Иннокентий Сланевский.

На грани. Рассказы



скачать книгу бесплатно

© Иннокентий Сланевский, 2017


ISBN 978-5-4490-0745-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1. НА ГРАНИ. ПОСЛЕДНИЙ ДОМ

– Я поздравляю тебя, капитан, теперь мы с тобой подводники! – сказал, обращаясь ко мне полковник, – Были летчики, а теперь подводники. Переквалифицировались, так сказать. А вернее, нас переквалифицировали. С одной лишь разницей: меня чуть раньше, а тебя чуть позже.

– Что тут, черт побери, происходит, командир? – воскликнул я, пока еще не осознавший в полной мере произошедшей со мной перемены.

– Все очень просто, капитан: в переводе на современный жаргон, нас с тобой слили и отформатировали. Как ты уже, вероятно, успел заметить, мы находимся на дне моря. Вместо легких у нас жабры, и мы можем дышать, только находясь в воде. Голосовых связок у нас теперь тоже больше нет и говорить мы уже не можем, мы общаемся мысленно: ты передаешь мне свою мысль, а я тебе свою: вот так и находим понимание. Со временем у твоего тела, как ныне и у моего, появятся и иные изменения: перепонки между пальцами, чешуйчатая кожа, вырастет хвост, и так далее. Поначалу тебе это будет казаться необычным и даже неприемлемым, но это не смертельно: ты привыкнешь и освоишься.

– Кто все это с нами сделал и почему вы так спокойно к этому относитесь, командир?! – возмутился я. – Неужели вы с этим смирились?!

– Не сразу, капитан, – невозмутимо ответил мне полковник, – а со временем. Когда понял, что иной вариант невозможен.

– Что произошло с вами, командир? И что произошло в конце концов со мной? Можете вы мне дать на это хоть какой-нибудь вразумительный ответ?

– Попробую капитан, – согласился полковник. – Это случилось на третий год войны. Я летел бомбить врага, находящегося по ту сторону моря, в котором мы сейчас с тобой благополучно пребываем. Мой самолет внезапно потерял управление в небе над морем. Но клянусь, что он был абсолютно исправен! Я проверял! И проверял его перед каждым вылетом! На тот момент я уже летал много лет, имел сотни боевых вылетов, своей машиной я управлял также легко, как частями своего тела: рукой или ногой. Моя машина была словно частью меня! Но в тот злополучный день в небе над морем самолет внезапно вышел из моего подчинения и стал управлять мной, и я ничего не смог с этим поделать, несмотря на весь свой огромный опыт!

– Как такое могло случиться? – удивился я.

– Не знаю. У меня было впечатление, что моей машиной управлял кто-то другой, но не я, и этот кто-то намеренно вел самолет в море. Отчаявшись что-то изменить, я был вынужден катапультироваться. Дальше я ничего не помню. Вероятно, я отключился. А когда очнулся, то обнаружил себя уже в измененном состоянии на дне морском… – полковник выдержал небольшую паузу, а затем продолжил: – Это все проклятая война! Знал бы я, чем она обернется! Как сегодня помню тот день, когда она началась. В парламенте нашей Демократической республики выступил один из депутатов и сказал те ставшие уже историческими слова: «В нашей стране накопилось очень много бомб.

Зачем мы их производили? Чтобы они гнили? Произведенное оружие обязательно должно быть использовано и неважно против кого! Враг – не проблема, его легко найти! Кроме того, если наши летчики не будут регулярно тренироваться, то они и вовсе забудут, как выглядят бомбы! В один прекрасный день, подойдя к бомбе, кто-либо из них подумает, что это не бомба, а колбаса, попытается съесть ее и поломает себе все зубы, а то и вовсе подавится! Нужны ли нам такие летчики? Смогут ли они защитить нашу страну в случае, если ей возникнет военная угроза? Не смогут!»

– Да, я помню эту речь, командир, – сказал я, – видел и слышал ее по телевидению. В нашей Демократической республике все заседания парламента постоянно транслируются.

– Верно, таковы общедемократические нормы и принципы, – согласился со мной полковник, а затем продолжил: – Речь эта, как ты помнишь, вызвала в парламенте бурю восторженных эмоций и шквал нескончаемых аплодисментов. Врага нашли быстро: ближайшую страну по ту сторону моря. Туда и начали летать и бомбить ее. Перелетим через море, нанесем несколько ударов с воздуха, а потом обратно, домой, на аэродром.

– А потом и оттуда, с той стороны моря, враги начали летать к нам и бомбить нас, – добавил я.

– Вот именно! – воскликнул полковник, а точнее передал мне свою мысль, ибо общались мы в воде исключительно мысленно, как уже упоминалось ранее. – Это-то и вызвало у меня большие подозрения! Почему мы, собственно говоря, позволяем врагу бомбить нашу территорию?! И почему нас направляют бомбить исключительно мирные населенные пункты врага, а не его аэродромы, например?! Напрашивалась сама собой мысль, что нашему руководству был абсолютно не интересен исход войны, что ему не нужна была победа. Выходит, что ему нужно было совершенно другое: чтобы война никогда не кончалась, чтобы она длилась вечно. Разве так воевали наши деды и отцы? С этими-то вот соображениями я и решил обратиться в наш генеральный штаб. Прибыл я туда, а там, в генштабе, сидит за столом на двух стульях, ибо на одном не помещается, какой-то гражданский, крыса тыловая, ни разу не нюхавшая пороху, щелкает семечки и плюется ими во все стороны, а по кабинету бегает уборщица и ловко, однако, успевает подхватывать в воздухе шелуху из-под этих семечек и складывать ее в небольшой пакетик для мусора. Вот той тыловой крысе я и имел неосторожность и глупость высказать свои соображения по поводу войны. Крыса та выслушала меня нехотя и безучастно, а потом выпалила: «А не засунуть ли тебе свои военные соображения, полковник, куда-нибудь себе поглубже?» С этими словами он плюнул мне в лицо шелухой и велел убираться вон. Больше я эту тему не поднимал. То был как раз тот злосчастный третий год войны. Вскоре меня отправили на очередное задание, за море, но перелететь его я так и не смог и оказался тут, под водой… – полковник на какое-то время задумался, а потом спросил у меня: – А что, капитан, война все еще идет?

– Так точно, командир, – ответил я, – идет. И не видно ей ни конца ни края.

– И который год идет? Совсем я тут счет времени потерял.

– Тринадцатый.

– И стратегия не изменилась?

– Так точно, велено бомбить мирные населенные пункты, а аэродромы врага не трогать. Впрочем, и враг не трогает наших аэродромов, тоже бомбит мирных. Они-то больше всего и страдают. Однажды жители, проживающие вблизи морского побережья, возмутились бомбежками врага и потребовали ввести ММК.

– Международный миротворческий контингент?

– Именно. Это было на третий год войны, когда, как заявили официальные информационные источники, вы пропали в небе над морем, командир. Вас и поныне считают пропавшим без вести. В ответ на требование мирных жителей ввести контингент один из депутатов нашего парламента возмущенно выступил с речью, что также транслировалось по телевидению, и сказал следующее: «А кто будет оплачивать пребывание этого контингента на нашей территории? Неужели мы должны опустошать свои собственные карманы, в самом деле?! Нам-то этот контингент, как собаке пятая нога, ведь не нас же бомбят! Где же тут справедливость, скажите мне? Поэтому содержать контингент должен тот, кому он необходим, кто настаивает на его введении, то бишь мирные жители! Кроме того, позволю себе заметить, что в том, что мирных жителей бомбят, виноваты не кто иной, как эти самые мирные жители, а вернее их собственная лень! Ведь они же могут сделать так, чтобы бомбы реже попадали в их дома! Для этого надо всего лишь перестать лениться! Когда наступает зима мирным жителям следует перекрашивать свои дома в белый цвет, под цвет снега, а когда наступает лето, то в зеленый цвет, под цвет листвы и травы, и тогда врагу будет намного сложнее заметить их жилища с воздуха, разве не так?» За такое выступление депутат был награжден орденом «За Вселенскую мудрость». А вопрос о контингенте мирные жители больше не поднимали.

– Значит мирные смирились с бомбежками своих домов? Привыкли?

– Можно сказать и так, командир. Хотя домов у многих уже нет, они разбомблены врагом. Люди стали выкапывать землянки и жить в них. Покидать свои родные места жители не хотят, ибо тут могилы их предков. Продукты питания перестали привозить на прибрежные территории: поставщики продовольствия заявили, что не желают попадать под бомбежки врага и терять свой товар. Так что жители прибрежной полосы вынуждены сами рисковать своими жизнями и несмотря на бомбежки выходить на лодках в море и ловить рыбу, которая стала их единственным продуктом питания. При этом они развили удивительную скорость реакции, немыслимую даже для самого ловкого и быстрого в мире зверя: они ловят рыбу и одновременно уворачиваются в лодках от бомб!

– Ты абсолютно прав, капитан, ибо реакцию эту я уже успел опробовать на себе. Когда я попал сюда, как ты говоришь, уже десять лет назад, разумеется, я не желал мириться со своей судьбой, как и ты сейчас, и попытался вырваться отсюда. Я поплыл в сторону нашего берега, хотел позвать на помощь, но тогда еще окончательно не осознавал, как и ты теперь, что говорить уже не могу, а дышать способен исключительно под водой. Когда же моя голова высунулась из воды около одной из лодок, то я даже не успел попытаться сделать вдох как тут же получил сильный удар веслом по голове. Вот это действительно скорость реакции! Мирные что, и от бомб веслами отбиваются?

– Чего не знаю – того не знаю, командир.

– Вот, значит, как сильно изменилась жизнь людей за годы войны! – удивленно воскликнул полковник, а, вернее, передал мне свою мысль.

– Она изменилась у всех жителей. И не только у тех, которые живут близ моря и подвергаются постоянным бомбежкам, ведь как известно, война идет не везде, а только в так называемой прифронтовой зоне на 100 километров от границ по обе стороны вглубь нашей и вражеской территории, но и у тех, кто живет далеко от моря и таковым бомбежкам не подвергается.

– А в чем конкретно изменилась жизнь тех, до кого не долетают бомбы? – поинтересовался полковник.

– Те наши жители, что живут далеко от моря, вдали от прифронтовой зоны, стали иначе выглядеть, иначе говорить, – ответил я: – Умами всех, от мала до велика, завладел популярнейший в наше время в нашей Демократической республике мультипликационный сериал «Супергерои». Там, в том сериале, бегают какие-то непонятные твари полугуманоидного типа, у которых глаза желтого цвета, зрачок в виде узкой черной вертикальной полосы, вместо кистей когтистые лапы, как у хищной птицы, а вместо стоп копыта. Тело их все в шерсти, имеется также и хвост. Но как они говорят, однако! Когда они произносят слова, то отчетливо слышится нечто среднее между мурлыканьем кошки и тем звуком, как если бы человек полоскал горло! Эти супергерои творят в сериале всевозможные немыслимые чудеса, выделывают бесподобные и неподражаемые трюки! Вот жители и пытаются таковым героям подражать. Носят контактные линзы желтого цвета, говорят, мурлыкая и даже дошло даже до того, что некоторые обратились в медицинские учреждения с настойчивыми просьбами отрезать им стопы и пришить вместо них копыта!

– Вот как? – удивился полковник.

– Но интересно не это, а другое, – продолжил я.

– И что же это? – поинтересовался полковник.

– А то, что однажды, смотря по телевизору очередное заседание парламента нашей Демократической республики, я заметил, что депутаты наши все, как один, ходят в черных очках, в перчатках, в костюмах, при этом брюки их достают до пола, а ботинок у них нет и стоп их не видать! Я прислушался и присмотрелся. Когда они передвигались по полу, мне будто бы почудился стук копыт. Однажды у одного из них упала перчатка и я увидел когтистую лапу, а другой как-то раз снял очки, чтобы протереть глаз, и глаз тот был желтым с узким черным вертикальным зрачком! О своих наблюдениях я сообщил некоторым своим сослуживцам, но они даже не пожелали меня выслушать! Я потом пожалел о том, что ляпнул об этом другим, ибо вскоре получил боевое задание и пропал без вести в небе над морем так же как и вы, командир. Но кто же все таки те, кто работает в нашем парламенте? Люди ли они?! И кто они тогда, если не люди?

– Нелюди, капитан, – ответил мне полковник, – и не имеет значение, кто именно: супергерои, пришельцы или черти, маскирующиеся под супергероев или пришельцев…

– Кстати, – заметил я, прервав полковника, – слово «черт» ныне нашим парламентом запрещено употреблять, оно изъято из обихода, и за его употребление грозит большой штраф по новому закону.

– Да, не имеет значения, – также прервал меня и продолжил свою мысль полковник: – Раз это нелюди, то они и не должны о нас, людях, заботиться. Пока что они скрывают свой образ и готовят людей к его принятию через мультсериал. А когда люди окончательно привыкнут видеть их на экране, они и в реальной жизни сбросят с себя маски и явятся нам во всей своей поганой красе. Видеть таких на улице станет нормой. Но людям не следует замечать того, что что-то тут не так, не следует обращать внимания на эти перемены, дабы не оказаться тут, с нами, на дне морском. В свое время я совершил большую ошибку, замечая то, что замечать не следует, говоря то, что говорить не следует. Это случилось сразу после моего визита в генштаб, о котором я тебе рассказывал. Вслед за этим последовало боевое задание и моя пропажа без вести в небе над морем. Ведь и твой самолет, наверняка, оказался таким же непослушным в воздухе, как и мой, хотя был абсолютно исправен, не так ли, капитан?

– Так точно!

– Наши глаза, наши уши и наши языки – наши враги! По этой причине я здесь. По той же причине здесь и ты.

– Вот оно, значит, как.

– Именно. Но как ты меня узнал, очутившись здесь, ведь мое тело уже изменилось и мало напоминает человеческое?

– По вашему взгляду, командир, он нисколько не изменился. Когда я очнулся тут, в воде, я пытался выбраться отсюда, плавал несколько дней в поисках выхода и однажды натолкнулся на вас. Но неужели выбраться отсюда никак нельзя? Где нас отформатировали? Должна же быть тут какая-то лаборатория! Мы найдем ее и заставим их вернуть нам наш прежний облик!

– Это все пустое, капитан. Если и есть тут какая-то лаборатория, то местонахождение ее никому тут неизвестно. Кстати, есть тут и те, кто был слит в море со стороны врага. Они тоже замечали то, что замечать не следует, говорили то, что говорить не следует. Там, по ту сторону моря, все то же самое, что и в нашей Демократической республике. Но мы тут уже не враги, а хорошие знакомые, вполне мирно обмениваемся своими мыслями. Сливают сюда, в море, также не только военных, но и гражданских с обеих враждующих сторон, совершающих те же ошибки, что и мы. И знаешь, я тут даже себе невесту присмотрел. Она тоже уже мало чем похожа на человека, как и я, да это уже и неважно. Я также благодарен Богу за то, что я ее нашел и за то, что нас все-таки слили и отформатировали, а не убили. А ведь могло быть иначе!

– Что вы такое говорите, командир! – воскликнул я одновременно от удивления и возмущения, услышав слова своего собеседника.

– То, что ты слышишь, капитан, – спокойно ответил мне полковник: – Привыкай, осваивайся. Море – наш последний дом и возврата отсюда в прежнюю жизнь нет!

© Copyright: Иннокентий Сланевский, 2016

Свидетельство о публикации №216050301355

2. НА ГРАНИ. ПОДВОДНЫЙ МИР

– Я рад видеть тебя, капитан, – сказал полковник, увидев меня.

– Здравия желаю, командир, – ответил я, отдав по-военному честь, но не рукой, а щупальцем, как у осьминога, в которое теперь превратилась моя рука.

Мы не говорили с командиром, а мысленно общались, передавая друг другу свои мысли, ибо наши голосовые связки были уже давно удалены и произносить каких-либо звуков мы уже никак не могли.

– Ну как, капитан, обжился на новом месте?

– Обживаюсь понемногу, командир, но очень скучаю по небу. А Вы?

– И я тоже временами скучаю по нему. Но понемногу уже начинаю его забывать, хотя ведь мы с тобой летчики!

– Да, мы были ими когда-то. А помните нашу любимую песню, которую мы всегда запевали, когда выходили в очередной полет?

– Конечно, помню! Споем ее, капитан?

– Споем, командир!

И мы запели, а точнее не запели, а в очередной раз пустили в ход свои мысли:

«Мы друзья, перелётные птицы

Только быт наш одним не хорош

На земле не успели жениться

А на небе жены не найдёшь

Потому, потому, что мы пилоты

Небо наш, небо наш родимый дом

Первым делом, первым делом самолёты

Ну а девушки, а девушки потом

Первым делом, первым делом самолёты

Ну а девушки, а девушки потом»

– Замечательная песня! – сказал полковник после того, как мы ее допели.

– Так точно, командир! – согласился я.

– Ну а что у тебя новенького, капитан?

– Вы знаете, командир, а ведь я тоже тут себе невесту нашел! Как и Вы!

– Я поздравляю тебя, капитан! От всей души поздравляю! И как тебе она?

– Она прекрасна! Она тоже когда-то была человеком, а теперь стала медузой. Но это не беда! Ведь и я теперь тоже не человек, а осьминог! А Вы, вероятно, уже женаты?

– Конечно, и уже давно! Ведь с момента нашей последней встречи прошло уже много лет! А здесь, в глубинах моря, живут очень долго. Не то, что на поверхности Земли!

– Я уже это заметил. Я слышал, что король нашего подводного мира живет уже тысячу лет, командир!

– Больше тысячи, капитан! Тысячу лет назад он был только коронован, помазан на царство, так сказать. А сколько ему лет на самом деле – это одному Богу известно! И тысяча лет его царствования как раз сегодня!

– Правда?

– Да. И Его Величество приглашает на свой праздник всех желающих. Всех обитателей наших морских глубин. Поэтому я и отправился сюда, чтобы разыскать тебя и позвать с собой на праздник.

– Так значит, Вы собираетесь на праздник, командир?

– Разумеется, капитан. Подобные праздники тут происходят раз в столетие. Разве можно такое пропустить?

– Согласен.

– Так ты пойдешь?

– Пойду. А есть ли какие-нибудь новости с Земли, командир?

– Ты все еще ей интересуешься, капитан?

– Иногда я вспоминаю свою прошлую жизнь. Жизнь на земной поверхности. Хотя, с тех пор, как я нашел тут себе невесту, я стал намного реже интересоваться земными событиями.

– А я уже давно ими не интересуюсь. Ты думаешь, что там что-то изменилось к лучшему?

– Едва ли.

– Вот и я о том же. Так есть ли смысл интересоваться тем, что не меняется, капитан?

– Пожалуй, Вы правы, командир. Интересуются обычно какими-то изменениями.

– А где сейчас твоя невеста?

– Спит.

– Буди ее и бери с собой на праздник. Мы с женой там тоже скоро будем.

– Слушаюсь, командир!

– Я уже давно не командир тебе, капитан. Тут, в море, все равны, а начальник только один. Это – Его Величество король.

– Я знаю.

– А кстати, скоро ли у тебя свадьба?

– На днях.

– Пригласишь?

– Ясное дело!

– Ну что ж, это дело недалекого будущего, а теперь пора на праздник! Собирайся, капитан!

– Сию минуту, командир!

И вскоре мы отправились на праздник в честь тысячелетнего правления короля подводного мира.

На праздник собралось великое множество обитателей морских глубин. Одни из них когда-то были людьми, но были, так сказать, «отформатированы», их облик стал меняться с течением времени, и в итоге они превратились кто в осьминогов, кто в медуз, а кто еще в кого-то; другие же никогда людьми не были. Некоторые из тех, что никогда не пребывали в людском обличье, имели самый диковинный вид, которому весьма затруднительно было дать точное описание. Но все мы уже много лет жили в морских глубинах, мы привыкли друг к другу, совершенно перестали обращать внимание на всякого рода небывальщину, а потому и удивить нас чем-то было уже очень даже непросто! Все собравшиеся на праздник терпеливо ожидали появления короля, перед самым появлением которого некто передал всем собравшимся свою мысль: «Его Величество король!» И собравшиеся склонили свои головы. Точнее говоря, свои головы склонили те, у кого эти головы были отчетливо видны. У иных же было невероятно трудно определить, имелась ли в наличии голова, а если и да, то где именно она находилась.

Тем временем перед собравшимися появился Его Величество король. Он медленно и ровно плыл в воде. Голова Его Величества была похожа на рыбью, а тело короля походило на змеиный хвост, при этом хвост был изогнут дугой. Когда смотришь издалека на заплыв Его Величества, то создается впечатление, что это большая подкова плывет в воде сама собой. У короля было два огромных немигающих глаза, в которых отчетливо просматривалось, что их обладатель немало повидал на своем долгом веку, а потому мне казалось, что глаза Его Величества источают саму Вселенскую мудрость.

Приблизившись к нам, король оглядел собравшихся, поприветствовал всех нас кивком своей рыбьей головы и обратился к нам со своей «мысленной» речью, в которой сообщил нам о результатах и итогах своего тысячелетнего правления. Все мы слушали выступление Его Величества с большим вниманием, трепетом и благоговением.

– Я рад сообщить вам, дорогие мои подданные, – отправил нам свою мысль Его Величество, – что за долгие годы моего правления подводным миром нам с вами многого удалось достичь. И в первую очередь, нам удалось достичь мира. Стабильного мира. Незыблемого мира. У нас тут, в морских глубинах, нет войн, которыми кишит вся поверхность планеты. Мы же все, в отличие от обитателей поверхности Земли, научились мирно сосуществовать друг с другом. Разве это не достижение? Разве это не прогресс? Как вы уже знаете, я каждые сто лет отчитываюсь перед вами о достигнутых нами успехах и так же хочу обрадовать вас и тем, что за последние сто лет моего правления не был казнен ни один морской житель! И это не удивительно, ибо преступления в нашем мире практически сошли на нет. Да и есть ли смысл их совершать? Большинство преступлений на Земле совершается ради денег, а денег в наших морских глубинах нет! Они нам тут абсолютно не нужны, ведь у нас в море есть множество разнообразной растительности, которая доступна каждому и за которую не надо платить. Нам так же не нужны дома, ибо мы уже давно привыкли жить и спать в море. Таким образом, мы решили две самые наиважнейшие проблемы, которые до сих пор никак не могут решить на поверхности Земли: мы решили проблему питания и проблему жилья. А это, по сути, и все, что нужно каждому обитателю планеты: чем питаться и где жить. Разве я не прав?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9