Инна Подройкина.

Система уголовных наказаний в истории России и в современном зарубежном законодательстве



скачать книгу бесплатно

Все остальные преступления, включая и убийство, оплачивались по Псковской грамоте денежными продажами. При этом главное внимание при взыскании пени за совершенное преступление обращается на частное вознаграждение, плата же князю занимает второе место и всегда зависит от частного вознаграждения. Следует обратить внимание, что в отличие от прежних источников, продажа в Грамоте обозначает исключительно пеню, которая поступает в пользу князя и везде предусматривается наряду с частным вознаграждением. Продажа назначалась за большинство преступлений. Кроме продажи, виновный обязан был заплатить денежное вознаграждение потерпевшему или его родственникам. Если он не был в состоянии уплатить причитающегося с него денежного вознаграждения в пользу потерпевшего, он выдавался ему головой, т. е. для отработки долга. Но отработать крупную сумму было нелегко, и такой должник вместе со своей семьей, как правило, попадал в пожизненную кабалу.

В отличие от Русской Правды, Грамота устанавливает более простую систему взысканий, штрафы характеризуются большим единообразием. Как правило, размер продажи одинаков, он практически не повышается и не понижается сообразно особенностям данного случая: предмета преступления, особенностей социального статуса и т. д. Причем размер продажи по сравнению с Русской Правдой относительно невелик, поскольку князь, ограниченный общиной во всех своих действиях, не мог определять сам величину своих доходов, вече старалось максимально сократить доходную часть казны князя.

В Псковской Судной грамоте отсутствует такое денежное взыскание, как «дикая вира», что говорит о новом этапе развития социальных отношений в той среде, к которой когда-то были адресованы ст. ст.7 и 8 Правды. «Ставя своей задачей выделить, изолировать от общины (людей) разбойника-убийцу, не допустить проявления общинной взаимопомощи, Правда исходила из той предпосылки, что сам разбойник виру выплатить заведомо не может. Напротив, Псковская Судная грамота, назначая взыскание, предполагает, очевидно, потенциальную возможность ее выплаты. Следовательно, разбойник, по Псковской Судной грамоте, может быть достаточно состоятельным человеком, не нуждающимся в обязательной помощи людей».[20]20
  Алексеев Ю.Г Псковская Судная грамота и ее время. Л., 1980. – С. 60.


[Закрыть]
Отсутствие возможности помощи верви при уплате денежных взысканий говорит о том, что Псковская Судная грамота перешла на следующий виток развития при назначении наказания, отойдя от принципа «круговой поруки» к строго индивидуальной ответственности преступника.

Судная Новгородская Грамота 1471 г. также указывает на господство в Новгороде даже в это время того же начала наказания, т. е. расплачивания. «Везде продажа, других последствий преступления не назначает грамота, хотя впрочем в других современных грамотах упоминается в подобных случаях и казнь, но не определяется до Судебника в чем она должна заключаться.

Но продажи эти платятся судье, а не великому князю, поэтому они скорее уже пошлины судебные, чем самостоятельные наказания».[21]21
  Богдановский А. Развитие понятий о преступлении и наказании в русском праве до Петра Великого. М., 1857. – С. 52.


[Закрыть]

Итак, первоначально наказание в древней феодальной Руси было облечено в форму частной мести и создавалось на этой основе, что было обусловлено пониманием справедливости в этот период – равенство всех в соблюдении общепризнанных норм поведения. Соответственно, любое отступление от правил приводило к категоричному требованию наказания виновного посредством использования института кровной мести. Кровная месть считалась естественным и справедливым для подавляющего числа членов общества. Позднее происходит последовательный отказ от кровной мести, наказания, закрепленные в Русской Правде, стали носить компенсационный характер, личная месть допускалась только за отдельные наиболее опасные преступления или в тех случаях, когда виновный не мог заплатить денежного вознаграждения.

Дальнейшее развитие феодальных отношений, неравное распределение благ между членами общества приводит к тому, что постепенно понятие справедливости перестает быть равным для всех, положение, занимаемое индивидом в обществе, влияет на наказание. Справедливость определяется пропорционально достоинствам конкретного человека, включая не только его личные качества, но и занимаемое положение в обществе, наказание приобретает сословный характер. С выдвижением на первый план государственного начала, наказание начинает приобретать признаки публичности, в законодательных источниках появляются такие наказания, которые обращены непосредственно на личность преступника, а не на его имущество: смертная казнь, телесные наказания, лишение свободы.

Следующим этапом в развитии взглядов на наказание и систему наказаний является принятие Судебников 1497 г. и 1550 г. В соответствии с общим развитием в этот период законодательства, в связи с формированием государственности, образованием права верховной власти великого князя и царя московского, идея наказания в названных Судебниках принимает, наконец, характер общественного возмездия, личного для преступника. Все более и более исчезает из жизни фактический произвол князя, который выражался ранее в неопределенных наказаниях всякого рода, и наказание как явление юридическое устанавливается, хотя еще и в неопределенной форме, но уже на законодательном уровне.[22]22
  Богдановский А. Развитие понятий о преступлении и наказании в русском праве до Петра Великого. М., 1857. – С. 64.


[Закрыть]

По сравнению с Русской Правдой и Псковской Судной грамотой в Судебниках система наказаний расширена. Она состоит из следующих 4 видов: смертной казни, телесных наказаний, лишения свободы, опалы.

В Судебнике 1497 г. смертной казнью карались: разбой, убийство, кража (повторная), клевета, убийство своего господина, измена, святотатство (в частности хищение церковного имущества), кража холопов (возможно, кража с убийством), поджог (возможно, не всякий поджог), то есть наиболее опасные преступления против личности и собственности (ст. ст.8 и 10) и государственные преступления (ст.9).[23]23
  Шаргородский М.Д. Наказание по уголовному праву эксплуататорского общества. М., 1957. – С. 251.


[Закрыть]
В Судебнике 1550 г. было предписано назначать смертную казнь безо всякой пощады. Применение данного наказания в период правления Ивана Грозного приняло невиданный до этого на Руси размах. «Москва цепенела в страхе. Кровь лилась; в темницах, в монастырях стенали жертвы…»[24]24
  Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. IX. СПб., 1852. – С. 25.


[Закрыть]
. Если в Псковской Судной грамоте насчитывают 5 случаев применения смертной казни, то в Судебниках 1497 и 1550 гг. их около 12 и 36 случаев соответственно.

Со смертной казнью соединялось отобрание всего имущества, часть которого шла на удовлетворение интересов истца, а остальная – в пользу судей. Такое положение свидетельствует о сохранении прежнего взгляда, когда за всяким преступлением следовала потеря всего или части имущества в пользу истца или общественной власти. Однако в Судебниках доминировало общественное начало, по крайней мере по наиболее опасным преступлениям задача удовлетворения истца и судей за счет имущества виновного отодвигалась на второй план.

Телесные наказания включали следующие виды: а) торговую казнь (наказание преступника на торговой площади кнутом); б) наказание батогами (предусматривалось только в царском Судебнике и назначалось за маловажные преступления). Эти наказания назначались как самостоятельно, так и в соединении со штрафом, заключением в тюрьму, отставлением от должности.

Телесные наказания упоминаются в Судебнике 1497 г. только в двух статьях, в последующем наблюдается увеличение составов преступлений, предусматривающих телесные наказания. Так, в Судебнике 1550 г. телесные наказания предусмотрены уже в 7 статьях[25]25
  Исаев М.М. Уголовное право Новгорода и Пскова – XV веков. Труды научной сессии Всесоюзного института юридических наук 1–6 июля 1946 г М., 1948. – С. 126.


[Закрыть]
.

Лишение свободы в Судебниках предусматривалось двух видов: заключение в тюрьму временно (до государева указу) или пожизненно (на смерть). Оба вида лишения свободы могли назначаться как самостоятельно, так и в совокупности с иными видами наказаний, например, с торговой казнью. Лишение свободы отбывалось в тюрьмах или острогах, в клетках и погребах. К числу разновидностей лишения свободы исследователи[26]26
  Богдановский А. Развитие понятий о преступлении и наказании в русском праве до Петра Великого. М., 1857. – С. 68.


[Закрыть]
относят также и ссылку, которая состояла в удалении преступника в отдаленные города и области, где он должен был нести определенную службу. Но это наказание упоминалось только один раз в дополнительных указах к Судебнику и являлось в то время как бы исключительной мерой.

Следующий вид наказания – опала. В Судебниках не содержалось точного определения данного наказания, она означала всякое наказание, кроме казни по усмотрению великого князя и царя.

В Судебнике 1497 г. закрепляется и такое наказание, как продажа, которое так же, как и в более ранних источниках, означало штраф за преступление уголовного характера. Ст.8 Судебника отличает «продажу» как штраф за уголовное преступление от «противня» как пошлины с судопроизводства[27]27
  Судебники XV–XVI веков / Под ред. Б.Д. Грекова. М., 1952. – С. 56.


[Закрыть]
. Несмотря на то, что денежные пени все еще сохраняются в Судебниках, тем не менее, они отходят на второй план и назначаются либо за незначительные преступления, либо как дополнительное наказание к какому-либо личному наказанию. А. Богдановский пишет по этому поводу: «В Судебнике старая система еще заметна, но уже стоит далеко не на первом плане, и носит уже характер не самостоятельный: продажи взимаются как нечто добавочное при других, личных наказаниях, а если и стоят самостоятельно, то походят более на пошлину за суд судье, чем на наказания. В Судебнике и последующих законодательных актах прежние виры и продажи переходят в постоянные судные пошлины, а на место их как наказания за преступления приходят так называемые публичные и вместе с тем личные наказания»[28]28
  Богдановский А. Развитие понятий о преступлении и наказании в русском праве до Петра Великого. М., 1857. – С. 64.


[Закрыть]
.

Итак, в Судебниках 1497 и 1550 г.г. личные и общественные наказания уже занимают господствующее положение. И если первоначально возмездие являлось личным делом и правом народа, то со временем государство «национализировало» и монополизировало функцию воздающей справедливости, присвоив себе право карать виновного. Преступление рассматривается как посягательство на общественный и государственный порядок. Наказание все больше преследует цель устрашения, именно в этот период начинает оформляться принцип, позже сформулированный Соборным уложением 1649 г.: наказать так, чтобы, смотря на то, другим неповадно было так делать. Но система наказаний еще не выстроена, не определена, поскольку отсутствует исчерпывающий перечень наказаний, четкое определение как содержания наказаний, так и их размеров. На практике широко применялись различные казни, к которым приговаривал великий князь и царь преступников, руководствуясь в большинстве случаев лишь собственным усмотрением и только в редких случаях – положениями законов. Наказание утрачивает характер возмещения и становится своеобразной демонстрацией власти, акцент в наказании постепенно смещается на «тело осужденного».

В период времени от издания Судебников до Уложения 1649 г. в российском законодательстве отмечаются огромные успехи. Идеи государственные уже достаточно окрепли и в жизни, и в законодательстве, чтобы оттеснить прежние взгляды, в том числе и на наказание. Однако до конца искоренить прежние традиции в регламентации института наказания до конца пока не удалось, поэтому в тексте Уложения еще существуют положения, являющиеся пережитком прошлого.

Так, принцип талиона по-прежнему сохраняется в Уложении, особенно при установлении наказания за увечья, убийства, поджоги и др. Но на данном этапе в числе задач государства первостепенное значение приобретает защита общества от преступников и преступных проявлений, то есть в новых условиях становится недостаточным только наказать виновного, необходимо также предупредить совершение преступлений иными членами общества, что обусловило выдвижение на первый план цели устрашения. В связи с чем в Уложении достаточно часто встречается формулировка: «Чтобы… иным не повадно было» (гл. Х, п.143, 154)[29]29
  Российское законодательство X–XX веков. Т 3. М.: Изд-во «Юридическая литература», 1984. – С. 378.


[Закрыть]
. Кроме того, при назначении наказания преследуется и такая новая цель, как изоляция преступника от общества.

В Уложении 1649 г. мы уже обнаруживаем первые зачатки построения системы наказаний в ее современном понимании, поскольку она становится довольно полной, наказания предусматриваются от самого высшего – смертной казни, до самого незначительного – денежной пени и кратковременного ареста. Исследователи[30]30
  Богдановский А. Развитие понятий о преступлении и наказании в русском праве до Петра Великого. М., 1857. – С. 70.


[Закрыть]
замечают, что система наказаний по Уложению представляла собой лестницу, ступени которой шли в определенном порядке одна за другой. Уложение предусматривало следующие виды наказаний: смертная казнь, телесные наказания, лишение свободы, умаление и лишение чести, имущественные наказания.

Система наказаний, по Соборному Уложению, характеризовалась следующими признаками: индивидуализация наказания (жена и дети преступника не отвечали за совершенное им деяние, хотя в некоторых случаях институт ответственности третьих лиц был сохранен); сословный характер наказания (так, например, за аналогичное деяние боярин наказывался лишением чести, а простолюдин – кнутом, гл. Х); неопределенность в установлении наказания[31]31
  Исаев А.И. История государства и права России. М., 1994. – С. 58, 59.


[Закрыть]
.

Смертная казнь в Уложении предусматривалась в 36 случаях, она устанавливалась за совершение всех тяжких умышленных преступлений. В отличие от более раннего законодательства виды смертной казни были определены в Уложении. Так, в нем предусматривались следующие способы исполнения смертной казни: головоотсечение посредством топора, сожжение, повешение, окопание заживо в землю, утопление, залитие горла расплавленным металлом. Как правило смертная казнь соединялась с конфискацией имущества – полной, только недвижимого либо только движимого имущества[32]32
  Богдановский А. Развитие понятий о преступлении и наказании в русском праве до Петра Великого. М., 1857. – С. 73, 76.


[Закрыть]
.

Телесные наказания так же имели свою классификацию, они делились на просто болезненные и членовредительные. Просто болезненные наказания представляли собой битье батогами, кнутом. Членовредительное наказание состояло в том, что осужденным причинялось увечье: отрезали руки, ноги, пальцы, нос, уши, язык. Эти наказания могли применяться как самостоятельно, так и в соединении с другими наказаниями. Например, битье кнутом нередко соединялось с более или менее продолжительным тюремным заключением или ссылкой.

Лишение свободы в Уложении было представлено в следующих видах: ссылка, тюремное заключение, домашний (домовый) арест. Исключительной разновидностью лишения свободы являлась отдача в холопство, но этот вид наказания в Уложении представлен только один раз.

Ссылка предусматривалась хотя и за небольшое число преступлений, но весьма распространенных (тати, разбойники, табашники, корчемники и другие подлежали ссылке). Она назначалась и как самостоятельное наказание, и в соединении с другими (как правило, с телесными наказаниями), применялась также взамен смертной казни за политические преступления. В XVII и XVIII веках ссылка в Сибирь, на юг и во вновь завоеванные места являлась одной из самых острых форм наказания и имела в то же время большое колонизационное значение[33]33
  Шаргородский М.Д. Избранные труды / Сост. и предисловие д.ю.н., проф. Б.В. Волженкина. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2004. – С. 232.


[Закрыть]
.

Уложение пожизненного тюремного заключения не знает. Назначение срока временного заключения в некоторых случаях определялось законом, в других же отдавалось на усмотрение суда или государя: «до государева указу», «насколько государь укажет» или «покамест порука будет». Тюремное заключение редко назначалось отдельно, в большинстве случаев оно соединялось с телесными наказаниями или штрафом.

Последним видом лишения или, скорее, ограничения свободы являлся домашний арест (домовый арест). «Не съезжать с домов до государева указу приказывалось боярам, не бывшим по наряду в крестном ходу за государем, по спорам местническим и вероятно еще в некоторых случаях, когда ослушниками являлись высшия лица»[34]34
  Богдановский А. Развитие понятий о преступлении и наказании в русском праве до Петра Великого. М., 1857. – С. 85.


[Закрыть]
.

Наказание в виде лишения или умаления чести включало разнообразные по своему содержанию ограничения, которые касались различных сфер жизнедеятельности человека. Сюда входили: лишение известного достоинства, звания, понижение в чине, выговор, выдача головой, лишение доверия, права суда, зарытие тела в особом от общего кладбища месте и др.

Исследуемый период характеризуется широким применением имущественных наказаний (гл. Х Уложения в 74 случаях устанавливала градацию штрафов «за бесчестье» в зависимости от социального положения потерпевшего[35]35
  Исаев А.И. История государства и права России. М., 1994. – С. 68.


[Закрыть]
). К числу имущественных наказаний относились пени (денежный штраф, как правило, неопределенный за нарушение каких-либо предписаний, неисполнение обязанностей), заповеди (определенный денежный штраф, назначался, например, за укрывательство), отобрание всего или части имущества (конфискация). Следует обратить внимание на то, что конфискация имущества не имела самостоятельного значения и применялась всегда в качестве дополнительного наказания, которое в большинстве своем присоединялась к смертной казни или ссылке.

Наряду с перечисленными наказаниями в Уложении существовали еще так называемые особые наказания, которые назначались за должностные преступления: выговор, отрешение от должности и др.

Изучив Уложение 1649 г., следует признать, что в отличие от ранних законодательных источников, в нем наказания оформляются уже в некоторую систему, появляется «лестница» наказаний, перечень наказаний является более полным и определенным. Наказание все больше приобретает формальный характер. Наказание назначается во имя общего интереса, во имя нарушенного земского покоя и порядка, т. е. окончательно приобретает публичный характер. Начало возмездия было слабо развито в законодательстве XVII в. и почти не влияло на построение системы наказаний. Лишь в незначительных случаях (при убийстве, телесных повреждениях и некоторых других) начало возмездия реализуется посредством того, что наказание определяется исходя из содержания и размера вреда. Господствующим, отмечает Н.Д. Сергиевский, в построении системы наказаний в этот период выступало начало целесообразности (утилитарные соображения)[36]36
  Сергиевский Н.Д. Наказание в русском праве XVII века. СПб., 1887. – С. 9–10.


[Закрыть]
. Именно поэтому вся система наказаний была направлена на служение государству, и обеспечивала реализацию следующих целей: изоляция преступников от общества, устрашение, увеличение средств государственной казны, колонизация незаселенных местностей, удовлетворение интересов потерпевшего. Стремясь к достижению названных целей, государство при определении наказаний игнорировало личность и не включало потому в законодательство каких-либо положений, обеспечивающих гарантии для личности преступника. В связи с чем, нередко наказывались невиновные, наряду с виновным страдали члены его семьи. Из всех возможных видов наказаний закон избирал наиболее дешевые и организовывал их тоже наиболее дешевым способом. Система наказаний по Уложению 1649 г. характеризовалась достаточной суровостью, но суровость эта вытекала из особенностей того времени, государственного быта и соотношения общественных сил. В санкциях статей были представлены смертная казнь, наказания, связанные с воздействием на преступника, изоляция от общества. Имущественные наказания хотя и несколько отходят на второй план, но не теряют своего значения, так как государство преследует цель извлечения финансовых выгод и сохраняет стремление умиротворить потерпевшего. Характерным для этого периода является множественность наказаний за одно и то же преступление (сочетаемость различных наказаний), несоответствие наказания тяжести совершенного преступления, что обусловлено, в том числе и сохранением права-привилегии. Санкции многих статей характеризовались неопределенностью. Соответственно, несмотря на изменение взгляда на наказание, более детальную регламентацию наказаний, тем не менее, система наказаний в исследуемый период еще не была до конца оформлена и требовала дальнейшего совершенствования.

Во второй половине царствования Петра I появляется (в 1716 г.) Воинский Устав, вторая часть которого – Воинский Артикул, содержал довольно обширный военно-уголовный кодекс, главным образом посвященный вопросам о преступлении и наказании. Петру Великому принадлежало несколько попыток общей кодификации русского права, которые закончились неудачами. Но эти неудачи общей кодификации с одной стороны, и крайняя необходимость скорее дать новосозданной армии особый регламент – с другой, побудили Петра I отложить мысль об издании нового общего Уложения и ограничиться лишь созданием Устава Воинского, который будучи составлен по иноземным источникам стоял особняком по отношению к указной практике, которая и до Петра, после издания Соборного Уложения, и еще более при нем регулировала различные сферы деятельности, в том числе и связанные с определением преступных деяний и наказаний за них[37]37
  Филлипов А. О наказании по законодательству Петра Великого в связи с реформою. Историко-юридическое исследование. М., 1891. – С. 373–374.


[Закрыть]
.

Воинский Устав, наряду со специальными постановлениями, которые регламентировали деятельность армии, содержал юридические нормы общего характера, которые применялись в общеуголовных судах, именно поэтому Воинский Устав стоит в ряду источников уголовного права.

В общем взгляде на сущность преступления эпоха Петра I развивала воззрения Соборного Уложения. Воинский устав стоял на тех же началах, на том же признании всесилия власти, что и Уложение 1649 г., а потому строгие, даже непомерно строгие сравнительно с Уложением наказания назначались ослушникам и противникам самодержавной власти[38]38
  Лекции по русскому уголовному праву читанные Н.С. Таганцевым. СПб., 1887. – С. 142.


[Закрыть]
.

Из содержания ряда артикулов видно, что на первое место среди целей наказания была выдвинута такая цель, как устрашение. Ее достижение обеспечивалось жестокими карами как настоящих, так и будущих преступников и которая, как отмечают исследователи[39]39
  Филлипов А. Указ. соч. М., 1891. – С. 403.


[Закрыть]
, переходила нередко в истребление преступников. Принцип, сформулированный еще в Соборном Уложении: наказать так, дабы другим, смотря на это, неповадно было подобно делать, – сохраняется в Артикуле Воинском в полной мере. Истребление преступника обеспечивалось посредством назначения смертной казни за самые разнообразные преступления, поэтому смертная казнь предусматривалась в Воинском Уставе в 122 случаях, что почти вдвое превосходит количество случаев, установленных в Соборном Уложении. Устрашение сочеталось с публичностью наказаний.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное