя по тому, как пристально он на нее глядел, шутник, выпустивший фантомных псов, интересовал ректора не так сильно, как стоявшая перед ним студентка. Нелл мысленно отругала себя: нужно было пройти мимо. Ничего с мальчишкой не сделалось бы, а она не попалась бы так глупо.

– Где вы научились обращаться с фобосами? – ожидаемо полюбопытствовал ректор.

– Знакомый маг использовал их для охраны дома, – ответила она, усилием воли удерживая взгляд на лице собеседника. – Показал, как их развеять в случае необходимости.

Поверил? Сложно сказать: милорд Райхон относился к той нелюбимой Нелл категории людей, по внешнему виду которых тяжело определить, о чем они думают, а о чем и не задумываются.

– Вы в порядке, мистер Бертон? – переключился ректор на слезшего с камня студента, и Нелл понадеялась, что о ней забудут. Но не тут-то было. Выяснив, что юноша оправился от встречи с нагоняющими страх фантомами, милорд Райхон обернулся к ней. – Можно задать вам вопрос, мисс Мэйнард?

Получив согласие, жестом предложил отойти подальше от злополучного мистера Бертона.

– В вашем личном деле есть особая отметка, – начал негромко, хоть Нелл и не делала тайны из того, о чем он хотел поговорить. – Вы указали при поступлении, что обладаете неконтролируемой способностью к трансляции эмоций. В чем это проявляется?

– В неконтролируемой трансляции эмоций.

Можно было умолчать об этом, испытания не выявляют подобных «талантов», но Нелл не хотела неприятностей в случае спонтанного проявления. Мало ли какие эмоции и кому она передаст? С отметкой в личном деле и отрицательным результатом теста на наличие телепатического дара в злонамеренности ее не обвинят.

– Какова сила и диапазон воздействия? – уточнил ректор.

– Неконтролируемая трансляция, – повторила Нелл. – Невозможно определить, когда это произойдет и произойдет ли вообще.

– Замеры не производились, – понял милорд Райхон. – Но можно было определить степень поражения попавших под воздействие.

– Никто не обращался с жалобами к специалистам.

Выслушав ответ, к слову, совершенно правдивый, глава академии задумчиво сморщил лоб.

– Я правильно понимаю, что речь идет о ваших собственных эмоциях? Вы транслируете чувства, которые сами испытываете на тот момент?

– Да.

– И может случиться, что, если на практике вас что-нибудь испугает, мне придется отпаивать пустырником всю группу?

– Меня не так просто испугать, милорд, – без хвастовства сказала Нелл и, лишь закрыв рот, поняла, о чем говорил ректор.

– Я назначил организационный сбор на завтра, – кивнул он, подтверждая, что она не ослышалась. – Подробности узнаете у мистера Бертона.

Объяснять, отчего изменил решение, ректор не стал.

Попрощался и, отступив на два шага, исчез.

– Скоростная телепортация, – гнусаво протянул топчущийся в сторонке мистер Бертон. – На амулетах, наверное.

Нелл могла поручиться, что амулетами Оливер Райхон не пользовался, но предпочла промолчать.

– Я должен поблагодарить вас за помощь, мисс…

– Нелл, – представилась она коротко. – Не стоит благодарности.

– Да? Тогда я – Реймонд. Рей… – Студент шмыгнул сопливым носом. – Прости… те… ти?..

– Ти. – Она не сдержала улыбки. – Аллергия?

– Да. Пройдет… однажды… Расскажешь об этих псах?

– После того как расскажешь мне о завтрашнем сборе.

Нелл не планировала заводить друзей из числа соучеников. И вообще друзей. Но она и так слишком выделялась среди студентов, не хотелось привлекать к себе лишнее внимание еще и замкнутостью, поэтому она решила сделать вид, будто дружит с Реем. И с Дарлой. Во всяком случае, пока одну из них не переселят в другую комнату.

– Ты знала, что в последнюю пятницу сентября в академии каждый год устраивают Осенний бал? – затараторила соседка, судя по раскрасневшемуся личику, едва дождавшаяся ее возвращения, чтобы поделиться этим важнейшим известием. – Нам нужно подумать о нарядах! Осталось меньше месяца… Ну что ты снова молчишь?

– Меня приняли на спецкурс, – сообщила Нелл новоявленной подруге. – Думаю, будет не до балов.

Глава 2

К концу второй учебной недели, оглянувшись назад, Нелл наконец-то осознала, что все у нее получилось. Если не обращать внимания на ее внешность (а окружающие тактично старались этого не делать), она была самой обычной студенткой. Сироткой-стипендиаткой из глухой провинции: таких тут больше половины, и никто не удивится тому, что ей некому слать писем и некуда уехать на каникулы.

Даже так называемые друзья вписались в ее новую жизнь как нельзя лучше. Болтовня Дарлы не мешала читать учебники и отвлекала от появлявшихся порой грустных мыслей, а Реймонд оказался неглупым и начитанным парнем, с которым можно сходить в библиотеку или, чтобы сэкономить время, разделить письменные задания, хотя милорд Райхон, безусловно, такого подхода к вопросу самостоятельной подготовки не оценил бы.

Отношения с самим куратором тоже складывались наилучшим образом. Их просто не было. Милорд Райхон, казалось, напрочь забыл историю с фобосами, не интересовался особыми «талантами» Нелл и никак не выделял ее среди других студентов. Она же, как могла, способствовала этому, не демонстрируя больше лишних для первокурсницы знаний или умений.

Все складывалось хорошо, и Нелл почти поверила, что так будет и дальше.


К концу второй учебной недели Оливер понял, что идея курировать спецкурс – худшая из приходивших ему в голову. Не в возрасте дело. И в тридцать лет мало кто потянул бы такую нагрузку – скорее уж совсем не потянул бы: у него-то в его годы хоть опыт был. И если бы к этому опыту еще пару лишних часов в сутках и толкового секретаря, то и проблем не было бы.

С секретарями милорду Райхону не везло. Единственный, с кем он мог нормально работать, уволился пять лет назад, и с тех пор в делах началась неразбериха: то уже подписанные ведомости потеряются, то протокол ученого совета двухлетней давности найдется в стопке бухгалтерских счетов. Нет, не секретари такие бестолковые – сам в спешке не туда бумажку сунет и забудет. Но можно же проверить, прежде чем сдавать папки в архив?

Или вот переделал в последний момент списки студентов экспериментального курса, а теперь выяснилось, что не у всех в наличии медицинское разрешение на практику. А вдруг министерская проверка: как тут, милорд, ваша специальная программа? И окажется, что у него по специальной программе занимается девица с каким-нибудь пороком сердца, которую к практическому изучению «Темных материй» и подпускать нельзя.

Оливер снял трубку и набрал прямой номер заведующего лечебницей.

– Грин. Слушаю, – отрывисто ответил хриплый голос.

– Оливер Райхон. Здравствуйте, Эдвард.

– А. Угу.

Целитель явно не расположен был к общению, но Оливер все же попытался придать разговору подобие дружеской беседы:

– Давненько не виделись. Как поживаете? Как супруга? Сын?

– Прекрасно я поживаю. Супруга хорошеет, сын растет.

– А…

– Слушайте, Оливер, – выпалил Грин раздраженно. – Хотите поболтать по-приятельски, приходите на ужин. Выпьем по бокальчику бренди, обсудим последние новости. А сейчас выкладывайте, что вам нужно, и побыстрее. У меня назначена операция, а до этого хотелось бы успеть пообедать.

– Одна из моих студенток не прошла осмотр при зачислении, а списки уже закрыты, – коротко обрисовал суть вопроса ректор.

– Угу. Закрыты, конечно… Не делайте проблем из пустяка. К октябрю всегда набирается несколько десятков забытых и опоздавших. Включите вашу студентку в дополнительный список, получит все справки в следующем месяце.

– Вы не поняли, Эдвард, речь о моей студентке, – терпеливо разъяснил Оливер. – С моего спецкурса. Помните, я говорил, что буду лично курировать группу?

– Угу. И лично забыли дать девице направление, – понял доктор. – Ладно, впишу ее куда-нибудь. Но вы меня знаете, разрешение на занятия темной магией без осмотра не дам.

– Об этом вас и не просят. Когда ей можно прийти?

– Завтра, к восьми. У меня будет время до обхода. Погодите, запишу имя. В начале учебного года от студентов отбоя нет, еще приму не ту девицу.

– Записывайте: мисс Элеонор Мэйнард. Ее сложно с кем-нибудь перепутать, девушка – альбинос.

– Альбинос? – переспросил Грин. На несколько секунд на том конце провода повисла задумчивая пауза. – Могут быть… э-э-э… сложности.

– Какие?

– Нужно смотреть, – уклончиво ответил доктор. – Различают несколько типов альбинизма, но практически всегда это связано с нарушениями зрения, повышенной чувствительностью к солнечному свету и некоторым видам заклинаний… Конкретнее скажу после осмотра. Но на всякий случай подумайте, как объяснить девушке, насколько интереснее ей будет учиться на теормаге, чем у вас.


Нелл совершенно забыла, что для выбранной специальности разрешение от целителей обязательно. Было бы неплохо, если бы и милорд Райхон не вспомнил.

– Не бойся, это не страшно, – успокаивала с вечера Дарла. – Ходила я на этот осмотр. Сидит молоденький доктор, даже практикант, наверное. Краснеет так забавно, когда сердце через трубку слушает… А по женской части у них там очень колоритная дама. Леди. Говорят, настоящая. Но если ты еще девица, можно ей просто об этом сказать, она и смотреть не будет. Только расскажет всякое и брошюрку даст про то, что нужно избегать случайных связей, и как быть, если не избежала…

Судя по тому, как Дарла хихикала, вспоминая о брошюрке, она-то была как раз девицей и визит к «леди» для нее ограничился профилактической беседой. А вот Нелл не отказалась бы от осмотра. То, что ее тревожило, было не «по женской части», но она утешила себя тем, что краснеющий практикант не заметит лишнего.

К сожалению, доктор Грин, к которому направил ее милорд Райхон, практикантом не был, но о том, что разрешение на обучение темным искусствам ей предстоит получать у главного целителя, Нелл узнала уже в лечебнице.

– Повернете направо, пройдете по коридору, увидите дверь с табличкой, – охотно подсказала дорогу дежурная сестра.

Таблички на двери кабинета заведующего было две. На первой – имя доктора, на второй предупреждение: «Перед осмотром избавьтесь от иллюзий». Иллюзий относительно своей судьбы Нелл давно уже не питала.

«Будь что будет», – решила она и распахнула дверь.

А следовало сначала постучать.

– Простите. – Нелл выскочила обратно в коридор, давая доктору Грину время снять со своих колен смазливую девицу в белом чепце и оттереть губы от помады, если означенная девица ею пользуется.

Подумала, что человек, заведший шашни на рабочем месте с собственной подчиненной, и во всем остальном не слишком щепетилен.

Спустя минуту из кабинета вышла красотка в чепце. Потянулась, огладила ладонями затянутую в корсет талию и победно улыбнулась.

– Прибавку к жалованью получила, – подмигнув, сообщила она. – Но пришлось постараться. А у тебя что?

– Допуск к занятиям взять, – растерянно призналась Нелл.

– Ну… – Девица поджала губки, оценивающе разглядывая ее вприщур. Затем беспардонно обхватила ладонями лицо, повертела так и этак и прищелкнула языком. – Может, и подпишет.

Когда она ушла, Нелл предприняла вторую попытку попасть на прием.

– Мисс Мэйнард, полагаю? – Сидевший за столом худощавый мужчина лет сорока пяти жестом пригласил войти и кивнул на стул для посетителей. – Прошу. Я ожидал вас позже.

Нелл проследила за его взглядом, брошенным на настенные часы, показывавшие без четверти восемь, и едва уловимо пожала плечами. Ну пришла пораньше – и что? Помешала? Так это, извините, лечебница, а не дом свиданий.

– Не хочется, чтобы у вас сложилось обо мне неверное впечатление, мисс…

Невзирая на случайно подсмотренную сцену, впечатление он производил приятное. Внешность не сказать чтобы привлекательная, но располагающая: аккуратно выбритый подбородок, тонкий нос с горбинкой, внимательные серые глаза. Лицо его сейчас было серьезно, но чуть приподнятые уголки губ и мелкие лучики морщинок, тянущиеся от внешних уголков глаз к вискам, говорили, что в повседневной жизни улыбается доктор нередко.

Нелл снова пожала плечами, теперь заметно, показывая, что не намерена составлять о нем никаких суждений: у каждого свои секреты, и чужими она не интересуется.

Целитель понимающе усмехнулся и без пояснений развернул к ней фотографию в деревянной рамке. Снимок стоял на дальнем от Нелл углу стола, но она тем не менее хорошо рассмотрела и самого доктора, запечатленного на фото в выходном смокинге, и сидевшую в кресле перед ним женщину с мальчиком двух-трех лет на руках. Женщину Нелл узнала, хотя на фотографии та смотрелась степенной дамой, а не молоденькой вертихвосткой, между делом крутящей роман с начальником.

– У вас красивая жена, – сдержанно заметила Нелл. – И чувство юмора у нее… своеобразное.

– Что она вам сказала?

– Сказала… – Нелл вспомнила взгляд целительницы, смешливый, но цепкий. – Что вы подпишете мне разрешение на практику.

– Возможно. – Доктор вынул из папки чистый лист бумаги и снял колпачок с ручки. – Начнем? Поскольку бланк направления вам не выдали, придется заполнять все с нуля…

Писал он быстро: видимо, привык вести прием без ассистентов.

Имя. Дата рождения.

Примерный рост и вес определил на глаз, к удивлению Нелл, достаточно точно.

Поинтересовался, есть ли у нее жалобы на здоровье. Услыхав, что нет, тут же бегло нацарапал аж три строчки… Знать бы о чем…

– Как давно вы выглядите подобным образом? – спросил, не отрывая глаз от записей.

– Сколько себя помню.

– И что говорят об этом ваши родители?

– Ничего. Я сирота, выросла в приюте.

– Я тоже, – не выказывая ложного сочувствия, отозвался целитель. – В каком возрасте проявился дар?

Стандартные вопросы, стандартный осмотр.

Заключение доктор обещал к концу дня, когда будет готов анализ крови, но предварительно сказал, что видимых причин отказывать Нелл в допуске нет.


Эдвард Грин хорошо знал свою жену и уже начал беспокоиться: мисс Мэйнард десять минут как ушла, а Бет до сих пор не появилась. Наконец дверь приоткрылась, и супруга любопытной мышкой прошмыгнула в кабинет.

– Это была она, да? Студентка Оливера?

– Угу. – Заведующий лечебницей откинулся на спинку кресла и смерил присевшую с другой стороны стола жену строгим взглядом. – Что ты ей сказала?

– Правду и только правду. Похвасталась, что ты мне жалованье поднял. А что?

– Во-первых, я ничего тебе не поднимал, а поменял оклад практиканта на оклад штатного целителя. Во-вторых, это было еще позавчера.

– Всего лишь позавчера, я до сих пор не нарадуюсь.

– Бет, – Эдвард укоризненно покачал головой, – иногда мне кажется, что у меня не один ребенок, а два.

– Да ладно тебе, – лукаво усмехнулась она, накручивая на палец выбившийся из-под чепца светло-русый локон. – Папочка.

Томно потянулась и так посмотрела при этом, что захотелось тут же перегнуть ее через стол, задрать юбку… и выпороть, чтобы впредь прилично вела себя на работе. Если доктор Грин этого не сделал, то лишь потому, что знал, что детей бить непедагогично, а жену, его жену, еще и чревато: может сдачи дать.

Впрочем, миссис Грин никогда не перегибала палку. Имелся у нее среди прочих такой талант.

– Что с девушкой? – спросила она, отбросив дурашливость.

– Ты скажи, – предложил ей муж.

– Оливер ошибся, она не альбинос. Либо какая-то редкая и явно спровоцированная внешними факторами форма. Полное отсутствие пигмента кожи и волос, при этом пигментация глаз нарушена лишь частично. Радужка желтая, по внешнему краю темная. Зрачок без патологий. Признаков астигматизма или нистагма нет. Чувствительность к свету в пределах нормы: я развернула ее к окну – даже не моргнула… Зрение?

– Отличное, – кивнул Эдвард.

– Дашь ей допуск?

– Да. Чувствительность кожи повышена, но реакция в допустимых пределах. В остальном – абсолютно здоровая девушка. Хотя случай интересный. Сама она говорит, что выглядела так всегда, но… есть у меня сомнения на этот счет.

– Скажешь Оливеру?

– Уже. – Целитель кивнул на телефон. – Его интересует только, можно ли ей практиковать темные материи. Милорд Райхон традиционно не любопытен.

– А мы? – прищурилась Бет.

– Мы? – Мистер Грин сделал вид, что задумался. – Мы отличаемся в этом от милорда Райхона. В лучшую сторону.

– Бесспорно, – подтвердила миссис Грин. Глаза ее азартно блеснули. – Ты взял у нее кровь?

– Конечно.

– Неплохо было бы сделать биопсию кожи.

– Прости, – Эдвард шутливо развел руками, – не нашел повода отщипнуть от нее кусочек.

– Волосы?

– Не подумал, – вздохнул он с сожалением.

– Я подумала, – с превосходством улыбнулась Бет и вынула из кармана передника завернутые в платок бесцветные волоски. – Выдернула незаметно. Направленная точечная анестезия, мисс Мэйнард даже не охнула.

– Хвастунишка, – пожурил доктор.

На самом деле любой целитель гордился бы подобным умением, но тут главное не перехвалить, чтобы супруга не расслабилась и не потеряла интереса к совершенствованию навыков.

– Предлагаю разделить опытный материал, – сказал он. – Ты проводишь свои тесты, я – свои. Потом сравним результаты.

Нет, он ни в чем не подозревал мисс Мэйнард и допускал, что та действительно не знает, чему обязана столь примечательной внешностью. Просто любопытная загадка то ли природы, то ли каких-то внешних сил. Разминка для мозгов, которая и его развлечет, и Бет пойдет на пользу.

Смутное беспокойство не оставляло Нелл до следующего утра. Вечно витающая в облаках Дарла и та заметила, что она чем-то взволнована. Но выводы сделала странные.

– Реймонд пригласил тебя на бал?

– Что? – Логика соседки удивила, ведь ни о Рее, ни о бале Нелл и словом не обмолвилась.

– Не приглашал? – озадачилась в свою очередь Дарла. – Стесняется, наверное. Но время еще есть.

Объяснять, что они с Реем просто друзья, было бесполезно: Дарла любые отношения с представителями противоположного пола рассматривала исключительно через призму романтики, и в ее представлении юноша, с которым Нелл проводила немало времени, мог быть только пылким поклонником.

– А платье ты нашла?

Говорить, что не нашла, потому что не искала, и вообще на бал не собирается, Нелл тоже не стала, иначе рисковала нарваться на длинную лекцию о важности подобных мероприятий в жизни любой девушки. Такие лекции Дарла читала часто и с упоением, и то, что соседка много старше, ее не останавливало: тот факт, что Нелл в свои годы еще не замужем, не помолвлена и не обросла толпой обожателей, для Дарлы являлся свидетельством полной некомпетентности в вопросах взаимоотношений с мужчинами, выбора наряда и организации досуга.

– Меня познакомили с одной девушкой с третьего этажа, она занимается шитьем. Берет заказы у студенток из первого общежития. Ну ты знаешь, кто там живет – все эти графские дочки и племянницы банкиров… Так вот, Китти шьет им платья как в модных каталогах, но выходит дешевле. Эти фифочки тоже не прочь сэкономить. А Китти оставляет себе обрезы ткани, или они сами отдают ей что-то ненужное из своего гардероба. Она перешивает и продает местным девочкам недорого… Или дает поносить на время… Слышишь? Не пойдем же мы на бал в форменных платьях? У меня отложено немного денег, и у тебя в жестянке я видела… Зайдем к ней вечером? К Китти? Присмотрим себе что-нибудь.

В другое время Нелл обратила бы внимание на упоминание жестянки и отчитала соседку за то, что рылась в ее вещах, но сегодня мысли занимало другое, и она лишь рассеянно кивнула в ответ на предложение.

Это была ее первая ошибка.

Вторую Нелл допустила на занятиях. Не смогла пропустить мимо ушей перевранное объяснение аспиранта, сегодня подменявшего преподавателя по теории потоков. Слишком сложно это оказалось, ведь лектор в подтверждение своих слов еще и ужасающую схему на доске вычертил.

– Чушь какая, – пробормотала Нелл, окинув взглядом эти художества.

– О чем это вы, мисс? – строго вопросил расслышавший ее слова аспирант.

– О вашей схеме, – ответила она мрачно. – Потоки не могут преломляться подобным образом. А использовать зеркало для построения спирали Штольма – это…

Нелл запнулась, но было уже поздно.

– Бесполезная трата времени и сил, – закончил за нее Оливер Райхон, как и в случае с фобосами появившийся в аудитории неожиданно и некстати.

– Милорд, я… – Горе-наставник попытался незаметно стереть с доски лишний вектор и нарисованную не в том месте дугу, но был остановлен суровым взглядом ректора.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6