Инесса Давыдова.

Верона. Часть II



скачать книгу бесплатно

– За ним гонялись по всему центру, но с помощью подоспевших друзей ему все же удалось улизнуть. Теперь он в розыске.

– Боже мой… Руссо… – только и смогла я вымолвить.

Разговор прервал звонок моего мобильника. На экране высветился номер Санчеса.

– Вера! Наконец-то ты сама взяла трубку, мы здесь все с ума сходим! – его голос взволнован.

– Мне уже лучше, – поспешила я его заверить. – Спасибо, что беспокоишься.

– Михей спрашивает, что делать с ремнем?

– С чем? – я все еще в прострации после видео и не понимаю, о чем речь.

– Подарок для Курта, сегодня же его день рождения.

Вскакиваю. Как я могла забыть?!

– Подарок!

– Очнулась, царевна-несмеяна! – Софа закатила глаза.

У Сани днюха, а для Софы это великолепный шанс переломить ситуацию. Теперь я понимаю, почему она подорвалась и вытащила меня из постели.

– Ремень готов, Михей рвется к тебе, хочет лично вручить.

– Спроси, сколько я ему должна?

– Сами там между собой разберетесь, – отвечает Санчес. – У него есть к тебе парочка встречных предложений.

– Ладно, пусть приезжает.

Диктую адрес и, закончив разговор, плюхаюсь на стул. Ссора с Руссо выбила меня из колеи настолько, что я даже забыла про день рождения брата. Набираю его номер и слышу родное «У аппарата», по телу разливается тепло. В последнее время из-за Руссо наши отношения были немного напряженными, настало время все исправить.

– Саня! – радостно кричу я и копирую его манеру: – Поздравлякаю с днем рождения! Как ты говоришь, чтобы было ого-го, а не охо-хо!

– Рад тебя слышать, Верона! – Саня смеется. – Не думал, что ты сегодня позвонишь… с учетом… ну… сама понимаешь чего.

Я трещу без умолку, конечно, я возбуждена и смущена, чуть не забыла о важном событии, тем более что готовилась к нему всю прошлую неделю. Заканчиваю словесный поток вопросом:

– Саня, у меня есть для тебя подарок, можем мы встретиться?

Софа больно бьет меня по ноге, я взвываю.

– Что такое? – обеспокоенно спрашивает брат. – Ты в порядке?

– Ударилась о ножку стула, – вру я и тычу кулаком Софе в лицо, она рьяно жестикулирует, испугалась, что я упущу подходящий момент. – Так ты будешь сегодня отмечать?

– Да, Аквамарин арендовала караоке-клуб. Мне это не по теме, но у нас только-только все наладилось, не хочу ее раздражать.

– Вы снова вместе? – с грустью спросила я.

– Сам не пойму, – неохотно отвечает Саня, настроение портится. – Ты придешь?

– Приглашаешь?

– Приезжай, без тебя будет тяжко.

Недолго думая, соглашаюсь, записываю адрес клуба и прощаюсь.

– Я знаю этот клуб, – говорит Анна, – приличное место.

– Как ты планируешь провести нас с собой? – спрашивает Софа.

Опля! Я планировала поговорить с Саней наедине, разведать, так сказать, обстановку, но Софа прет как паровоз.

– У меня есть идея! – у Анны интригующий вид. – Все вместе подкатываем к клубу. Верона заходит внутрь и дарит подарок. Брат говорит ей: оставайся, – а она типа такая: не могу, меня в такси подруги ждут. Хотели втроем где-нибудь посидеть и скрасить вечерок. Он говорит: а пусть они к нам тоже присоединяются. Если его подруга начнет брыкаться, то выставит себя стервой. Так что ей придется согласиться.

– Гениально! – выдыхает с облегчением Софа и чмокает Анну в щеку.

Мне так не кажется, но другой идеи ни у кого не возникло.

– А тебя не смущает, что он будет там со своей подругой? – осторожно интересуюсь я у Софы.

– Она не проблема. Он – проблема.

У меня еще свежи воспоминания о провальном совместном ужине, после которого Софа и Саня остались в столовой наедине. Мне казалось, что они поладили. Но, видимо, я ошиблась.

Провожу Софии краткий ликбез, что Саня терпеть не может в женщинах и почему. Софа выпучивает глаза, по ее словам, она как раз все делала наоборот. Ну, вот тебе и ответ.

Аристарх

Неотрывно таращусь на экран мобилы, маячок показывает, что Верона все еще в коттедже. Газ – тормоз, газ – тормоз. Проклятье, сейчас блевану! Уже час мы стоим в пробке, от нечего делать маюсь дурью. Надо было взять фляжку с вискарем и догнаться в дороге. А так ни рыба ни мясо. Вроде бухой, а башка ясная. Теперь там роются мысли о проектах, с которых мне нужно спрыгнуть, о Вероне и чертовом Адаме Ландау.

– Годзилла, хочешь мою долю в стрип-клубе перекупить? – ухмыляюсь, заранее зная его ответ.

– Гребанулся? Жена меня сразу кастрирует, – отмахивается от меня Годзилла, как от нечисти, перестраивается в соседний ряд, где машины поехали чуть быстрее.

Пока Годзилла переваривает затравку, вспоминаю, как схлестнулся с Ландау. Как только увидел этого прыща, хотел врезать ему в челюсть, чтобы мозги встали на место, но тот заранее начал харкать кровью. Рак – гнусное дело, если не я, то он его точно добьет.

Высказывание «Смерть забирает лучших» на Адаме Ландау отдыхает. Такого скользкого и мерзкого типа я еще не встречал. Сходу заявил, что Верона его никогда не интересовала как женщина, только лишь как сотрудник бутика. Но тут же добавил, что никогда еще не встречал такого наивного и не испорченного цивилизацией существа. Я почуял, а чуйка меня никогда не подводит, знай этот упырь, что Верона – девственница, уже к вечеру засадил бы меня в СИЗО, а оттуда отправил по этапу. Но Ландау думает, что я трахаю Верону, а я не стал его переубеждать.

За час, что я провел в его кабинете, он успел предложить мне совместный бизнес, пообещал купить еще два байка, а закончил приглашением походить на его яхте, которая стоит на причале в Сардинии. Тьфу! Я в открытую поведал этому прыщу, что думаю о нем и его противозачаточной внешности. Тот долго и нервно смеялся. Он меня реально бздел, даже с тремя телохами за моей спиной. Вызвал двух юристов, и те нудно и долго разъясняли мне, что будет после того, как они вызовут полицию. Когда я уезжал, он пребывал в иллюзии, что мы достигли договоренности: он сходит с горизонта Вероны, а я возмещаю нанесенный ущерб. Ща! Как же!

Пусть упырь Ландау думает, что я буду оплачивать счет за разбитые лобовухи его поганых тачек. Никто, даже глава службы его гребаной безопасности, не знает, что я поставил в кабинете два жучка и теперь Дракон прослушивает его офис. Пока не знаю, куда это меня заведет, но я не намерен выпускать из рук этого скользкого угря.

– А чего тебе не сидится в стрипе? – интересуется Годзилла, по прищуру понимаю, что я его зацепил.

– Есть опасения, что Бармалей досуг толстосумам мутит.

– В таком бизнесе логично приторговывать живым товаром, – философски выдает кореш. – И чего ты завелся? Он зажал твою долю?

– Не в этом дело, с долей все в ажуре. Насчет этого у Бармалея все как в аптеке. Просто я в эти игры не играю, – завожусь я и снова пялюсь на экран мобилы, Верона все еще дома. – Только чистый бизнес. Со всеми одна и та же договоренность.

После того как нас с Вероной столкнула судьба с типом по имени Эмиль, выйти из стрипа для меня дело чести. На примере моей малышки я лично убедился, как отлавливают девчонок для подобного занятия. Верона просто чудом не пострадала. Ей повезло, что в тот день я наметил наш разговор и ездил за ней попятам. Пусть я сумел ее защитить и теперь тот ушлепок греется на нарах, все как в том анекдоте: ложечку мы нашли, но осадок остался.

– А как же со мной? – от нечего делать Годзиллу пробило на трескотню. – Наш бизнес чистеньким не назовешь. К тому же за мной блатные.

– Пока они за тобой, проблем нет, а полезут вперед и начнут дирижировать – заберу свою долю и свалю.

– Да знаю я. Не полезут. Им воду мутить нет резона.

– Все когда-нибудь меняется, бро, так что я тебе на будущее. Без обид.

– Да какие обидки? Все путем.

Годзилла бросает на меня опасливый взгляд. Знаю, о чем он думает. Кореш в своих кругах пользуется большим авторитетом, поэтому его договоренности со мной принимают во внимание. Если бы не это, блатные давно бы уже прибрали бои к рукам. Поэтому Годзилла так упрямится насчет расширения бизнеса. Если блатные прознают, что мы позволили Кувалде транслировать бои и кто-то на этом будет нехилые прайсы поднимать, начнется война. Да, собственно, война неизбежна. До кореша это еще не дошло, но у меня сомнений нет. Ссора с Вероной очень кстати. Мне не придется о ней беспокоиться и прятать на время разборок.

Тачка Годзиллы поравнялась с местом аварии, из-за которой растянулась многокилометровая пробка, мы уставились на три разбитых в хлам джипа.

– Кровищи-то! Бля! Там мертвяк! – Годзилла показал на вторую тачку, которую помяли с двух сторон. – Едрит Мадрид!

Мы выдвигаем несколько версий произошедшего, и, как только вырываемся из пробки, Годзилла топит педаль газа в пол, мотор ревет, и мы несемся на стрелку с Кувалдой. Какое-то время оба переваривали увиденное. Годзилла снова задает вопрос:

– Сколько ты в стрипе в месяц поднимаешь?

Все! Дело сделано! Подсекай сачком и выуживай! Я назвал примерную цифру, Годзилла впялился в меня недоверчивым взглядом.

– А сколько лаве вложил?

– Ты это из любопытства или все-таки хочешь обдумать?

– Сам не потяну, но знаю, кого это может заинтересовать.

Я в курсе схемы Годзиллы, он предложит мою долю кому-нибудь из своих братков с условием, что будет поставлять людей в секьюрити и иметь с общего дохода один процент. На это все ведутся. Что такое один процент? Тьфу! А на деле: с миру по нитке – голому рубаха. Так кореш пустил свои щупальца в десятки проектов.

Делаю расклад по своей доле и условиям выплат. Годзилла в думках, трет подбородок. Предложение заманчивое. Кажется, я только что разрулил еще один геморрой своей жизни. Вот только зачем я его разрулил? Вероны-то со мной больше нет! Меня накрывает очередная волна горечи и тоски. Не представляю жизни без нее! А от одной мысли, что кто-то другой будет ее лапать и лобзать, прихожу в бешенство!

Вера

Я с придирчивостью осматривала миндально-апельсиновые флорентины, когда кто-то настойчиво нажал на дверной звонок. Подруги уже кружили вокруг кухонного острова как заметившие добычу грифы. Софа схватила с подноса еще не остывшее печенье и, обдувая его по пути, побежала встречать гостя. Через минуту она вернулась с Михеем.

Увидев меня, он с порога заулыбался. Шапочка-бини скрывала его модную прическу. Но главное, что шокировало и приятно поразило, – он сбрил бороду!

– Привет, Синеглазка! – задорно поздоровался Михей.

Прежде чем я смогла хоть как-то отреагировать, он прижал меня к себе и чмокнул в щеку.

– И тебе привет, Лысый Подбородок, – усмехнулась я и увидела, как выпучили глаза подруги.

Наше приветствие вышло слишком бурным и личным. Мне нравится Михей, но я бы хотела с ним дружить, а не встречаться. Не сводя взгляда с печенья, он сказал, что планировал отвезти меня позавтракать в кафе, но теперь передумал и вежливо поинтересовался, угостят ли его чаем.

Я познакомила Михея с подругами, они обменялись легкими кивками, и он выразил восхищение по поводу дома. Анна разглядывала гостя с интересом. Софа метала в него копья и стрелы. Когда с любезностями было покончено, Михей показал мне ремень. Я чуть не расплакалась от восторга. Просто удивительно, как какой-то карандашный набросок обрел жизнь в реальном предмете, да еще в таком красивом. Ощущения потрясающие! У меня перехватило дыхание. С трепетом ощупала каждый шовчик и пряжку. Тонкая, буквально ювелирная работа по металлу. Кожа ремня гладкая, отлично выделанная. Строчки безупречные.

– Михей! Ремень великолепен! Пряжка – произведение искусства.

– Серега переживал, понравится тебе или нет.

– Как может такое не понравиться? – протягиваю ремень подошедшим подругам. – Это подарок для Сани, я сделала эскиз, а ребята из пошивочного цеха воплотили его в жизнь.

– Ты сама нарисовала сову? – Анна придирчиво изучает ремень.

– Санчес обработал мой эскиз в фотошопе.

Софа хранила молчание, ну, конечно, это ведь не Dolce & Gabbana.

После чаепития Михей вывел меня из коттеджа поговорить о чем-то важном. Я напряглась. Столь теплое приветствие навело меня на мысль, что это будет личный разговор.

– Слушай, я тут подумал, – начал Михей, беря меня за руку. Вид у него взволнованный, и от этого я еще больше смутилась и покраснела. – Вернее, меня на эту мысль навел мой друг. Что если замутить на этом бизнес?

– Ты о чем? – я невольно отпрянула, но испытала огромное облегчение.

– Ты будешь делать эскиз изделия, Санчес доведет его до ума, а я займусь воплощением. Сначала сделаем парочку вещей для себя, посмотрим реакцию людей и поймем, можно ли из этого сделать коллекцию.

– Это так неожиданно… – я буквально потеряла дар речи.

Последние три дня были на грани умопомешательства, потом видео с Руссо, а теперь предложение о бизнесе.

– Не говори «нет», просто подумай. В этой идее очень важен эскиз. Задумка. Чутье. Понимаешь?

Я киваю, хотя ничего не понимаю.

– Когда будешь рисовать, ты должна заранее планировать, какое это будущее изделие, и отсечь все лишние детали, чтобы не усложнять работу мастеру и минимизировать бюджет.

– Отсечь все лишнее, – выдаю я, мозг работает на автомате, я где-то далеко. – Вроде поняла.

– Отлично! Попробуй! Сфотографируй набросок и присылай мне.

– Хорошо, я попробую.

– Здорово! У нас все получится, вот увидишь.

Я проводила Михея до машины. Мое внимание привлекла красочная брошюра на переднем пассажирском сиденье, и, приглядевшись, я поняла, что это реклама какой-то дизайнерской школы.

– Выбираешь место для учебы?

– Да, – кивает Михей и протягивает мне брошюру, – остановился на Миланской школе фешен-дизайна Марангони. Выбирал между Парсонс в Нью-Йорке и Миланом, но Марангони закончил Доменико Дольче, а он мой кумир. Хочу стать фешен-дизайнером, у меня получится! – он сказал это так, словно хотел раз и навсегда вбить это себе в голову, и я поняла, что он тоже сомневается в своих силах.

Как же мы с ним в этом похожи!

В его глазах искрилось солнце, улыбка заряжала позитивом. Именно в этот момент я почувствовала, как сжимающая тоска отхлынула от сердца, и я вздохнула с облегчением. Сегодняшний день будет особенным. Я это чувствую!


***

– Боже мой! – всплеснула руками Анна, когда я вышла из салона красоты. – Как же тебе идет челка! А глаза-то, глаза! Они у тебя и так огромные, а сейчас просто гигантские, да еще и томные. Ух! Я уже предчувствую горячее примирение!

Я так не считала, Руссо не из тех, кто быстро забывает об обидах, но вымучила улыбку и взяла подругу под руку.

Челка мне действительно идет, я это знала и даже пару лет сосуществовала с ней в мире и согласии, но потом прочитала в каком-то журнале, что челки носят девушки со скудным умом, а считаться таковой мне не хотелось.

В салоне красоты я дала подругам карт-бланш. Они не стали меня размалевывать. По словам Софы, раз Руссо обратил на меня внимание, когда я ходила бледная как поганка, он приверженец стиля «Натюрель».

– Вообще-то это ты сегодня преобразилась до неузнаваемости.

Анна перекрасила волосы, теперь она шатенка и ей очень идет.

– Еще не привыкла, – Анна накручивает длинный локон на палец и придирчиво разглядывает, – мне кажется, что я стала простушкой. Такой, каких много.

– Это твой цвет, поверь.

Следом за мной вышла Софа, сегодня она впервые слушала мои советы по имиджу. Я ей благодарна уже за то, что она не стала рисовать черные жирные стрелки «а-ля Эми Уайнхаус», которые делали ее старше и агрессивнее. Бедняжка, на что только ни идет, лишь бы захомутать Саню. И чем он ей приглянулся? Она красивая, броская, из обеспеченной семьи, а он гол как сокол, да еще и с дурным характером. Я его люблю, он мой брат и мы многое вместе пережили, но выбор Софы не понимаю. Не знаю, чем в итоге обернется наша авантюра, но Софа сегодня выглядит превосходно.

Мой наряд подруги продумали до мелочей. Им хотелось, чтобы я, с одной стороны, слилась с общей атмосферой тусовки, а с другой – предстала перед Руссо совершенно в новом образе. На меня напялили черные узкие брюки и такого же цвета кожаную куртку. Туфли и браслеты с черными заклепками, кулон в виде звезды, усыпанный стразами. Увидев меня на пороге своей спальни, Софа воскликнула:

– Вот теперь ты – девушка Руссо!

Тут бы я поспорила. Руссо редко комментировал мой гардероб, но однажды повез в бутик и сам выбрал два платья. Брюки и байкерский стиль он даже не рассматривал. Но раз на сегодня назначена тайная операция под кодовым названием «Объединимся и вернем Руссо», я не стала возражать и оставила реплику подруги без комментария.

Садимся в такси и едем в караоке-клуб.

– На, держи, – Софа перекидывает мне с переднего пассажирского сиденья лист бумаги с каким-то текстом. – Это твоя песня.

– Что? Нет! – швыряю листок обратно. – Не буду я петь! Что за вздор!

– Мы едем в караоке-клуб! Хочешь вернуть Руссо? Будешь петь.

Листок снова летит в мою сторону, я еле успеваю его ухватить, когда он чуть не вылетел в приоткрытое окно. Читаю слова и ужасаюсь, да мне не выучить их и до следующего года! Мало того что песня на английском языке, так она еще и сложная в исполнении.

– Послушай! – Софа передает мне свой телефон с наушниками.

Я трижды прослушиваю песню и понимаю, что никогда не смогу ее спеть.

– Не думала, что ты меня так ненавидишь! – накидываюсь я на подругу. – Это может спеть только профи! Я буду выглядеть как писклявая овца!

Я чуть не плачу, но Софа непреклонна.

– Пойдешь, когда все уже будут датые, – успокаивает она меня. – Думаешь, другие гости будут петь как профи? Ты что, никогда не была в караоке? Все напьются и будут орать попсу.

– Или «Владимирский централ», – вставила Анна и разрядила накалившуюся атмосферу.

– Если честно, песню выбрала Анна, ей и предъявляй претензии, – оправдывается Софа и ехидно улыбается.

– Вот как? – теперь все понятно. Только Анна могла выбрать такой трагизм. Поворачиваюсь к ней и говорю: – Я расплачусь, пока буду петь, и вся твоя работа по макияжу накроется медным тазом.

Анна отмахивается, мол, справишься.

– Я сразу сказала, что ты ее не осилишь, – подначивает меня Софа.

По ее ехидному тону я поняла, что подруга берет меня на «слабо», и тут же завелась. Разобьюсь в лепешку, но песню спою!

Нависла пауза, чем я тут же воспользовалась и углубилась в зубрежку, но тут Анна спрашивает:

– Знаешь, чем схожи Габриель и Руссо?

Я поднимаю на нее глаза и мотаю головой.

– У обоих комплекс брошенных парней. С такими до жути сложно. Они очень восприимчивы к ссорам. Особенно к тем, что ведут к расставанию. Постарайся больше его не отталкивать. Как бы ни было сложно, перебори себя, но не решай все сгоряча.

– Ну, конечно! – вставляет язвительно Софа. – Каждого парня хоть раз в жизни бросила девушка. Если руководствоваться твоей версией, так все они с комплексом брошенки?

– Я говорю о тех, у кого девушки сбежали без видимых причин практически из-под венца. У Габриеля его бывшая отменила свадьбу за день до торжества.

Немного подумав, я решила, что Анна права.

– С чего вы взяли, что Руссо будет в клубе?

– Он уже там, – констатирует Софа. – Разведка донесла.

До меня постепенно доходит, что все три дня Руссо хранил молчание, ни одного сообщения и звонка. С чего я взяла, что он захочет меня видеть? Титаническим усилием воли подавляю слезы. Мне нельзя раскисать, иначе буду похожа на амебу.

Такси тормозит у клуба в тот момент, когда я прихожу к выводу, что вся эта затея – наиглупейшее решение в моей жизни. Выйти из такси меня заставил взгляд Софы. Я представила, что сейчас начнется, если я скажу, что даю отбой. Плетусь в клуб, не чувствуя ног. На парковке нет ни машины, ни байка Руссо. С чего Софа взяла, что он здесь?

Вижу брата у входа с двумя друзьями. Они курят и над чем-то дружно хохочут. Как удачно, и заходить не нужно, а если он не будет настаивать на том, чтобы я осталась, мне не придется позориться перед Руссо.

– Привет, сестренка! – восклицает Саня и прижимает меня с силой. – Думал, ты уже не придешь.

Улыбаюсь и протягиваю ему подарочную упаковку.

– Это тебе, Саня-Патланя. Открой.

Друзья брата, оба широкоплечие и высокие брюнеты, с интересом наблюдают, как Саня распаковывает подарок.

– Офигенно! – Саня присвистывает.

– О-о-о! Сова! – выдает один из его друзей.

– Ты где такой отхватила? – интересуется брат.

– Нарисовала, – краснею от всеобщего внимания, – а знакомые ребята сделали. Тебе нравится?

– Высший пилотажменд! И от того, что это твоя задумка, еще приятнее, – он прижимает меня, целует в щеку и надавливает на одну ямочку. – Спасибо, сестренка!

Далее идет быстрая замена старого ремня на новый. Я не ожидала всеобщего восторга и подумала, что слова Михея имеют под собой почву. Возможно, мне нужно развивать свое хобби.

– Неплохо бы сделать такие ремни всем «Ночным совам».

– А это идея, – Саня смотрит на меня. – Сможешь это устроить? Я скажу позже точное количество.

– Наверное, – я пожимаю плечами, честно говоря, я хотела, чтобы только у Сани был такой ремень. – Я поговорю с ребятами из цеха.

– Пойдем, познакомлю тебя со всеми, – Саня обхватывает меня за плечи, но я противлюсь. Он замирает и вопросительно на меня смотрит: – Ты чего?

Его друзья тоже застывают в ожидании.

– Я хотела подарить подарок и уехать. Подруги меня ждут в такси.

– Уехать? Куда? – Саня растерян.

– Пока не знаем, – я пожимаю плечами, все как учила Анна. – Может, сходим в ночной клуб.

– Ты издеваешься? Какой клуб? Нет! Верона! – он поднимает голову, ищет глазами такси.

Софа как по команде тут же выпархивает из машины. Он машет ей рукой, и уже через минуту она рядом.

– С днем рождения! – ее голос звучит томно и немного дерзко.

К поздравлениям присоединяется Анна.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении