Иоанн Павел II.

Энциклика «Матерь Искупителя» (Redemptoris Mater) Папы Римского Иоанна Павла II, посвященная Пресвятой Деве Марии как Матери Искупителя



скачать книгу бесплатно


Досточтимые братья, дорогие сыновья и дочери, приветствую вас и посылаю вам апостольское благословение!

Введение

1. Матери Искупителя принадлежит особая роль в замысле спасения, ибо «когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего Единородного, Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам подучить усыновление. А как вы – сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче!» (Гад 4, 4–6).

Именно с этих слов апостола Павла, приведенных в начале размышлений II Ватиканского Собора о Пресвятой Деве Марии[1]1
  Ср. II Ватиканский Собор, Догматическая конституция о Церкви Lumen gentium, 52, а также VIII раздел «О Пресвятой Богородице Деве Марии в тайне Христа и Церкви».


[Закрыть]
, я хочу начать свои размышления о значении Девы Марии в тайне Христа, о Ее активном и назидательном присутствии в жизни Церкви. В этих словах одновременно прославляется любовь Отца, посланничество Сына, дар Святого Духа, Дева, от Которой родился Спаситель, а также наше усыновление Богом в тайне «полноты времени»[2]2
  Выражение «полнота времени» (??????? ??? ??????) перекликается с близкими по смыслу иудейскими выражениями из Ветхого Завета (Быт 29, 21; 1 Цар 7, 12; Тов 14, 5), Нового Завета (ср. Мк 1, 15; Лк 21, 24; Ин 7, 8; Еф 1, 10), а также других источников. С формальной точки зрения оно указывает не только на завершение некоего хронологического процесса, но прежде всего на наступление или свершение какого-то особо важного периода, стремящегося положить конец ожиданию, которое благодаря этому приобретает эсхатологический смысл. Как следует из Гал 4, 4 – это пришествие Сына Божия, открывающее, что время некоторым образом исчерпало себя; то есть срок, назначенный в обещании, данном Аврааму, а также переданный Моисею через Закон, достиг своего максимума в том смысле, что Христос исполняет теперь обещание Бога и превосходит закон Ветхого Завета.


[Закрыть]
.

«Полнота времени» означает предопределенный от века момент, в который Отец послал Своего Сына, чтобы каждый, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин 3, 16); она означает благословенный момент, в который Слово, Которое было у Бога, «стало плотию и обитало с нами» (Ин 1, 1.14), став нашим братом; она определяет момент, когда Святой Дух, изливший полноту благодати на Марию из Назарета, сформировал в Ее девственном лоне человеческую природу Христа; это то мгновение, в которое с наступившей во времени вечностью это время искупается и, исполнившись тайны Христа, окончательно становится «временем спасения»; и, наконец, она определяет таинственное начало пути Церкви.

В литургии Церковь приветствует Марию из Назарета как свое начало[2]2
  Выражение «полнота времени» (??????? ??? ??????) перекликается с близкими по смыслу иудейскими выражениями из Ветхого Завета (Быт 29, 21; 1 Цар 7, 12; Тов 14, 5), Нового Завета (ср. Мк 1, 15; Лк 21, 24; Ин 7, 8; Еф 1, 10), а также других источников. С формальной точки зрения оно указывает не только на завершение некоего хронологического процесса, но прежде всего на наступление или свершение какого-то особо важного периода, стремящегося положить конец ожиданию, которое благодаря этому приобретает эсхатологический смысл. Как следует из Гал 4, 4 – это пришествие Сына Божия, открывающее, что время некоторым образом исчерпало себя; то есть срок, назначенный в обещании, данном Аврааму, а также переданный Моисею через Закон, достиг своего максимума в том смысле, что Христос исполняет теперь обещание Бога и превосходит закон Ветхого Завета.


[Закрыть]
[3]3
  Ср. Римский Миссал, Префация на 8 декабря в торжество Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии; Св. Амвросий Медиоланский, De Institutione Virginis, XV, 93–94 11 PL 16, 342; II Ватиканский Собор, Догматическая конституция о Церкви Lumen gentium, 68.


[Закрыть]
, ибо в Непорочном Зачатии Церковь видит предвестие спасительной пасхальной благодати, предуготованной для благороднейшего из ее членов, и прежде всего потому, что в Воплощении Церковь встречает неразрывно связанных Христа и Марию: своего Господа и Главу, соединенного с Той, Которая произнесла первое fiat Нового Завета, как Невеста и Матерь став ее прообразом.

2. Церковь, укрепляемая присутствием Христа (ср. Мф 28, 20), странствует во времени до скончания веков, идя навстречу грядущему Господу; но на этом пути – я хочу это особо подчеркнуть – она повторяет путь Девы Марии, Которая «следовала путем веры и верно хранила Свое единение с Сыном, до самого Креста»[4]4
  II Ватиканский Собор, Догматическая конституция о Церкви Lumen gentium, 58.


[Закрыть]
.

Эти столь содержательные и знаменательные слова взяты мной из конституции Lumen gentium, в заключительной части которой изложен синтез учения Церкви о Матери Христа, которую она почитает как возлюбленную Матерь и свой образец в вере, надежде и любви.

Вскоре после завершения Собора мой великий предшественник Павел VI, продолжая размышление о Пресвятой Деве, изложил в энциклике Christi Matri, а затем в апостольских посланиях Signum magnum и Marialis cultus[5]5
  Павел VI, Энциклика Christi Matri (15.09.1966) // AAS 58 (1966), 745–749; Апостольское послание Signum magnum (13.05.1967) // AAS 59 (1967), 465–475; Апостольское послание Marialis cultus (2.02.1974) Ц AAS 66 (1974), 113–168.


[Закрыть]
основание и критерии для особого почитания Матери Христа в Церкви, а также различные формы богородичного благочестия – литургического, народного и частного, – отвечающего духу веры.

3. Обстоятельство, которое побуждает меня затронуть эту тему – приближение 2000 года. В тысячелетний юбилей Рождества Иисуса Христа взоры верующих обращаются к Его земной Родительнице. В последние годы с разных сторон поступали предложения объявить перед этим событием аналогичный юбилей, посвященный празднованию рождества Марии.

Трудно найти точную хронологическую дату рождения Марии, но Церковь всегда осознавала, что Мария появилась на горизонте истории спасения прежде Христа[6]6
  В Ветхом Завете многократно предсказывалась тайна Марии: см. Св. Иоанн Дамаскин, Нот. In Dormitionem I, 8–9 // Sources chretiennes 80, 103–107.


[Закрыть]
. Когда приближалась «полнота времени» и спасительное ожидание Эммануила близилось к исполнению, Та, Которой было предназначено стать Его Матерью, уже была на земле. Именно это «опережение» Марией пришествия Христа ежегодно отражается в литургии Адвента. Если соотнести годы, приближающие нас к завершению второго тысячелетия от Рождества Христова и началу третьего, с историческим ожиданием Спасителя, то становится понятно, почему в этот период мы хотим особым образом обратиться к Ней, светившей среди «ночи» ожидания Пришествия, словно «утренняя Звезда» (Stella matutina). Действительно, как эта звезда предшествует восходу солнца, так Мария с момента Непорочного Зачатия предваряла пришествие Спасителя, восход «Солнца правды» в истории человечества[7]7
  Cm. Insegnamenti di Giovanni Paolo II, VI/2 (1983), 225; Пий IX, Булла Ineffabilis Deus (8.12.1854) // Pii IX P.M. Acta, pars I, 597–599.


[Закрыть]
. Ее жизнь в Израиле, тихая, почти незамеченная современниками, была ясной и открытой для Предвечного, Который связал с укрытой «Дщерью Сиона» (ср. Соф 3, 14; Зах 2, 14) Свой спасительный замысел, охватывающий всю историю человечества. Поэтому мы, христиане, на пороге второго тысячелетия, осознавая, что предвечный замысел Пресвятой Троицы находится в центре Откровения и веры, ощущаем необходимость отметить особое присутствие Матери Христа в истории, особенно непосредственно перед наступлением 2000 года.

4. II Ватиканский Собор готовит нас к этому, представляя в своем учительстве Богородицу в тайне Христа и Церкви. Ибо, если «тайна человека истинно проясняется лишь в тайне воплотившегося Слова», как гласит Собор[8]8
  II Ватиканский Собор, Пастырская конституция о Церкви в современном мире Gaudium et spes, 22.


[Закрыть]
, то этот принцип относится к «дщери рода человеческого», к необыкновенной «Жене», ставшей Матерью Христа. Только в тайне Христа полностью раскрывается Ее тайна. С самого начала Церковь старалась понимать ее именно так: тайна Воплощения помогала ей все глубже проникать в тайну земной Матери Воплощенного Слова, постигать ее. Переломное значение имел Эфесский Собор в 431 года, во время которого, к величайшей радости христиан, истина о Богоматеринстве Марии была торжественно провозглашена истиной веры Церкви. Мария – Богородица (Theotokos), поскольку благодаря Святому Духу зачала в Своем девственном лоне и родила Иисуса Христа – единосущного Отцу Сына Божия[9]9
  Эфесский Собор, Декрет In Conciliorum Oecumenicorum (Denzin-ger 250–264); cp. Халкидонский Собор: цит. пр., 84–87 (Denzinger 300-303).


[Закрыть]
. «Рожденный от Девы Марии, Он поистине стал одним из нас»[10]10
  II Ватиканский Собор, Пастырская конституция о Церкви в современном мире Gaudium et spes, 22.


[Закрыть]
, стал человеком. Так в тайне Христа вера Церкви озаряется тайной Его земной Матери. Догмат о Богоматеринстве Марии был для Эфесского Собора и продолжает оставаться для Церкви сегодня своего рода печатью, подтверждающей догмат о Воплощении, согласно которому Слово истинно принимает в единстве Своей личности человеческую природу, не поглощая ее.

5. II Ватиканский Собор видит Деву Марию в тайне Христа, находя в этом путь познания тайны Церкви. Мария – Матерь Христа, и это особым образом связывает Ее с Церковью, «которую Господь основал как Свое Тело»[11]11
  II Ватиканский Собор, Догматическая конституция о Церкви Lumen gentium, 52.


[Закрыть]
. Знаменательно, что текст соборного документа приближает истину о Церкви как теле Христа (основываясь на посланиях апостола Павла) к истине о том, что Сын Божий «был зачат Святым Духом и рожден Марией Девой». Воплощение находит свое продолжение в тайне Церкви, тела Христова. А о реальности Воплощения невозможно говорить, не упоминая Марию, Матерь Воплощенного Слова. В своих рассуждениях я хочу прежде всего вспомнить о «странствовании веры» Пресвятой Девы, в котором Она «верно хранила Свое единение с Сыном»[12]12
  См. там же, 58.


[Закрыть]
. Таким образом, эти «двойные узы» Богородицы с Христом и Церковью приобретают историческое значение. Речь идет не только о жизни Девы-Матери, о Ее особом пути веры и «благой части» в тайне спасения, но одновременно об истории всего Народа Божьего, обо всех, кто следует этим же путем веры. Об этом учит Собор, указывая в другом месте, что Мария «предшествует», что Она – «прообраз Церкви в порядке веры, любви и совершенного единения со Христом»[13]13
  Там же, 63; ср. Св. Амвросий Медиоланский, Expos. Evang. sec. Lucam II, 7 // CSEL 32/4, 45; De Institutione Virginis, XIV, 88–89 // PL 16, 341.


[Закрыть]
.

Это предшествование в качестве прообраза относится к самой сокровенной тайне Церкви, исполняющей свою спасительную миссию, соединяя в себе – подобно Марии – черты матери и девы. «И сама она – дева, которая блюдет неповрежденной и чистой верность, обещанную Жениху», а также «становится матерью, ибо… рождает к новой и бессмертной жизни своих сынов, зачатых от Святого Духа и рожденных от Бога»[14]14
  См. II Ватиканский Собор, Догматическая конституция о Церкви Lumen gentium, 64.


[Закрыть]
.

6. Все это происходит в величайшем историческом процессе, иными словами – в пути. Путь веры свидетельствует о внутреннем пути, об «истории души». В то же время это история людей, чья жизнь недолговечна на этой земле, но включена во всемирную историю. Далее я хочу сосредоточиться прежде всего на современном периоде, который еще не принадлежит истории, но уже создает историю, в том числе историю спасения. Здесь открывается широчайшая перспектива, в которой Пресвятая Дева Мария продолжает «предшествовать» Народу Божьему. Ее исключительный «путь веры» остается неизменным ориентиром для Церкви, для отдельных людей и общин, для народов, в определенном смысле – для всего человечества. Воистину трудно представить или измерить его.

Собор подчеркивает, что Богородица является эсхатологическим исполнением Церкви: «Церковь в лице Пресвятой Девы уже достигла совершенства, не имеющего ни пятна, ни порока (ср. Еф 5, 27)», но в то же время «верные Христу еще стремятся, подвизаясь против греха, возрастать в святости. Поэтому они устремляют свои взоры к Марии, Которая сияет как пример добродетелей всей общине избранных»[15]15
  Там же, 65.


[Закрыть]
. Богородица уже завершила путь веры: прославленная с Сыном в небе, Мария уже переступила порог, отделяющий веру от ви?дения «лицом к лицу» (1 Кор 13, 12). В эсхатологическом аспекте Мария остается Путеводной Звездой (Maris Stella)[16]16
  «Отринь свет солнца, освещающего мир: чем будет день? Откажись от Марии, Звезды моря, моря столь огромного и необъятного, – что же останется, кроме густого тумана и тени смертной в кромешной тьме?» Св. Бернард Клервоский, In Nativitate В. Mariae Sermo – De aquaeductu, 6 11 S. Bernardi Opera, V, 1968, 279; cp. In laudibus Virginis Matris Homilia II, 17: цит. изд., IV, 1966, 34 и сл.


[Закрыть]
для всех тех, кто еще следует путем веры. В своем земном пути они устремляют к Ней взоры, потому что Она «родила Сына, Которого Бог поставил первородным между многими братьями (Рим 8, 29)»[17]17
  II Ватиканский Собор, Догматическая конституция о Церкви Lumen gentium, 63.


[Закрыть]
, и Своей «материнской любовью… содействует воспитанию» братьев и сестер[18]18
  Там же, 63.


[Закрыть]
.

Часть I
Мария в тайне Христа

1. Благодати полная

7. «Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословивший нас во Христе всяким духовным благословением в небесах» (Еф 1,3). Слова из Послания к Ефесянам раскрывают предвечный замысел Бога и Отца, предвечный замысел о спасении человека во Христе, объемлющий всех людей, созданных по образу и подобию Божьему (см. Быт 1, 26). Все включенные «в начале» в Божественный акт творения предвечно включены в Божественный замысел спасения, который полностью открылся в «полноте времени», когда пришел Христос.

Бог, «Отец Господа Нашего Иисуса Христа», как написано в том же Послании к Ефесянам, «избрал нас в Нем прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви, предопределив усыновить нас Себе через Иисуса Христа, по благоволению воли Своей, в похвалу славы благодати Своей, которою Он облагодатствовал нас в Возлюбленном, в Котором мы имеем искупление Кровию Его, прощение грехов, по богатству благодати Его» (Еф 1, 4–7).

Божественный замысел спасения, который был открыт нам с пришествием Христа, предвечен. Он также предвечно связан с Христом, что следует из Послания к Ефесянам и других посланий апостола Павла (ср. Кол 1, 12–14; Рим 3, 24; Гал 3, 13; 2 Кор 5, 18–29). В этом замысле, объемлющем всех людей, особое место занимает «Жена», Мать Того, Кому Отец предвечно доверил дело спасения[19]19
  О предназначении Марии см. Св. Иоанн Дамаскин, Нот. in Nativitatem, 7; 10 // Sources chretiennes 80, 65; 73; Нот. In Dormitionem I, 3 // Sources chretiennes 80, 85: «Ибо это Она является Той, Которая была выбрана из многих поколений по предназначению и доброте Бога Отца, Который Тебя [Слово Божие] породил вне времени, не покидая Себя и не изменяясь; это Та, Которая родила Тебя, Своим телом, в последнее время…».


[Закрыть]
. Как учит II Ватиканский Собор, «Она пророчески изображена уже в обетовании… данном прародителям, впавшим в грех» (ср. Быт 3, 15). Она – Дева, Которая «во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут имя Ему: Эммануил» (ср. Ис 7, 14)[20]20
  II Ватиканский Собор, Догматическая конституция о Церкви Lumen gentium, 55.


[Закрыть]
. Таким образом, Ветхий Завет подготавливает «полноту времени», когда Бог послал «Сына Своего, Который родился от жены… дабы нам получить усыновление». Пришествие Сына Божьего в мир описано в первых главах Евангелия от Луки и Евангелия от Матфея.

8. Мария становится участницей тайны Христа в Благовещении, которое произошло в Назарете, в определенный момент истории Израиля – народа, к которому были обращены обетования Божии. Божий посланник возвещает Деве: «Радуйся, благодати полная! Господь с Тобою» (ср. Лк 1, 28). Мария же «смутилась от слов его и размышляла, что бы это было за приветствие» (Лк 1, 29), что означают эти необычные слова, а особенно, что значит «благодати полная» (Kecharitomene)[21]21
  В патристике существует множество интерпретаций данного слова: см. Ориген, In Lucam homiliae, VI, 7 11 Sources chretiennes 87, 148; Севериан из Габалы, In mundi creationem, Oratio VI, 10 11 PG 56, 497 n.; Св. Иоанн Златоуст, In Annuntiationem Deiparae et contra Arium impium 11 PG 62, 765 n.; Василий Селевкийский, Oratio 39, In Sanctissimae Deiparae Annuntiationem, 5 11 PG 85, 441–446; Антипатр Бострийский, Нот. II, In Sanctissimae Deiparae Annuntiationem, 3-11 11 PG 85, 1777–1783; Св. Софроний Иерусалимский, Oratio II, In Sanctissimae Deiparae Annuntiationem, 17–19 11 PG 87/3, 3235–3240; Св. Иоанн Дамаскин, Нот. In Dormi-tionem, I, 7 11 Sources chre'tiennes 80, 96-101; Св. Иероним, Epistola 65, 9 11 PL 22, 628; Св. Амвросий Медиоланский, Expos. Evang. Sec. Lucam, II, 9 11 CSEL 32/4, 45 n.; Св. Августин, Sermo 291, 4–6 11 PL 38, 1318 n.; Enchiridion, 36 11 11 PL 40, 250; Св. Пётр Хризолог, Sermo 142 11 PL 52, 579 n.; Sermo 143 11 PL 52, 583; Св. Фульгенций из Руспе, Epistola 17, VI, 12 11 PL 65, 458; Св. Бернард Клервоский, In laudibus Virginis Matris Homilia III, 2–3 11 S. Ber-nardi Opera, IV, 1966, 36–38.


[Закрыть]
.

Размышляя вместе с Марией над этим приветствием, в особенности над словами «благодати полная», мы можем заметить, что они совпадают по смыслу с приведенным выше отрывком из Послания к Ефесянам. После Благовещения Дева из Назарета названа «благословенной между женами» (см. Лк 1, 42), и это то же благословение, которым Бог Отец наполнил нас «во Христе… в небесах». Это духовное благословение относится ко всем людям, оно полно и всеобъемлюще («всякое благословение»), оно проистекает из любви, которая объединяет единосущного Сына с Отцом в Святом Духе. В то же время это благословение через Христа дано всей истории человечества до самого конца, дано всем людям. К Марии это благословение относится особо и исключительно, поэтому Елизавета называет Ее «благословенной между женами».

Смысл этого двойного приветствия заключается в том, что в душе «Дщери Сиона» отражена вся «слава [21]21
  В патристике существует множество интерпретаций данного слова: см. Ориген, In Lucam homiliae, VI, 7 11 Sources chretiennes 87, 148; Севериан из Габалы, In mundi creationem, Oratio VI, 10 11 PG 56, 497 n.; Св. Иоанн Златоуст, In Annuntiationem Deiparae et contra Arium impium 11 PG 62, 765 n.; Василий Селевкийский, Oratio 39, In Sanctissimae Deiparae Annuntiationem, 5 11 PG 85, 441–446; Антипатр Бострийский, Нот. II, In Sanctissimae Deiparae Annuntiationem, 3-11 11 PG 85, 1777–1783; Св. Софроний Иерусалимский, Oratio II, In Sanctissimae Deiparae Annuntiationem, 17–19 11 PG 87/3, 3235–3240; Св. Иоанн Дамаскин, Нот. In Dormi-tionem, I, 7 11 Sources chre'tiennes 80, 96-101; Св. Иероним, Epistola 65, 9 11 PL 22, 628; Св. Амвросий Медиоланский, Expos. Evang. Sec. Lucam, II, 9 11 CSEL 32/4, 45 n.; Св. Августин, Sermo 291, 4–6 11 PL 38, 1318 n.; Enchiridion, 36 11 11 PL 40, 250; Св. Пётр Хризолог, Sermo 142 11 PL 52, 579 n.; Sermo 143 11 PL 52, 583; Св. Фульгенций из Руспе, Epistola 17, VI, 12 11 PL 65, 458; Св. Бернард Клервоский, In laudibus Virginis Matris Homilia III, 2–3 11 S. Ber-nardi Opera, IV, 1966, 36–38.


[Закрыть]
благодати», которой Отец «облагодатствовал нас в возлюбленном Сыне Своем». Ангел приветствует Марию словами «благодати полная», при этом он произносит их так, словно они – Ее настоящее имя. Он не обращается к собеседнице по имени Мириам (Мария), а использует новое имя: «Благодати полная». Что означает это имя? Почему Ангел так называет Деву из Назарета?

Слово «благодать» в Библии означает особый дар, источник которого, согласно Новому Завету, – в жизни Троицы, Бога, Который есть любовь (см. 1 Ин 4, 8). Плод этой любви – избрание, о котором говорится в Послании к Ефесянам. Итак, это Божественное избрание – предвечная воля о спасении человека посредством приобщения его во Христе к жизни Бога (см. 2 Петр 1, 4), спасение через участие в сверхъестественной жизни. Следствием этого предвечного дара, благодати избрания человека Богом, является семя святости, живой источник в душе человека – дар Самого Бога, животворящий и освящающий избранных через благодать. Таким образом, исполняется, то есть становится действительностью, благословение человека «всяким духовным благословением», «усыновление через Иисуса Христа» – предвечно возлюбленного Сына Отчего.

Когда мы читаем обращенные к Деве Марии слова Ангела: «Благодати полная», – евангельский контекст, насыщенный древними откровениями и обетованиями, помогает нам понять, что речь идет о единственном в своем роде благословении среди всех «духовных благословений во Христе». В тайне Христа Богородица присутствует «прежде сотворения мира» как Матерь Воплощенного Сына, избранная Отцом и Сыном и предвечно препорученная Духу святости. Мария особым образом связана с Христом и подобным же образом возлюблена в предвечно возлюбленном Сыне, единосущном Отцу, в Котором сосредоточена вся «слава благодати». Она открыта «дару свыше» (ср. Иак 1, 17). Отцы Собора учат, что Мария «возвышается среди кротких и нищих Господних, которые с упованием ждут от Него спасения и получают его»[22]22
  II Ватиканский Собор, Догматическая конституция о Церкви Lumen gentium, 55.


[Закрыть]
.

9. Если приветствие и имя «Благодати полная» свидетельствуют об этом, то в контексте Ангельского приветствия они относятся прежде всего к избранию Марии Матерью Сына Божьего. Полнота благодати указывает и на то, что Мария получила сверхъестественные дары, связанные с Ее избранием и предназначением стать Матерью Христа. Если это избрание играет ключевую роль в исполнении спасительного замысла Бога о человеке и если предвечное избрание во Христе и предназначение к усыновлению касается всех людей, то избрание Марии является исключительным и единственным. Этим также объясняется Ее уникальное и исключительное значение в тайне Христа.

Ангел говорит Ей: «Не бойся, Мария; ибо Ты обрела благодать у Бога; и вот зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус. Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего» (Лк 1, 30–32). А когда Дева, смущенная необычным приветствием, спрашивает: «Как будет это, когда Я мужа не знаю?», Она слышит от Ангела подтверждение предыдущих слов и их объяснение. Гавриил говорит: «Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим» (Лк 1, 35).

Итак, Благовещение – это откровение тайны Воплощения в самом начале его осуществления на земле. Бог делает Свою жизнь, Себя Самого, спасительным даром для всего творения и непосредственно для человека. Этот дар достигает в тайне Воплощения высочайшего уровня. Это высший дар среди всех даров благодати в истории человека и вселенной. Мария «полна благодати», поскольку именно в Ней осуществляется Воплощение Слова, соединение Сына Божьего с человеческой природой в ипостасном единстве. Мария, как учат отцы Собора, – «Матерь Сына Божьего, а потому – возлюбленная Дщерь Отца и святыня Святого Духа, и этим даром исключительной благодати Она безмерно превосходит все прочие тварные существа: и небесные, и земные»[23]23
  Ср. там же, 53.


[Закрыть]
.

10. В Послании к Ефесянам, в отрывке, повествующем о «славе благодати», которой Бог Отец «облагодатствовал нас в Возлюбленном», есть такие слова: «…в Котором мы имеем искупление Кровию Его» (Еф 1, 7). Согласно учению, изложенному в важнейших документах Церкви, эта «слава благодати» явлена в Матери Божией потому, что Она «искуплена наивысшим образом»[24]24
  См. Пий IX, Булла Ineffabilis Deus (8.12.1854) // Pii IX P.M. Acta, pars I, 616; II Ватиканский Собор, Догматическая конституция о Церкви Lumen gentium, 53.


[Закрыть]
. По богатству благодати Возлюбленного Сына, ради искупительных заслуг Того, Кто должен был стать Ее Сыном, Мария была сохранена от наследования первородного греха[25]25
  См. Св. Герман Константинопольский, In Annuntionem SS. Deiparae Нот. 11 PG 98, 327 n.; Св. Андрей Критский, Canon in В. Mariae Natalem, 4 11 PG 97, 1321 n.; In Nativitatem B. Mariae, I // PG 97, 811 n.; Horn, in Dormitionem S. Mariae, 1 // PG 97, 1067 n.


[Закрыть]
. Таким образом, с момента зачатия, с первой минуты Своей жизни, Она принадлежит Христу, участвует в спасительной благодати и в той любви, источник которой в «Возлюбленном», в Сыне Предвечного Отца, Который благодаря Воплощению стал Ее собственным Сыном. Поэтому, благодаря Святому Духу, в аспекте благодати, то есть участия в Божественной природе, Мария получает жизнь от Того, Кому в аспекте земного рождения Сама дала жизнь как Мать. В Литургии Ее называют «Родительницей Своего Творца»[26]26
  Литургия часов, 15 августа, в торжество Успения Пресвятой Богородицы, гимн из 1-й и 2-й Вечерни; Св. Пётр Дамиан, Carmina et preces, XLVII11 PL 145, 934.


[Закрыть]
и приветствуют Ее словами, которые Данте Алигьери вложил в уста святого Бернарда: «Дочь Своего же Сына»[27]27
  Данте Алигьери, «Божественная Комедия», Рай, XXXIII, 1; ср. Литургия часов, Воспоминание Пресвятой Девы Марии в субботу, Гимн II из молитвенных чтений.


[Закрыть]
. Поскольку эту «новую жизнь» Мария получает в полноте, соответствующей любви Сына к Матери, а следовательно, достоинству Ее Богоматеринства, Ангел обращается к Ней: «Благодати полная».

11. Тайна Воплощения в спасительном замысле Пресвятой Троицы преизобильно выполняет обещание, данное Богом людям после совершения первородного греха, первого греха, последствия которого тяготеют над всей земной историей человечества (ср. Быт 3, 15). И вот в мир приходит Сын, «семя Жены», Который с корнем вырвет зло греха – «поразит змея в голову». Как следует из слов «протоевангелия», победа Сына Жены наступит после долгой борьбы, которая будет длиться на протяжении всей истории человечества. Пророчество о «вражде», данное вначале, подтверждается в Апокалипсисе, книге о последнем дне Церкви и мира, в которой вновь появляется знамение «Жены», на сей раз «облеченной в солнце» (Откр 12, 1).

Мария, Матерь Воплощенного Слова, оказывается в самом центре этой вражды, борьбы, сопровождающей земную историю человечества и историю спасения. Мария, принадлежащая к «кротким и нищим Божиим», как никто из людей несет в Себе «славу благодати», которой Отец «облагодатствовал нас в Возлюбленном», и эта благодать определяет необычайное величие и красоту всего Ее человеческого естества. Перед Богом и всем человечеством Мария остается неизменным и нерушимым знаком Божественного избрания, о котором говорится в одном из посланий апостола Павла: «во Христе… избрал нас прежде создания мира… предопределив усыновить нас Себе» (Еф 1, 4.5). Это избрание превыше всякого зла и греха, всей вражды, которой ознаменована земная история человечества. Мария остается в этой истории знаком нерушимой надежды.

2. Блаженна Уверовавшая

12. После повествования о Благовещении евангелист Лука ведет нас вслед за Девой из Назарета «в нагорную страну, в город Иудин» (Лк 1, 39). По мнению ученых, сегодня этот город, расположенный в горной местности в окрестностях Иерусалима, называется Эйн-Карем. Мария «с поспешностью пошла» туда, чтобы навестить Свою родственницу Елизавету. Поводом посещения могли послужить слова Архангела Гавриила о Елизавете, которая в преклонном возрасте зачала по воле Божией от мужа Захарии: «Вот и Елизавета, родственница Твоя, называемая неплодною, и она зачала сына в старости своей, и ей уже шестой месяц» (Лк 1, 36–37). Ангел говорит о том, что произошло с Елизаветой, чтобы ответить на вопрос Марии: «Как будет это, когда Я мужа не знаю?» (Лк 1, 34). Это осуществится «силой Всевышнего», подобно тому, как это совершилось с Елизаветой.

Итак, Мария, движимая любовью, отправилась в дом Своей родственницы. У входа в дом в ответ на приветствие Марии Елизавета, «исполненная Святого Духа», чувствуя необычное движение младенца в лоне, громко приветствовала Марию: «Благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего!» (см. Лк 1, 40–42). Это восклицание позднее вошло в молитву Радуйся, Мария как продолжение Ангельского приветствия, став таким образом одной из наиболее часто читаемых молитв Церкви. Еще знаменательнее слова последовавшего вопроса Елизаветы: «И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне?» (Лк 1, 43). Это свидетельство Елизаветы о Марии: она признает и провозглашает, что перед ней Мать Господа, Мать Мессии. В этом свидетельстве участвует также сын Елизаветы, которого она носит в своем лоне: «… взыграл младенец радостно во чреве моем». «Младенец» – в будущем Иоанн Креститель, который у реки Иордан укажет на Иисуса как на Мессию.

Все слова в приветствии Елизаветы несут в себе глубокий смысл, но самую важную роль играет заключительная фраза: «Блаженна Уверовавшая, потому что совершится сказанное Ей от Господа» (Лк 1, 45)[28]28
  См. Св. Августин, De Sancta Virginitate, III 11 PL 40, 398; Sermo 25, 7 // PL 46, 937 n.


[Закрыть]
. Значение этих слов можно сравнить со словами Ангельского приветствия – «благодати полная». Оба выражения открывают важную истину о Марии, Которая действительно присутствует в тайне Христа именно потому, что «уверовала». Полнота благодати в Ангельском приветствии означает дар Самого Бога; вера Марии, о которой возвещает Елизавета, указывает на то, как Дева из Назарета ответила на этот дар.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное