Ильдар Валиев.

Стереотипы социального взаимодействия



скачать книгу бесплатно

Все эти детерминанты действуют только через человеческую субъективность, формируя собственное отношение, влияющие на поведение в определенной социальной роли.

Анализируя накопленные философией и социальной философией представления о человеке, его месте в обществе и роли в общественной жизнедеятельности, его возможности быть хозяином своей судьбы, мы находим самые различные, порой не только противоречивые, но и взаимоисключающие позиции. При этом оказывается одинаково невозможным как отрицать, так и утверждать свободу человека в выборе своего жизненного пути.

Если говорить о философских учениях, распространенных до XIX–XX веков, то наиболее свойственные им представления о тотальной обусловленности свойств человека его происхождением в большинстве случаев или служили теоретическим оправданием существующего в обществе социального расслоения, или являлись научным отражением этого расслоения. Действительно, представитель древнего княжеского рода, наследующего на протяжении веков значимую социальную функцию и получивший соответствующее уникальное для своего времени образование будет качественным образом отличаться от человека, вышедшего из семьи потомственного рыбака или землепашца, предки которого никогда не имели отношения к наукам. В этом смысле, Платоновская философия является абсолютно истинной, утверждая, что каждый из обозначенных в примере людей будет социально эффективным только в случае соответствия выполняемых социальных функций своему социальному происхождению. С другой стороны, в том же примере явно прослеживается влияние на человека особенностей его социального происхождения. В любом случае, тезис о способности человека самостоятельно выстраивать свой жизненный путь является таким же истинным, как и тезис об уникальности каждого отдельного индивида, его непохожести на других людей даже на физиологическом уровне, не говоря уже о социальных и социокультурных отличиях.

Начиная с середины XIX века науки о человеке начинают развиваться наиболее интенсивно. Связано это с тем, что развитие общества и общественного сознания в значительной степени детерминировано развитием науки и техники. Развитие промышленного производства, капиталистических отношений, уникальный взлет возможностей человека за последние полтора века невозможно сравнить ни с одной прежней эпохой. Соответственно возросли и возможности одного человека, способного простым нажатием кнопки запустить ядерный реактор или уничтожить тысячи и миллионы людей. В значительной степени современная цивилизация со своими техническими возможностями становится опасной для самой себя. Естественно, что столь принципиальное изменение условий человеческого существования вызывает потребность научного осмысления происходящего.

Обозначенная потребность обусловила появление множества философских и частнонаучных учений в течение последних полутора веков. Достаточно указать на философские учения Дж. Дьюи, ориентирующего философию на решение практических проблем, Т. Куна, выдвигавшего количество решенных наукой проблем в качестве критерия прогресса науки, Ж.

Лиотара, призывающего смириться с неизбежной множественностью культур, Ж.-П. Сартра, утверждавшего обреченность человека на свободу выбора своего бытия, К. Ясперса, определяющего движение к неизвестному одной из основных особенностей существования человека и др. Пожалуй, такое многообразие философских учений, ориентированных на прикладные задачи или утверждающих высокий смысл человеческого существования, непохожесть и уникальность человека и появившихся за столь короткий срок, является уникальным.

Не менее уникально появление и интенсивное развитие новых наук о человеке и обществе (их отпочковывание от философии).

Практически за полтора столетия появились и доказали свое право на существование такие науки, как психология, социология, политология, культурология и некоторые другие. Возникнув в различных направлениях философии, обозначенные науки частично переняли и философскую проблематику – в частности, проблему взаимодействия человека и общества, влияния личностных особенностей на характер социального взаимодействия. Таким образом появились на свет многочисленные теории, такие как теория поля К. Левина, формационный подход в объяснении развития общества К. Маркса, либидо 3. Фрейда, потребности А. Маслоу зарекомендовавшие себя одновременно и как психологические, и как философские.

Результатом повышенного философского и частнонаучного внимания к проблемам человека и общества явилось появление огромного объема знаний – фактов, гипотез, теорий – говорящих о различных аспектах отличности людей и человеческого поведения и причинах этой отличности. В частности, причинами дифференциации людей можно считать особенности генетически наследуемой информации, степень возбудимости нервных процессов, особенности наследуемого культурного опыта, отношение к собственности, принадлежность к определенному этносу и многое другое.

Появление столь большого числа теорий, научных позиций, точек зрения относительно человека и его места в процессе общественного существования и развития определило излишний разрыв между философией как методологической основой частных наук и самими частными науками. Зачастую философия оказывается просто не в состоянии дать необходимое осмысление полученной частными науками методологически значимой информации. Излишне указывать на то, что от этого страдают обе стороны – философия теряет значимую для себя частную информацию, в результате чего определенная часть реальности просто выпадает из философского поля зрения, а частная наука, не получая методологического осмысления добытых знаний, теряет возможность эффективного развития.

На наш взгляд подобная ситуация сложилась и в отношении исследований социального стереотипа, изучавшегося самыми различными науками начиная с середины XX столетия. Анализ специальной философской, психологической, социологической литературы позволяет предположить, что знание и опыт, обуславливающий принадлежность человека к определённому типу людей и соответственно выполняемые им функции, интегрируются в социальных стереотипах. В данном случае стереотип является некоторым обобщенным результатом частного опыта жизнедеятельности.

Впервые для обозначения феномена человеческого сознания, термин стереотип был использован, У. Липпманом в 20-х годах XX века. Первоначально термин стереотип (от греческого – твердый отпечаток) имел узко специальное значение и использовался в смысле «схематический стандартизированный образ или представление об объекте». Достаточно быстро стало очевидным, что полноценное существование человека в современном, многообразном и информационно насыщенном мире, невозможно без использования стереотипов, существенно облегчающих оценочную активность человека, экономя время за счет упрощения аналитических алгоритмов.

Собственно говоря, стереотип и представляет собой некоторый устоявшийся алгоритм оценки человеком той или иной социальной ситуации. Используя стереотипы человек получает возможность быстрой дифференциации социальных фактов на «положительные» и «отрицательные», «необходимые» и «ненужные» и т. п. При этом есть все основания полагать, что процесс формирования стереотипов имеет социокультурную основу, что представители различных социальных групп и социальных типов отличаются, не в последнюю очередь, особенностями стереотипизированного реагирования на различные проявления социальной реальности. То, что для представителя одной общности будет однозначно восприниматься как позитивное, представитель другой общности будет отрицать как негативное, и наоборот.

В определенном смысле каждый человек живет в мире стереотипов, наследуемых им от рождения или приобретаемых в процессе активного освоения социальной реальности. Именно стереотипы в значительной степени определяют моральные нормы, формируют политические, религиозные и мировоззренческие концепции. Благодаря стереотипам человек четко знает, как себя вести в том или ином случае; знает, что плохо и что хорошо; знает, кто прав, а кто не прав. Однако это не означает, что так и есть в действительности, так как стереотипы, на которых основаны наши суждения, могут быть сформированы на ошибочных предпосылках или определенных, не всегда обоснованных условностях. Многое человеком вообще принимается на веру и прочно закрепляется в сознании в виде устойчивых стереотипов, формируя уверенность в том, что определенная оценка ситуации является непреложной истиной не подлежащей обсуждению – иначе и быть не может.

Люди, использующие стереотип в качестве основы для оценки того или иного факта, как правило считают, что их восприятия и представления об объектах должны совпадать, и если два человека воспринимают один и тот же объект по-разному, то один из них определенно ошибается. Собственные представления человеку кажутся верными и не подлежащими изменению, что в свою очередь может указывать на возможность конфликта, в основе которого, опять-таки, лежит противоречие, проявляющееся на уровне стереотипного восприятия.

Стереотипы – неотъемлемый элемент обыденного сознания. Ни один человек не в состоянии самостоятельно, творчески реагировать на все встречающиеся ему в жизни ситуации. Стереотип, аккумулирующий некий стандартизованный коллективный опыт и внушенный индивиду в процессе обучения и общения с другими, помогает ему ориентироваться в жизни и определенным образом направляет его поведение. Однако стереотип может быть как истинным, адекватно отражающим реальность, так и ложным, не соответствующим реальности. Он может вызывать и положительные эмоции, и отрицательные. Его суть в том, что он выражает отношение, установку некоторой социальной группы к определенному природному или социальному явлению.

Необходимо отметить, что деление стереотипов на истинные и ложные является слишком упрощенным, не отражающим в полной мере сущности стереотипа как социального феномена. Так, например, ложный стереотип, также как и истинный, может вызывать адекватную реакцию человека на определенную ситуацию. В качестве замечательной иллюстрации последнего тезиса можно использовать так называемые религиозные стереотипы (т. е. стереотипы, основанные на религиозном догмате). Можно считать общепризнанным, что различного рода религиозные посты и воздержания в большинстве случаев оказываются полезными для физического, психического и морального здоровья. Однако человек, придерживающийся религиозных ограничений, делает это не на основе результатов «научного самопознания», а на основе религиозных представлений, истинность или ложность которых не поддается оценке.

Таким образом, наличие стереотипов в механизме познания носит двойственный, противоречивый характер. С одной стороны стереотипы значительно упрощают процессы познания и творчества, позволяя широко использовать имеющиеся знания и навыки, представляющие собой сложный комплекс стереотипов, а с другой – они же ограничивают нашу возможность познания нового, выходящего за рамки привычных понятий или противоречащего им.

Как показывают результаты частнонаучных исследований, сформировавшиеся стереотипы очень устойчивы и часто сохраняются на протяжении всей жизни человека, их разрушение обычно бывает очень болезненным процессом, влечет за собой раздражение, чувство дискомфорта, приводит к серьезным нарушениям психического равновесия. Отчасти враждебное отношение к новому определяется подсознательно действующим инстинктом самосохранения, который пытается защитить нас от возможных потрясений, связанных с разрушением устоявшихся стереотипов.

В любом случае, формирование стереотипов является обязательным элементом нашей культуры, но вместе с тем формирование стереотипов порождает и определенный консерватизм в нашей деятельности, в том числе и в процессе мышления. Зачастую люди не отдают себе отчета в том, какие именно причины повлияли на формирование представления о других людях и различных социальных процессах и не догадываются о том, что в первую очередь это проявление действия социальных стереотипов.

Возможность использования понятия «стереотип» для описания самых различных аспектов взаимодействия человека с окружающей его действительностью привлекла внимание многих исследователей. С позиций стереотипного действия исследовались тендерные, этнические, политические, социокультурные, экономические и др. типы отношений. Соответственно, к настоящему времени активно говорят о тендерных, этнических, политических и др. стереотипах поведения человека.

Наряду с психологией, исследованием стереотипов занимаются социология, культурология, политология, этнология и другие науки о человеке и обществе. Эффективное использование понятия стереотип одновременно представителями различных наук указывает на универсальность рассматриваемого понятия (или, как минимум, его междисциплинарный характер), свойственную, скорее, философским понятиям.

Вместе с тем, проблема стереотипов социального взаимодействия практически не раскрывалась в социально – философских исследованиях. Отсутствие философского видения проблем социального стереотипа привело к своеобразному методологическому кризису затрудняющему дальнейшее развитие частнонаучных исследований стереотипа. Так, например, ярко проявляется противоречие между представлениями о статичности стереотипа, как непосредственном его свойстве и представлениями о развитии социального взаимодействия. Действительно, будучи явлением исключительно социальным по своей природе, стереотипы социального взаимодействия (о какой бы области взаимодействия ни говорилось) должны были развиваться и совершенствоваться. Это означает, что уже в самой природе стереотипа должна быть «вшита» изменчивость, способность формироваться, совершенствоваться, регрессировать и исчезать. Соответственно, к анализу стереотипов социального взаимодействия могут (и должны) быть применимы возможности диалектики.

Определение (с диалектических позиций) механизмов развития стереотипов имеет огромнейшее гносеологическое, а в итоге и прикладное, значение. Действительно, есть основания, например, полагать, что стереотипы как элементы мифологического сознания, основанные на древних, глубинных пластах последнего, играют определяющую роль в принятии массами политических решений тогда, когда общество находится в переходном или кризисном состоянии. Частое повторение слов и образов создает стереотипное представление, о каком либо социальном явлении, это представление укореняется в подсознании и человек уже не воспринимает критически и объективно, информацию о процессах протекающие вокруг него.

Таким образом, стереотипы имеют крайне сильное влияние на сознание людей и очень широкое распространение, границы которого трудно даже оценить.

В современной психологической, социологической, политологической и др. литературе достаточно много внимания уделено изучению влияния социальных стереотипов на формирование представлений о человеке, о социальных группах и процессах. Но конкретно социально-философские механизмы, лежащие в основе их образования, изучены крайне недостаточно.

Для устранения обозначенного противоречия необходимо осуществить социально-философский анализ сущности, структуры и функций социального стереотипа, рассмотреть изменяющийся характер стереотипов социального взаимодействия в соответствии с базисными и надстроечными условиями функционирования общества, раскрыть динамику стереотипов социального взаимодействия в различных сферах жизни общества, а также изменения стереотипов социального взаимодействия в условиях социального реформирования.

1.2. Сущность стереотипа социального взаимодействия

Рассмотрение сущности стереотипов социального взаимодействия связано с анализом социальных стереотипов в целом, образующих некоторую систему.

Впервые о стереотипе как феномене человеческого сознания заговорили в 20 гг. XX века, когда растущее значение общественного мнения в промышленно развитых странах и, соответственно, потребность в манипуляции им, создали специфическую атмосферу прагматического интереса к объекту, ранее привлекавшему внимание в основном представителей фундаментальной науки. Интенсивно стало исследоваться массовое обыденное сознание, эмпирическое по своей сути, для которого поиски истины заканчиваются после получения инструментального знания, «эффективно работающего» в повседневной жизни. Именно такого рода знание и легло в основу концепции стереотипа, предложенной представителем социально-бихевиористской теории стереотипов У. Липпманом, который собственно, первый заинтересовался этим феноменом. У. Липпман одним из первых обратился к проблеме изучения общественного мнения и именно ему принадлежит авторство теории «стереотипизации».

По мнению У. Липпмана, стереотипом является «определенная картинка в голове»[6]6
  Lippman W. Public opinion, N. Y. № 4. 1926, p. 171.


[Закрыть]
. Он считает, что стереотип не может быть истинным знанием, это всегда предвзятое отношение, не основанное на собственном опыте, а внесенное в сознание. «Факты, которые мы наблюдаем в значительной мере, зависят от нас самих. Информация есть продукт единства познаваемого и познающего, где роль наблюдателя, как правило, состоит в том, что он всегда избирает и обычно творит.

Наблюдаемые нами факты зависят от особенностей наших глаз и от того, под каким углом зрения мы их рассматриваем. В большинстве случаев мы сначала даем определение явлениям, а уж потом наблюдаем их непосредственно. Из огромного, наполненного разнообразными цветами и звуками мира, мы извлекаем лишь то, что наша культура уже предопределила за нас, и мы стремимся усвоить в форме, стереотипизированной для нас культурой то, что мы сами извлекли из потока жизни»[7]7
  Там же.


[Закрыть]
.

Заслугой У. Липпмана является то, что он впервые уделил большое внимание анализу природы стереотипа, основных его черт, особенностей его формирования и функционирования в общественном сознании.

В отличие от традиционного, чисто философского подхода к сознанию, У. Липпман в качестве главной проблемы ставит не гносеологическую (проблему пропорции в знании истинного и ложного), а функциональную проблему, влияния уже имеющегося содержащегося в сознании знания о предмете на восприятие предмета при непосредственном с ним контакте, причем особое внимание уделяется устойчивости этого знания, зафиксированного в образе. Устойчивость – основное свойство стереотипа, при помощи которого У. Липпман пытался объяснить проблемы, возникающие в процессе формирования общественного мнения, понимаемого им как процесс столкновения стереотипов, то есть знаний – представлений, каждое из которых претендует на то чтобы быть единственным, истинным.

Стереотипы рассматриваются как явление, связанное с формированием различных социальных типов личности (авторитарной, толерантной, конформной и т. д.), практические действия которых, по мнению американских ученых, во многом определяют характер и содержание социальных и политических процессов в той или иной стране.

В американской социологии существует множество научных направлений исследования стереотипов, связанных с именами Г. У. Олпорта, Т. Адорно, Б. К. Дэвиса, С. Дж. – Бэрана и других социологов, которые разрабатывают социально-бихевиористские, психоаналитические, символистско-интеграционистские и феноменологические направления в исследовании стереотипов. Общим для американских исследований является то, что они в основном посвящены антростереотипам (т. е. стереотипам, относящимся к определенной социальной группе), их действию в сфере социальной и политической.

Психоаналитической концепции стереотипов, представителем которой является Г. Олпорт свойственно рассмотрение стереотипа в русле теории «авторитарной личности». С точки зрения данной теории стереотип рассматривается как «приспособление для удобного видения мира»[8]8
  Allport J. W. The natural of Prejuduce, N. Y. № 4. 1958, p. 187.


[Закрыть]
.

По мнению Г. Олпорта, стереотипы присущи сознанию авторитарной, нетворческой личности, которая проводит жесткие различия между своей социальной группой и другими внешними группами. Так же как и У. Липпман, Г. Олпорт считает стереотип искажением реальной действительности, ложным, предвзятым знанием.

В русле американских направлений исследования стереотипа необходимо назвать также и символико-интеркционистское направление, наиболее ярким представителем которого является Т. Шибутани. В рамках обозначенной школы стереотип рассматривается как «понятие, обозначающее группировку людей с точки зрения какого-либо легко различимого признака, поддерживаемого с помощью распространенного представления относительно свойств этих людей»[9]9
  Шибутани Т. Социальная психология. – М., 1969. – С. 98.


[Закрыть]
. В данном случае стереотип выступает как «символ» сознания, который формируется посредством выделения наиболее ярких форм поведения группы людей (этнической, социальной). У Т. Шибутани стереотип во многом совпадает с установкой.

Представителями этой же школы являются Б. К. Дэвис и С. Дж. – Бэран, которые рассматривают стереотипы как вид простых решений, «простые дефиниции, согласующиеся с шаблонами, которые мы используем для категоризации людей и явлений»[10]10
  Davis D. К., Baran Mass. Communication and everyday Life.


[Закрыть]
.

Общими для всех названных выше направлений является ярко выраженная социально-психологическая направленность, а также признание схематичности, неистинности, автономности производства и фиксирования стереотипов.

Один из советских исследователей стереотипов B.C. Агеев отмечает, что X. Тажфел в конце 70-х годов подвел некоторые итоги исследования стереотипов в западной социологии. По его мнению, в отношении стереотипов можно считать доказанными следующие моменты: «… 1) люди с легкостью проявляют готовность характеризовать обширные человеческие группы (или социальные категории) недифференцированными, грубыми и пристрастными признаками; 2) такая категоризация отличается прочной стабильностью в течение очень длительного времени; 3) социальные стереотипы в некоторой степени могут изменяться в зависимости от социальных, политических или экономических изменений, но этот процесс происходит крайне медленно; 4) стереотипы становятся более отчетливыми, «произносимыми» и враждебными, когда возникает социальная напряженность между группами; 5) они усваиваются очень рано и используются детьми задолго до возникновения ясных представлений о тех группах, к которым они относятся; 6) социальные стереотипы не представляют большой проблемы в ситуациях, когда не существует явной враждебности в отношениях групп, но в высшей степени трудно модифицировать их и управлять ими в условиях значительной напряженности и конфликта»[11]11
  Агеев В. С. Психологическое исследование социальных стереотипов // Вопросы психологии. – 1986. – № 1. – С. 95—101.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12