Владимир Ильин.

Нищета душ. Стихи



скачать книгу бесплатно

© Владимир Ильин, 2018


ISBN 978-5-4485-4776-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

8 Марта

 
В прекрасном рае меж деревьев господь спокойно отдыхал
Среди цветов, плодов и листьев он образ женщины создал
Учел ошибки от Адама, что в спешке лихо сотворил
И очень медленно, но четко всю красоту в ней воплотил
 
 
Прошли века неся страданья и боль и страх и доброту
Войну, любовь, непониманье, национальную вражду
Но образ женщины был вечен, он как огонь во тьме пылал
Он образ матери, что в детстве нам сердце нежно согревал
 
 
Все восхищение понятно, ведь бог попробовал сперва
И создал женщину в защиту добра, наивности, ума
Восьмое марта – день великий! один, но важный за весь год
Подарок неба тут воспетый, что в близости мужчин живет.
 

Иллюзия сна

 
Я уловил прекрасной взгляд, коснулась словно шелка кожа
Проснувшись, я засну опять  движением лишь кота тревожа
Зашла луна накрывши стол своим прекрасным в тени светом
Поблекнув из-за облаков, она мила при всём при этом
 
 
Я руку нежно подложу подушки пух частично взбив
И долгий сон придет ко мне, как в море временный прилив
И понесёт меня мой мир фантазии последний рай
Что так велик и так могуч, но и в прекрасном виден край
 
 
Войдя в себя я вижу дом, мой старый, добрый, очень ветхий
Ты был всегда не обделен заботой рук, что дар столь редкий
Приснится может и простор, бескрайняя пустыня страха
Где всё картины словно лист, что вырван был из альманаха
 
 
Ведь сон возможно станет долгим и не наступит темнота
Которой нас пугают люди, что видят в смерти лишь врага
Возникнув раз в сознанье нежно сон продолжает в жизни быть
В нем воплощаются мечтанья, которым можно все простить
 
 
Луна постой не уходи, я прослежу высокий путь
Ты всё равно уйдешь спеша, оставь еще хоть пять минут
Я жажду спать и видеть свой так не похожий мир иной
Где есть принцесса для меня, кто и красива и умна
 
 
Кто ветрена в своих делах порока избегая нежно
Кто даже в чуткости легка и на поверхность белоснежна
Луна ты знаешь, что другой такой похожей не найти
И эти мысли образа, лишь в памяти моей штрихи
 
 
Давай не будем помнить миг, когда лишен любви был дикой
Ведь мчался чертов грузовик, ломая кости деве сбитой
Во всех мирах, что только сны я вижу только образ той
Что был в реальности реальный и был любим тобой и мной
 
 
А эти в памяти забвения, лишь только слабости момент
Наркотик входит постепенно, как будто сладостный цемент
Прости меня, я знал что против, моя подруга бы была
Но нет её, а остальное, никак не может быть она
 
 
Я уловил прекрасной взгляд, коснулась словно шелка кожа
Проснувшись, я засну опять, движением лишь кота тревожа
Зашла луна накрывши стол своим прекрасным в тени светом
Поблекнув из-за облаков, она мила при всём при этом
 

Аленький цветок

 
Когда-то много лет назад, в субботний по зиме прохладный
Вечерний и хороший час был слышен говор будь неладный
Лежал спокойный, сердце грело со стуком проходя в крови
Чуть симпатичный, неумелый поклонник современной тьмы
 
 
Поэт считавший делом чувства, поверить в нежную любовь
Предмет что стал глубоким спором, с которым он столкнулся вновь
Но только очень уж спокойно он довод похоти принял
И нежным правда умным слогом, чуть громко не спеша сказал
 
 
Ты не расслышишь тишину, ведь это сделать невозможно
И даже если объясню, ты не поймешь и слова, сложно
Нет, ты не глуп и не умен, не в этом понимания дело
Ты просто слышал всё с другой, наверно тоже страстной девой
 
 
В ночи был звук шагов любви на слух столь трепетно ложившись
Похоже громовой раскат и шепот девы жили слившись
Я разобрал игру из нот по нитям томным её вздохам
Мелодия откуда ты, возможно это сон с подвохом?
 
 
Я больше верить начинаю, что этот сон возможно явь
О боже, может я мечтаю, а ты лишь просишь слово славь?
И та, что рядом впечатляет не призрак, а лишь волшебство
Что всё печатью неги мажет, открыв мне двери на добро
 
 
Ты не раскроешь темноту, ведь это сделать невозможно
И даже если покажу ты не увидишь, это сложно
Нет, ты не глуп и не умен, не в этом понимания дело
Ты просто видел всё с другой, наверно тоже красной девой
 
 
И видел цвет в ночи столь близкий, от ярких бликом света глаз
Зеркальных от касаний боли, что ты подаришь ей не раз
Кристаллики солей скользящих, теряли мокроту в пути
Улыбка стала вдруг бодрящей, усталость просит не спеши
 
 
И молишь бога, это чудо, что можешь видеть дал ведь шанс
И как казалось безрассудно, вдруг потерять капризом враз
И прошлые уходят беды, живешь мгновением одним
Спешишь хвалить и ставить свечи, чтоб ночь светила вам двоим
 

Я больше, верить начинаю, что этот сон возможно явь

 
О боже, может я мечтаю, а ты лишь просишь слово славь?
И та, что рядом впечатляет не призрак, а лишь волшебство
Что всё печатью неги мажет, открыв мне двери на добро
 
 
Ты не познаешь глубину, ведь это сделать невозможно
И даже если руки дам, ты не коснешься это сложно
Нет, ты не глуп и не умён, не в этом понимания дело
Ты просто чувствовал с другой, наверно тоже томной девой
 
 
И тоже ласковой рукой, она касалась и ты плакал
Но глубоко в своей душе, что счастье вдруг надежно сцапал
Ах как близка, нежна, легка, лоснится трением и мнется
Чуть ниже, кожа живота, что вдоль души твоей несется
 
 
И задохнешься воды муть, что сальны стали как-то тише
И ты приветствуешь её, боготворишь наклоном ниже
Она лишь королева ночь, она играет тут тенями
И позволяет быть с тобой, сразив нежнейшими руками
 
 
Покинули пределы вдруг, столь силы нужные для действа
И рядом дышит райский дух, что чей-то отклик чародейства
Что были тоже, как и ты, предвестники рожденья сласти
И тоже знали про любовь, что стала близкая к напастью
 
 
Я больше верить начинаю, что этот сон возможно явь
О боже, может я мечтаю, а ты лишь просишь слово славь?
И та, что рядом впечатляет, не призрак а лишь волшебство
Что всё печатью неги мажет, открыв мне двери на добро
 
 
Ты не поймаешь аромат, ведь это сделать невозможно
И даже если выдам дух, ты не вдохнешь ведь это сложно
Нет, ты не глуп и не умен, не в этом понимания дело
Ты просто всё ловил с другой, наверно тоже вкусной девой
 
 
Тот запах плыл ловя волну в просветах от луны лучами
Из ароматов подымал, волнения, чтоб назвал б морями
Букеты роз, ничто, пустой, их дерзкий даже не сравниться
С небесным, что такой земной и может с тела испариться
 
 
Цветки, рожденные в душе и в красоте прекрасных дам
Отчасти тронуты рукой божеств девичьих добрых мам
Они заботясь вместе с грубой, но защищающей душой
Смогли удобрить дать им почву в палящий и опасный зной
 
 
Я уловил тот редкий, нежный, но нет не носом как всегда
Тут невозможно, ведь столь чуткий он приведет вас не туда
И я не видел этот важный Алесен огненный цветок
Хоть наделен сияньем ярким, что ослепить в мгновенье мог
 
 
Руками даже не коснулся здесь чувства тела подведут
И обаянье, осязанью лишь в неудаче руки жмут,
На слух, и виденья надежды не стоит сильно возлагать
Цветок в душе, и редкий чувством, возможно, там его достать
 
 
Что ты воспитываешь с детства, читая груды своих книг
Находишь и теряешь в битвах, но снова в пепле возродишь
Оно божественное чудо, иль ключ, иль третий зоркий глаз
Оно любовь, что даст увидеть прекрасный, в сердце важный лаз
 
 
Но понял я, что не способен хранил божественно тепло
Для многих дам, искать которых, так трудно, даже тяжело
И даже вдруг увидев чудо, возможно дальше не пройдут
Благие может быть маневры, но ведь возможно не поймут
 
 
Тогда я понял, и спасибо, но мне Алеся помогла
Сама открыла чувству двери, хоть был готов войти туда
Ведь мало видеть, важно чтобы, она сама ждала тепла
Который я сберег, умело, для столь изящного цветка
 
 
Не знаю, как тебе сказать, наверно что-то в этом скрыто
Но похоть понял я одно, что ты слепа, глуха, без рыка
Ты страшный зверь, но есть цветки, которые тебя сильнее
Которых ты боишься так, что прячешь в юных ворожеях
 

Алесе.

 
Я огненные крылья увидел только в ней, кто меж людей ходила как ангел много дней
Сказала сердцу тайна, она не просто свет, она источник жизни, в ней внутренний секрет
Я исходил ночами, сжимая в мыслях сны, чудесные, немые, лишь к ней они вели
Она вам не покажет, какой у перьев цвет, лишь мне она доверит, свой плавный силуэт
 

Аллукард

 
С дворовой, мрачной тишины, сбивает пыль огонь ствола
И мчится нечисть, мчится вдаль, ища спасенье от добра
Оно несется в дикой боли, сбивая все что на пути
Ведь истинный терзатель плоти уж начал рвать её куски
 
 
Он представляет интерес, такой таинственный и злой
Охотник сильный средь людей, но с проклятой своей душой
Он тень из тени, друг из мрака, прислужник верный у господ
И жажда крови в нём живая, молит свершит убийства ход
 
 
В нем сердце биться перестало, он ловит мимолетный стук
Когда, животное устало, его сердечный предаст звук
Стремительность в вервольфе скажет, что не природное дитя
Но наш охотник редко мажет, и пуля точно в цель вошла
 
 
Вот стол, направленный на морду, при свете лунном заиграл
И бедный мозг вервульфа быстро, наш мир как сущность потерял
 

Арахис, Дева и Гавно

 
Изящна дева наклонившись, коснувшись мрамора, смогла
Извергнуть крупную частицу, коричневатого тепла
Глубокий, узкий туалет, вода холодная, легко
Смогла принять подобный дар, ответив бульком на него
 
 
Вздох облегченья, мелкий пот, разумно ищется забвенье
Столь мимолётному труду, в минутах редких единенья
Набор движений как всегда, простой и ясный для любого
Практичность важная деталь, кусок бумаги и готово
 
 
Но фокус в том, бумаги нет, для чистки дамы организма
Вполне возможно из-за тех, кто верен долгу онанизма
И вот она, принцесса грёз, стоит и смотрит, размышляет
Что странно видеть, как гавно, арахис цельный сохраняет.
 

Битва

 
Ты изумляешься мой хан? ты видишь редкую картину
Бросает щит, твой лютый враг, не оторвав от друга спину
У них маневр понятный нам, мы знаем их мотив единый
Желанье в поле погибать, отдавши жизнь за дух родимый
 
 
Хотя осталось только два, в кровавом месиве сраженья
Их крик подобен реву льва, не признающем пораженье
Из падших выросла стена, что держит град, стрелы касаний
И вороньё несет на смрад, что уж растет в крови пусканий
 
 
Искусен каждый твой солдат, на мастерство их безгранично
Они вдвоем вселяю страх, их создал бог возможно лично
Нам страшен миг, безумной жизни, что продлевают щас мечом
Зачем мой хан?, ведь эти смерти, нам станут дороги потом
 
 
На высоте вдали от жара, окутавших двоих плащом
Внимал батый чужим советам, о пользе камня пред мечом
Он посылал всё новых в поле, кто были вестником побед
Но умирали, в их стихии, увидев пламенный рассвет
 
 
Евпат сказал монах собрату, я вижу время умирать
Не смог монгол этот проклятый, так просто жизни отобрать
Посеит дьявольское семя, он внутрь дочурок без отцов
Он верю я, что наше племя сорвет ярлык и их оков
 
 
Он говорил, даря ухмылки, и вновь ронял к ногам бойца
И меч, мужа благословлялся, рубивший с правого плеча
Тяжелый он тонул во стали, в броне укрывшей молодца
Кто прославлялся как великий, пока евпат не сбил с коня
 
 
Доселе истиных суждений, несущих правду нет числа
Но есть одно, что в час последний, их покорили без копья
Послав последних, кто великий, батый уверился в одном
Что нет победы над славяном, кто так орудует мечом
 
 
И разозленный, их упорством, уставший, удивленный хан
Велел огнем орудий дивных, построить каменный курган
Отдай приказ и мы учтиво, схороним этих удальцов
Что изрубили столько сотен взимая дань своих отцов
 

БЛУДНИЦА

 
Любительница книг, красой наделена, не слушает о том, что есть всему цена
На взгляд подруг, прекрасной поведенье, наводит мысль, о том, что хуже преступленье
И есть, возможно, в этом важный факт, ведь если ты свободна, умна и своевольна
То никогда не стоит узнавать, как сильно, можно в долг, у жизни брать
 
 
Окно, за ним легла, прекрасная богиня, ласк мараний,
Что было с ней, когда в душе жила, любовь капризная, что в платье из мечтаний
Где грех, купил уют, и получил свой кров, там также плачет та, что я назвал любовь
Быть может пара слов, и вы меня поймете, что может даже грех нуждается в почёте
 
 
Мгновенья, и снова этот сон, о крах молит, о сильном искупленье
В поту, встает, убравши прядь, и снова, лепет о судьбе тяжелой не унять
Какие руки, кожи бархат, покрыл их дивный силуэт,
Фигура, так изящна, ангел, провел здесь ровно двадцать лет
 
 
Явленье дыма, аромата чая, стремится выявить себя
И в черноте вечернего купанья, в прозрачном воздухе летит его волна
Приятен, дорогой, как вкусно шумный пахнет, горячий он подарит ей тепло
И снова устремиться взгляд на дальний, на солнца край, что за окном зашло
 
 
Где стол стоит, там шоколад поплыл, от теплоты, куском плиты в вино
И пепел, сигареты падал, свой ветхий прах ложа, возле него
Печальные глаза, что продолжение мысли, о невозможности вернуть любви лицо
Ловили огонек, и часто тухли, возможно, от того, что все прошло
 
 
Как ранит душу, падая, слеза, ведь мальчик, хочет с девушкой проститься
Так в ней прекрасной зреет глубина, пробитая тяжелой той водицей
Беременна, ребенок выход ждет, и ножками касаясь, к маме липнет
Уходит вдруг отец, хоть дал им ход, бесчисленному воинству, что гибнет
 
 
Клиент доволен, платит как всегда, деньгами окупая похоть сразу
Доводит гнусное не редко до конца, стараясь избежать чужой заразы
Да, она сволочь, и легла, под толстый слой, из жира, сдав капризу
Просторы гордости, владенья, где жила, мечта о счастье, что в могиле снизу
 
 
Слюна, касается, и режет как стекло, своим ужасным холодом чужого
На белом, чистом, мнет её легко, взяв, многое, но не найдя родного
А позже он уйдет, в надеждах весь согретый, что это может лицевая сторона
Той редкой, но живой монетой, что в добром мире обзывается судьба
 
 
Наверно больно, и даже неприятно, но можно поругать, ведь выбор дан
Любому человеку, кто с рожденья, упрямым лбом вошел в обман
Хотя страдает, но мы посмеемся, над ней, ведь скрыла грех
А в людях хочет жить, и нет, не гнется, нам без того хватает, тут помех
 

Блудница.
Стихотворение

 
Печально ты поешь сестрица, тоскою веет от тебя,
Красивых фраз ты мастерица, любить умеешь не любя
Я знаю сердцем ты далеко, от этих грубых старых тел,
Что украшают твой убогий, но верно денежный удел
 
 
Ты молишь бога лишь за сына, что умирает на глазах
Он терпит боль, хотя ревниво, несет улыбку на губах
Ты не спасла его деньгами, ты поздно стала блудовать
И осквернёнными устами ты смеешь бога вызывать?
 

Бомж и звезды

 
Я видел люди ваши звезды, и даже их небесный дом
Скамья меня держала прочно, хотя внутри плескался ром
Напиток жаждал возвратиться, найти приют средь этих луж
Как мог, так сильно я напиться, вам мой поступок, верно чужд
 
 
Наверно вы, когда шагали, глазами, обходя меня
Шептали грубыми словами, какой он бомж, какой свинья
Как можно было, опуститься, рукой касаясь, грязь земли
И так хотелось обозлиться, на нас, подобие души
 
 
Я вижу снова ваши звезды, прекрасные, и черный цвет
На бархат чем так похожий, далекий рай, что дал нам свет
Созвездия я помнил ране, на книгах поднимал себя
Летел, не мог остановиться к вершинам знаний, я тогда
 
 
А знаешь мой, чужой прохожий, я тоже знаю, память лет
Я тоже, был на вас похожий, и грел меня любви рассвет
Давай покрой густой трясиной, подруга, пьяная моя
Коснусь, стекла и снова длинный, любимый сон, где только тьма
 
 
Начнется, липкий что разбудит, но я привык надежно спать
Бесчисленно, падет, пространством, из капель, слой, что не поймать
Мне кажется, такое было, когда я встретил, жизнь свою
И это сделало приятным, тот мерзкий мир, где я лежу
 
 
Хочу подняться, взмахом сильным, войти в чарующий полет
Увидеть землю, сине море, и облака, где бог живет
С грехами жажду я проститься, что камнем тянут, шею рвут
Мне опротивели все лица, ухмылки режут, словно кнут
 
 
Пусть изумятся, те, кто против, таких решительных идей
Плевать на боль, ведь сзади крылья, которые всего мощней
Ведь чтобы падать, нужно время, и место, где стоит игрок
И просто так, никто не сможет, разбиться, о друзей подлог
 
 
Предательство, убийство, горе, я это все сберег в себе
Единственное греет сердце, ведь это память о тебе
Я иногда, чуть забываю, и просветляю годы, дни
А может, только выделяю, напитком проходя в крови
 
 
Там пара шла, слегка мечтая, губами чмокаясь при том
Им было сладко, и приятно, и думали, все об одном
А в том же парке, скрыв ладонью, небритое свое лицо
Лежал старик, и любовался, на звезд далеких полотно
 

Бред

 
Капля за каплей, сок нашей любви, он выжат из сердца, в нём часть от души
Немеет лишь тело, теряя его, а дух вечной боли живет всё равно
Составлен тобою, предписан он мне, лечения ради сок нужен тебе
Его цвет не алой небесной зари, он матово красной он весь из крови
 
 
Испей его жадно он вкусен и слад, получишь ты снова желанный разряд
Что стало со всеми кто вверил себя, в безумные руки страсти огня
Он хладен, он жарок, он пепел, он яд, летят дни и ночи скрывая весь ад
Ты бредишь несчастный, ты снова встаёшь, в агонии нежной, принцессу зовёшь
 
 
Ослаб ли твой разум от жизненных драм, создавший иллюзий бесчисленный хлам
В ямах раскопок, где поиска нет, предмет, что искали, утерян на век
Он врезался глубже его не достать, явившись причиной желанья блуждать
Значенье его покорять для любви, сшивать воедино людей без семьи
 
 
Небесный подарок использован зря, стрелою амура, что звался всегда
Вскрыл краем заточки, не сердце, дитя, проник внутрь мозга, сорвавшись с плеча
И чувство навеки, что сердцу дано, ты с помощью мыслей вникаю в него
 
 
Пропитанный страстью, ведь мозг изменял, в течении лет, тебе мир извращал
Создал жуткий голод желание тел, телесною лаской, наметив предел
Но ночь наступает процесс идёт сна, и в эти мгновенья ты видишь себя
Кто жил одиноко срезая цветы, что так благоухали средь нежной травы
 

Брошенный мясник

 
Удары мощного ножа, куски замученной свинины
Мясник в печали, он чудит, лишившись, женщины любимой
Проблема в нём, всегда один, порыв эмоций и поддался
Хоть изначально обещал и даже долго продержался
 
 
Она сказала ты не мой, ты толстый, старый, неуклюжий
Я в тот момент была одной, поэтому и был мне нужен
Теперь я встретила того, кто явно выше на ступеньку
Давай не будет истерить и разойдемся помаленьку
 
 
Но тут подруга не учла, что есть профессий отпечаток
Ведь коли режешь ты тела, то мир душок довольно шаток
Поэтому она мертва, лежит на фоне из свинины
А вместе с ней её герой, как оказалось, победимый….
 

Валентинка

 
Мой милый, добрый Валентин, к тебе я с просьбой обращаюсь,
Я покорен врагом своим, хотя возможно заблуждаюсь.
Но как еще сказать о том, что мне теперь уж всё едино,
Хотя слоняюсь в час ночной, в желанье встретиться с любимой.
Мы так далёки от всего, что нам подарит наше счастье,
Пробиты красною стрелой, мы лишь погибнем в односчастье.
Ты свят Великий Валентин, и ты избавишь от мучений,
Того кого приговорил, познать жестокость огорчений.
Я не молю сломать цветок, прекрасный в гордом символичье,
Я лишь прошу мне показать, его ужасное двуличье.
Мой старый, странный Валентин, ты дал мне то, что я теряю,
Зачем, зачем ты так решил, и что я этим искупаю?
Я одинок, я знал себя, познав свое уединенье,
Зачем направил ты меня, её увидеть на мгновенье?
 
 
Мой нежный, умный Валентин, стихи тебе я посвящаю,
Читаешь ты сейчас одна, или с другим, нет я не знаю.
А что ты думала чужой, способен изменить родное?
Пусть свят, но возродить любовь, способны в жизни только двое.
Ты, дева, нежный Валентин, ты бог и царь, я вижу это,
В день всех, кто кем-либо любим, я жду лишь твоего ответа.
 

Бугимен и Мазохист

 
Привет мой злобный бугимен, мне нравятся твои слова
О том, что будешь ты ужасным, и я завою для тебя
Как истинный сторонник боли, я мазохист уже давно
Но вот вчера перестарался, затем и вызвал сквозь стекло
 
 
Сначала вырежем мне очи, затем потрем в кусочки плоть
И выжжем, выжжем слово нежность, но только главное не порть
И помни, главное стараться, прилежно время отцедить
Чтоб сантиметры тела грели, чтоб удовольствие подлить
 
 
Прошу тебя и умоляю, не криком мерить тишину
А тихим стоном и дыханьем, как я и чувствую судьбу
А с ней и ветреность дыханья, блуждающий покой в руках
Чтоб сбылись все мои мечтанья, как я и видел в своих снах….
 

В тени

 
В тени красно-желтых деревьев, на белой скамье тишина
Блуждающий взгляд встретил детство, где только любовь и мечта
Где мир из игривых иллюзий, родители, счастье, тепло
Спонтанные встречи привычны, и мир не страшит никого
 
 
Мыслителя кожа стареет, морщины покрыли его
Он вспомнил любовные встречи, фигурные ласки, её
На желто-оранжевом фоне, походка смотрелась всегда
Как смелая сказка для взрослых, где только изящна она
 
 
Излюбленный сон оборвался, излюбленный, частый прием
На холоде сердца волненья, обманчивы, сколь и подъем
Закрыт воротник, тело стынет, привычный поход в никуда
Любовь умирает, бывает, ведь женщины смертны, всегда
 

Вампир

Часть первая

 
Ты рвешь артерию любви, чиня мне боль ради блаженства
Всё шире рана на груди, где ты пожнешь свои плоды
Ты мой вампир и ты прекрасна, давай забудем обо всем
Ты ведь пришла и не напрасно, давай останемся вдвоем
 
 
Познай со мной порок природный, проникни в сущность бытия
И ты поймешь, что я негодный, как раз и создан для тебя
Мы изначально были парой искали оба где могли
И вот сейчас оно настало, то время встречи для любви
 
 
И созерцая лик неясно, я потихоньку умирал
Я осознал момент прекрасный, который для меня настал
И наконец уняв свой голод, ты отстранилась от меня
Ты принесла с собою холод, но и согрела ты меня
 

часть вторая

 
Ты порожденье зла, безумия начало,
Тебя не вдохновляет любви блаженной суть
Тебе не суждено, хотя ты так страдала,
Тепло людских сердец, еще раз умыкнуть
 
 
Я вижу по глазам, ты хочешь нашей крови
Ты бедный сильный зверь, что поймана людьми
Царапая бетон, ты когда поломала,
А с тем надежду в то, что сможешь в ночь уйти
 
 
Я знаю это ты, что в муках рождена
Меня звала когда, кровь из носу пошла
Я чувствовал тепло едва услышав зов
И понял я тогда, я требуюсь вновь
 
 
Природа такова, что крик слепой души
Достигнет лишь того, кто мыслит о любви
Вы чувствуете боль, прекрасней райских благ
И вам уже тогда, не нужен райский сад
 
 
Я верность потерял, людской семье и богу
Но страсть я приобрёл, избравши этот путь
Я выпущу тебя, заветную подругу
Не побоявшись вновь связь нашу разомкнуть
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное