Инесса Рэй Индиго.

Талантида. Сборник притчей и стихов



скачать книгу бесплатно

© Инесса Рэй Индиго, 2017


ISBN 978-5-4485-0608-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Фрагмент авторской картины Инеcсы Рэй Индиго «Влюблённые»

«Если у человека есть своё мнение и взгляд на мир

– это уже личность,

а, если он при этом может облечь свои мысли

в разнообразные красивые формы – это уже талант.»

(I.R.I.)

Сказка про Истину

Истина рождается в чистых небесах. Она также прозрачна и легка. Звёздным светом и незримым свежим воздухом эта странница проходит сквозь наши жизни. Чтобы узреть её нужно просто закрыть глаза и распахнуть свою душу. Но особый вид истины иногда появляется в местах, погрязших во лжи и во тьме. Одним из таких многочисленных мест на земле и являлся город Жабинск.

Как не трудно догадаться, основан он был на древних густых болотах, которые преданные жабичи упорно считали чудодейственными грязями. Подтверждали их глубочайшее заблуждение столь же древние легенды о безжизненности и проклятости этой территории, а также архаичный её топоним Гольдрания. Однако местные этнографы и краеведы трактовали это якобы европейское название, как «золотой дождь».

Вполне возможно, что он когда-то осыпал драгоценными трофеями легендарного основателя Жабинска, однажды надолго увязшего в этих болотистых землях со своими бесстрашными драгунами. Шли годы и века, а с ними бесконечные дожди, приумножавшие грязевые залежи, только вот мифологического золота в них так и не просматривалось.

А всё потому, что золото это было заколдованным и невидимым – бралось из ниоткуда и исчезало в никуда, то есть в сокровищницах последующих градоначальников. Пытаться раскрыть секрет добычи и использования неприкосновенного жабинского золота было строго запрещено на государственном уровне. В губернаторской булле золотым по белому было сказано, что такого отступника непременно настигнет смертельная кара древнего проклятия этого ископаемого. В народе же поговаривали, будто единственным проявлением проклятия было то, что его обладатели превращались в животных.

Вероломных исследователей золотоносных болот власти строго казнили, а тех, кто думал изобличить уполномоченных старателей, признавали тяжело больными и отправляли на принудительное лечение в самые недра чудодейственных грязей, откуда никто не возвращался. Многим в Жабинске и за его пределами было очевидно, что всё это ложь и многовековой сговор правящего клана, озолотившийся выходец из которого даже взошёл на государственный престол. Но все хранили молчание и черпали из него своё золото.

Благодаря волшебным приискам город вымахал большой и роскошный, невзирая на то, что внутри и снаружи его дворцов всегда царила мрачная сырость.

Феноменальная роскошь Гольдрании начала привлекать в эти места несметное число лиходеев со всей страны. В жабинском тумане они жили необычайно вольготной жизнью, словно сама здешняя природа благоволила их тёмным и прибыльным делам. К тому же обратным эффектом проклятого золота было то, что оно выводило животных в люди.

Таким образом, в чопорной Гольдрании разгулялась преступность с её самыми разнообразными группировками, которые бились за невидимое золото в кровь, при этом сбиваясь в крепкие стаи. Кроты и крысы, постепенно заполонившие тайную полицию, отвечали за обнаружение в грязевых кучах источники обогащения и начинали активно копать. На золотой блеск слетались стаи стервятников, занимавшие при птичьем правительстве города теневую роль. Они-то и помогали алчным грызунам переправить награбленное по воздуху, вдали от обывательских глаз, в общую казну своей зооморфной управы.

Сей улов могли вырвать из когтистых лап только откормленные и специально натасканные медведи из бойцовских клубов национальной культуры. А стерёг всё это великолепие клан собачьих жандармов под негласным руководством красных волков. Прочее население стаи держали за бесправных насекомых. Ослеплённые ложью и безропотные жители лишь тихо жужжали о творящемся вокруг беззакония и разлетались, продолжая интеллигентно бороться только за сохранение исторических фасадов своих прогнивших муравейников. Ложь и трусость процветали в Жабинске опоясывающим моховиком…

Истина появилась здесь незаметно для большинства, когда все намертво забыли её отрезвляющий свет и свежий аромат, подобный лазурному озону, и посему уже не испытывали в ней надобности. Она спустилась с небес на стальных крыльях и сразу же озябла в безжизненном болотном мраке. Практически никто из ослепших в хмурых туманах жабичей её не замечал. В немом изумлении она некоторое время лишь наблюдала, как обманчива внешняя красота Гольдрании, в болотной гуще которой собираются оскотинившиеся господа, которые воображают себя по уши в золоте. Они всюду хвастали своими «клондайками» и никого из людей к ним не подпускали. Первыми уловили озоновый аромат ненужной истины собачьи жандармы, а вместе с тем почуяли неладное:

– Что это?! – повёл носом взволнованный пёс по кличке Хвост, который постоянно увольнялся и обратно внедрялся в хвостатые ряды, – Чуешь, шеф? Что-то неладное, похоже, близится ветер перемен!

– Ни черта в твоих приметах не понимаю, – надменно прорычал ему в ответ вожак собачьих жандармов Умник, – И ничего, кроме посторонней вони не чую! Разнюхай-ка лучше, Хвост… Ежели это вонь, чего развонялась? А коль ветер, есть ли у него разрешение на то, чтобы на наших болотах дуть?

– Уже, шеф! – завилял хвостом подчинённый, – Каждый угол по этому вопросу разнюхал, все говорят, что дует это из поднебесья, то бишь до наших чудесных грязей не достать. Вот только зачем и к чему дует, весьма интересно. Чую что-то новенькое надует. Ещё понаблюдать?

– Что тут интересного, дурья твоя голова?! – залаял на него Умник, – Завтра по ветру наше золото умыкнут, а ты наблюдать будешь?! Гасить, хватать, закрывать все эти ветродуи надо к чертям собачьими! Выполнять!!!

– Тише, не шуми пока, Умник! В нашем краю ветерок истины сам затеряется и бесследно исчезнет, верь мне! – авторитетно осадил лай прозорливый волчий вожак Хан, и старый друг его стервятник Зубоскал пообещал надёжно перекрыть и без того беспросветные жабинские небеса.

Но на этот раз Хан промахнулся и, как бы встревоженные псы не рубили деревья и мельницы, постепенно воплощался прогноз трусливого Хвоста. Истина, несмотря на летящие в неё куски грязи преступных золотодобытчиков, оставалась чистой и освещала мрак лживых болот, прикрытых сказочными декорациями. Однажды яркие отсветы истины привлекли внимание столичных властей и жандармерии.

По всей Гольдрании начались проверки и капитальные уборки, в ходе которых были брошены в клетку кое-какие крупные звери и вожаки подлых стай. Да только не все. Вскоре королевские делегаты начали увязать в проклятых болотах. То ли не пожелали больше мараться в заколдованном круге Жабинска, то ли сам король со своими кардиналами вступился за старых товарищей. Но правосудие отступило, упорхнув восвояси на драконьих крылах.

На золотоносных болотах воцарились не менее алчные и жестокие преемники казнённых особей. И всё пошло по старому, если не сказать хуже, ведь теперь стаи знали, что могут рассчитывать на высочайшее покровительство в полной мере. Истина затосковала во всепоглощающей тьме и неправде. Не смогла стать, как все жабичи, но и не могла высвободиться из цепких болот. На золото, что превращало людей в животных, она даже в мыслях не покушалась. Но псы с волками и так к ней не приближались, дабы не осветилась их истинная уродливая суть. В вечных сумерках правящие стаи выгодно маскировались под таинственных аристократов из прогнивших дворцов.

Князьями, графинями и баронами воображали себя вчерашние собачьи Хвосты, крысиные Носы и дворовые Мурки. Но порою, если требовался свет для точного подсчёта своих измазанных в грязи монет или написания лживых доносов, они без стыда использовали Истину, заточённую, как луч в маяке. Беззастенчиво крали этот жизненный свет, тепло и свежие идеи, открывая для себя что-то не менее ценное, чем Жабинское золото. В итоге укрепившиеся в Гольдрании зубастые своры перекрыли ей все пути и выходы, получив поддельный ордер на арест Истины и утопление в грязи, как особо опасную преступницу.

Выход из ловушки оставался только один – вернуться обратно в небо, породившее ненужный свет истины. Она поднялась на самую высокую башню города, набрала полную грудь такого позабытого на вкус свежего озона и уже начала невесомо подниматься на окрылённых руках, не открывая глаз.

– Стой, дурочка! – крикнул вдруг кто-то снизу. Это был призрачно знакомый насмешливый тон Шутника, друга столичного Вельможи, который однажды отступил перед жабинскими стаями, – Слышишь, Истина-дуристина, ты не видишь, что небо оккупировано стервятниками? Они тебя растерзают! Спускайся ко мне, повеселимся!

Истина открыла светящиеся изнутри глаза и действительно увидела, что в пасмурное небо не пробиться из-за хищных крыльев стервятников, о которых забыла.

– Да-а, поздновато очнулась, – глумливо расхохотался тип, разрисованный под красочного арлекина и окружённый детворой, – Ну ты не плакай, даже если они тебя там сожрут, у тебя всё равно будет два выхода, ха-ха! А мы тебя поймаем, правда, детишки?! Никогда ещё не ловили с неба светящийся птичий помёт?

Когда Истина бросила взгляд вниз, на фальшиво смеющихся зевак, то ребячий смех Шутника вдруг старчески надломился и со злого лица начал стекать грим жизнерадостного весельчака.

– Прости меня… – потупившись, выдавил он из себя и, выхватив из рук одного из мальчишек рогатку, начал расстреливать камнями кружащих в небе стервятников. Да ни в одного не попал, лишь рассмешив малышню и собравшихся на городской ратуше жабичей, – Вот чёрт! Может Велюнчика с его фрондой снова позвать? Он тоже у нас крылатый и с коготками… – почесал голову Шутник, имея в виду ревизора Вельможу, который когда-то был впечатлён самоотверженностью Истины.

Но эта важная персона с тех пор берегла свои драконьи крылья из орихалка и Муранского стекла, и потому прибыл Вельможа к месту событий на своих бронированных каретах, когда сияющую башню уже окружили своры собак и волков, когда толстолобые медведи уже оторвали от строения единственную лестницу в попытках вскарабкаться за беглянкой. До этого безмолвно взирающие на трагедию жабичи расшумелись по поводу подпорченного вандалами исторического вида старинной башни. Но, тут же получив от уполномоченных псов пинков и затрещин за несанкционированный митинг, смолкли.

– Вельможа, выручай нашу Жанну Д`Арк. – еле слышно обратился Шутник к респектабельному мужчине в серой маске и сером плаще, отдалённо напоминающему венецианского дожа на карнавале. Вельможа возвёл глаза в самую высь и тень легла на его и без того серый облик. Он стиснул зубы и горько покачал головой. Мракобесие творилось в нынешней Гольдрании не только на земле, но и в небе.

Даже одеяние загнанной на Голгофу Истины также показалось запятнанным грязью звериных кланов. Такая безжизненная тоска охватывала избалованное счастьем сердце, что таинственному ревизору захотелось скорее и без оглядки покинуть это место. Он лишь напоследок залюбовался чистыми, как горный хрусталь, слезами Истины и контрастирующим с этой красотой столпотворением ратуши, похожим на одну из картин Иеронима Босха.

– Ну же?! – не выдержал Шутник и подтолкнул неисправимого эстета в бок, – Ты долго пялиться будешь?

– А я что здесь могу поделать? – растерянно развёл перчатками Вельможа и комичные нарисованные брови его спутника едва не улетели со лба. – Я один против местных не выступлю, тем временем как наша комиссия тонет в окружных заколдованных болотах. К тому же Его Величество приумножил полномочия звериных кланов в ущерб возможностям Фемиды…

– К тому же, дружище, я прекрасно вижу, как ты прячешься от света Истины и глаз зевак! – внезапно выдал правду-матку Шутник, – Боишься, как бы она однажды не обнажила и твою суть?

– Помолчи, глупец! – взвился отстранённый Вельможа, действительно не решаясь показаться на ратуши, – Я не боюсь, а сохраняю благоразумие. На своей территории они нас только запачкают, либо вообще разорвут на клочки. Вот если бы Истина сама рискнула сделать шаг или вверх, или вниз, то обязательно прорвалась и оказалась бы там, где нужна. Обычно, все сами себя загоняют в тупик.

– Бро, я тут загостился и заметил, что этот занятный зоопарк не плод воображения Истины. Не лишай меня удачи лицезреть войну миров из вип-ложи!

– Не люблю тех, кто притягивает к себе столько неприятностей… – продолжал искать причину, а не способ малодушный Вельможа.

– Ну да, ну да, – комично промямлил арлекин, лукаво глянув на друга, а после на Истину, уставшую уворачиваться от хищных птиц и сырых ветров, – Она растрёпанная и совсем не похожа на Мерилин Монро.

– Да… – отвлечённо согласился Вельможа, раздумывая над способами разоблачения болотных лжецов.

– Ну и ты у нас не Кеннеди! – отколол в том же издевательском духе Шутник.

– Что?! – пришёл в себя оскорбленный делегат короля, – Заговариваешься, клоун! В твои преклонные годы пора беречь себя и завязывать с разноцветными таблетками! – упрекнул он, выразительно глядя на то, что веселящее драже роздано всем безудержно смеющимся подросткам, – Лучше вместе с малышнёй отвлеки шакалов от башни.

Так и было незамедлительно сделано, и хвостатые бойцы разбежались за ловкачами на самокатах во все стороны. Тогда Вельможа осмелился приблизиться к башне. Истина озарилась радостной улыбкой и под её взглядом серые цвета скромного с виду визитёра вдруг преобразились драгоценными шелками и антикварными каменьями.

Даже без своих сказочных крыльев он засверкал так, что все зеваки с алчными стаями обратили взгляды лишь на его красоту. В этот момент Шутник схватил с земли грязный камень и зарядил им в затылок Истины, сбив её тонкую диадему с лазурным свечением. От неожиданной подлости и боли она вскрикнула и чуть было не рухнула вниз, но изо всех сил удержалась от падения и горького плача.

– Зачем ты это сделал, подлец! – накинулся на него с кулаками Вельможа, но арлекин лишь посмеивался, уворачиваясь от бархатных ударов приятеля.

– Тебя же спасал, придурок. Дикари бы тебя растащили на сувениры, как Парфюмера, а я ловко переключил всё внимание на неё. Эта самонадеянная курица с китайским фонариком вместо гребешка, всё равно не жилец.

– Какой ты циничный!

– От такого же слышу, о сэнсэй! – продолжал кривляться злой клоун.

– Ласточка моя, не плачь, – обратился Вельможа к Истине, закрывшей руками лицо, – Прыгай вниз без страха, ведь ты легка, как лучик солнца, и я обязательно тебя поймаю.

– И так уже давно «звезду» поймал, Король-Солнце! – крикнул в сторону королевского ревизора кто-то «смелый» из толпы, прячась за женскими юбками.

– Ага, – вторили смельчаку эти пропитанные болотной тиной юбки, – Смотри ещё чего-нибудь не подцепи от этой прости Господи…

– Замолчите! – несколько устало вознегодовал Вельможа, не снимающий своей драгоценной маски, – Что же вы все такие зловредные в своём Лягушатинске?

– Вообще-то, в Жабинске, попрошу! – возмущённо пробубнел вечно похмельный глава города.

– Да она сама та ещё злыдня, эта ваша Истина, – скандировал разношерстный в прямом смысле слова народ, – Знаете, чего о нас говорит день и ночь? И крысы мы у неё, и псы, и петухи.

– Простите, а, кто же вы ещё? – закашлялся от смеха Вельможа, снимая на смартфон необычных говорящих животных.

– Позвольте-с, а с какой стати вы её домашней трёп с утра до ночи слушаете? – обратился к собравшимся Шутник, имитируя светские манеры Вельможи. Озолотившиеся новожабичи растерялись от такого упрёка и над городской ратушей, наконец, повисла тишина, в которой стали слышны слова Вельможи к Истине о том, чтобы она решалась сделать отчаянный шаг в неизвестность.

– Что грязь месите, охламоны?! – взревел на медведей с их рыжеволосым вожаком старый шакал по имени Хан, которому, похоже, подчинялось здесь всё лесное зверьё, – Сбивайте её с башни и хватайте, пока она свою правду на весь мир не разнесла!

– Так точно! – подтянулся перед серым кардиналом рыжий медведь по кличке Пироман и в свою очередь обрушил пулемётную очередь приказов на мишек: – Окружай, раскачивай, хватай!!!

Только косолапым и скудоумным было невдомёк, что они имели дело не с Пизанской башней, а со старинной колокольней XVIII века с крепким фундаментом на лиственничных сваях. Тогда Пироман, вспомнив про сваи и деревянные элементы внешней отделки, поджёг основание, и несчастное строение занялось огнём.

– Вы, что творите, негодяи? Остановите, арестуйте их! – вновь запротестовали возмущённые вандализмом жабичи, напрасно взывая к собачьим товарищам косолапых.

– И правда, дружище, зачем это? – спросил у медвежьего спасателя по профессии хихикающий Шутник, – Хочешь жареных фактов от Истины? Мир сошёл с ума, пожарники-поджигатели! Надо срочно звать репортёров!

– Не лезь под руку, клоун, а то из тебя жаркое сделаю. – процедил Пироман, не сбиваясь с отточенного плана по захвату зданий и заложников. По его команде мишки в оранжевом подогнали спец транспорт, чтобы потушить собственный поджёг и вызволить условную жертву внезапного возгорания. – Пацаны, лестницу, живо!

– Эту, шеф? – прогудел Пироману молодой мишка, скручивая в могучих лапах остатки оторванной ранее лестницы.

– Не эту, а нашу пожарную поднимай, болван! И в кого вы только такие тупорылые!!!

Но вместо спасательных большегрузов несколько запоздало подоспели экипажи столичных жандармов при полной экипировке и все их клетки были с трудом заполнены арестованными зверями, разворотившими культурное наследие. Действовали столь оперативно, что не дали уполномоченным преступникам ликвидировать пожар. Но огонь чудесным образом остановился сам, не доходя до ног Истины, благодаря чему женская часть злопыхателей внизу объявила её ведьмой.

– Я решительно ни черта не понимаю, – буркнул в привычной себе манере Умник, хмурясь на своих столичных коллег, – Чего это они на нашей земле хозяйничают и на кой всем эта Истина сдалась?!

– А зачем понимать? – откликнулся трусливый пёс Хвост, – Надо заранее всё отслеживать, всё вынюхивать. Вот, как я, пристраиваюсь за такими хвостом и бегаю всюду по пятам. Понимать ничего не будешь, зато всё будешь знать.

Пламя и распри на мятежной площади Жабинска угасли одновременно, только недосягаемые стервятники Зубоскала не покинули небо. Но Истина уже не могла вернуться назад, да и желания гаснуть чужеродным элементом не было. А тем временем, королевские экипажи засобирались прочь с проклятых болот, и Вельможа в последний раз обернулся в сторону башни с печально застывшей на краю фигуркой.

– Даже не думай звать её, – перебил его благородное желание гнусный арлекин, – Тебе её не поймать и не удержать, братец, к тому же она может испачкать Жабинским золотишком твою горностаевую мантию, поди оживёт. Хе-хе! А Истина, пусть и эфемерна на вид, но непосильно тяжела для нас с тобой, двух прохиндеев.

– Говори за себя. – отстранился от навязчивого товарища Вельможа.

– Но эта чертовка светит очами на нас обоих, видишь? – сорвался на фальцет в своей коварной казуистике арлекин, любивший воровать чужие ценности, – Потому, скажу, как на духу, она видит в тебе только сверкающее богатство, а сам ты ей не нужен!

Истина действительно пронзительно смотрела. В глаза или на усыпанную бриллиантами маску? Лучше бы так и оставаться всегда серым. Вельможа рефлекторно одел маску плотнее и накинул глубокий капюшон мантии.

– С ней лучше иметь дело на расстоянии. – с грустной ухмылкой сказал он Шутнику и распорядился, чтобы слуги подали одну из повозок, которая выдержит прыжок отшельницы. Но она поняла, что таким образом разобьётся и с мольбой посмотрела в родные небеса, которые с трепетом отнеслись бы к своему созданию, если бы не стаи стервятников и вечные дожди.

– Наша пташка хочет домой, – смекнул старый клоун, – Тебя отвергли, Велюнчик, смирись, и дай ей зелёный коридор. Доставай свой арбалет, я хоть на жабинское «Angry birds» погляжу.

– Постойте ещё минуту! – в смятении повторил Вельможа, оглядываясь на медленно отбывающие экипажи, и наклонился к уху Шутника, – У меня отняли лицензию на отстрел царских стервятников, и потом… Она, что в самом деле собралась… Истина! – громко обратился к ней Вельможа, и в речах его звенела обида, – Ты хочешь улететь прочь, хочешь исчезнуть и сдаться перед трудностями борьбы? Ты сама заварила всю эту кашу в заурядном зверинце, коих в стране тьма, чтобы привлечь высокое внимание, а потом так просто уходишь? Зачем мне тогда рисковать? Зачем всё это?!

– Я очень устала от мрака и лжи, простите… – вымолвила она, опустив глаза, – Я просто хотела, чтобы стало светлее, чтобы все знали правду!

– Все?! – оскорблённо повторил Вельможа, – Значит для всех? А я? Я не все!!! Я большой ценитель эксклюзивных ценностей и ты была бы одной из них. А если твои истины для всех, то мне такой дешёвый ширпотреб не нужен!

Отчеканив колкие слова Вельможа развернулся и поспешил прежней тенью в свою карету. Ему устилал путь дождь, скрывающий слёзы разочарованной Истины, и толпа разбежалась в поисках укрытия. Но даже в низких дождевых тучах продолжали бесноваться стервятники, и в порыве отчаяния она бросилась на самый край башни, крикнув во след:

– Куда вы?

Не оборачиваясь, человек в серой маске высоко поднял голову и сказал Истине:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное