Инна Полежаева.

Классика жанра, или Мой служебный роман



скачать книгу бесплатно

– А-а-а-аааааааа, – орал Дэн Петров в микрофон диктофона, который я держала. Катя рядом лила воду в сугроб. Прохожие смотрели на нас так, будто мы стояли в смирительных рубашках, то бишь сбежали из дурки.

На самом деле сия поразительная сцена была устроена для радиослушателей. А подробнее – дело обстояло так. Я готовилась к защите диплома. Естественно, перед этим все проходят практику. А училась я на журфаке, так что практику нужно было проходить в СМИ. Открою вам один секрет: курсе на четвертом меня осенило, что журналист из меня, как из коровы балерина. Газеты я терпеть не могла, камер боялась до дрожи в коленках: и голос у меня, как у киборга, и лицо синюшное, да и вообще видок скажем прямо, не из лучших. Оставалось только радио. К нему я относилась положительно, но быть журналистом один фиг не вставляло – носиться, как ишак, по городу с диктофоном, потом писать подводку к новости, монтировать звук… Короче, хотела я быть офисной крыской. Прийти к девяти, усадить попу на стул с колесиками, в обед покушать, а в шесть домой. И чтоб не опрашивать пенсионЭров на улицах по вопросу повышения цен на сахар и не брать интервью у скульптора, который создал памятник в каком-то там году, стоящий по сей день в городском парке…

Мне нужно было месяц перекантоваться на какой-нибудь радиостанции, а вот справку о прохождении практики, чтоб выдали такую, будто я там шесть месяцев впахивала. А я в это время буду подрабатывать менеджером в торговой компании. План, в принципе, удался. Взяли меня на одну из радиостанций нашего города. Но платили… Можно сказать, не платили. Так, на проезд и на покушать выдавали в день сто пятьдесят рублей. И на том спасибо. Числилась я у них в практикантах.

На «Любимой волне» (это не мое мнение, это оно так называется), меня пристроили к Дэну и Кате. О них отдельное повествование.

Дэн – в простонародье Денис Петров, считал себя эдаким мачо. Строил из себя супер-мужчину, а был задохликом первой степени. Роста среднего, неказист, некрасив, сутул. Но при этом обладал обалденно красивым голосом. Нам его фанатки названивали в студию ежедневно, на сайт писали, у дверей караулили. Только не знал никто из них, что спускающийся в сумерках по лестнице сутулый щуплик, и есть Дэн, которого они так хотят… Пожалуй, можно и закончить: Дэн, которого они так хотят.

Катю я уважала и почитала. Вообще она дополнительно читала новости. Казалась мне умной. Хотя почему казалась? Так оно и было. Но одевалась она странно: всегда в мужских джинсах, рубашках, короткая стрижка «ежик»… На пятый день моего пребывания на радио, это обстоятельство стало мне понятным. Мы пили чай с бубликами и Катя сказала:

– Я вчера познакомилась с человеком, о котором мечтала всю жизнь!!!

– О!!! – я вытянула губы трубочкой и дунула на чай. – И как зовут?

– Оля…

– А?

Я было подумала, что ослышалась и сейчас прозвучит «Коля», но не тут-то было. Она повторила:

– Ну, Оля, Ольга.

Она похожа на Софи Лорен…

Дальше шел подробный рассказ с описанием девушки ее мечты, а у меня в голове вертелось: лесбиянка, лесбиянка…

Ничего не имею против однополой любви, но когда кто-то из твоих знакомых оказывается как раз таки ее представителем… Это знаете ли немного, кхм… удивляет. Тут-то я по-другому взглянула на ее джинсы, рубашки, лицо без косметики и так далее.

– А… – начала я, чтобы как-то заполнить паузу, – а она что о тебе думает?

– Ну, все хорошо! – Катя смущенно улыбнулась. – Мы вместе провели ночь!!!

– М-м-м-м…

Не помню, о чем мы там дальше говорили, но вот так выглядел мой основной коллектив, с которым я проводила свое рабочее время.

Дэн и Катя решили создать новую передачу для слушателей под названием «Всем обо всём». Полагаю, это что-то вроде «Людям о людях» на «Русском радио». Но система нашей передачи была такая. Выбиралась тема: например, сегодня – «Моржевание». Моя задача: опросить людей на улицах, не менее пятидесяти человек, узнать об их отношении к данной теме. Ответы должны быть эмоциональными, то есть яркое «за» и яркое «против». Если пятьдесят опрошенных отвечали вяло и кисло, то приходилось нарезать круги по второму разу. А если был мороз и диктофон не хотел ни в какую записывать, то я так эмоционально орала на всю улицу, что распугивала всех прохожих.

Следующим этапом был опрос профессионалов, в данном случае, врачей и самих моржей. То есть их мнение об этом деле. Ну, тут было проще. Главное, договориться о встрече, подготовить вопросы и так далее.

А вот третий и последний этап был самым интересным для радиослушателей. Ведущие, то есть Катя и Дэн, якобы, пробовали на себе то, о чем была рассказано в передаче. И вот сегодня, я держала диктофон, Катя лила воду из ведра на снег, а Дэн орал, аки резанный, будто бы от холода. Хотя на самом деле стоял при полном параде: при пуховике и в шапке. Зато потом мульон вопросов от слушателей на сайте, типа: «А правда, что вы все сами пробуете?» и ответы на них, типа: «Коне-е-е-е-ечно», здорово поднимали рейтинг программы.

Стоял февраль, погодка выдалась унылая. На улице было не сказать, чтоб холодно, но пасмурно, повсюду был не чистый, белый, зимний снег, а грязная каша. Я уныло стояла в расстегнутом пуховике, уныло смотрела на орущего благим матом Дэна, и думала, что настроение мое называется «унылое г. но». И вообще, жутко хотелось есть. Я с самого утра носилась по городу с диктофоном, время обеда уже давно прошло. А сейчас еще сидеть с Катей, отбирать высказывания получше, монтировать звук и так далее. Благо текст они с Дэном сами пишут. Я так, бегаю только по городу.

Наконец-то ор прекратился, я нажала «стоп» на записи и пошла в сторону офиса. Стоит упомянуть о нашем офисе и директоре. Вообще-то радиостанция имела отдельный вход, но примыкала к стеклянному офисному зданию. Первый этаж занимал офис компании нашего генерального. Он имел свой торговый центр, не самый последний в городе, боулинги, пиццерии. Короче, нормально так у дяди было всего. А кроме этого еще и радиостанция. Какой от нее толк, мне по сей день не очень понятно. Ну, будешь свои боулинги рекламировать бесплатно, а больше-то ничего… Хотя, мне, как журналисту, такое говорить вообще нельзя. Ведь слово, как известно, имеет огромную силу. Но все же, думаю, прибыль больше от боулинга, чем от радиостанции.

Я вошла внутрь. Наш офис представлял собой четыре небольших комнатки. При входе направо кухня и комната отдыха вместе, следующая дверь направо кабинет директора, которого почти тут не бывает, ибо он сидит через стенку, в большом офисе и оттуда управляет своей империей. Хотя, по словам ребят, сюда тоже иногда наведывается. Еще комнатка направо – эфирка. На данный момент Алёна читала новости, так что над дверью горела красным надпись «Эфир». То бишь орать нельзя, хотя комната звукоизолирована. Комната налево – была самой большой, заставленной техникой, компами, столами и так далее. Там готовилось все, что слушают горожане. А прямо по курсу был туалет, куда я и пошла. Чтоб жизнь совсем уж малиной не казалась, закончилась туалетная бумага. Я повздыхала, потом решила быть оптимистом и возрадовалась, что с утра не наелась огурцов с молоком. Так что все могло быть гораздо хуже. Сделав дело, я помыла руки и вышла в коридор. Из-за двери, ведущей в кабинет шефа, через мизерную приемную выскочила Таня. Это секретарь. На кой черт она тут нужна, я вообще не знаю. Видимо, для того, чтобы разбирать почту… Таня была миловидной девушкой, лет тридцати, недавно вышла замуж и всем об этом рассказывала по пятьдесят раз. Но мы с ней знали друг друга давно. Ибо истина гласит, что Земля круглая. Я приехала из небольшого города в двухстах километрах от этого миллионника. И надо ж было такому случиться, что именно на радио я встретила Таню, чьи родители проживают в одном подъезде с моими. Понятно, что из-за разницы в возрасте мы не общались, но в лицо друг друга знали. А тут еще и встретились в другом городе.

– Привет, – сказала я, зевая.

– Не выспалась? – участливо спросила она.

– Ну… и день какой-то… унылый…

– Ой, мы с Андрюсиком тоже… – и понеслось. Все смеялись, что офис-то небольшой, не спрятаться от Тани и от ее историй. Из эфирки вышла Алёна:

– Ну что? Записали все? – спросила она.

Я кивнула. Алёна и Катя занимались новостями. А еще у нас были ди-джеи, которые отвечали, как и везде, за музыку, периодически вставляя никчемные, на мой взгляд, комментарии – Валерия и Антон. Причем Валерию я еще не видела ни разу, она сейчас в отпуске, говорят, скоро должна прилететь. А также Дэн периодически. Ну, Алёна еще вела рубрики про гороскоп, про рецепты какие-то… Короче, все, как и везде. Я уже была готова дни вычеркивать крестиком на календаре, быстрее бы месяц прошел, чтоб свалить отсюда. Нет, все было не так плохо, но не по душе была мне эта работенка.

– Пойду чай попью, – сказала я и поплелась на негнущихся ногах в кухоньку.

Там уже вовсю накрывали на стол Катя с Дэном. Резали колбаску, хлеб, сыр. Я достала из пакета пирожки, которые купила по пути на работу. Минут через десять все уселись пить чай. Даже Антон из эфирки пришел, предварительно все проверив.

– Ну, чем нас сегодня почивают-с??? – воскликнул он, потирая руки. Антон был маленького роста и внушительной ширины. Его курносый нос заставлял вспомнить песню про Антошку, которого зовут копать картошку.

– Колбаской! – Сказала Алёна, смастерив бутерик.

Вообще-то иногда мы ходили в столовую, которая располагалась в офисном здании. Кормили там вкусно, но дорого. Так что ради экономии своих практикантских копеек, я чаще испивала чаю в кухоньке. Также делали и все работники радио, хотя явно получали более меня.

– Послезавтра Лера выходит на работу! – сказал Антон, жуя бутерброд.

– О! – все многозначительно переглянулись, и Алёна спросила: – И как она отдохнула?

– Думаю, отлично!!! – ухмыльнулся Антон.

Куда она ездила-то, что они так все переглядываются?

– А что, она куда-то в особенное место летала, – показывая свое любопытство, спросила я, ни фига не смущаясь.

– Да не в место особенное, а с человеком особенным, – пояснила мне Таня, как дурочке.

Антон, смеясь, ушел с кружкой в эфирку.

– Да ну? – я уж совсем удивилась. – С Аленом Делоном?

– Лучше!!!

Я сунула кружок колбасы и в рот и пробубнила:

– Лучше я не знаю!

И тут Дэн пояснил:

– С директором…

Колбаса встала поперек горла, и я начала дико кашлять. Алёнка хлопнула мне по спине со всей дури, я чуть с диванчика не слетела.

– С Олегом Ивановичем??? – наконец спросила я. Тут было чему удивиться: наш директор, Никитин Олег Иванович, был дядей лет пятидесяти, как минимум. Насколько я слышала, даже внук у него был, ибо Таня недавно ходила за ним в детский сад, о чем мне рассказывала на следующий день. Я вздохнула, все ясно, стар и богат, а она, небось, красотка длинноногая. Но на мое предположение об Олеге Ивановиче, все рассмеялись.

– Да прям, с сыном его! – смеясь, пояснили они мне хором. – С Данилом.

– Я совсем от жизни отстала, – непонимающе потрясла я головой, – ничего не знаю про сына. Да и про Олега Ивановича я не знала почти ничего, пока сюда не устроилась.

– Еще бы, – улыбнулась Таня.

Это они все подкалывали меня, что я «мега журналист», в кавычках, разумеется. Ибо местными делами я не интересовалась, новости городские не смотрела, знала только фамилию мэра города, а это уж как-то на журналиста не тянет. На их вопрос, как же я до этого работала, я рассказала по-честному, что за месяц до конца учебного года устраивалась на радио, бегала также с диктофоном, получала печать с подтверждением того, что практика пройдена и ехала себе на все лето к родителям. А во время учебы, где только не подрабатывала, и официанткой, и объявления клеила, и листовки раздавала.

– Ты вообще ни о ком из местных знаменитостей не знаешь…

– А он, что, знаменитость? – спросила я удивленно. – Поет что ли?

Все снова расхохотались.

– А что, знамениты только певцы? – спросил Дэн.

– Ну, учитывая, что я никого из местных политиков не знаю, а ансамбль песни и пляски «Рябинушка» знаю, то да! – выдала я.

– Да уж, конечно, – ехидно кивнул Дэн, – просто ты посещаешь весну студенческую, вот и слышала про «Рябинушку».

Тут поспорить я не могла. Потянувшись за пирожком, я спросила:

– Ну и что там с сыном? Что он «мутит» с Валерией я поняла, а вот каким боком он директор?

– Ну, вообще-то, они с отцом соучредители, так что он тоже наш начальник, и даже довольно часто тут околачивается, особенно теперь, из-за Леры, – пояснил Дэн.

Вот ведь сплетник, не хуже девчонок выдает офисные тайны!

– А жена его не против, что ли??? Ведь у Иваныча внук есть, как я поняла… – вставила я.

– Нету жены, разошлись, – пояснила Катя, – уж что там за обстоятельства неизвестно, но сын с ним растет.

– М-м-м-м… А чем он лучше Алена Делона?

– О, ты что!!! Тут все, кто работает, да и в большом офисе тоже (так мы назвали офис за стеной) втрескиваются по уши в Данила!!! Такие истории бывают, что можно продолжение «Санта-Барбары» снять! – выдал Дэн.

– И без тебя там серий хватает, – сказала Катя, грохнув кружкой о стол. – Пошли работать!

Я нехотя встала. Дэн тоже:

– А что не спрашиваешь, сколько ему лет и как он выглядит? – смеясь, спросил Дэн меня.

– Зачем? И так увижу…

– Да ладно, типа неинтересно!!!

На самом деле было интересно, аж уши чесались, но не хотелось быть как все. Да и как-то неудобно было спрашивать.

– Двадцать восемь, брюнет, глаза голубые. Ну, так, на всякий случай, – сказал Дэн, подмигнув и смеясь, и пошел прослушивать мои записи.

Я зевала, глядя в монитор, из колонок какой-то дедок яростно ругал всех моржей. Российских и не только. Катя, обрезала дедулькины «э-э-э» и «хм-м-м».

– Спишь уже что ли? – спросила она меня.

– Вообще, – я потерла щеки, – рубит конкретно.

– Так иди домой!

– Ой, правда??? – меня долго уговаривать не нужно. Я подскочила и понеслась за пуховиком. Все-таки есть плюс в том, что ты практикант: можно сваливать раньше и приходить позже. Главное звук насобирать.

Я натягивала куртку, когда из монтажки вышла Катя.

– Маринчик, а ты у нас до восьмого марта?

– Да… даже после праздника еще денек отработаю, наверное… – я натянула шапку.

– А у тебя там в компании, куда ты намылилась…

– В «Продвижении»? – уточнила я, имея в виду будущее место своей работы.

– Ну да, в «Продвижении», какой там график?

– Нормальный, Кать… С девяти до шести. Пятидневка…

– Может, на выходных будешь подрабатывать у нас?

– Нее-е-е-е-ет, спасибо!!! Могу вам найти с младших курсов, студентов-то немеряно, а практика всем нужна.

– Ну, ладно… А чего ты туда так рвешься? По знакомству? – спросила Катя, упершись об косяк.

– Нет, по объявлению, там девочка в декрет уходит, на декретный период меня берут. А мне-то что, главное стаж чтоб был в трудовой. Да и научиться в программах работать… А то с этой журналистикой «Word» освоила и как монтировать звук…

Я завязала шарф.

– Ладно, Катюш, пока!

Она сморщилась, ибо ее имя в этом виде не устраивало. Жалко родители не назвали ее Сашей или Женей. Ото бы прокатило! Я глянула на лампу над эфиркой – не горит.

– Всем пока! – крикнула я.

Отовсюду повысовывались головы:

– Пока!

– Ой, мне еще в думу городскую ехать, – отскочила от стены Катя, – нужно быстрее монтировать и бежать туда.

Наши люди, читающие новости, не только их из инета брали, но и местные сплетни подсобирали, а к ним уж звук обязателен. Система вроде как на радио для бабушек. На стенах в домах висит – «радио России». Скажут новость про Петра Иваныча, а потом и голос Петра Иваныча звучит. Вот и у нас также. Лично я это радио не слушаю, разве что по заявкам передачу. Ибо там местные товарищи звонят, приветы передают, песенки ничего так просят.

Песни все русскоязычные, но все подряд, начиная с рока, который я терпеть не могу, и заканчивая любимой попсой. Не понимаю как оно, радио это, еще существует и на какие средства. Хотя что ж тут непонятного… На средства от боулингов.

Зато мы являемся спонсорами всяких концертов, шоу и так далее. Вот это большущий плюс журналистики. Получил аккредитацию, на звезд насмотрелся, концерт поглядел, если банкет, то и покушал бесплатно, пока, типа интервью берешь. Но это бывает редко, раз в три месяца. Зато все три месяца, как гончая бегаешь по городу, собирая новости.

Я месила снег, шагая к остановке, и жалела Катьку. Вот я домой пошла, а она, бедняга, попрется сейчас в думу городскую, а потом еще и новость писать, и звук монтировать. Фу-у-у-у…

Запрыгнув в троллейбус, я набрала номер Манюни. Это моя подруга, с которой мы снимаем квартиру. Она младше меня на год, учится в педе, то есть в Педагогическом Университете, на учителя младших классов. Мы также из одного города, родители живут у нас на одной улице, учились в одной школе.

– Маня, привет! Я уже того, отмучилась!!!

– И я! Что у нас дома есть похавать??? – звонко спросила Машка на том конце трубки.

– Да ни фига нет! Ты где сейчас, давай встретимся возле магазина, купим еды какой…

После минутных переговоров я нажала отбой, воткнула наушники в телефон и стала слушать песенки, хранившиеся в памяти телефона.

С Маней мы купили макарошек, мяска, фрукты и самое главное – семечки.

– Блин, Маня-я-я-я, диплом писать надо… – я вздохнула, мы подходили к подъезду, где снимали квартиру.

– Так пиши! – радостно выдала она. – Пока такая работа, что приходишь рано!

– Да-да… сегодня сяду… – так я говорила каждый вечер, и даже садилась, и даже писала… обычно страницу или две. На том энтузиазм мой иссякал. Тема дипломной была примерно такая: «Проблемы, которые поднимают молодежные печатные издания». Речь шла об изданиях нашего города. Тут газет-то на весь город полторы, а они еще и про молодежные издания… Я снова тяжело вздохнула.

– Что у тебя на работе? – спросила Маня, нажав кнопку с цифрой пять в лифте.

– Ой, Маня… не спрашивай…

– Что там Дэн??? Ты, блин, меня познакомь с ним хоть!

– Да на фиг он нужен? – сморщилась я.

– Как это на фиг! Я буду всем в группе говорить, что встречаюсь с Дэном Петровым!

– А ты что, сразу с ним встречаться начнешь? – мы вышли из лифта, я открыла дверь в квартиру.

– Ты ж сказала он далеко не красавчик!

– Вот именно!

– Вот именно! Значит, на меня он по-любому западет!

Маня была брюнеткой, мелкой и очень худенькой с большущими зелеными глазами. Короче, внимание она привлекала только так, а вот не везло ей в личной жизни. Думаю, встречается это сплошь и рядом сейчас – девочка симпатичная, как говорится, все при ней, умная, хорошая. А что ни парень – так козел. То изменяет, то появляется раз в неделю, чтоб получить порцию секса и свалить, то приезжий, только чтоб перекантоваться. А вот так серьезно – ни фига.

– Ну и зачем он тебе? Ма-а-аш, да ты б его видела…

– Слушай, Маришка, если он не… Брэд Питт…

– Не Ален Делон, – вставила я.

– Причем тут Ален Делон? Он же старый уже?

– Не причем, – буркнула я, стягивая джинсы. Маша уже влезла в домашние шорты с футболкой.

– Ну, так вот, если он не красавчик, это не значит, что он мне не понравится!

– Не понравится, точно говорю тебе, – уверенно сказала я, – ибо его самомнение не то чтоб завышенное, а вообще капец какое.

– А вдруг он выходит после работы и меняется, бредет такой в себе весь закомплексованный.

– Да оно так и есть, я уверена, – я промаршировала с пакетом на кухню.

Снимали мы полуторку, на двушку не хватало денег. Спали вместе на большущем диване, принадлежавшем хозяйке. А если случались периоды, когда у Мани или у меня появлялся парень, что случалось крайне редко (в особенности со мной), то кто-то из нас спал на кухне на надувном матрасе. Чаще это была я, ибо диван доставался парочке.

– Ну и вот! Познакомь меня с ним! – ныла по-прежнему Маша.

– Ладно-ладно!!! Познакомлю как-нибудь… – сказала я, а подумав, добавила, – не знаю только, как и когда.

– Ну, так и что на работе-то? – Маша включила телик, который стоял у нас на холодильнике. Телевизор в диаметре был… Дай Бог сантиметров двадцать, папа Маши ездил на Север на вахту, брал его с собой. Потом себе купил новый, а нам сплавил этот – кухонный вариант. Кабельного у нас не было, так что Маня включила какой-то дурацкий сериал, начинающийся так: Дима пошел к Вале. Она удивилась его приходу. В это время мама Вали готовила ужин и увидела нечто… и так далее. Мало того, что сериал был дурацкий, так еще и показывал через рябушку.

– Да что-что… Моржей опрашивала.

– А мой комментарий прокатил? – спросила Маша, очищая луковицу.

Дело в том, что я каждый раз, получив задание, начинала с опроса Мани. Она с удовольствием и, по моей просьбе, очень эмоционально комментировала какую-нибудь тему.

– Не знаю, вроде да. Кстати, ты, может, не захочешь общаться с Дэном, после того, как увидишь Алена Делона…

– Да что тебя сегодня заклинило на нем? – удивилась подруга.

– Да не меня, там по ходу весь офис переклинило.

Я рассказала в деталях все сплетни про второго директора, сыночка нашего Олега Грозного.

– Опачки!!! А вот это уже интереснее! Глядишь, скоро будешь на работу в юбках гонять и на бигудях спать!

– О! Еще одна! Вот пристали-то! – я вспомнила Дэна.

– А он что, правда, похож на Делона?

– Мань, да откуда я знаю??? Я там работаю, блин, две недели, и то неполных. Я только про существование Делона узнала. А ты о его внешности спрашиваешь!

– Между прочим, как мне кажется, Ален Делон похож на вампира…

– О Боже… – я покачала головой. За что я Машу была готова прибить, так это за «Дом-2» и за сериал «Дневники Вампира». Она могла до трех ночи пускать слюни в монитор компа, глядя на Йена Сомерхолдера. Вроде бы правильно воспроизвела это имя. – Маня, ты со своими вампирами меня доведешь скоро.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2