Ирина Щеглова.

Мертвый город



скачать книгу бесплатно

© Щеглова И., 2016

* * *

Глава 1
Скучные каникулы

– Все, отстань, никуда я сегодня не пойду, – отмахнулась сонная Ника. Она, как была, в пижаме, взлохмаченная и неумытая, сидела за компьютером и гоняла по монитору вооруженную до зубов эльфийку. Митя, переминаясь с ноги на ногу, стоял в дверном проеме, не решаясь войти.

– Ну Ни-и-ик, – затянул Митя, – че, мы весь день дома просидим, даа-а?

Ника знала: младший брат так и будет ныть, и не потому, что Ника так уж ему нужна, а потому, что его так же, как и сестру, заела сонная скука провинциального города. За два предыдущих дня они уже обошли весь исторический центр с новогодней елкой на площади, побывали в краеведческом музее и картинной галерее имени не всем известного художника, посмотрели спектакль в местном ТЮЗе, покатались с ледяных гор: как итог – порванные новенькие джинсы и как следствие – вынужденный шопинг в главной местной достопримечательности – торговом центре.

Вчера вечером Ника решила – все, с нее хватит! Надо отсюда уезжать! Срочно звонить родителям или бабушке, пусть придумают что-нибудь, главное, чтоб это счастливое времяпрепровождение закончилось! Родственники, конечно, люди хорошие, радушные, и все такое, но если Ника будет столько «кушать» и так «развлекаться», то после зимних каникул можно в школу не возвращаться. Все равно никто ее не узнает – в том смысле, что знать не захочет. И джинсы жалко!

– Ну Ни-и-и-ка-а-а! – не отставал брат. – Андрей зовет в цирк…

Ника от возмущения подпрыгнула на стуле:

– Нет!

– Почему?

– Без меня, – отрезала она, напустив на себя максимальную суровость. Младший брат прекрасно знал, как она ненавидит всякие цирки-зоопарки. Он знал, как переживает Ника из-за каждого встреченного бездомного котенка или щенка. Два года назад погибла под колесами любимая собака Ники – колли Грета. Митька помнил ее, и помнил, как сестра страдала. И в обычное время никогда не позволял себе подобного занудства. Обычно, но не сейчас и не здесь.

Здесь и сейчас Митя был не дома, его друзья, его комната, его игрушки были далеко, и все, что ему оставалось, – доставать сестру до тех пор, пока она окончательно не выйдет из себя. Митя прекрасно понимал, что ей, как и ему, деваться некуда, стало быть, она разозлится, но драться не будет – в гостях все-таки.

Митька скучал, оттого и приставал к сестре, ныл и занудствовал. Хотя ему уже девять лет – здоровый парень! Далеко не ребенок. Правда, он до сих пор любил свои детские игрушки: железную дорогу и солдатиков, у него был уникальный набор, там все маленькое, но почти как настоящее: амуниция, оружие, техника. Уникальный набор. Другой бы мальчишка половину сломал, другую – растерял, но не Митька: он очень дорожил своими солдатиками. Он мог часами возиться с крошечным войском, отдавая приказы, имитируя звуки взрывов и крики наступающей пехоты. Дома он бы нашел чем заняться.

И Ника не хуже брата осознавала свое и его положение – пленников в изгнании.

Утрированно, конечно, но как еще можно назвать зимние каникулы в заштатном провинциальном городе, куда вас силком отправили родители исключительно из соображений укрепления семейных связей?

Пусть бы родственники сами приехали и укреплялись, как в прошлом году. Так нет! Теперь им приспичило заполучить к себе племянников. Ну хорошо, дня три можно и погостить, но не все же каникулы!

– Ник, ты че? – голос Андрея заставил ее вздрогнуть и включиться в действительность. Она резко повернула голову, теперь в дверном проеме маячили двое: мелкий Митя и долговязый Андрюша, двоюродный, стало быть, братец.

Так-так, наябедничал Митька!

– В смысле? – переспросила Ника, сделав вид, что не понимает.

– В смысле, че, в цирк не хочешь? – вопросом на вопрос ответил Андрей.

Ника натянула на лицо вежливую гримасу и произнесла скороговоркой:

– Нет, Андрюша, спасибо, мне так жаль, но я не смогу. – Здесь бы хорошо поставить смайлик, и Ника улыбнулась, почти естественно.

По лицу Андрея стало сразу заметно, как он огорчился. А беспардонный Митька тут же раскрыл ее карты, доложив громким шепотом:

– Она вредничает!

Ника взглянула на него угрожающе, брат быстро спрятался за Андрея. Ника была вынуждена снова улыбнуться – она же воспитанная девушка, а воспитанные девушки в гостях всегда улыбаются, «как идиотки…» – мысленно добавила она.

Андрей все еще маячил в дверях, видимо, Митька не давал ему покоя и тыкал в спину кулачком. Ника терпеливо ждала, когда же он наконец закроет дверь с той стороны. Не дождалась.

– Если не хочешь в цирк, то можно еще куда-нибудь сходить, – не очень уверенно произнес Андрей…

«Хм, разве что на какое-нибудь чудо? Театр вампиров, например? Дом с привидениями? На худой конец музей восковых фигур? Что, нет? Жаль, а я так надеялась…» – подумала она.

Да, непонятливый он какой-то. Ника шумно вздохнула, всем своим видом показывая бесперспективность дальнейших уговоров. Возможно, надо было промолчать, пожать плечами, отвернуться, уставиться в монитор… Но вместо этого она спросила обреченно:

– Что у вас тут хорошего? – это даже не вопрос был, а констатация факта, но Андрей уцепился за него, как утопающий за соломинку.

– Ботанический сад! – с воодушевлением выкрикнул он.

Ника сразу представила себе заснеженный пустырь с тремя унылыми елками и редкими кустиками по периметру. Поморщилась:

– Андрюш, что я, в ботанических садах не была? – осторожно переспросила она. – Поверь, была, и не раз. Очень не хочу тебя разочаровывать, просто еще раз повторю: я не в настроении сегодня, почему бы вам с Митей, – тут ее голос наполнился грозовыми нотками, – почему бы вам не погулять вдвоем по ботаническому саду, если уж там так хорошо, а также не посетить цирк, зоопарк, кинотеатр и прочие достопримечательности.

– У нас нет зоопарка, – перебил ее Андрей, – зато у нас есть театры!

– Это замечательно! – подхватила Ника. – Терпеть не могу зверей в клетках! – Она вскочила со стула, в три прыжка пересекла комнату и мягко, но настойчиво попыталась вытолкать Андрея. Он отступил, но неугомонный Митька поднажал сзади, и Андрей опять качнулся вперед, чуть не стукнувшись лбами с Никой.

– Ника влюбилась, у нее жених, – наябедничал Митька, – она страдает в разлуке, как принцесса в башне с драконом, да, Ник?

Вот пакостник! Ника задохнулась от возмущения:

– Что ты плетешь!

– Да-да, я знаю, знаю! – Митька запрыгал от удовольствия. – Ты с ним целовалась, а теперь он тебе эсэмэски не пишет!

У Ники чуть слезы не брызнули: братец попал в самую точку, грубо прошелся по самому больному, сокровенному! Ника даже подругам об этом не говорила! Скрывала от всех. Целый год она любила старшеклассника Рому Самойлова. Его многие любили, популярный парень, красивый до жути, взглядом обжигает. Стоило Роме поздороваться с какой-нибудь девчонкой, переброситься парой фраз, да просто кивнуть или улыбнуться, как счастливица после оказанного ей внимания на весь день выпадала из реальности, что называется – теряла волю, озарялась блуждающей наиглупейшей улыбкой, ее сознание рассеивалось – в общем, жалкое зрелище, что и говорить… Ника и сама за собой неоднократно это замечала и злилась на себя, и пыталась бороться, «брать себя в руки», правда, получалось не очень. Она и не надеялась на взаимность, как вдруг этой осенью на школьной вечеринке он пригласил ее танцевать.

Она плохо запомнила ту вечеринку, плыла в блаженном полузабытьи, вдыхая запах его пуловера, она до сих пор помнила, как мягкие ворсинки шерсти щекотали ее щеку…

А потом все закончилось.

В смысле – закончился танец. Ника снова очутилась среди своих одноклассниц, посматривающих на нее кто с завистью, кто с удивлением. А Рома исчез в толпе, точнее, не исчез, потому что Ника высматривала его, видела, как он танцевал с другими, начисто забыв о ней, одиноко подпиравшей стену.

Так что ничего такого не было. Если бы Митька знал, что выдал Никино желаемое за действительное, он не стал бы болтать. Вот ведь паршивец, неужели прочитал дневник!

– Ну извини, – ворвался в ее мысли голос Андрея.

– Что?! – выкрикнула она, сил сдерживаться не осталось. Слезы обиды душили ее. Почему мальчишки такие жестокие? Митька – родной брат, казалось бы, должен всегда защищать сестру, оберегать, жалеть, помогать. Ну и что, что младший – не младенец же, в школу ходит, чуть что – сразу к Нике бежит: и с уроками, и если родители наказали, и со всякими своими проблемами. Но иногда он бывает просто невыносим!

– Я в смысле, типа, ну, не знал, что у тебя проблемы с парнем и все такое… – промямлил Андрей.

– Нет у меня никакого парня, ясно?! – выкрикнула Ника. – А тебя, дорогой братец, я еще научу, как чужие дневники читать! – прошипела она прямо в испуганное Митькино лицо.

Братья невольно отступили, и Нике удалось захлопнуть дверь.

– Я не читал! – донеслось до нее.

Нахмуренная Ника вернулась к компьютеру и, надев наушники, погрузилась в Ocean Born группы Nightwish. Песни из этого альбома очень точно соответствовали ее сегодняшнему настроению, казалось, с их исполнительницей Тарьей Турунен Ника дышит в унисон.

Глава 2
Городская легенда

Братья отстали. И Ника, предоставленная сама себе, почти бездумно бродила в просторах Интернета, рассматривая картинки, где прелестные девушки изнемогали в объятиях белокрылых красавцев-ангелов и не менее прекрасных, но бледных и брутальных вампиров. И белые и темные выглядели одинаково романтично, их глаза, сам их облик буквально источали любовь и нежность. Невольно она представляла Рому и себя, и даже находила похожие картинки. Увлеклась, несколько картинок разместила у себя «ВКонтакте».

Решила проверить ленту новостей и внезапно увидела себя на нескольких снимках. Оказывается, Андрей опубликовал. Снимки случайные: вот она в автобусе, темный профиль на фоне окна, вот они с Митькой бегут, взявшись за руки, а еще одна на горке, дурацкая, Ника с санок упала в сугроб и валялась вся в снегу. А вот еще одна – черно-белая почему-то… Ника присмотрелась внимательнее – пустая остановка, что написано на табличке – не разобрать. А на самом краю снимка смазанное пятно, вроде бы машина проехала или нет, скорее всего автобус только что отошел от остановки, забрав пассажиров. Странно. Что бы это значило? Похоже на очень старую фотографию, но зачем Андрей опубликовал ее?

Под снимком имелась не менее странная надпись – «Мертвый город». Час от часу не легче! Почему мертвый? Какой еще Мертвый город? Нет там ничего, только пустая остановка и смазанное пятно. Снимок и подпись вызывали ощутимое беспокойство, любопытство, смешанное с предвкушением. Чутье убеждало: Ника, там страшная тайна! Из наушников лился чудный голос певицы, сладко замирало сердце, виделись черные кожаные доспехи, летящие волосы, меч с серебряной рукоятью, крылатые ангелы и темные демоны над головой… Ника внимательно изучила страницу Андрея и наткнулась на ссылку gorodckie-legendy.

Нажала не раздумывая, и первое, что увидела, – та самая фотография. А дальше другие, тоже черно-белые, неясные, словно в расфокусе – вроде бы очертания домов, темные тени, черные зеркала, не отражающие свет, лишь смутные образы, пугающие, неопределенные, завораживающие.


«Никогда не ходите в Мертвый город. Не ищите, даже не думайте о нем! Оттуда нет возврата, там обитают все ваши самые жуткие кошмары. Не верите? Имейте в виду, все самое страшное, что вы когда-либо видели в своих снах, лишь отголоски настоящего ужаса, гнездящегося в лабиринтах Мертвого города.

Вы думаете, что ищете Мертвый город? На самом деле Мертвый город ищет вас. Он подстерегает на безымянной автобусной остановке, в пустом автобусе, в машинах без номеров, в темных провалах подъездов пустых домов.

Он всегда рядом, за вашей спиной, стоит чуть быстрее оглянуться – и вы заметите его тень, бегущую за вашей…»


Холодок пробежал по спине. Ника поежилась. Фу, пугалка какая-то – подумала и быстро закрыла страницу.

– Детские сказки, – громко произнесла она и не услышала себя. Сняла наушники.

Она кое-что знала о мертвых городах, их еще называют городами-призраками, покинутых людьми из-за какой-нибудь техногенной или природной катастрофы, как, например, Чернобыль или Припять. Там радиация, люди жить не могут.

Но есть и другие, таинственные, как Вароша на острове Кипр. Он был когда-то самым знаменитым средиземноморским курортом, но во время военного конфликта оттуда ушли все жители, причем им не дали ни возможности, ни времени на сборы, заставили покинуть родные дома в одночасье. Говорят, там жутко. Шикарные отели и жилые дома зияют пустыми глазницами окон, в витринах магазинов стоят манекены, одетые по моде сорокалетней давности, – единственные жители покинутого города, где-то остались развешанное белье, неубранные постели, обед на столе, домашние тапочки, все еще ждущие своего хозяина. Говорят, там нет никого живого – ни одичавших кошек, ни крыс – вечных обитателей всех городов.

Город обнесен колючей проволокой, его охраняют от мародеров и любопытных искателей приключений, но, наверно, находятся такие, кто не боится охраны, те, кто, несмотря ни на что, идет в запретную зону, как сталкеры в поисках места, где исполняются все желания…

В дверь постучали.

– Ник, ну открой, правда! – вопил Митька. – Я больше не буду, мы тебе чай принесли, твой любимый, травяной.

Ника метнулась к двери, открыла, увидела Андрея с подносом, довольного Митьку.

– Не злись, – попросил брат.

Ника кивком поблагодарила Андрея, взяла чашку с подноса.

– Я не злюсь, – пробормотала она. – Андрюш, а что это за тема такая с Мертвым городом, а? Ты извини, я у тебя «ВКонтакте» нашла…

– А, это… – неопределенно протянул Андрей и пожал плечами. – Это так… местные легенды.

– Типа, страшилки детские? – уточнила Ника.

Митька крутился рядом и тоже очень интересовался страшилками. Он сразу же начал рассказывать все ужастики, которые ему довелось увидеть, услышать или прочитать, но его не слушали.

– Нет, не страшилки, – Андрей помялся. – У нас тут рассказывают, будто есть такое место, Мертвый город, туда можно попасть – оттуда пути нет. И там все не так, как у нас. Одним словом, болтают разное, но очевидцев нет, как ты понимаешь, а люди время от времени пропадают, и вроде некоторых видели последний раз, как они садились в пустые автобусы или машины без номеров…

– Я видела снимки, – перебила Ника, – значит, кто-то все же вернулся?

Андрей развел руками.

– Больше похоже на портал в параллельный мир, – забормотала Ника, – но если есть вход, значит, и выход имеется. Жаль, мало информации.

– Круто! – внезапно завопил Митька. – Давайте найдем этот портал и проверим!

– Можно попробовать, конечно, – Андрей неопределенно улыбнулся, он не слишком верил в разные легенды. – Мы иногда девчонок так пугаем, – признался он. – Рассказываем страшные истории, потом ведем на остановку, главное, чтоб там только один автобус останавливался, – хорошо срабатывает поздним вечером или в плохую погоду: таинственности больше.

Ника разочарованно вздохнула и отставила чашку с чаем.

– Я так и думала, что это тупая разводка, – обиделась она. Образ таинственного и прекрасного города потускнел и развеялся. – Вы сами все это выдумали, да?

– Нет, всякие слухи еще до нас ходили, – ответил Андрей, – мы просто допридумали потом, – и он обезоруживающе улыбнулся.

– Все, свободны, – Ника махнула рукой, показывая на выход. – Фотки тоже ваших рук дело?

Андрей отрицательно помотал головой:

– Фотки не наши – архивные, из музея.

Ника взглянула на Андрея с интересом:

– Вот как? И откуда же у тебя музейные фотки?

Андрей помялся и неохотно ответил:

– Ну, это так… при музее есть клуб краеведческий, я уже три года туда хожу. У нас вообще много чего интересного, ты не думай: вот в тридцати километрах от города археологи работают, международная группа, мы им помогаем на раскопках, путешествуем, на байдарках сплавляемся, у нас тут знаешь какие реки…

– Так ты археологией увлекаешься? – перебила Ника.

В ее голосе как будто прозвучала насмешка.

– Ну, типа того, – Андрей сник.

– Ладно, хорошо, допустим, – торопливо заговорила Ника, – раскопки, археология… какое это имеет отношение к снимкам?

– Иногда мы работаем в архиве, помогаем там все сортировать. Ищем что-нибудь интересное.

– Так, прекрасно, – нетерпеливо оборвала его Ника. – Вот ты нашел эти снимки – что, на них были какие-то подписи? Что-нибудь?

– Они вроде нашему краеведу принадлежали, он их и в музей передал вместе с другими документами. Кстати, это он организовал кружок при музее. Там такая история темная, краевед этот чокнутый повернутый был на всяких артефактах, все искал чего-то и приставал ко всем со своими догадками, предположениями и находками, – объяснил Андрей.

– В каком смысле – чокнутый? – уточнила Ника, хотя и знала, что не получит определенного ответа на свой вопрос, потому что многих считали чокнутыми, а они оказались гениями.

– О нем почти забыли уже, – ответил Андрей. – С тех пор как он пропал, лет двадцать прошло.

– Пропал?! – хором воскликнули Ника и Митя.

– Ну да, пропал, люди, бывает, пропадают, потом находятся или не находятся. Он же постоянно где-то бродил – то один, то с такими же повернутыми. Мало ли, что могло случиться, мог заблудиться в лесу, замерзнуть, в болоте утонуть…

– Брр! – Митьке не понравилось.

– А мог уйти в Мертвый город, – задумчиво произнесла Ника. – Ты хоть раз видел ту остановку? – она пристально посмотрела Андрею прямо в глаза.

Брат пожал плечами и отвел взгляд:

– Не знаю… может, и видел когда… Кто знает? Нет же никого, кто бы подсказал: вот видишь – это та самая остановка, посиди тут, подожди немного – и за тобой приедет пустой автобус.

Митька натужно захохотал, специально, потому что испугался – он всегда так делает, когда боится.

Ника почувствовала, как внутри нее начало потихоньку разрастаться эдакое щекочущее беспокойство. Подспудно зреющее желание приключений, пусть даже опасных, хотя особой опасности она и не видела – ведь нет ничего опасного в том, чтоб просто побродить по городу в поисках таинственной остановки. Никто не заставит Нику сесть в подозрительный автобус, и уж тем более в чужую машину; она взрослая девушка, прекрасно осведомленная о том, какие последствия могут быть у подобного шага. Но понаблюдать со стороны, проникнуться духом тайны! Почему нет?

– Знаете что, – Ника решительно встала со стула, – а давайте найдем эту остановку!

Глава 3
Поиски

Мальчишки встретили ее решимость без особого воодушевления. Митьке по-прежнему хотелось в цирк, Андрею, судя по всему, совсем не улыбалось проделывать порядком надоевший фокус.

– Ну… я могу показать тебе остановку, которую мы девчонкам показывали, – предложил он.

Митька мгновенно вклинился:

– Посмотрим – и пойдем в цирк, да? Да?!

Ника нахмурилась:

– Я не совсем это имела в виду, – но, заметив, как вытянулись лица ее братьев, махнула рукой. – Ладно, покажи свою остановку.

Андрей и Митька исчезли. Пока Ника одевалась, она думала о том, что лучше всего осмотреться на месте, а там видно будет. Возможно, она продолжит поиски в одиночестве, чтоб братья не крутились под ногами. Таинственные места требуют к себе особенного отношения, чудо не совершается прилюдно, волшебство – сугубо интимный процесс, тут требуется не только и не столько знание, сколько искренняя вера, желание соприкосновения с невероятным. Как там было написано: не вы ищете чудо, но чудо ищет вас… Или нет, не так, в комментарии говорилось о Мертвом городе, в том смысле, что не ты ищешь его, а он ищет тебя… Но ведь это одно и то же?

Ника поняла, что совершенно запуталась в собственных мыслях.

Остановка разочаровала. Самая обычная, промежуточная, из тех, что расположены на второстепенных улицах, по которым ползут очень медленные автобусы, поджимающие бока, чтоб пропустить юркую легковушку, тормозящие у каждого столба, медленно раздвигающие двери, чтоб впустить или выпустить старушку с сумкой-тележкой, мамочку с коляской или сосредоточенного школьника, отягощенного безразмерным ранцем. Спальный район – он везде спальный район.

Оценив остановку, Ника сразу же заявила – нет. Может быть, поздним вечером или в середине дня, когда на улицах меньше всего людей, да и то не похожа, таинственности в ней ни на грош.

Она почему-то четко представляла себе правильную потустороннюю остановку – ей виделась то ли промышленная зона с серым бетонным забором, то ли пригород с унылыми домишками, пустая дорога – и эта самая заброшенная остановка, без опознавательных знаков, расписания движения и прочих признаков жизни.

Ника так отчетливо представила картинку, как будто видела ее раньше. Но когда? И где?

Братья наперебой что-то ей объясняли, убеждали, смеялись, опять требовали чего-то. Она шла между ними, кивала невпопад – и думала, думала…

Ответ пришел неожиданно, как будто что-то щелкнуло в памяти и…

– Вспомнила! – воскликнула она торжествующе.

Братья резко остановились и уставились на нее абсолютно непонимающими глазами.

– Вспомнила! – повторила она. – Я видела ее, когда мы летом ездили на вашу дачу.

– Кого? – переспросил удивленный Андрей.

– Да остановку же! – Ника досадливо поморщилась. – Почти перед самым выездом из города, там еще с одной стороны какие-то предприятия, а с другой – частные дома. Я еще у твоего отца спросила, что за остановка, а он ответил, что здесь все под снос и остановки нет, отменили. Понимаешь, образовалась брешь, и в нее проник Мертвый город.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2