Иосиф Сталин.

И. В. Сталин. Цитаты



скачать книгу бесплатно

© Кувшинов В., сост., 2017

© ООО «Литео», 2017

От составителя

Слава Богу, сейчас литературы о Сталине много. Литературы различной как по уровню, так и по направлению. Закончилось время возвеличивания, прошло время ниспровержения, время забвения тоже пронеслось. Много книг о Сталине. О нём пишут, про него рассказывают, на него ссылаются… Да вот беда: самому Сталину слово не дают. Если цитаты и включаются в текст, то очень кратко и подчас эти самые цитаты вырываются из контекста. Так хлеще получается. А ведь фраза, вырванная из общего смысла, может приобрести направленность противоположную. За примером далеко не пойдём. Откроем первый том сочинений Сталина (известное 13-томное собрание сочинений, то, которое начали ещё при жизни Иосифа Виссарионовича). Страница 290. Читаем:

Что не сделает закон, то должна восполнить пуля!


Какое прекрасное доказательство “кровожадности”! Да вот какая неувязочка. Есть следующая фраза. Полностью указанная цитата звучит вот как:

Что не сделает закон, то должна восполнить пуля! Так думает царское правительство.

(«Фабричное законодательство и пролетарская борьба» т.1 стр.290.)


Разница смыслов видна. Составитель при работе над настоящим сборником старался брать фразы в том контексте, в котором они были написаны. Может быть, это утяжелило цитаты. Это невелика беда. Гораздо важнее не исказить смысл написанного! Кроме того, полностью сохранена оригинальная орфография и пунктуация.

Настоящий сборник ни в коей мере не является попыткой научного изучения литературного наследия И. В. Сталина. Составитель, как человек далёкий от каких-либо политических пристрастий и личных антипатий, взял на себя труд по возможности беспристрастно обработать материал и выписать некоторые мысли. Работа велась не только по собранию сочинений И. В. Сталина (И. В. Сталин. Сочинения. Государственное издательство политической литературы. Москва, 1953 г.), но и по тем дополнительным томам, что вышли в последнее время, В настоящий сборник вошли цитаты из 18 томов Собрания сочинений. Указанные тома охватывают период с 1901 по 1952 год. В сборник вошли также материалы Ялтинской, Тегеранской и Потсдамской конференций, переписка И. В. Сталина и премьер-министрами Великобритании и президентами Соединённых Штатов Америки.

Интерес к личности Сталина в обществе налицо, и составитель надеется, что и к слову Сталина интерес также будет проявлен. Итак…


Предоставим слово документу.

(«Заговор против революции» т.3 стр.347.)


Составитель В. Кувшинов

Об Америке и Англии

Экономические системы в Германии и США одинаковые, но, тем не менее, между ними возникла война. Экономические системы США и СССР различны, но они не воевали друг с другом, а сотрудничали во время войны. Если две разные системы могли сотрудничать во время войны, то почему они не могут сотрудничать в мирное время? Конечно, подразумевается, что если будет желание сотрудничать, то сотрудничество вполне возможно при разных экономических системах.

Но если нет желания сотрудничать, то даже при одинаковых экономических системах государства и люди могут передраться.

(«Интервью с господином Стассеном 9 апреля 1947 года» т.16)


дела в США обстоят неплохо. Америка защищена двумя океанами. На севере с ней граничит слабая страна Канада, а на юге – слабая страна Мексика. Соединенным Штатам нечего их бояться. После войны за независимость США в течение 60 лет не воевали, пользовались миром. Все это помогло быстрому развитию США. Кроме того, население США состоит из людей, давно уже освободившихся от гнета королей и земельной аристократии. Это обстоятельство также облегчило бурное развитие США.

…два конкурента США на мировых рынках – Япония и Германия – устранены. В результате этого спрос на американские товары возрастет, и это создаст благоприятные условия для развития США. Такие рынки, как Европа, Китай и Япония, открыты для США. Это поможет США. Таких условий раньше никогда не было.

(«Интервью с господином Стассеном 9 апреля 1947 года» т.16)


Теоретически, конечно, не исключено, что можно в условиях капитализма понемногу, шаг за шагом, идти к той цепи, которую Вы называете социализмом в англо-саксонском толковании этого слова. Но что будет означать этот “социализм”? В лучшем случае – некоторое обуздание наиболее необузданных отдельных представителей капиталистического профита, некоторое усиление регулирующего начала в народном хозяйстве. Все это хорошо. Но как только Рузвельт или какой-либо другой капитан современного буржуазного мира захочет предпринять что-нибудь серьезное против основ капитализма, он неизбежно потерпит полную неудачу. Ведь банки не у Рузвельта, ведь промышленность не у него, ведь крупные предприятия, крупные экономии – не у него. Ведь все это является частной собственностью. И железные дороги, и торговый флот – все это в руках частных хозяев. И, наконец, армия квалифицированного труда, инженеры, техники, они ведь тоже не у Рузвельта, а у частных хозяев, они работают на них. Нельзя забывать о функциях государства в буржуазном мире. Это – институт организации обороны страны, организации охраны “порядка”, аппарат собирания налогов. Хозяйство же в собственном смысле мало касается капиталистического государства, оно не в его руках. Наоборот, государство находится в руках капиталистического хозяйства. Поэтому я боюсь, что Рузвельт, несмотря на всю свою энергию и способности, не добьется той цели, о которой Вы говорите, если вообще у него есть эта цель. Может быть, через несколько поколений можно было бы несколько приблизиться к этой цели, но я лично считаю и это маловероятным.

(«Беседа с английским писателем Г. Д. Уэллсом 23 июля 1934 года» т.14)


Сталин. Торгаши никогда не отличались храбростью, ведь мертвецам деньги не нужны. А других идеалов у англичан и американцев нет. Когда над всем господствует нажива, умирать трудно, потому что не за что. Вот они и спасают шкуры.

(«Беседа с А. М. Лавровым 12 июня 1941 года» т.15)


В наши задачи входило раньше американцев вступить в Прагу. Американцы очень торопились, но благодаря рейду Конева удалось обогнать их и попасть раньше, перед самым падением Праги. Американцы бомбили чехословацкую промышленность. Этой линии американцы держались везде в Европе. Для них было важно уничтожить конкурирующую с ними промышленность. Бомбили они со вкусом!

(«Запись беседы с С. М. Эйзенштейном и Н. К. Черкасовым по поводу фильма “Иван Грозный” 26 февраля 1947 года» т.18)


По сути дела господин Черчилль стоит теперь на позиции поджигателей войны. И господин Черчилль здесь не одинок, – у него имеются друзья не только в Англии, но и в Соединенных Штатах Америки.

Следует отметить, что господин Черчилль и его друзья поразительно напоминают в этом отношении Гитлера и его друзей. Гитлер начал дело развязывания войны с того, что провозгласил расовую теорию, объявив, что только люди, говорящие на немецком языке, представляют полноценную нацию. Господин Черчилль начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершить судьбы всего мира. Немецкая расовая теория привела Гитлера и его друзей к тому выводу, что немцы как единственно полноценная нация должны господствовать над другими нациями. Английская расовая теория приводит господина Черчилля и его друзей к тому выводу, что нации, говорящие на английском языке, как единственно полноценные должны господствовать над остальными нациями мира.

По сути дела господин Черчилль и его друзья в Англии и США предъявляют нациям, не говорящим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно, и тогда все будет в порядке, – в противном случае неизбежна война.

Но нации проливали кровь в течение пяти лет жестокой войны ради свободы и независимости своих стран, а не ради того, чтобы заменить господство Гитлеров господством Черчиллей. Вполне вероятно поэтому, что нации, не говорящие на английском языке и составляющие вместе с тем громадное большинство населения мира, не согласятся пойти в новое рабство.

Трагедия господина Черчилля состоит в том, что он как закоренелый тори не понимает этой простой и очевидной истины.

Несомненно, что установка господина Черчилля есть установка на войну, призыв к войне с СССР.

(«Ответ корреспонденту “Правды”, 1946 год» т.16)


Господин Черчилль утверждает, что “Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София – все эти знаменитые города и население в их районах находятся в советской сфере и все подчиняются в той или иной форме не только советскому влиянию, но и в значительной степени увеличивающемуся контролю Москвы”. Господин Черчилль квалифицирует все это как не имеющие границ “экспансионистские тенденции” Советского Союза.

Не требуется особого труда, чтобы показать, что господин Черчилль грубо и беспардонно клевещет здесь как на Москву, так и на поименованные соседние с СССР государства.

Немцы произвели вторжение в СССР через Финляндию, Польшу, Румынию, Венгрию. Немцы могли произвести вторжение через эти страны потому, что в этих странах существовали тогда правительства, враждебные Советскому Союзу. В результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу около семи миллионов человек. Иначе говоря, Советский Союз потерял людьми в несколько раз больше, чем Англия и Соединенные Штаты Америки, вместе взятые. Возможно, что кое-где склонны предать забвению эти колоссальные жертвы советского народа, обеспечившие освобождение Европы от гитлеровского ига. Но Советский Союз не может забыть о них. Спрашивается, что же может быть удивительного в том, что Советский Союз, желая обезопасить себя на будущее время, старается добиться того, чтобы в этих странах существовали правительства, лояльно относящиеся к Советскому Союзу? Как можно, не сойдя с ума, квалифицировать эти мирные стремления Советского Союза как экспансионистские тенденции нашего государства?

(«Ответ корреспонденту “Правды”, 1946 год» т.16)


Г-н Моррисон утверждает, что русские отказались от сотрудничества с англичанами в германском вопросе, в вопросе восстановления Европы. Это сущая неправда. Едва ли сам г-н Моррисон верит в свое заявление. На самом деле, как известно, отказались от сотрудничества не русские, а англичане и американцы, так как они знали, что русские не пойдут на восстановление фашизма в Германии, на превращение Западной Германии в базу для агрессии.

Что касается сотрудничества в деле экономического восстановления Европы, то СССР не только не отказывался от такого сотрудничества, а, наоборот, сам предлагал его осуществить на началах равноправия и соблюдения суверенитета европейских стран без какого-либо диктата извне, без диктата Соединенных Штатов Америки, без закабаления стран Европы Соединенными Штатами Америки.

(«По поводу заявления господина Моррисона» т.18)

Итак, американцы и англичане объявили нам широкомасштабную тайную войну… Впрочем, начиная с победы Октябрьской революции, они ее никогда и не прекращали. Разве что, напуганные Гитлером, несколько притушили ее огонь в годы второй мировой войны. Ну что же, раз американцы и англичане хотят тайной войны – они ее получат.

(«Беседа с А. М. Лавровым и А. М. Джугой (август 1950 года)» т.16)


Американцы хотят все подчинить себе. Но Америку ни в одной столице не уважают.

(«Выступление на заседании бюро Президиума ЦК КПСС 27 октября 1952 года» т.18)

Об американских кредитах

ПБ, видимо, не учитывает больших изменений, происшедших в последнее время в международном мире. Самое важное из этих изменений состоит в том, что влияние САСШ начало падать как в Китае – в пользу Японии, так и в Европе (особенно после прихода к власти Фон-Папена) – в пользу Франции. Это – очень важное обстоятельство. В связи с этим САСШ будут искать связи с СССР. И они уже ищут их. Одно из доказательств – приезд Ланкастера, представителя одного из самых сильных банков Америки. Учтите это новое обстоятельство.

(«Письмо Л. М. Кагановичу (ранее 12 июня 1932 года)» т.17)


Записка Андрейчина об его беседе с Ланкастером заслуживает внимания. Эта записка, как и вторая беседа Межлаука, свидетельствуют о том, что в Америке назревает или уже назрело дело о признании СССР и предоставлении нам кредита или займа. Пусть Межлаук, Пятаков и Калманович сделают Ланкастеру примерно следующее заявление: первое, мы согласны в виде исключения нарушить оправданную опытом традицию и идем на переговоры о займе, не дожидаясь официального признания СССР; второе, пусть дают нам заем в сто-двести миллионов рублей на восемь лет из семи процентов; третье, пусть прибавят к этим процентам пять процентов годовых в возмещение претензий банка так, чтобы нам пришлось платить ежегодно не более двенадцати процентов в продолжение восьми лет, чем и должны быть исчерпаны все претензии банка; четвертое, при этих условиях мы согласны часть заказов теперь же передать в Америку, если цены и условия кредита будут приемлемые, причем будет учтена заинтересованность национального банка в получении заказов известными фирмами.

Как вы думаете, можно нам пойти на такие условия. Я думаю, что можно.

(«Телеграмма Л. М. Кагановичу, В. М. Молотову 9 июня 1932 года» т.17)


Нужно немедля поднять в печати кампанию насчет богатейших перспектив стерлитамакской, ухтинской и эмбинской нефти. Нужно на протяжении ряда номеров “Известий” прокричать о богатейших залежах нефти в этих районах и о том, что при таких богатых перспективах придется большую часть грозненской, майкопской и бакинской нефти повернуть на экспорт.

Надо устроить ряд интервью с геологами, особенно с Губкиным, с Косиором и Ганшиным с заявлением о небывалых запасах нефти в восточных районах. Вполне возможно, что такая кампания заставит англо-американских нефтяников возобновить переговоры и пойти на уступки нам.

(«Телеграмма Л. М. Кагановичу, В. М. Молотову 9 июня 1932 года» т.17)


Насчет шума по поводу нефти вышло у Вас неплохо. Обязательно добавьте к названным в “Правде” новым источникам нефти на востоке еще один источник – Якутию. Я посылаю Вам соответствующее сообщение Орготдела ЦК о нефти в Якутии. Я думаю, что указание Староватова не лишено основания. Помимо шума о нефти, мне кажется, что нефть в Якутии (а там есть нефть) для нас прямо благодеяние, ценная находка. Обратите на это дело серьезное внимание.

(«Письмо Л. М. Кагановичу 15 июня 1932 года» т.17)


САСШ – дело сложное. Поскольку они пытаются вовлечь нас лаской в войну с Японией, мы их можем послать к матери. Поскольку же нефтяники САСШ согласны дать нам 100 миллионов рублей в кредит, не требуя от нас политических компенсаций, – было бы глупо не брать от них денег.

(«Письмо В. М. Молотову 19 июня 1932 года» т.17)


Беседу с Ланкастером читал. По-моему, мы должны стараться получаемый кредит, который Ланкастер считает кредитом для обслуживания наших заказов в Америке, превратить фактически в заем, максимально свободный от обязательств. В связи с этим надо заявить Ланкастеру, что при получении 50 миллионов долларов на 8 лет из 7 процентов годовых плюс 5 процентов добавочных мы можем использовать для заказов в Америке максимум 5–7 процентов суммы кредита. Это, конечно, не понравится ему. Но тогда надо заявить ему, что мы могли бы использовать на заказы в Америке 15–20 процентов суммы кредита, если получим 100 миллионов долларов сроком на 10 лет и при обязательном снижении добавочного процента с пяти до трех. На этом надо стоять крепко и посмотреть, как будет реагировать Ланкастер. Теперь ясно, что главная забота Ланкастера – это размер заказов в Америке. По этому месту и надо бить его.

(«Телеграмма Л. М. Кагановичу, В. М. Молотову 21 июня 1932 года» т.17)


Надо настаивать на второй схеме предложения в отношении Ланкастера (100 миллионов долларов, 10 лет сроку, 3 % (а не 5 %) добавочных, 15–20 % заказов от 100 миллионов долларов). Эта схема нам выгодна. Она выгодна и Ланкастеру, так как дает ему заказов на 40 миллионов руб., вместо 5–7 миллионов руб. по первой схеме, а сумму его претензий подымает до 60 миллионов руб. (вместо 40 миллионов руб. по первой схеме). В крайнем случае, можно пойти на увеличение заказов до 25 % от суммы кредита, ни в коем случае не отступая от других условий второй схемы. Я думаю, что Ланкастер вынужден будет пойти на эту схему, так как основной вопрос для Ланкастера (и его банка) – это привлечение больших заказов для закрываемых заводов в Америке и оживление промышленности, спасение заводов от краха.

(«Письмо Л. М. Кагановичу (после 21 июня 1932 года)» т.17)


Читал последнюю беседу с Ланкастером. Схемы Ланкастера неприемлемы. Мы можем пойти на частичное удовлетворение претензий частного банка лишь при условии получения большого займа. Это основная наша предпосылка. Без такой комбинации соглашение исключено. Поэтому мы должны стоять твердо на базе нашей схемы, предложенной Ланкастеру 27 июня. Можно, в крайнем случае, пойти на увеличение наших заказов в Америке до 30 процентов от займа, а в случае признания СССР – до 35 процентов.

(«Телеграмма Л. М. Кагановичу, В. М. Молотову 1 июля 1932 года» т.17)

Об анархистах

Дело не в том, за кем сегодня идёт бо?льшая или меньшая «масса», – дело в существе учения. Если «учение» анархистов выражает истину, тогда оно, само собой разумеется, обязательно проложит себе дорогу и соберёт вокруг себя массу. Если же оно несостоятельно и построено на ложной основе, оно долго не продержится и повиснет в воздухе.

(«Анархизм или социализм?» т.1 стр.295.)


Мы против анархистов принципиально, но, поскольку за анархистами стоит хотя и небольшая часть рабочих, они имеют такое же право на существование, как, скажем, меньшевики и эсеры.

(«Против разрозненных демонстраций» т.3 стр.88.)


Можно и нужно защищать право организаций, в том числе и анархистов, на существование, когда хотят их оставить без крова. Но сливаться с анархистами и предпринимать вместе с ними безрассудные выступления, заранее обречённые на неудачу, – это недопустимо и преступно со стороны сознательных рабочих.

(«Против разрозненных демонстраций» т.3 стр.89.)


Ясно, что анархисты не поняли диалектического метода Маркса и Энгельса, – они выдумали свою собственную диалектику и именно с нею и сражаются так беспощадно.

Нам остаётся только смеяться, глядя на это зрелище, ибо нельзя не смеяться, когда видишь, как человек борется со своей собственной фантазией, разбивает свои собственные вымыслы и в то же время с жаром утверждает, что он разит противника.

(«Анархизм или социализм?» т.1 стр.310.)


Одно из двух: либо г-да анархисты и в глаза не видели вышеуказанных работ Маркса и Энгельса и занимаются “критикой” по наслышке, тибо они знакомы с указанными трудами Маркса и Энгельса, но заведомо лгут.

(«Анархизм или социализм?» т.1 стр.361.)


Конечно, анархисты вольны замечать или не замечать эти факты, они могут даже на песчаном берегу не замечать песка, – это их право.

(«Анархизм или социализм?» т.1 стр.305.)


Одно из двух: либо анархисты обманывают сами себя, либо не ведают, что говорят.

(«Анархизм или социализм?» т.1 стр.305.)


Нет, этим путём анархисты не докажут ничего, кроме собственного невежества.

(«Анархизм или социализм?» т.1 стр.303.)

Об атомном оружии

Я не считаю атомную бомбу такой серьезной силой, какой склонны ее считать некоторые политические деятели. Атомные бомбы предназначены для устрашения слабонервных, но они не могут решать судьбы войны, так как для этого совершенно недостаточно атомных бомб. Конечно, монопольное владение секретом атомной бомбы создает угрозу, но против этого существует по крайней мере два средства: а) монопольное владение атомной бомбой не может продолжаться долго; б) применение атомной бомбы будет запрещено.

(«Ответы на вопросы, заданные московским корреспондентом “Санди Таймс” господином А. Вертом, полученные 17 сентября 1946 года» т.16)


Вопрос. Что Вы думаете о шуме, поднятом на днях в иностранной прессе в связи с испытанием атомной бомбы в Советском Союзе?

Ответ. Действительно, недавно было проведено у нас испытание одного из видов атомной бомбы. Испытание атомных бомб различных калибров будет проводиться и впредь по плану обороны нашей страны от нападения англо-американского агрессивного блока.

Вопрос. В связи с испытанием атомной бомбы различные деятели США поднимают тревогу и кричат об угрозе безопасности США. Есть ли какое-либо основание для такой тревоги?

Ответ. Для такой тревоги нет никаких оснований. Деятели США не могут не знать, что Советский Союз стоит не только против применения атомного оружия, но и за его запрещение, за прекращение его производства. Как известно. Советский Союз несколько раз требовал запрещения атомного оружия, но он каждый раз получал отказ от держав Атлантического блока. Это значит, что в случае нападения США на нашу страну правящие круги США будут применять атомную бомбу. Это именно обстоятельство и вынудило Советский Союз иметь атомное оружие, чтобы во всеоружии встретить агрессоров.

Конечно, агрессоры хотят, чтобы Советский Союз был безоружен в случае их нападения на него. Но Советский Союз с этим не согласен и думает, что агрессора надо встретить во всеоружии.

Следовательно, если США не думают нападать на Советский Союз, тревогу деятелей США нужно считать беспредметной и фальшивой, ибо Советский Союз не помышляет о том, чтобы когда-либо напасть на США или на какую-либо другую страну.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20