Инна Балтийская.

Удавка для Снежной королевы



скачать книгу бесплатно

Все события в романе – плод авторского вымысла, любое совпадение имен является случайным.



Глава 1

– Наведите на нее порчу. – категорически приказала немолодая, высохшая, как вобла женщина в пышном меховом манто, протягивая мне фотографию улыбающейся девчушки. Хорошенькой девочке на снимке было на вид лет двадцать, она в миниатюрном бикини стояла на пляже и радостно улыбалась в объектив.

– Эта тварь увела у меня мужа. – поймав мой недоумевающий взгляд, отчеканила дама. – Что, выглядит невинным ребенком? Я тоже так думала. Она устроилась к нам домработницей, только после школы, такая вся тихая, ласковая… а через два месяца она тихонечко исчезла из дома, а за ней – и мой благоверный. Теперь они вместе живут, в съемной квартире. Но мне его адвокаты сообщили, что готовят документы на развод.

– Вы считаете, девушка приворожила вашего мужа? – поинтересовалась я. – Тогда давайте я сделаю на нее отворот, а потом мы его уже к вам привораживать будем.

Но дама не купилась на приворот.

– Не рассказывайте мне сказки, не маленький ребенок. – сухо бросила она. – Я уже десяток этих отворотов-приворотов сделала, а воз и ныне там. Мне нужно, чтобы она тяжело заболела. И тогда мой благоверный без всяких приворотов ко мне приползет.

– Но наш салон не занимается черной магией. – вздохнула я. – И поверьте мне, не стоит ни на кого наводить порчу. Слишком уж большой грех на душу возьмете.

– Вы меня жить не учите! – взвилась дама. – Мне рассказывали, что вы – опытная ворожея, иначе я к вам бы в жизни не пришла. Теперь вижу, мои знакомые погорячились. Я вам за сеанс не заплачу, и не надейтесь. И всем знакомым скажу, что вы – полное г…

Слышать такое из уст вроде бы вполне интеллигентной дамы было несколько странно, но за время работы гадалкой я привыкла ко всякому.

– Очень приятно было с вами познакомиться. – предельно вежливо сказала я, поднимаясь на ноги.

– Не могу сказать, что это взаимно, – буркнула дама, остывая. – Ну что же, тогда делать нечего, придется обратиться к черному магу.

– Почему же вы сразу к нему не пошли? – полюбопытствовала я.

– А кто вам сказал, что не пошла? Была я у мага, он пообещал за один сеанс направить мою ненависть так, что соперница будет уничтожена. Только вот стоит этот сеанс слишком дорого – пять тысяч долларов. Я и подумала – а зачем мне ее убивать за такие деньги? Лучше навести порчу, пусть она заболеет, ну, хотя бы паралич ее разобьет. Это и дешевле, и намного гуманнее.

Понятия о гуманности у меня и моей клиентки явно не совпадали, но спорить с ней я не стала. Меня поразило другое – надо же, какие деньги загребает мошенник! Пять тысяч баксов за сеанс черной магии – мягко говоря, недурно. А если учесть, что результат, скорее всего, нулевой, то наглости черного мага остается только завидовать. Конечно, он не так уж сильно рискует, мало кто из обманутых женщин напишет заявление в милицию: вот, мол, хотела убить соперницу, но не получилось.

Маг обманул.

– Все, прощайте! – дама грузно поднялась с места. – И скажите тетке у входа, что платить я не стану.

Она встала и, чеканя шаг, промаршировала к двери. Я вышла вслед за ней и сказала администраторше Синтии, что денег клиентка не заплатит, это был благотворительный сеанс для бедных. Дама передернулась, быстро залезла в свою безразмерную сумку, достала такой же огромный кошелек, больше напоминавший чемодан, выгребла оттуда какую-то мелочь и гордо бросила ее на стол Синтии.

– Дама, не надо, оставьте копейки себе, а то вам на проезд в трамвае не хватит! – елейным голоском пропела Синтия.

– Я на лимузине езжу, с личным шофером! – возопила дама.

– А милостыню вам подали или шоферу? – так же ласково осведомилась Синтия.

– Да вы сумасшедшая! – дама снова схватилась за кошелек, достала оттуда несколько бумажных купюр крупного достоинства и помахала ими в воздухе. – У меня меньше наличности не бывает!

– С фальшивыми деньгами осторожнее надо. – заботливо посоветовала я. – Нельзя ими так размахивать, не дай Бог милиция увидит…

Издав вопль, похожий на вой сирены, дама бросила нам на стол три купюры.

– Вот, сами убедитесь!

– Синтия, осторожно, не трогай бумажки, а то отпечатки останутся, и тебя в пособничестве фальшивомонетчикам обвинят. – строго предупредила я. Администраторша на всякий случай спрятала руки за спину и с выражением жуткого испуга на лице вытаращилась на посетительницу.

– Да пошли вы на… – грязно выругавшись, пунцовая как свекла мадам пулей вылетела из салона под наши крики:

– Эй, гражданка, вы мукулатуру на столе забыли!

После позорного бегства неприятной клиентки мы хохотали минут двадцать. Наконец, отсмеявшись, Синтия поинтересовалась:

– А что ты ей сделала?

– Не захотела порчу на разлучницу наводить. Так она меня обругала и решила к черному магу обратиться. Он так направит ее ненависть, что соперница в муках умрет. Впрочем, думаю, что ненависти этой дамы хватит, чтобы умертвить пол-города.

– Да, разные придурки на свете бывают. – философски заключила Синтия. – Ладно, она нам 60 долларов оставила. Так что не зря ты страдала.

– Мне к ее деньгам и прикасаться неохота…

– Да брось, к тебе что, только приятные люди ходят? И вообще, ты теперь хозяйка салона, пора становиться менее сентиментальной.

Хозяйкой салона «Пани Моника» я стала случайно, и, хотя с тех пор прошло несколько месяцев, себя в таком качестве пока не воспринимала. А сентиментальной я себя не считала вовсе, поэтому, пожав плечами, взяла 40 долларов и пошла обратно в свой кабинет. Через полчаса ко мне влетела верная Синтия.

– Полина, там Анька с твоим Сашей кокетничает!

Я в некоторой растерянности поднялась и пошла к дверям. Синтия шла за мной по пятам, не давая мне остановиться и поразмыслить. У самых дверей я все же резко притормозила, и администраторша с разбегу налетела на меня. Хорошо, я успела ухватиться за ручку двери, а то не удержаться бы нам обеим на ногах. Я слегка отодвинула Синтию и спросила:

– Ну и зачем мне туда идти? В волосы Аньке вцепиться?

– Полина, ты все же хозяйка салона, а она – простой работник! – возмутилась Синтия. – Поймай ее на месте преступления, и устрой хорошую взбучку, чтобы впредь неповадно было!

– Да какого преступления-то?

– Так твой Саша только через порог, как Анька чуть не на шею к нему кинулась! Дескать, Сашок, дорогой, я уж по тебе соскучилась, где пропадал столько времени? Представляешь? А ведь знает, что это твой, можно сказать, муж.

Перед моими глазами всплыло пылающее ненавистью лицо недавней клиентки. Нет, никогда я не стану такой стервой, как моя недавняя посетительница. Я вернулась на место, села за стол у устало попросила Синтию:

– Когда эти голубочки налюбезничаются, попроси Сашу зайти.

Надувшаяся Синтия вышла из кабинета. Я вздохнула. Ну что этой Аньке неймется? Хорошенькая тоненькая брюнеточка с копной кудрявых волос, немного похожая на цыганку, она работала под псевдонимом Эсмеральда, и очень нравилась мужикам, по крайней мере, наши клиенты при виде Анечки просто облизывались. К тому же, у нее имелся бой-френд, здоровенный бритый бугай с какой-то плотоядной усмешкой. Зачем ей мой Сашок? А если и правда он ей понравился? Интересно, она красивее меня или все же нет? Впрочем, как сравнивать, если я блондинка, а она – брюнетка? Фигурка у нее, пожалуй, постройнее будет, к тому же, она минимум лет на пять моложе… Мои невеселые размышления прервал скрип стремительно распахнувшейся двери, после чего в кабинет влетел раскрасневшийся Сашка.

– Привет, Полина! – как-то нарочито весело прокричал он с порога. – Ты скоро освободишься?

– С тобой Анечка флиртовала? – поинтересовалась я.

– Да ладно тебе, прикалывается девочка. – слегка помрачнел Саша. – А вообще, у нее с парнем проблемы, она хотела совет у меня попросить.

– И какие же у нее проблемы?

Саша обошел мой стул, наклонился и приобнял меня за плечи:

– Ты не сердишься? Сама ведь кидаешься помогать всем по первому же писку.

– Ну да, а тут такая красоточка о помощи просит… Так какие проблемы?

– Ну, к примеру, ее друг обещал пойти с ней в театр, Аня билеты купила, нарядилась, сидит дома и ждет. От него – ни слуху, ни духу, и мобильный отключен. Так и прорыдала весь вечер в одиночестве. А назавтра он спокойно объявился и говорит – старого приятеля встретил, пошли в кабак, чтобы никто не мешал, телефоны поотрубали. А про театр – да просто забыл он про театр, подумаешь, развлечение!

– Да уж, юный склеротик…

– Аня говорит, что такое постоянно случается. Даже хуже дело бывает – они идут спокойно по улице, он встречает компанию девушек, среди которых – его знакомая. Он тут же с ними со всеми болтать начинает. Потом Аня вдруг с ужасом слышит, что он договаривается через час встретиться с девушками в каком-то кабаке. Потом опять идет гулять с Аней, через полчаса небрежно кивает ей: «Адью», разворачивается и уходит.

– А Анечка-то что делает?

– Ревет.

– И продолжает с ним встречаться?

– Говорит, что пыталась порвать с ним, но не может. Если он пару дней не звонит, просто сердце на куски разрывается.

– И что же ты страдалице посоветовал?

– А ты что бы посоветовала?

– А сам не догадываешься?

– Ну да, послать гада к такой-то матери. Я все понимаю, но если она – любит?

– И что посоветовал ты?

– Пойти к психологу. И ей, и парню. – покраснел Саша. – ты сама ведь мне когда-то это предлагала.

– Так ты все равно не пошел. И что Анечка, поблагодарила за ценный совет?

– Да, и сказала, что попытается своего друга уговорить.

Через пару дней я сама подошла к Анечке.

– Мне Саша рассказывал, что у тебя с парнем проблемы. Может, со мной посоветуешься, как со старшим товарищем?

– Я вчера была у психолога. – опустив глаза, пролепетала Анечка.

– Одна?

– Кирилл не захотел идти, только посмеялся надо мной.

– И что тебе сказал психолог?

– Что мой парень – свободная личность, он волен делать то, что ему хочется, и это естественно. А я ограничиваю его свободу, поэтому он на меня злится.

– А, так ты во всем и виновата. – догадалась я. – Замечательно. И что теперь, ты должна поошрять его издевательства и измены? Так сказать, расслабиться и получать удовольствие?

– Наверное. Я толком не поняла.

– Так может, тебе к психологу-женщине сходить надо? Она-то уж точно знает, что все мужки – козлы, и с тобой этим знанием поделится.

– Спасибо, Полина, я как-нибудь справлюсь.

– Анечка, разлюбить по заказу сложно, по себе знаю. А ты попробуй новую любовь себе завести. Знаешь, клин клином вышибают. Только предупреждаю сразу – моего Сашу не тронь. А то я про свою неземную доброту враз забуду.

Глава 2

Я уже оделась и собиралась уходить из салона, когда в кабинет заглянула Синтия.

– Полина, тут какой-то господин, весь из себя такой разодетый и важный, желает видеть саму Земфиру. Я ему других гадалок предлагаю – нет, Земфиру ему подавай, и точка. Ты не хочешь его принять?

– Клиент всегда прав. – со вздохом сказала я, скидывая плащ и вновь садясь за изрядно надоевший рабочий стол. – Пусть заходит.

В кабинет вошел мужчина лет тридцати с небольшим, разодетый, как для показа мод. Конечно, в мужской моде я разбираюсь не очень, но серый брючный костюм-тройка явно стоил немалых денег, а лиловая рубашка и переливающийся сине-зелеными разводами галстук приковывали внимание, напрочь отвлекая его от лица посетителя. Впрочем, лицо было тоже ухоженным, можно сказать, породистым. Вошедшего можно было бы назвать красивым, если бы не надменное выражение лица и какой-то застывший взгляд. Посетитель подошел к столу и замер в изящной позе Каменного гостя.

– Садитесь, пожалуйста. – вежливо предложила я.

Слегка поколебавшись, мужчина все же сел. Задумчиво посмотрел на меня, слегка откашлялся и официальным тоном спросил:

– Вы и есть знаменитая Земфира, которая привораживала мужа привораживала мужа Ирине Аллегровой и помогала Киркорову добиться взаимности самой Пугачевой?

Настала моя очередь закашляться. Приступ кашля у меня затянулся, потом я достала бумажный носовой платочек и стала протирать совершенно сухой нос и глаза. Посетитель, потеряв терпение, продолжил свою речь:

– Я почему-то не уверен, что вы когда-либо видели этих певиц вблизи.

– Я в этом тоже не уверена. – кротко ответила я, убрав, наконец, платочек. – Но что поделаешь? Все так пишут.

– Понимаю. У меня к вам деловое предложение. Я продюсер начинающей певицы Мэри. У нее есть деньги, и она хочет раскрутки по полной программе. Вы можете мне помочь.

– Но я ничего не понимаю ни в пении, ни в продюсировании. – удивилась я. – Могу научить ее гадать, если пожелаете.

– Вы не поняли. Я хочу, чтобы вы дали в газетах и журналах серию объявлений: мол, гадалка Земфира пару лет назад предсказала Мэри, тогда еще не певице, а простой школьнице, мировую славу. Школьница не поверила гадалке, а вот теперь предсказание сбылось. И внутри объявления – портрет самой Мэри. И для вас будет хорошая реклама, и для нас.

– Да, тут только одна загвоздка – где нам взять для Мэри мировую славу…

– Мы напишем, что она уже есть, и нам поверят. Вы согласны?

– Почему вы выбрали именно меня?

– Я слышал о вас самые лестные отзывы. Говорят, вы честная женщина, и с вами всегда можно договориться.

Я задумалась, стоит ли считать эти слова комплиментом. Так и не придя ни к какому выводу, спросила:

– За эти объявления вы собираетесь мне заплатить?

– Разумеется, о цене мы договоримся. Потом от вас потребуется еще ряд услуг, например, вы вместе с Мэри будете давать пресс-конференции, как ее персональная гадалка. Это сразу привлечет к молодой певице внимание прессы. Ну и к вам тоже, разумеется. Вы согласны?

– Можно я возьму время на раздумье?

– Извините, но времени у меня нет. Поверьте, если вы откажетесь, я тут же найду десяток хозяек гадальных салонов, которые не только согласятся на мое предложение, но еще и сами за него заплатят!

– И когда вам нужны эти объявления?

– Вообще-то, еще вчера. Тексты у меня уже готовы, если вы даете добро, завтра утром я подам объявления в три газеты и два журнала.

– Подавайте. А могу я познакомиться с мировой звездой?

– Вам это необходимо?

– Я хочу видеть человека, которому так удачно предсказала мировую славу.

– Будь по-вашему. – продюсер достал из нагрудного кармана пиджака маленькие наушники, нажал какую-то кнопку, похоже, на поясе брюк, и коротко сказал в пространство:

– Маша, зайди в салон, в кабинет к хозяйке.

Дождавшись, пока он снимет наушники, я попросила:

– А вы сами не могли бы представиться? Я Земфира, в девичестве Полина Кудрявцева. А вас как величать?

– Петр Гринько, продюсер певицы Мэри. – чопорно произнес мужчина.

– А откуда у нее деньги? Родители богатые? – полюбопытствовала я.

– Нет, но появился богатый спонсор. Он дает деньги на раскрутку.

– Так вы работаете на нее или на этого спонсора?

– Коммерческая тайна.

Я не успела откомментировать это сообщение, как дверь кабинета распахнулась и внутрь вплыло очаровательное создание: молодая высокая девушка небесной красоты. Красота была неземной в полном смысле этого слова: фигурка ожившей куклы Барби, ноги почти от самой шеи, огромные миндалевидные светло-серые глаза, отливающие холодом вечного льда. Лебединую шею обрамляли длинные прямые волосы цвета свежевыпавшего снега. Девушка явно была блондинкой от природы, с помощью осветления такого эффекта не добиться. Кожа девушки напоминала алебастр, тонкие черты лица были до того правильными, что казались неживыми.

– Снежная королева! – вырвалась у меня.

– Как вы сказали? – заинтересовался продюсер. – Снежная королева? Маша, а может, тебе этот псевдоним и взять?

– Мне все равно. – мелодичным голосом отозвалась красавица.

– Тогда решено. То есть, я сегодня же согласую этот вопрос с Виктором Исаевичем, и если он даст добро, в объявлениях будет именно это имя.

– Маша, а вы умеете петь? – я была под таким впечатлением от красоты девушки, что не вполне отдавала себе отчет в своих словах.

Красавица на мгновение задержала на мне взгляд своих холодных полупрозрачных глаз, затем задумчиво кивнула и запела:

– Отцвели уж давно хризантемы в саду…

Голос у Снежной королевы был высокий, но довольно приятный. Я слушала старинный романс, и наваждение постепенно проходило. Просто красивая девчонка, вот и все. Поет, конечно, неплохо, но я пою ненамного хуже. Вот только богатого спонсора на меня не нашлось. Впрочем, такой красоты у меня нет тоже.

– Вы классно поете. – вежливо сказала я, когда романс закончился. – Маша, поскольку я теперь являюсь частью вашей рекламной компании, нам неплохо бы познакомиться поближе, вы не считаете? Давайте уйдем из этого кабинета, и посидим в кафе напротив?

– Нет, это лишнее, все вопросы по рекламе решать буду я. – торопливо вмешался Гринько. – Маша, тебя Виктор Исаевич ждет. Сейчас я тебя к нему отвезу, и мы заодно обсудим вопрос твоего псевдонима.

Красавица на секунду замешкалась, затем торопливо спросила меня:

– Земфира, у вас визитка есть?

Я достала из ящика стола рекламный проспект гадального салона, быстро написала на нем номер своего мобильного телефона и протянула красавице. Она свернула проспект к трубочку, поднялась и плавно проследовала к двери. Продюсер, слегка утративший былую важность, поспешил за ней.

Глава 3

Мы с Сашей мирно отдыхали в постели после тяжкого трудового дня, когда в дверь позвонили. Саша быстро натянул тренировочные штаны, надел майку-алкоголичку и пошел открывать. Я услышала в коридоре знакомый женский голос, накинула на голое тело шелковый халатик и тоже выглянула наружу.

– Марина Петровна! – в изумлении воскликнула я, увидев в прихожей мать Паши. – Вы разве мой адрес знаете?

– Полька, тапочки гостье! – прикрикнул на меня Саша. – Что за бестактные вопросы?

– Ой, простите, с языка сорвалось. – извинилась я. – Просто вы у меня в гостях никогда не бывали, вот я и удивилась. Проходите, мы рады вас видеть! Вот сюда проходите, в кухню, а я сейчас гостиную приберу. Вам чай, кофе?

– Ой, Поленька, не ходи никуда, мне поговорить с тобой надо. Беда у меня. – Марина Петровна, тяжело ступая, прошла в кухню, грузно опустилась на стул и оперлась подбородком о руку. – Не надо мне кофе, не хочу я ничего.

Она жестом остановила Сашу, схватившегося было за кофейник, и замолчала.

– Что-то с Пашей? – перепугалась я.

– Поленька, ты ведь знаешь, я всегда мечтала, чтобы ты стала моей невесткой. Как жаль, что пока не получилось…

Я невольно вздрогнула, представив в своей постели высохшую мумию. Увы, Паша напоминал именно забальзамированного фараона, причем, не слишком хорошо сохранившегося. У него почти не было зубов, волос, а также, мне всегда казалось, и некоторых внутренних органов, например, желудка. По крайней мере, ни один человек с работающими органами пищеварения не мог настолько высохнуть и скукожиться. Мне всегда было жалко, что Голливуд далеко, поскольку, снимая Пашу в роли ожившей мумии, киношники сэкономили бы огромные деньги на гриме и спецэффектах. Но вот в качестве моего супруга я его представить просто не могла, воображения не хватало.

– Так что случилось с Пашей, Марина Петровна?

– Он в мой дом девку привел. – трагическим шепотом поведала пашина мать. – Наверное, прямо с панели подобрал.

На мой взгляд, любой девушке, решившейся принять гордое звание пашиной подруги, нужно было немедленно вручить медаль «За личное мужество». Возможно, родной матери он казался стройным мужественным блондином, но вот на самом деле… Конечно, он был бы блондином, если бы у него на голове было побольше волос и он хоть изредка их бы мыл. И наверняка был бы стройным, а не истощенным, если бы вылечил хронический гастрит. А уж если бы вставил недостающие передние зубы, так цены бы ему не было. Пока же – без зубов, без волос и без намеков хоть на какую-то мускулатуру он был похож на Кащея Бессмертного в его последние годы, или на узник Освенцима во время второй мировой.

Возможно, мать искренне верила постоянным рассказам сыночка о том, как роковые красотки пытались затащить его в койку, но жестоко обламывались о несокрушимую пашину мораль: ни поцелуя без любви! На самом деле девушки его не любили, а лишь смеялись над хвастунишкой.

И уж если нашлась та, что разглядела под его кошмарной внешностью любящее сердце, так тут радоваться нужно! По крайней мере, никакой трагедии я тут не вижу, разве что для родителей несчастной. А чего мать Паши-то так убивается?

– Марина Петровна. – осторожно начала я. – Но это же естественный процесс. Мальчику недавно тридцатник стукнул, он уже взрослый, ему женщина нужна.

– Женщина, а не шлюха. – скорбно произнесла безутешная мать.

– А вы уверены, что она… – я замолчала.

– Полечка, я не первый день на свете живу. Девка накрашенная от хвоста до копыт, живого места на ней нет. Курит, пьет, нигде не работает и не учится. За что такое моему мальчику?

Я задумалась. Конечно, Паша не пьет и не курит – не на что. Он хронический безработный, и по-моему, давно забыл, как выглядят наличные деньги. Кормит, поит и одевает его матушка. Она художница, оформляет в одном некрупном издательстве детские книжки. Когда у издательства есть заказы, Марина Петровна получает неплохие деньги, которые в основном идут на оплату квартиры, пашиного мобильника, его одежду и походы с друзьями в кафе. А когда заказов нет, что случается нередко, то и деньги в семье кончаются. А кстати, на какие шиши курит и пьет пашина избранница? Немного поколебавшись, этот вопрос я задала вслух.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3