Инна Георгиева.

Ева. Колыбельная для Титана



скачать книгу бесплатно

Ололондон – столица Бугаганглии.

Бугаганглийская энциклопедия

Пролог

Ева Моргалис

Было жарко и душно, как бывает только ранней осенью перед началом сезона дождей. Сонные мухи летали медленно и вальяжно, с видом маленьких, охамевших от безнаказанности читаури[1]1
  Читаури (скруллы) – вымышленная раса инопланетян в сериях комиксов издательства Marvel Comics.


[Закрыть]
. Народ периодически махал им вслед руками, но без особого энтузиазма. В воздухе не возникало и малейшего намека на ветерок, высокое голубое небо пугало отсутствием туч, а с ними – хоть какой-то прохлады. Деревья с пожухшими от адской жары кронами стояли недвижи?мо, устало опустив ветви к земле. Чем-то мы их сейчас напоминали: такие же полудохлые и безразличные ко всему вокруг. Прямо не линейка в честь первого сентября, а выставка овощей какая-то. Еще и проходившая в субботу. Ну что за несправедливость?

Я поморщилась, чувствуя, как по спине вдоль позвоночника медленно стекает капелька пота. Странно, что только одна: у Ждана, единственного парня в нашем классе, стоявшего аккурат передо мной, под рубашкой образовалась целая Ниагара. Я могла видеть ее отчетливо, поскольку за лето Вербицкий вымахал еще сантиметров на двадцать, и теперь его лопатки были как раз на уровне моих глаз. За это я тут же окрестила парня Мелманом[2]2
  Жираф Мелман – персонаж мультфильма «Мадагаскар».


[Закрыть]
: он казался таким же длинным, неуклюжим, еще и влюбиться умудрился в девушку явно не своего племени. Теперь вот страдал. То есть мы все страдали от жары, только он еще и от разбитого сердца – Виктория Плагунова окончила школу в прошлом году и оставила поклонника зарабатывать аттестат в гордом одиночестве.

Черт, Плагунова… Не вовремя вспомнила – настроение и так было ниже плинтуса, а теперь вообще забурилось по самую литосферу. Я была, мягко говоря, неприятно удивлена, увидев ее в списках абитуриентов того же факультета того же вуза, куда поступил и мой парень. Блин, ну какой из этой блондинки юрист?! Скорее меня пригласят танцевать в Большой театр, чем она выиграет дело! Хотя при чем здесь дело? Будто я не знаю, почему она выбрала этот универ, ехидна крашеная. И ведь поступила же, блин! Я весь прошлый год смотрела, как она за Шуриком увивается, насилу до выпуска дотерпела.

А теперь… я здесь, обиваю порог гимназии, они оба – там, за одной партой. Ух, как представлю – кулаки сами сжимаются! Чую, не выдержит душа поэта, наколдую ей однажды заячьи ушки на макушке. Ну она же любит одеваться, как модель из Playboy, вот и сэкономит на аксессуарах!

Нет, вы не подумайте: я – особа не ревнивая. Умею расставлять приоритеты и правильно оценивать возможности потенциальных соперниц. Но это при условии, что Шурик ведет себя как разумный и взрослый человек. А не подливает масла в огонь своими, несомненно, остроумными, но очень уж неоднозначными высказываниями. Честное слово, я еще немного послушаю его отзывы о Вике, а потом лайкну любимого чем-нибудь тяжелым по голове! И суд присяжных меня оправдает, поскольку в последнее время этот человек ведет себя так, будто специально испытывает на прочность мое терпение!

Я покосилась через плечо: там, на стоянке, под деревом показалась до боли знакомая синяя «мазда». Словно почувствовав мой взгляд, окно водительской двери поползло вниз, и в образовавшемся проеме показалось нахально ухмыляющееся лицо Шурика.

«Вот же паразитище!» – пронеслось в голове. Не потому, что явился на линейку, а теперь сидит перед кондиционером и наслаждается видом наших мучений, хотя уже только за это ему, чисто из вредности, хотелось пробить колесо. А потому, что явился он сюда в наказание. Которое заслужил тем, что в третий раз за лето порвал мои водительские права.

В третий, блин, раз! Я несколько месяцев ходила на курсы. Я наездила триста часов по городу. Я сдавала экзамены столько раз, что инспектор стал узнавать меня по походке, а этому… нехорошему индивиду все равно чего-то не хватало. Он вопил: «Пока не научишься определять, где право, а где лево, кататься будешь на самокате!» – а потом, по ночам, делал снежинки из пластиковых карточек.

Идеалист паршивый…

А может, дело в другом?

Иногда мне кажется, будь он обычным парнем, таких проблем не возникало бы. Но мне «повезло»: я полюбила заклинателя. Эдакого особенного представителя темной части магического мира, обладающего собственными представлениями о морали и этических нормах. Нет, в глобальном плане Александр Соколов – редкостный паладин, готовый до последней капли крови сражаться за мир во всем мире. Желательно, конечно, чужой крови, но справедливости ради должна признать, что в данном случае он не особо принципиален.

Другое дело, если сражаться не с кем, а по большому счету – еще и незачем. Ну, сейчас ведь не Средние века, народ в крестовые походы ходит только онлайн. А это совсем не так интересно! Вот и проявляется паршивая натура заклинателя в мирной жизни. И прежде всего в том, как он и ему подобные относятся к своим ближайшим соседям, ведьмам. Нет, не обольщайтесь, я сейчас не какой-то особый вид пиетета имею в виду! Они их терпеть не могут, считая едва ли не главной причиной всех бед по эту сторону завесы. Вот такое необъективное добро в исполнении Темных Властелинов. Почему необъективное? Да потому что я – ведьма! И я знаю это наверняка.

Меня зовут Ева Моргалис. С некоторых пор Моргалис штрих Соколова. Видимо, Шурик надеялся, что его фамилия лишит меня силы. Формально мы, правда, эту чудо-теорию проверять не стали, потому что в ответ на его любезное предложение подвести меня к паспортному столу я не менее любезно послала его лесом. Еще не хватало месяц стоять по очередям, заполняя чертову кучу бумажек для удовлетворения его блажи! Тем более что мы и так знали, это не сработает. Ведь если бы был хоть малейший шанс, я бы послала его в известном направлении еще только в момент формирования мысли. Черт, мне нравится быть ведьмой! Я – наследница древнего могущественного рода, хранитель перечня ценнейших артефактов. Не мои проблемы, что Алекс от этого не в восторге. В конце концов, я не виновата, что моя мама в прошлом году вышла замуж за Шурикова отца. И что теперь у меня один сводный брат – заклинатель, а еще двое – простые смертные. Я, между прочим, тоже этому не сильно обрадовалась: магия всегда занимала значительное место в моей жизни, а теперь приходилось постоянно себя в ней ограничивать. Еще и братья, кажется, делали все возможное, чтобы сдержаться было как можно труднее!

Например, Богдан, юный отпрыск культурной эволюции, скромно считающий себя ее лучшим достижением. И не ленящийся трудиться, чтобы этот самопровозглашенный статус поддержать. Прическа, маникюр, брендовая одежда… Рядом с ним, даже наряжаясь в свой лучший костюм, я выглядела как беженка. И чувствовала себя так же, потому что у этого клинического метросексуала чувство такта если и имеется, то в самом зачаточном состоянии. Сказать, что розовая помада не подходит к синему джемперу, позже сообразить, что помадой критикуемая сегодня не пользовалась, и тут же посоветовать не выходить на улицу хотя бы без блеска, дабы не пугать прохожих, – вполне в его стиле. Забавно, но при этом он уверен, что оказывает серым личностям вроде меня неоценимую услугу. Практически как просвещение дикарей первыми христианскими миссионерами. Да он вообще считает себя неким белым рыцарем, мушкетером на страже красоты, эстетичности и изыска! Даже учиться пошел на дизайнера интерьеров, чем несколько расстроил домашних. Они-то догадывались, что рано или поздно Богдан с его неуемным чувством стиля доберется до семейного особняка, и вот тогда…

Впрочем, касательно этого у всех были свои предположения. Мой отчим Георгий, например, в силу реалистичной натуры не верил, что сыну хватит денег на достройку четвертого этажа. А вот то, что он способен убрать лишнюю, по его мнению, стену и завалить дом к чертям, казалось очень даже вероятным сценарием.

Егор, старший брат Соколов, наоборот, был оптимистом. А потому искренне верил в способность дизайнера сделать из особняка пещеру Бэтмена. С кучей девайсов разной степени нужности, секретными проходами и костюмом супергероя в углу. Исключительно для антуража. Надо признать, в этом плане Шурик старшего брата поддерживал. Он тоже считал, что, если за дело возьмется Богдан, семье придется переселиться в пещеру. Правда, ему эта идея нравилась гораздо меньше.

Но здесь еще нужно знать Егора! Парень, который способен одновременно встречаться с десятком красавиц, не боясь при этом схлопотать дырку не только в карме, но и в черепушке, просто обязан быть оптимистом. А еще уметь при любых раскладах спасаться бегством. Я лично считаю, что в последнем Егору нет равных, потому что он отыскал просто непревзойденный способ: стал пилотом. И теперь, как только начинает пахнуть жареным, братец хватает сумку в зубы и отчаливает на аэродром. А оттуда в качестве второго пилота – куда-нибудь за границу, на практику. И ведь не подкопаешься! Паразит так здорово умеет делать честные глаза, что ему верит даже самое подозрительное сердце. Действительно, не будешь же ты злиться на парня, если он ушел от серьезного разговора не по своему желанию, а только по прихоти жестоких педагогов, отправивших бедняжку-студента в длительный и опасный полет. Ну, может, не такой и опасный – летает Егорушка на пассажирских «боингах», но ведь тут главное – как подать. А подавать Егор умеет хорошо. На моей памяти устояла только одна жертва. Ее звали Наташа Игнатова, и она не только с честью выдержала психическую атаку моего брата, она еще и отомстила ему. И теперь они шпилят в Егорушкину любимую игру, но с точностью до наоборот: он ее любит, а она типа ни при чем.

Вообще, надо признать, когда дело касается амурных дел, в нашей семье все не как у людей. Например, Богдан умудрился влюбиться в мою лучшую подругу. Полинка – гот, и уже это должно было сказать ему о многом. Например, о ее манере одеваться, что в случае с Богданом играет далеко не последнюю роль. Или о том, что характер у девушки точно будет не сахарным. Ну или, к примеру, что встреча с ее папенькой, старшим из Казаковых и любителем косух, байков, татуировок и другой атрибутики потомственных готов, может пошатнуть его нежную психику и довести сначала до стресса, а потом – совершенно случайно! – до разрыва отношений. И ведь тогда Богдан еще даже не знал, что Полинка – наследница старинного рода Знахарей, эдаких магических Гиппократов…

Я криво улыбнулась, вспомнив события полугодичной давности. А ведь как любопытно тогда все складывалось! Наташка Игнатова по милости Егора вернулась в город. Богдан не выдержал Полинкиных наездов и отправил ее страдать фигней в паре с тем, кого не жалко. Костик…

Ах, этот Костик, милый моему сердцу некромант… И по совместимости будущий хирург, практикующий патологоанатом, сокурсник Полины и лучший друг Реммао – мистика из солнечного Египта. Даже у него, бедняжки, случились проблемы на любовном фронте!

Мои губы растянулись в прямо-таки дьявольскую улыбку, когда я представила лицо Алии. Как же им «повезло»-то друг с другом! Кому расскажи – не поверят… И ведь до сих пор вместе. Да в сравнении с их парочкой Бермудский треугольник – невинная китайская головоломка для детей от года до трех. Блин, да что треугольник! Алия с Костиком по части «невероятно, но факт» смогли обскакать даже меня с заклинателем, а это, поверьте, о чем-то, да говорит!

Особенно в свете последних событий. Теперь я точно знаю, что такое сражение за любовь. До сих пор вспоминаю, и на душе словно кошки скребутся: а вдруг они передумают? Вдруг решат продолжить свою «интервенцию» и пришлют кого-то вроде того же Титто Валенсиса, только еще хуже? Блин, мне «битва за Титанов» так не запомнилась, как встреча с этим плечистым заклинателем из Совета. До сих пор иногда вижу во сне его круглые обалдевшие глаза и отвисшую квадратную челюсть. Да я же тогда одним махом подтвердила все его старательно взращиваемые с детства подозрения! Неудивительно, что Титто до сих пор косится на меня с подозрением. Еще бы: на неадекватную-то ведьму попробуй не коситься! Они же там все в Совете до икоты боятся ведьм, огненных шаров и заклинаний сибирской язвы, но некоторые теперь точно знают почему (и мы с мамой до сих пор друг другу это припоминаем).

Впрочем, нашу с Титто историю знакомства, а также то, что из этого получилось, стоит рассказать с самого начала. Или, вернее, с того мрачного февральского утра, когда мы только вернулись из Египта, притащив с собою соленый запах моря на одежде, легкий загар на щеках и поганые новости специально для мамы с Кондратием. И когда на выходе из гостиной, воодушевленная возможностью рассказать Полине интересные новости о новой подружке Костика, я вдруг столкнулась с тем, кого ожидала увидеть меньше всего – с представителем Совета заклинателей, – я метнула в него молнию…

Глава 1

Ты, должно быть, устал с дороги, Трэвис. Почему бы тебе не прогуляться?

Из какого-то женского романа

Ева Моргалис

«Я приехал забрать Александра!» – и это все, что я услышала. Серьезно: некоторым людям нужно учиться лучше формулировать мысли, потому что среди моих способностей джедайские навыки не числятся. Я не умею угадывать скрытый смысл по мимике и интонации. А значит, любая фраза, которая может быть растолкована как угроза, толкуется… как угроза! И приводит к соответствующим действиям. В данном случае к вполне закономерному желанию защитить свое.

«А вот фигли тебе!» – пронеслось в моей «остроумной» головушке, а пальцы уже делали свое гнусное дело: молнии в моем исполнении всегда получались что надо! Ну, почти всегда.

– Ась?! – с удивлением уставилась на собственную ладонь. Та не ответила. И электрический заряд, что характерно, не произвела. Зато из-за плеча Титто вдруг вынырнуло перекошенное лицо мамы.

«Ты обалдела, доченька?!» – выразительно спросили ее глаза, которые сами вот-вот могли начать метать молнии от ярости.

Я встряхнула ладонями.

– Что это значит?! – спросила, пытаясь «звучать» грозно (ну, все равно умирать, так хоть порычу напоследок).

– Да-да! – встал вдруг на мою сторону Титто Валенсис. – Я бы тоже хотел знать! Что это значит?!

Зря, кстати, влез. Я тут же окрысилась, сжала кулаки и собралась отвечать. Причем честно и такими словами, которыми обычно изъясняется Полина. Не уверена, правда, что у меня бы хорошо получилось, потому что секунд десять я только строила первую фразу. Потому и пропустила момент, когда мамина цепкая ладошка вдруг образовалась у меня на лице. Причем не просто легла, а мертвой хваткой зажала рот, а до кучи еще и нос. Я сдавленно пискнула, дернулась и поняла, что война с заклинателем отошла на второй план. Ведь молнию я смогу метнуть и через пару минут, а вот дышать хотелось уже прямо сейчас.

– Мне показалось, – продолжал допытываться господин Валенсис, буравя подозрительным взглядом извивающуюся меня и шипящую от напряжения маму, – или эта ведьма действительно пыталась меня атаковать?!

– Нет, что вы!! – в два голоса взвыли мама с Алексом, который материализовался между мной и своим старшим коллегой. Очень слитно, надо отметить, взвыли, будто заранее репетировали.

– Это у нее э-э… тик такой! – «объяснила» сообразительная Ядвига.

– Ага! – кивнул Шурик. – Непроизвольное сокращение плечевого нерва!

– Запястного, – не задумываясь, поправила мама. Алекс с раздражением покосился в ее сторону, но спорить не стал:

– Именно так! Синдром запястного канала…

Теперь уже я с возмущением переводила взгляд с Шурика на родительницу и обратно: чего это они из меня на пустом месте инвалида сделали?! Тем более что я уже определила на эту роль некоего Валенсиса. И давно помогла бы ему в нее вжиться, если бы мне какая-то мымра-а… мудрая женщина колдовать не мешала!

– Отпусти меня! – выдохнула, отодрав наконец руку кормилицы от лица. – Что происходит?!

– Представитель Совета заклинателей приехал, чтобы… – начала было мама, но я только отмахнулась:

– Чтобы забрать его – это мне известно! Но почему вы вдруг решили мне…?

– Забрать для прохождения инициации, Ева!! – прорычал Алекс.

Та-дам! Нет, ну разве нельзя было сразу вот так сказать?

Я кашлянула, чувствуя, как к щекам начинает приливать кровь. Шурик ведь совсем недавно рассказывал, насколько для заклинателей важна последняя ступень образования, так называемая инициация. Без нее они не могут призывать сильнейших демонов и полноценно управлять завесой. И только Совет – высшая форма власти в обществе Властелинов иномирья – способен помочь в достижении такой ступени.

То есть – да, я постепенно начинала понимать, почему Алекс не был в восторге от моего эксцентричного решения поджарить Титто до хрустящей корочки. Но почему официальный запрос в Совет отправила именно Ядвига?! Только не говорите, что она старалась ради образования пасынка! Мама даже меня особо не обучала, а уж пустить на свою территорию «левого» заклинателя – вообще не ее стиль. Тем более сейчас, когда мы обе знали, как воспримут наши с Шуриком отношения члены вражеского лагеря. Бешеной бранью, мощным звуковым ударом, если кто засомневался. И наложением вето. А на нашу свадьбу, если она когда-нибудь состоится, придут как в анекдоте, вдвоем: сначала – граната, потом – они. Так какого же черта Ядвига решила плюнуть на здравый смысл и устроить мне с моими надеждами и планами на будущее эдакий феерический хедшот[3]3
  Хедшот – от англ. headshot. Попадание в голову чем-либо, обычно из огнестрельного оружия.


[Закрыть]
?!

– Мама, можно задать тебе пару вопросов наедине?

– Конечно, Евочка! – закивала ведьма так яростно, будто только и ждала повода увести меня от Титто. Схватив за руку, она протиснулась между заклинателями и буквально утащила меня за собой на третий этаж, в спальню. На входе к нам бросился Диплодок – мой соскучившийся доберман. Любимая собачка, способная, не особо напрягаясь, влизать меня в пол от радости.

– Хор-роший песик! – пытаясь не рухнуть под натиском его сорока пяти любвеобильных килограммов, прохрипела я. – Хор-роший…

– М-да, – глубокомысленно выдала мама. – Как корабль назовешь, так он и поплывет.

– Что ты имеешь в виду? – с раздражением покосилась на Ядвигу. Серьезно, почему всех так задевает кличка моей собаки?!

– Да ничего особенного, – пожала плечами ведьма. – Но я бы на твоем месте посадила пса на диету. Он же скоро весь жиром заплывет!

– Это не жир! – обиделась я за добермана. – Это мышцы!

– Ну да, как же! – фыркнула Ядвига. – Мышцами это было год назад, когда он с места брал полтора метра строго вверх. А теперь он только спит и ест. Впрочем, собака твоя. Делай с ней, что посчитаешь нужным. Только потом не жалуйся.

Я стащила наконец лапы Диплодока со своих плеч и бухнулась в кресло. Он тут же уселся у ног, положив острую голову на колено и усиленно пытаясь вилять купированным хвостом. Несмотря на паршивое настроение, я просто не смогла не улыбнуться. И ничего он не толстый! Наоборот: очень крепкий, сильный и жизнерадостный пес с отличным силуэтом. Блин, да его прямо сейчас можно отправлять на выставку!

Хотя в чем-то мама была права: раньше мы с Диплодоком проходили каждый день по пять километров. А гулял он на специальной площадке в лесу за городом – с турниками, полосой препятствий, другими собаками. И ему полезно, и у меня выбора не было – не выгуливать же пса в любимых лопухах соседских пенсионерок! Они ведь порчу могут навести покруче маминой…

А сейчас у нас есть двор, и далеко ходить уже не надо. Черт, да я с таким раскладом скоро сама попу отращу. Доберман же – порода рабочая. Ей нужны нагрузки.

– Похоже, малыш, нам придется разнообразить твои тренировки, – прошептала, с любовью глядя в черные довольные глазищи. – Как смотришь на отработку навыка «атака в горло» с последующим умерщвлением врага? У меня как раз появился подходящий манекен. Совсем как живой: и дышит, и говорит, и на имя «Титто Валенсис» откликается…

– Не смей, Ева! – гневно топнула ногой мама. – Ты что, хочешь, чтобы вместо одного заклинателя к нам под окна пожаловал целый Совет? С вилами и факелами?

– Нет, мама, не хочу! – воскликнула я. – Но они все равно пожалуют. Или ты всерьез думаешь, что Совет оставит Алекса здесь, под одной крышей с ведьмами? Со мной?

– Не переживай! – отмахнулась ведьма. – У меня есть план.

– Какой? – Я любознательно подалась вперед. Ядвига сложила руки на груди:

– Не скажу!

– Да ты что, издеваешься?!

– Нет, Ева! Даже не думаю, – очень серьезным тоном ответила мама. – Но чтобы мой план сработал, требуется выполнение двух условий. Во-первых, Алексу нужно завершить обучение. И потому он сейчас пожелает семье хороших выходных и отчалит на два дня в гости к Совету заклинателей, где бы тот ни проводил свои собрания. А ты, как послушная девочка, останешься ждать его здесь, не делая глупостей и полностью доверившись мне и своему парню…

– То есть Алекс знает, что ты задумала? – встряла я. Мама закатила глаза:

– Нет, но даже если бы знал, поступил бы так же!

– Ты уверена? – Я недоверчиво изогнула бровь, и Ядвига всплеснула руками:

– Ну он же не дурак!

Нормально?! А я, значит, дура, которой нельзя сказать правду из страха, что все испорчу?

– Да не смотри ты так! – возмутилась ведьма. – Я не хочу тебе говорить не потому, что не доверяю, а потому, что ты не умеешь врать! А в данной конкретной ситуации этот навык может сильно пригодиться.

– Но если я не буду знать правду, как я смогу помочь при необходимости?!

– Ой, Ева, сейчас ты не сможешь помочь вообще никак! Единственный, от кого в такой ситуации хоть что-то зависит, это Александр. И уж поверь: если ему суждено погибнуть во время инициации, он погибнет! Даже если за его спиной будет стоять весь Совет ведьм полным составом во главе с Мерлином, Гендальфом и волшебником из страны Оз!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

сообщить о нарушении