Имя Ежевика.

Двери лабиринта



скачать книгу бесплатно

Я понимаю, что он прав. Но порой мне не хватает хотя бы пары теплых слов и немного поддержки с его стороны. Не денежной, а моральной.

И вот я еду на своем велосипеде на работу. Вы наверное спросите, как же я добираюсь до работы зимой? А зимой приходится раскошелиться и добираться на автобусе. Но это отнимает слишком много заработанных с таким трудом денег. Поэтому я и купил велосипед, чтобы хотя бы в теплое время экономить. К тому же велосипед помогает держать себя в форме. Припарковав велосипед, я отправляюсь на работу. Не скажу, что я люблю свою работу. Но и не могу сказать, что ненавижу ее. Если честно, то мне не так уж и важно, кем и где я работаю. У меня нет работы мечты. Я всегда знал, что буду работать в компании отца, и меня это вполне устраивает.

Сегодня мне повезло – отец еще не приехал на работу. Либо он застрял в пробке, либо решил дать мне немного форы, хотя на него это если честно не очень похоже. Я провожу день, как обычно – выполняю различные задания своих начальников, а их у меня очень много. Обычно это одни и те же задания – распечатать, сделать копии, отсортировать, исправить ошибки, отправить, забрать. Иногда я составляю отчеты, провожу анализ. Я всегда присутствую на собраниях и конспектирую. Но еще ни разу мне не удавалось поучаствовать в каком-нибудь проекте, не говоря о том, чтобы возглавить собственный. В общем, я уже три года работаю стажером. Вообще-то я очень усердно работаю, просто отец хочет, чтобы я подольше побыл стажером, чтобы прочувствовать все на собственной шкуре.

Я не замечаю, как рабочий день подходит к концу. Я ухожу самым последним, ведь как обычно всю самую скучную работу скинули на меня. Я ухожу, выключаю за собой все приборы и свет. Закрываю кабинет, сдаю ключ дежурному и наконец-таки иду за своим велосипедом. Добираюсь домой.

Отца дома еще нет. Дома мне сообщают, что он звонил и предупредил, что срочно уезжает в командировку. Командировки бывают не редко. Он уезжает примерно пять или шесть раз в год. Иногда они бывают короткими – это около недели, минимум пару дней. Порой бывают долгими – около месяца или даже двух. Но чаще они длятся примерно недели две-три.

Снова придется есть в одиночестве. Хотя и когда он бывает дома, не всегда получается завтракать и ужинать вместе. В детстве он всегда выделял мне один день в неделю, которые мы проводили вместе. Мы делали все, что мне хотелось. Но чем старше я становился, тем реже они становились. Он уделял мне все меньше и меньше времени. А когда я перешел в старшие классы, а затем в университет, мы вообще прекратили так веселиться. Если честно я очень скучаю по тем дням. Мне одиноко. С детства меня окружали лишь репетиторы да помощницы по дому.

Отец никогда не говорил мне о моей матери. Он не любил говорить на эту тему и всегда избегал ее. А когда я начал настаивать на том, чтобы он все-таки рассказал мне о ней, он вообще запретил даже упоминать слово мама в нашем доме. Почему он так поступает? Как он не может понять, что я просто хочу знать кто моя мама.

Я ведь даже имени ее не знаю. Но я не знаю, что мне делать, чтобы он наконец решился раскрыть мне эту тайну. Но у меня так ничего и не выходит, я только еще больше его злю своим поведением. Временно я оставил эти попытки.

Я даже думаю о том, чтобы нанять частного детектива, только вот никак не соберу на него деньги. Однажды я обыскал весь дом в надежде найти хоть что-нибудь. Но как оказалось, он даже не был никогда женат официально.

Я не знаю, что именно случилось. Я понимаю, что своими попытками разузнать о матери, я возможно причиняю ему боль. Но и он должен понять, как одиноко и тяжело мне было все эти годы жить без матери. Несколько раз я пытался найти хоть что-нибудь в комнате отца, я надеялся, что возможно он что-то еще хранит от мамы. Но я так ничего и не смог найти.

Пора спать. Снова с мыслями о матери я засыпаю. Какая бы она ни была, я все равно хочу ее увидеть. Она иногда снится мне, хоть я и не вижу ее лица, я знаю, что это она. Я чувствую, что она скучает по мне. Я очень хочу увидеть. Хочу узнать, что же произошло между мамой и папой.

Сегодня ночью мне снова снилась мама. Сегодня буду завтракать без отца, в полном одиночестве. Зато никто не будет подгонять и торопить. Хотя это не важно. Все равно я по привычке буду торопиться, как обычно буду стараться приехать на работу раньше всех. Одно радует – завтра наконец-таки начнутся выходные.

Снова день пролетает очень быстро. Я работаю, выполняю задания, задерживаюсь допоздна. Уставший еду домой. На ужин уже не остается сил, я просто валюсь на кровать. Все равно завтра выходной. Наконец-то высплюсь за неделю.

Но выспаться мне не дают. Рано утром раздается звонок. Я спросонку не понимаю, что за звук и откуда он раздается. Я даже сначала решил, что надо собираться на работу, пока не увидел имя своего друга на экране телефона.

– Ты чего звонишь в такую рань! – раздраженно говорю, после того как нажимаю на зеленую кнопку на экране.

– Чего ты так орешь! Выспишься, еще успеешь. Тем более уже двенадцать если что.

– Уже двенадцать? Да ладно? – в недоумении я отрываю телефон от лица и смотрю в левый верхний угол экрана. Действительно, уже двенадцать. Как же так? Неужели я так сильно устал?

– Ну что? Удостоверился? – слышу я голос в трубке, после того как возвращаю телефон к уху.

– Да, прости, что накричал.

– Да ничего. Я уже привык. – отвечает мне мой друг. – Ну что?

– Что?

– Как там у тебя дела говорю?

– А ты мне что, только за этим позвонил? – раздраженно спрашиваю я.

– Нет, конечно, но вежливость никто не отменял. В общем, мы с друзьями собираемся съездить куда-нибудь вместе, отдохнуть. Недели на две может три.

– Ты же знаешь, что я не могу. Я работаю.

– Я знаю. Поэтому и звоню заранее. Мы хотим поехать через месяц-полтора. И тебе уже пора одуматься и согласиться.

Я не знаю, что ответить. Отказываться неудобно. Но ведь отец просто так не отпустит.

– Ну, давай! Соглашайся! – настаивает друг. – Ты же еще не раз не был в отпуске. Тебе уже давно пора отдохнуть.

– Да я знаю. Отец сейчас в командировке, как только вернется, постараюсь его уговорить.

– Ну, вот и молодец!

– Но я ничего не обещаю. Я просто попробую.

– И все равно молодец. Ну что насчет сегодня? Снова будешь отдыхать? Надеяться на то, что ты согласишься с нами потусить, не стоит?

– Определенно не стоит.

– Ясно. А как там дела обстоят с поисками мамы?

– Никак.

– Понятно. Надеюсь, у тебя получится ее найти. Удачи тебе.

– Спасибо. Ну ладно, давай. Если, что я тебя наберу.

– Окей. Пока.

– Пока. – говорю я напоследок и завершаю вызов.

Возможно, он прав. Может, мне правда пора уже в отпуск. Не знаю. Я ложусь обратно. Вставать не хочется. И сегодня я могу себе позволить такую лень. Все-таки сегодня выходной, да и отца нет дома. Никто не будет бузить и говорить, что хоть и выходной, лениться все равно нельзя.

Но совесть, как всегда не позволяет лени взять верх, и через минуту я уже иду умываться. Дурацкая привычка, слушать свою совесть. Хотя отец совсем другого мнения. Я спускаюсь вниз. Дома пусто. Сегодня помощница по дому не придет. Так что завтрак готовить, как обычно приходится самому. Я не шеф повар, хорошо готовить не умею. Я умею только съедобно.

Перекусив тем, что получилось в итоге, я сел напротив телевизора и уставился в никуда. Да, это не самый лучший вид отдыха. Но я так сильно устаю на работе и, если честно, то от отца тоже немного, что мне просто необходимо просто ничего не делать и ни о чем не думать. Так я отдыхаю не только физически, но и морально.

Прошло несколько часов, и очнулся я только услышав и почувствовав просьбу моего желудка, который очень сильно хотел кушать. Я снова отправился на кухню. Но готовить было немного лень. И я вернулся обратно в гостиную. Я решил заказать пиццу. Но потом я передумал и снова отправился на кухню. Все-таки лучше сэкономить хотя бы на еде.

Вообще-то я бы мог купить себе и машину, но я решил купить все-таки велосипед, чтобы не тратить слишком много денег. Я коплю деньги. Коплю столько, сколько могу. Я надеюсь скопить достаточно, чтобы нанять детектива. Если не получится нанять детектива, то денег должно хватить на собственное расследование. Хотя я и не знаю, как его проводить, но я сделаю все, что в моих силах, чтобы найти маму.

Поэтому я сейчас стою и готовлю себе ужин. В холодильнике полно продуктов. Нужно лишь научиться нормально готовить. Я приготовил макароны с томатной мясной подливкой. Не знаю, как это блюдо называется правильно. Для меня это просто макароны с подливкой.

Поужинав, я решил немного поиграть в приставку. Так прошла моя суббота. В десять я пошел спать. Почему так рано? Да просто, потому что хочется спать.

Утро. Сегодня я проснулся не так поздно. Я беру телефон, нажимаю на кнопку, и экран подтверждает мою догадку – всего лишь девять утра. Еще целый день впереди. Положив телефон обратно на тумбочку, я потягиваюсь и медленно встаю с кровати. Также медленно иду в ванну. Сегодня торопится некуда. Умывшись, я спускаюсь вниз. Снова иду на кухню, но готовить лень, поэтому я просто беру хлопья, насыпаю их в чашку и заливаю молоком. Простой вкусный завтрак, который обычным детям напоминает о детстве и маме. Но мне он напоминает лишь о рекламе, где показывают, как мамы кормят хлопьями детей. Я всегда так им завидовал. Да что таить, я и сейчас немного им завидую. Пусть я уже не маленький, но я был бы рад, если бы мама приготовила мне завтрак, даже если бы он был самым обычным. Хотя нет, так даже было бы лучше, если этот завтрак был бы самым обычным. Но мир не такой, он не дает то, чего ты так сильно желаешь. Тебе самому нужно это найти и взять. Или отнять у кого-то другого.

Я бы очень хотел иметь самую обычную семью. Я готов отдать все, что у меня есть за это. Но это невозможно. Я не могу изменить прошлое, к сожалению. В дверь раздается звонок.

В дверь раздается звонок? Это очень странно. Ко мне никто не приходит. Да и отец не мог так рано приехать. Но все же мне ничего не остается, как пойти и открыть дверь.

– Ну, наконец-то. Что так долго? – в прихожую вваливается мой друг. – Я уж думал, что ты не откроешь. Извини, что разбудил.

– Я уже встал, так что не волнуйся, ты меня не разбудил.

– Правда? Вот и славно. У меня есть к тебе предложение.

Глава вторая

***

Я умываюсь и переодеваюсь. Спускаюсь по лестнице вниз. В доме никого. Я одна. Где же он? Почему в доме так пусто и страшно? Может быть, он вышел куда-то? В надежде найти свою защиту, я выбегаю из дома. Но снаружи его нет. Снаружи нет никого. Я обхожу дом в надежде найти хоть кого-нибудь. Но вокруг нет ничего. Ничего кроме засохшего поля, растянувшегося со всех сторон до самого горизонта.

Где я? Что это за место? Почему снова происходит что-то странное? Что со мной? Почему я все еще не помню о себе ничего кроме имени? Почему я так ему доверяю, пусть он и пропал куда-то, оставив в этом непонятном месте? И почему я не помню его, но все равно верю.

Что мне делать? Как выбраться? Может просто остаться и подождать? Или все же попытаться уйти отсюда, надеясь, что впереди меня ждет не только выжженное солнцем поле? Я не знаю. Я совсем не знаю, что мне делать. Мне ведь даже идти некуда. Точнее я не знаю, есть ли место, где меня хоть кто-нибудь ждет. Может я просто умерла? Наверное, так и есть. Я умерла и попала в ад, который будет длиться вечно.

Я возвращаюсь обратно в дом. Дом вновь встречает меня лишь пустотой и одиночеством. Я сажусь на диван и просто сижу. Надо попытаться вспомнить что-нибудь о себе или о нем. Кто я?

Меня зовут Маргарита.

Пока что это все, что я знаю о себе. Маргарита. Я продолжаю повторять это имя, вдруг что-то всплывет в моей голове. Маргарита. Но единственное, что я вспоминаю это его голос, который произносит мое имя. Кто же он такой? Кажется, что все это бесполезно. Надо чем-то заняться, чтобы не зацикливаться на всем этом. Я встаю с дивана и отправляюсь на кухню. Надо приготовить себе что-нибудь поесть.

Я захожу на кухню и открываю холодильник, чтобы посмотреть, что там есть. В холодильнике почти ничего нет. Он почти пустой. Я закрываю его и отправляюсь осматривать шкафчики, может там что-нибудь найдется. Там тоже не густо, есть гречка, рис, макароны и несколько пачек лапши быстрого приготовления. Я беру макароны, лапшу я еще успею съесть. Налив в кастрюлю воды, я ставлю ее на плиту. И вдруг меня осенила страшная мысль. Ведь я уже давно ничего не ела и не пила. Но даже так, я все равно не хочу есть. Я не чувствую ни голода ни жажды. Но я все равно готовлю поесть, просто на автомате, потому что я думала, что скоро захочу. И даже сейчас, когда я вижу, что вода в кастрюле закипает, я все равно не чувствую, что хочу есть, даже самую малость.

Сколько я уже нахожусь в таком состоянии? Как давно я ела и пила? Не знаю, сколько точно прошло, но уж точно не пять минут. С того момента, как я помню себя, прошло уже более семи-восьми часов, это точно. Но я не хочу ни пить, ни есть, ни спать, ни даже в туалет. Неужели мои догадки были верны? Значит, я уже умерла?

Я выключаю кастрюлю. Ведь если мне не нужно есть, зачем тогда готовить.

Но если я умерла, почему я ничего не помню о себе? Почему я очутилась здесь? Почему я продолжаю задавать одни и те же вопросы? Почему никто не даст мне ответы на них?

Если я уже умерла, то мне больше нечего бояться. Смысл тогда сидеть здесь? Я пойду. Я выхожу из кухни и иду к входной двери. Повернув ручку, я открываю дверь и выхожу на улицу. Улица залита солнечным светом. Вокруг стоят маленькие потрепанные домишки. Мимо меня проходят люди, некоторые из них здороваются. Я оборачиваюсь. Дом, в котором я только что была, должен был быть большим и богатым. Но перед моим взором стоит такой же неуклюжий старый дом, как и все вокруг. Как же так? Хотя чему мне еще удивляться, после всего, что произошло ранее? Я решаю снова зайти в дом и посмотреть, изменился ли он внутри или только снаружи.

Внутри очень темно. Меня встречает маленький коридорчик, в котором сложно развернуться вдвоем. Прохожу в следующую комнату. Это кухня и гостиная одновременно. Помещение слишком маленькое для совмещения сразу двух комнат. На кухонной части один два шкафчика, плитка, раковина с краном и все. В гостиной же небольшой диванчик, маленький телевизор и столик. Есть еще одна комната. Я иду туда. Дверь открывается не до конца, ей что-то мешает открыться полностью. Я пролезаю в получившийся проем. Комната еще меньше гостиной-кухни. Здесь стоит кровать, а все остальное место занято коробками, которые и не дают двери открыться. Я забираюсь на кровать, чтобы посмотреть какая же здесь ванная комната. Дверь в ванную тоже не открывается до конца. Протиснувшись с трудом туда, я включаю свет, но он не загорается. Глаза немного привыкают к темноте, и я обнаруживаю в ванной только унитаз, маленькую раковину и, наверное, уже не работающий душ. Кто же здесь живет? Неужели я?

Почему сначала был большой дом, а теперь это? Кто же я? И где находится мой настоящий дом? Я все больше и больше запутываюсь в своих галлюцинациях. Я возвращаюсь в спальню, ложусь на кровать. Меня вдруг покидают все силы, не только физические, но и душевные. Ничего не хочется. Вот бы только все закончилось. Сколько еще мне мучиться? Не хочу. Буду просто лежать.

Я лежу и смотрю на потолок. Он старый, побелка пожелтела и местами обвалилась. Вместо люстры висит голая лампочка. Кровать жесткая и неудобная. И все-таки мне совсем не противно. Такое чувство, что я и правда жила в подобном месте. Единственно чувство, которое возникает во мне, когда я смотрю на всю эту нищету – это усталость. Я устала видеть это. В том доме с ним было приятно, спокойно, но немного непривычно. Значит ли это, что я бедная? Может быть он – лишь моя фантазия? Может, его не существует? Может, существует только этот нищий домик и я?

Не знаю, сколько времени прошло, пока я лежала на кровати и думала обо всем. Но вдруг все стало таким размытым. Потолок перестал быть потолком, лампочка расплылась. Жесткость кровати улетучилась, вместо нее появился холод. Вместо потолка – голубое небо с чистыми облаками. Вместо лампочки – яркое солнце, то и дело, прячущееся за облаками. А кроватью мне теперь служил мягкий сугроб снега. Так освежает. Холодно, но приятно. Одной рукой я взяла немного снега. Он медленно тает на моей руке, оставляя после себя лишь капли воды на моей ладони. Я глубоко вдыхаю, ледяной воздух обволакивает легкие. Я начинаю немного дрожать. Понемногу я начинаю замерзать. Тело словно налилось свинцом. Надо уходить, чтобы не замерзнуть совсем и не умереть здесь. Надо подняться, надо встать. Но у меня не выходит. Тело слишком тяжелое, я не могу двинуть даже пальцем. Я не могу даже выдавить из себя слово. Очень тяжело. Я замерзаю. Пальцы окоченели. Если я чувствую холод, значит, я еще жива. Пока что. Значит, все это действительно были лишь галлюцинации. Но почему тогда я забыла кто я такая?

Вот так я и умру. Здесь на снегу. Одна. В полной тишине. Не зная о себе ничего. Не имея возможности хоть что-нибудь изменить и исправить. Никто меня не найдет. Никто обо мне не вспомнит. Мои глаза медленно закрываются. Темно и холодно. Вот и все.

Вдруг, я чувствую, как до моей руки дотрагивается что-то родное и теплое.

– У тебя такие руки ледяные. – произносит бархатный голос. Это он. Он снова рядом. Он снова со мной. Он защитит меня и спасет. Я знала, что он придет ко мне. Я открываю глаза.

Он укрывает меня одеялом. Смотрит на меня так внимательно, поправляет прядку, неровно лежащую на моих волосах. Обнимает меня. Так тепло и уютно. Мы лежим на снегу в обнимку под одеялом и нам так тепло. Больше ничего и не нужно. Мне больше ничего не нужно. Только бы он больше не исчезал. Только бы он остался здесь вместе со мной.

– Прости меня. – шепчет он мне.

– За что?

– Прости меня, пожалуйста.

– За что мне тебя прощать? Ты же не сделал ничего плохого, ведь ты защищаешь меня и помогаешь.

– Я так перед тобой виноват.

Я смотрю на него, а он плачет. Он продолжает просить прощения. Почему же ты просишь у меня прощения? Неужели за то, что оставил меня в том доме одну? Но ведь это была лишь галлюцинация. Или все же нет?

Я уже не понимаю где реальность, а где нет. Может быть, я как в этих фильмах и сказках просто попала в какой-то странный параллельный мир? Нет, такого не может быть. Это невозможно.

Почему мне кажется, что я одна. Только когда он рядом, я не чувствую себя одиноко. Но когда его нет, пусть даже и вместо него толпы людей, все равно, у меня такое чувство, что я одна в этом непонятном мире. Словно весь мир вымер, а осталась только я. Может так и есть? Может быть, произошла какая-то катастрофа, и все погибли? Поэтому я потеряла память и не могу ничего вспомнить. Поэтому я сошла с ума и мне теперь видится всякое непонятное. Нет, не может быть. Я не хочу в это верить. Все что угодно, только не это.

К тому же, это скорее я погибла, а не мир. Да, наверное, я действительно умерла. Ведь я не хочу ни есть ни спать. Но тогда почему я чувствовала холод? Мертвые же ничего не чувствуют, или это не так? Но с другой стороны считается, что в аду души заключены в кипящих котлах. Если бы они не чувствовали жар, вряд ли бы их туда заключали. Значит, они могут и холод чувствовать. Но ведь это всего лишь догадки, никто не знает что там на самом деле. Нет, мне кажется, что я жива. Не знаю, правда это или нет, но я так чувствую.

Я закрываю глаза. Хочется забыться и потеряться. Хотя я и так ничего не помню и не знаю. Темно. Я открываю глаза. Ничего не меняется. Темно. Но уже не страшно. Я просто лежу в темноте. Но вдруг я вижу звезды, которые начинают понемногу появляться в небе. Красиво. Так и хочется до них дотянуться. Я неосознанно тяну руку вверх. Да, я знаю, что это невозможно, но все равно хочется попытаться. Я встаю, продолжая тянуться вверх. Потом я начинаю подпрыгивать, видимо мне захотелось вспомнить детство. Я, и правда, начинаю чувствовать себя маленьким ребенком, но мне так весело интересно, что все равно как я выгляжу со стороны. Прыжки совсем не помогают, поэтому я решаю присесть и попытаться прыгнуть выше. Когда я это делаю, то понимаю, что подо мной больше нет никакой твердой поверхности. Я лечу. Я лечу прямо к звездам. Неужели такое возможно? Звезды все ближе и ближе, они становятся все больше и больше. Но когда я, наконец, достигаю их, то понимаю, что они не совсем такие, какими их описывали в школьных учебниках.

Передо мной предстали круглые светящиеся шары размером с гимнастический мячик. Очень яркие, но не такие, что нельзя было смотреть. Наоборот свет был хоть и ярким, но все же мягким и приятным. Их было много, но они были на довольно большом расстоянии друг от друга. Я парю от одного к другому, пока, наконец, не решаюсь дотронуться до очередной звезды. На ощупь она оказывается терпимо горячей и твердой как камень. Так вот какие звезды вблизи – словно горячие светящиеся шарообразные камни. Я обнимаю звезду.

Как хорошо. Вот бы остаться тут навечно. Но это невозможно. События происходят со мной слишком хаотично и невообразимо. Я никак не могу понять, чего мне следует еще ожидать. Что же произойдет вскоре? Или может мне посчастливиться, и я, наконец, смогу обрести хоть какой-нибудь покой.

Я отстраняюсь от звезды и снова смотрю на нее. Она такая красивая. Неожиданно я понимаю, что подо мной твердая поверхность. Да и сама звезда, вовсе не звезда, а всего лишь круглый большой уличный декоративный светильник, который стоит на траве. Я осматриваюсь и понимаю, что я нахожусь в каком-то парке. Вокруг меня много таких светильников, которые освещают все в этой красивой теплой ночи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6