Инна Часевич.

Хрустальный мальчик. Смешной (сборник)



скачать книгу бесплатно

© Инна Часевич, 2017

© ООО «СУПЕР Издательство», 2017

* * *

Хрустальный мальчик

Глава 1
«Давайте представим, что его нет…»

Жил-был Хрустальный Мальчик. У него, как и у всех нас, конечно же есть имя, но мы будем называть его именно так – Хрустальный мальчик, потому что он таким родился… Хрустальным, то есть очень хрупким… И еще потому, что хрусталь – это красиво, а мальчик и был красивым – душой… Он появился на свет, как почти все малыши, в специальном доме, который так и называется – роддом – дом, где рождаются дети! И хотя в нем родился такой необычный мальчик, сам этот дом был очень обычным – со старенькими стенами и не менее старенькими кроватями. А вот нянечки, которые мыли полы в этом старом доме, хотя были тоже вроде не молодые, но страшно голосистые! Ровно в пять часов утра, когда уставшие мамочки сладко спали и видели во сне своих народившихся дитятей, эти труженицы ведра и швабры кричали на весь коридор: «Девки, слышьте?! Слышьте, в третьей прибиралися? В четвертую не ходьте, я туды уже хОдила! А?! Слышьте, что ль, а?!». А еще под окнами роддома постоянно толклись молодые и не очень папашки, все как один, нервные, ревниво сравнивающие своего отпрыска с другими такими же пищащими мелкими свертками, которых с любовью демонстрировали в окно счастливые мамочки. Отцы стояли плотной мужской стеной и тоже кричали, стараясь перекрыть зычным голосом своего соседа:

– Чего он такой маленький? Чего с ним не так?

– Нормальный он, как все. Ты что ли гигантом был? И ничего под два метра вырос… Правда, ума не нажил (это уже относилось не к растерянному отцу, а к хихикающей соседке по палате).

– Мама! Это кто? – кричала верткая малышка лети пяти, от нетерпения скачущая под окнами на одной ножке.

– Как это кто? Это же твой братик, ты его так ждала!

– Нее. Я ждала нормального, а этот маленький и некрасивый!

– Доченька, все детки такие были и ты тоже.

– Я не могла быть такой страшной, – обидчиво возражала резвая поскакушка, – все говорят, что я красивая!

– Доченька, братик тоже будет красивым, когда вырастет.

– А играть я с кем буду, пока он вырастит? Я тогда сама вырасту и не захочу с ним играть, отдай его обратно, а мне другого брата дай!

– Доченька, куда же я его отдам, он же твой брат!

– Не нужен мне такой брат, зачем только я ему рисунки такие красивые нарисовала – девочка надула губки и разочарованная отошла от окошка.

Мда, чего только не слышали старенькие роддомовские стены…

Так вот в этом обычном доме рождалось много ребятишек и все они тоже были обычные… А Хрустальный мальчик был необычным, не таким, как все. Иногда, очень-очень редко такие дети появляются в нашем мире. Почему? Не знаю… Может быть для того, чтобы сделать его чистым и красивым, как хрусталь?..

Люди в белых халатах, которые первыми увидели Хрустального мальчика, очень огорчились.

Они долго о чем-то шептались в углу, потом Мальчика забрали и, не показывая Маме, куда-то унесли. Уставшую Маму сморил странный полусон. В легкой дреме она видела, как подросший Мальчик, широко раскинув руки, радостно бежит по траве от мамы к папе, а рядом стоят счастливые бабушки и им всем так хорошо вместе! Мамин радостный сон прервал суровый голос врача, который начал очень строго спрашивать, вернее, как потом сказала Мама, допрашивать: «У вас есть муж? Вы хотели, чтобы Мальчик родился?» А еще суровый доктор желал в подробностях знать – как вела себя Мама, пока Мальчик жил в ее большом животе. От этих расспросов у Мамы появились слезы на глазах – как эти люди в белых халатах могли подумать, что они с Папой не хотели подарить жизнь малышу?

– Я очень хорошо себя вела, я… я… не умею по-другому…

– Странно, очень странно. Такая молодая, без вредных привычек, с нормальной генетикой… замужем… Говорите (он особо выделил слово: «говорите») – ребенка хотели… И такое… Странно…

Остальные врачи согласно закивали головами, им тоже все это показалось странным, очень странным.

Когда врач замолчал, Мама робко спросила сурово глядящих на нее докторов:

– Странно что? Почему вы меня обо всем таком… личном спрашиваете? Как чувствует себя мой сын? И, вообще, где он, мой Мальчик?

У нее было еще много вопросов, но задать их Мама не успела, – доктор нетерпеливо перебил ее.

– Так вот про сына… Мальчик ваш – не обычный мальчик… Он Хрустальный.

– Какой-какой? – с легкой улыбкой переспросила Мама.

Ей показалась смешной сама мысль, что дети могут быть хрустальными.

– Хрус-таль-ный, – по слогам повторил врач, – такие дети иногда рождаются на свет. Почему – мы не знаем и никто не знает. Хрустальный – значит хрупкий. Очень хрупкий. Вот, например, пока Мальчик появлялся на свет, его ноги и руки сломались сразу в нескольких местах.

Мама вскрикнула и побледнела.

– Да, в нескольких местах. И это только начало, – внимательно глядя на Маму, продолжил доктор. – Ваш сын никогда… Никогда, – он выделил это слово и многозначительно посмотрел на Маму – понимает ли она всю важность его, – ни-ког-да не будет таким, как все… Он ни-ког-да не будет не то чтобы бегать или ходить, он даже сидеть ни-ког-да не сможет! Каждое неосторожное движение Мальчика, Мамы, Папы, бабушки, короче, всех, кто прикоснется к нему, приведет к перелому ноги, руки, пальца малыша… Вы даже не сможете обнять Вашего сына, а ведь матери так любят обнимать своих детей. Представляете – на вас с Мальчиком всегда будут смотреть окружающие. Кто просто с любопытством, а кто и тыкать будет в вас пальцем, и называть разными неприятными словами. Подумайте, как это будет ранить вашу душу. И душу Мальчика. Да, еще! Вы, конечно же, понимаете – Мальчик не сможет учиться, как все нормальные дети.

Мама, и без того испуганная, от этих слов вздрогнула всем телом.

– Мой сын, мой долгожданный сынок… Ненормальный?.. Нет. Это не так, он… Он замечательный. Он…

Врач с жалостью посмотрел на Маму, но все-таки повторил:

– Да, нормальные дети! К сожалению, никто никогда не назовет вашего сына нормальным, у него никогда не будет друзей. Представляете, как тяжело будет жить такому Хрустальному ребенку?!.

– Что же мне делать? – тихо спросила Мама и тут же поправилась, – Что нам делать… нам с Папой?

Папа еще ничего не знал. Нет, он, конечно, знал, что у него родился сын. Сын, которого он так ждал! Но то, что этот сын не такой, как все, Папа, конечно, предположить не мог. Он, как остальные молодые и не очень отцы, мерил шагами газон рядом со стареньким роддомом.

– Вот! Это правильный вопрос! – обрадовался врач, – поверьте, нам искренне хочется помочь вам. За много лет мы, врачи много чего навидались. Разные детишки появляются на свет… Иногда, к сожалению, больные. Очень больные. Если мы вам покажем карточки некоторых ребят с перечнем всех диагнозов, вы ужаснетесь. Ребенок и жить то еще не начал, а у него диагнозов и не простых, как у старого больного пьяницы. Вы, наверное, думаете, что у нас, у врачей нет сердца?… Есть, мы тоже переживаем и за мам и за их больных малышей. Уж мы-то как никто понимаем – что ждет вас в жизни с таким больным ребенком. Подумайте – вы такая молодая, у вас хорошая семья – зачем вам эта проблема?

Мама догадалась, что это ее сына назвали «проблемой». Ни ребенком, ни малышом, ни человеком, в конце концов. А «проблемой»… В душе Мамы начала закипать не свойственная ей злость – как они могут считать Мальчика проблемой? Ведь он живой, он человечек, хоть и больной. Не замечая изменившегося взгляда молодой женщины, доктор продолжал.

– Ну, что это за жизнь для вашего малыша? Одна боль и никакой радости. Ни по траве босичком побегать, ни с друзьями мяч погонять, ни на руках у мамы с папой посидеть, ни с бабушкой пообниматься. Подумайте о нем!.. Мы предлагаем вам самый правильный выход. Как говорится, нет человека – нет проблемы. Давайте представим, что его нет, что он никогда не появлялся на свет…

– Как это? – недоумевала Мама, – он же родился…

– Родился… Но! родиться мало, надо еще выжить… Сейчас он живет только с нашими аппаратами… С ними он дышит, ест, спит. Но эти приборы можно и… отключить! Поверьте, это самый лучший выход – и вы не будете мучиться, и малыш! Не хотите думать о себе – подумайте… о ребенке.

– Мы так не сможем, мы… мы его любим, – Мама заплакала.

– Ну, что ж, простите, я хотел, как лучше, – усталым голосом ответил доктор и повернулся спиной к Маме.

– Я должна посоветоваться с мужем, – тихонько всхлипывая, сказала она.

– Вот, – врач повернулся к Маме, – это правильно. Мужчины в сложных ситуациях, уж извините, гораздо разумнее женщин. Сейчас позову вашего мужа, он давно ждет в коридоре.

Когда Папа вошел в палату, по его побледневшему лицу Мама поняла – врач ему все рассказал про мальчика. Он обнял жену и улыбнулся, но улыбка почему то получилась слегка натянутой. Потом Папа повернулся к вошедшему врачу.

– Наверное, вы правы и мы должны подумать о нем и… Но… (Папа немного помолчал). – Я все-таки хочу его увидеть. Я хочу посмотреть на нашего Мальчика, – сказал Папа.

– На мой взгляд, это лишнее. Но воля Ваша. Идемте, – ответил доктор.

В напряженном молчании шли они по извилистому коридору роддома под любопытными взглядами сестер и санитарок – все уже были в курсе появления на свет необычного ребенка. Для маленького городка, где каждый житель если лично не знаком со всеми, то обязательно найдется знакомый его знакомого, или друг друзей, или брат одноклассника, или на худой конец сосед по даче – такой малыш был настоящей сенсацией, громом среди ясного неба. Все начали выдвигать свои версии – почему такой ребенок родился и почему именно у этих родителей. Странно… вроде такие приличные люди с виду и такой сын. Неспроста это, ой, неспроста… Папа ежился от этих плохо скрываемых полулюбопытных, полунасмешливых взглядов.

Люди почему-то разучились сострадать чужому горю, ты со мной согласен?..

Врач тоже заметил нездоровое любопытство окружающих, и оно оказалось поводом для возобновления разговора о дальнейшей жизни Мальчика и… о «разумном» выходе для родителей, потому что по мнению врачей, такая жизнь была нецелесообразной.

– Я вас предупреждал. Это только начало. Как говорится, чем дальше в лес, тем страшнее партизаны, – врач улыбнулся своей, как ему показалось меткой шутке, и решительно толкнул дверь палаты для новорожденных. Папа долго стоял и смотрел на Мальчика, лежащего в прозрачном ящике. Малыш со всех сторон был окружен аппаратами, из которых тянулось множество тоненьких, прозрачных трубок. Они, как змеи, извивались около ребенка, кольцами лежали вокруг его маленьких ручек и ножек. По трубкам непрерывно капало и капало лекарство, дающее малышу шанс жить, от малюсенького горлышка тоже шла трубка – с ее помощью он дышал. А Мальчик спал и во сне улыбался… Да-да, улыбался, хотя таким маленьким не положено уметь улыбаться… Не говоря уж о том, что ребенку было просто больно от многочисленных иголок в худеньких ручонках. Но ты же помнишь – это был необычный мальчик…

– Какой красивый, – сказал Папа и тоже улыбнулся. Потом он посмотрел на доктора и очень серьезно сказал: – Не надо его отключать от ваших чудо-аппаратов… пожалуйста.

Врач махнул рукой:

– Ну, что ж, мы вам все честно рассказали, теперь жизнь с таким ребенком – ваши проблемы.

Он вышел из палаты, сердито стукнув дверью. В этот день в стареньком роддоме все только и говорили про необычного Мальчика. Все мамочки шепотом обсуждали глупенькую Маму Хрустального Малыша. Какой же еще может быть женщина, не отказавшаяся от больного ребенка? Конечно, болезнь болезни рознь. Люди живут и с больными детьми. Но! (в этом месте говорившие поднимали вверх указательный палец) либо у них есть деньги, чтобы лечить больного, либо он не так уж и болен, либо… Дальше этих двух пунктов, позволяющих людям забирать больных детей домой, фантазия у обитательниц роддома не шла.

– Вы понимаете, она же не подумала о нем! Ладно – о себе, но она же не подумала о нем?! – торопливо тараторили они в телефонные трубки своим родным и знакомым. – Зачем таким детям жить на белом свете? Разве это жизнь? Нет! Мучение! Я бы на ее месте…

Все, решительно все посчитали, что так делать нельзя! И что они то, точно не поступили бы так безрассудно.

Глава 2
Соседка

На Маму неодобрительно смотрела даже соседка по палате, которая родила дочку в один день с Мамой. Только ее малышка появилась на час пораньше Хрустального Мальчика. Все тот же строгий доктор очень громко, так что слышали все мамочки в соседних палатах, сказал:

– У вашей девочки порок сердца. Это, знаете ли, такая маленькая дырочка в нем. Но со временем она может вырасти в большуууую дыру и принести вашей дочери большииииие неприятности со здоровьем. Если она, конечно, доживет до первого года… Вот тогда можно будет говорить как ей жить, как лечиться… Если она, повторяю, проживет этот год, в чем я лично очень сомневаюсь.

Доктор не был злым или бессердечным, просто для него человек был, как бы это сказать поточнее… «Набором» косточек, легких, сердца и всех прочих «деталей» человеческого организма. Такая уж у него работа. Ну, а душа – это уж, простите, не его работа. Его работа – сказать правду родителям, даже если эта правда была неприятной, а иногда смертельно неприятной. Он должен заботиться о здоровье детей, а о своем настроении родители должны позаботиться сами. Но ведь доктора тоже можно понять, правда? Его собственное сердце давно разорвалось бы от горя, если бы он чувствовал боль каждого малыша, как ее чувствуют родители больного ребенка…

После слов доктора о маленькой дырочке в крохотном сердце, Соседка проплакала весь день. А ночью она лежала и прислушивалась – дышит ли ее дочка. Так же она провела и следующую, после следующую и еще много других ночей. Соседка каждую минуту чутко слушала: бьется ли маленькое сердце. Другие мамочки радовались, когда их громко пищащие дети наконец-то угоманивались. Соседка же наоборот – постоянно будила девочку, чтобы та немного поела и посмотрела на окружающий мир. Малышке нельзя было долго спать, ей надо было обязательно поесть. Хотя бы чуточку, хотя бы самую малость, хотя бы не так часто, как другим малышам, но надо. Иначе у девочки просто не будет сил жить! Но даже Соседка с больной дочкой не одобрила поступка Мамы и Папы. Она не понимала зачем они решили забрать Мальчика домой. Им она, правда, ничего не сказала – это казалось ей невоспитанным. Но она мысленно покрутила пальцем у виска и подумала – «Такие проблемы… и на всю жизнь… Вот ведь делать людям нечего. Скучно живется что ли?».

Вот так вот – желание забрать Мальчика домой не понимала та женщина, дочери которой врачи не давали шанса «дожить» до первого дня рождения.

Мама и Папа любили Хрустального мальчика еще до того, как он родился, поэтому они не послушали умных людей в белых халатах… Да, так просто – они его любили, а, значит, не могли от него отказаться. Прошел почти месяц, прежде чем Хрустальный Мальчик «засобирался» домой. Когда за ним пришли в комнату, где лежат недавно родившиеся малыши, Мальчик улыбался. Улыбался всему, что видел вокруг: и сурово смотрящим на него врачам, и Маме с Папой, и мартовскому солнышку, которое все утро заглядывало к нему в кроватку, и белым больничным стенам… Он всегда будет улыбаться миру, как бы трудно ему не было в жизни. Его улыбка будет освещать все вокруг. Так солнечный лучик через цветное стеклышко делает мир: синим, красным, зеленым, но никогда не сделает его черным…

Мама осторожно взяла сына на руки, очень осторожно – ведь хрусталь – хрупкая вещь и может в любую минуту разбиться. Она понесла его навстречу с миром… В нем ждали Мальчика разочарования и обиды, непонимание и насмешки, но сердце Хрустального ребенка было наполнено огромной любовью, которая помогала ему жить… Жить, несмотря ни на что…

Глава 3
Дома

Когда первые восторги от возвращения домой Мамы с малышом улеглись и гости, которым под разными предлогами так и не дали подержать Мальчика на руках, отправились по домам, настала пора вечерней ванны. Родители долго смотрели на сына, давая друг другу полезные советы.

– Ты вот так возьми его – под голову и спинку.

– Так с ним нельзя, как с другими…

– Вода с ромашкой остывает, иди уже.

Но, несмотря на кучу весьма правильных советов, почему то никто из них не мог решиться на такое приятное для многих семей время провождение – вечернее купание. Утомленная визитом родных, взбудораженных появлением нового родственника, Мама умоляюще смотрела то на Папу, то на Бабушку. Она боялась сделать сыну больно, вот и оттягивала поход в ванную, где остывала водичка, из-за отвара ромашки ставшая приятного зелновато-желтого цвета. Ее можно понять, правда?.. Когда любишь – не можешь сделать больно… по определению… Папа и Бабушка тоже любили малыша, и тоже не хотели доставлять ему неприятностей. Но без ванны ни вырос ни один, ну, или почти ни один малыш. Вот и Мальчика ждала ярко красная ванночка с синими рыбками, нарисованными прямо на ее дне. Ромашковая вода уже успела остыть, подогреться и опять остыть, а родители все не могли решить – кто же пойдет купать сына. Напряженное молчание, повисшее в комнате, прервала Бабушка.

– Я его помою… Сполосну хотя бы. Только вы со мной – мало ли, что помочь понадобится. Не надо на меня так смотреть. Нужна ванна? Нужна – сама себе практически без перерыва ответила Бабушка. – Так что давайте-давайте, идемте – идемте, – пресекла Бабушка все возражения. – Ночь на дворе – спать пора.

Эта первая вечерняя ванна показала – как трудно и много придется учиться всем в семье «правильно» жить рядом с таким необычным ребенком.

Возьмем, к примеру – такое «увлекательное» занятие, как пеленание. В обычных семьях с этим нехитрым делом легко справляются все домочадцы, начиная от прадедушек и заканчивая старшими братьями и сестрами. Даже если они сами-то не больно опередили по возрасту мелкого. Нет, серьезно. Пару дней тренировок и свободными у малыша остаются только щеки, нависающие над пеленкой, глаза, ну и рот, естественно. Все остальные части тела накрепко стянуты пеленкой. Никаких свободных ручек и ножек. Неудобно? Зато надежно! Не вылезет, а, стало быть, не замерзнет, не поцарапается, не додвигается до края дивана.

Что касается Хрустального Мальчика, ни о каких «потуже» и «посильнее» при заматывании в пеленальный кокон, сам понимаешь, речи идти не могло – слишком велик был риск сломать ручку или ножку. Не у всех домочадцев это получилось, и уж, конечно, не сразу. Дед вообще старался не подходить к кроватке, а уж тем более пытаться одеть малыша перед прогулкой. Лучше всего это выходило у Маминой мамы, потом стало получаться и у Мамы, а Папа… Он пытался «привыкнуть» к тому, что его любимый сын никогда не будет гонять с ним в футбол и ходить на рыбалку, он не сможет научить Мальчика плавать и кататься на велосипеде. Ворочаясь ночами без сна, он пытался понять – а что же они смогут делать вместе… Да и смогут ли? Он убеждал себя, что его сын – такой же, как все. Ну, подумаешь – не может сидеть, ходить, бегать, но он же может говорить, играть ну и вообще… Дальше этого призрачного и мало понятного «вообще» фантазия не шла. Папа очень честно хотел полюбить Мальчика таким, каким он родился. Вначале у него это не очень получалось – нелегко ему было потерять мечту о «нормальном» сыне…

Ох, уж это слово «нормальный». Для всей семьи Мальчика оно было страшным, «чужим», ненужным словом, которое, в конце концов, просто перестали произносить. Вот так взяли и вычеркнули, как будто его совсем не существовало в русском языке. Мальчика называли чудесным, необычным, и, конечно же, любимым. Да! Вся семья его полюбила. Постепенно даже Папа стал думать, что если бы его Мальчик был обычным, он бы, может быть, любил его чуточку меньше. Но, может, ему это только казалось?.. Все папы очень любят своих детей – обычных и чудесных, маленьких и больших, молчаливых и разговорчивых, просто потому что они – их дети! Папе приходилось быть вдвойне сильным и любящим, чтобы помогать Маме и бабушке – вот кому было совсем нелегко.

Пока малышу не исполнится годик, всем семьям всегда бывает тяжело. Представь – как же трудно пришлось семье Мальчика?! Были, правда, в это время и свои радости. Все малыши до года, а кто и годков этак до полутора не умеют ходить, поэтому Хрустальный Мальчик ничем не выделялся среди остальных детей. Никто в этот год не смотрел на него, как на диковинную зверушку. Необычный ребенок рос симпатичным, улыбчивым мальчишкой, со светлыми завитками волос и большими серыми глазами. Вспомни, как тебе бывает больно, когда ты упадешь, поранишься, или обожжешься? Ты плачешь, даже если тебе хочется быть сильным, бывает, что долго не можешь успокоиться. Бывает, что тебя везут в больницу и обрабатывают, зашивают, гипсуют ноги, руки, голову… Мало ли какая часть твоего организма попадется на встречу с асфальтом, неостановившимися качелями или газелью, когда ты забыл слезть с велосипеда на пешеходном переходе?! Хорошо, что такое случается не часто. А Мальчику всегда, с самого рождения было больно. Представляешь? Всегда! Чуть сильнее сжал в кулачке игрушку – перелом, слишком быстро одевали комбинезон для прогулки – перелом, чуть больше, чем обычно надавили на плечо, ставя градусник – перелом. Но, несмотря на это, Мальчик никогда не капризничал и не плакал по пустякам.

– С ним всегда можно договориться, – говорила, улыбаясь, Мама и это была чистая правда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное