Ильяс Найманов.

Дни за Гранью



скачать книгу бесплатно

Время шло, и постепенно сходило к вечеру. Две химеры (описание, строение и назначение химер см. к книге "История кукловода", прим. автора.) ушедшие в срез до сих пор не вернулись, это всегда повышало риск появления незваных гостей. Обычно для исследования той стороны химерам достаточно было двух – трех часов, а задержка уже более чем на десять часов не предвещала ничего хорошего. Пятеро бойцов Монолита в сгущающихся сумерках, застыв бронированными изваяниями контролировали матово поблескивающую поверхность среза, из которых вот-вот должны были вернуться химеры. Наконец что-то засверкало в глубине "стекла", как бывает всегда, когда проход активизируется с той стороны. Отряд синхронно взял "стекло" на прицел. Сначала едва заметные всполохи стали интенсивней и ближе к поверхности. Определенно движение.

Дым уже который раз ловил себя на мысли, что больше всего ему не нравятся не далекие, изматывающие вылазки в Зону, не стояние на посту в самую неприветливую погоду, а именно это. Именно эти щекочущие душу и нервы расплывчатые вспышки и переливы в глубине среза. Они растягивали секунду в минуты, когда адреналин призывает тело к действию, но его задача в случае появления чего-либо кроме химер не вступать первым в бой. Задача первого номера на срезе, идентифицировать степень угрозы, самый эффективный вариант уничтожения и координация действий всего отряда. Размазанные пространством вспышки приближались, они становились крупнее, но реже, то что двигалось вот-вот должно было появиться на этой стороне. Вспышка, не соответствующая выходу химер ни по форме ни по высоте. "Проклятье!" – не сдержал мысленный импульс Дым. Из темного пространства "стекла" вылетела прозрачная зеленая субстанция, близкая к фигуре человека, только вместо ног у нее был извивающийся такой же прозрачный то ли хвост, то ли плавник. Увидев отряд оцепления, нечто бесшумно, но постепенно ускоряясь, двинулась вдоль среза в сторону уже ставшего почти совсем темным леса. Повинуясь приказам Дыма, ей в спину ударила синей изгибающейся и неразрывной молнией сначала электрическая дуга разрядника, заставив ее замедлиться и подернуться рябью, а затем протруберанец пси-плети, на максимальной мощности заставил зеленое нечто вовсе остановиться и вжаться в "стекло" среза. И тут бойцы увидели глаза существа, маленькие, разумные словно человеческие, безжалостно смотрящие с ненавистью и просящие одновременно. Существо разевало теперь уже видимый рот, пытаясь то ли издать звук, то ли что-то еще, в любом случае пси-шлемы монолитовцев полностью блокировали посторонние источники и никакого контакта не состоялось. В выпученные глаза существа ударила широкой огненной воронкой струя огнемета, в попытке перекрыть ей видимость задержавших ее людей. Дым видел, что огонь практически не задерживался на создании, проходя внутрь "стекла", высвечивая контур призрака.

Действительно очень похожее на человека в начале, теперь существо уменьшилось и больше напоминало маленькую обезьяну, макаку или мартышку. Существо яростно извивалось, пытаясь освободиться от оков пси-плети, однако неотрывно и с дикой ненавистью, несмотря на бьющее в нее пламя смотрело в глаза Дыму.

Монолитовец молча держал взгляд, он чувствовал как потеплел пси-модуль в шлеме, борясь с нагрузкой. Он понимал, что сейчас идет борьба, на недоступных для человека уровнях, существо наверняка убивает его и только техническое преимущество не дает ему этого сделать. Защитный шлем отрабатывал свое, и сейчас надо дать понять этому гостю, что здесь все сильнее него, и что ему и таким как он здесь нечего делать. Превозмогая нервный накал, и пронзающий взгляд существа, неподвижными пятаками глаз пробивающийся даже сквозь ярко-оранжевое пламя, Дым усилием воли заставил себя медленно снять с пояса фляжку с водой, поднять поляризованное забрало шлема, не отрывая взгляда сделать глоток и усмехнуться прямо в глаза призраку. Существо сломалось. Оно вздрогнуло, вдруг прекратив попытки высвободиться и провалилось сквозь "стекло" уходя обратно в свой мир. Победа! Дело было сделано, а весь бой с противником такого серьезного уровня занял всего меньше минуты.

Наступила тишина, резко контрастирующая с умолкнувшими воем огнемета и треском разрядника , тихо посвистывали на ветру и терлись друг о друга ветви сосен, расступившиеся облака обнажили в просветах яркие звезды, свет которых теперь был ярок и удивителен. Воздух пал гарью сгоревшей смеси, озоном, хвоей и болотом, которое было неподалеку. Отряд замер ожидая приказов от командира. Дым немедленно приказал рассредоточиться и занять начальные позиции, но бойцы по – прежнему безмолвно смотрели на него. Только сейчас Дым почувствовал, что модуль пси-модуля больно обжигает его, он быстро снял шлем, нажав на кнопку индикатора готовности системы. Система не отозвалась. "Оно умудрилось спалить пси-защиту" – растерянно понял монолитовец. Ему здорово повезло, что модуль просуществовал на мгновенье дольше, чем атаковало его существо. Судя по его растерянному лицу, остальные бойцы поняли что произошло и ошарашено выставились на него.

– Ну ты даешь, командир! – сказал Силыч, огромной лапой поворачивая шлем Дыма к себе и заглядывая внутрь, вероятно ожидая увидеть свечение раскаленного модуля. – На, мой возьми, тебе нужнее, – сказал он и отставив пулемет начал расстегивать свою бронированную скорлупу со множеством креплений.

– Отставить, – остановил его второй номер вооруженный огнеметом. – Возьми, мой. Силыча великоват будет. – Десять минут, новый шлем уже в пути, – добавил он.

Дым молча принял пси-шлем второго номера, кивнув ему в знак благодарности и взамен передав свой. – На исходные, – скомандовал он голосом. – Второй, за пятым, дистанция два.

– Есть дистанция два, – ответил второй номер, поднимая огнемет и укрываясь за широченной спиной Силыча на расстоянии двух метров.

Бойцы, снова заняли позицию полукругом. Спустя пару минут слабые всполохи появились вновь. Дым слегка качнулся на ногах, проверяя устойчивость положения. На этот раз если вылетит нечто подобное первой твари, потерь на избежать. Отряд собрался готовясь немедленно дать отпор любому пришельцу с той стороны. Всполохи становились ярче и реже, так происходит когда что-либо двигается в эту сторону, и вот наконец финальная вспышка. Из "стекла" вывалились дымящиеся химеры, сначала одна, а через секунду вместе со вспышкой ввалилась вторая. Могучие и непобедимые четырехсоткилограммовые химеры – альтернативные биологические носители разума Хозяев были практически уничтожены. О грации и стремительности движений теперь не было и речи. Четыре могучие кошачьи лапы едва держали тело, огромные грубые рубцы покрывали их спину, словно что-то удерживало и рвало их. Несколько десятков глубоких кровоточащих ран, на регенерацию которых у них уже просто не было ресурсов. У второй химеры несколько ребер было сломано и острые обломки костей, несмотря на темноту четко виднелись под толстой шкурой, сама шкура дымилась нездоровым черным дымом, словно кошек залили кислотой. Дела были хуже некуда. Эту картину уже видели в командном центре, там уже дернули рубильник зашивая пространство и отсекая возможных преследователей. Направленные антенны заработали, в незримом спектре стягивая срез. Едва простонав, потерял сознание и упал второй номер, Силыч по приказу Дыма тут же подхватил его на плечо и понес на базу. Третий и четвертый номер уже толкали заранее приготовленные из кустов две тележки с мясом для химер, им нужно было срочно восстановиться, неизвестно чем нашпиговали мутантов, но судя по всему, регенерация прекратилась. Заурчав химеры принялись за еду, Хозяева покинули оболочки вернувшись в свои человеческие тела, оставив мутантов в их животном состоянии.

Дым уже видел чтобы химер таких неуязвимых и грозных альфа хищников здесь в Зоне разделывали под орех там, с той стороны, но сами химеры самки – не самые сильные бойцы. Их гибкость, ловкость и стремительность использовалась Хозяевами для разведки местности и сбора информации без боя, как корабль более приспособленный для их исследовательских миссий. Иногда случалось, что химеры не возвращались, тогда командный центр направлял туда отряд для вывоза тел, в таких случаях туда уже отправлялись огромные самцы, вот они то и были настоящими машинами убийств и устрашения. Само сознание одного из Хозяев в случае невозвращения носителя оставалось в мозгу химеры и его можно было полностью восстановить даже с мертвого носителя, поэтому Монолит никогда не оставлял химер на той стороне с боем вырывая их трупы из других миров.

Время шло, мутанты насыщались. Рубцы и раны затягивались и исчезали, сломанные ребра волшебным образом приняли нормальное положение под давлением пятисантиметровой особой кожи химеры. Мутанты еще ни в какое сравнение не шли с полностью здоровыми особями, но процесс регенерации с бешенной скоростью плодил новые клетки, восстанавливал дублирующие и основные органы, выталкивал инородные тела из ран. Наконец химеры, очистив каждая свою тележку, сделали несколько шагов и свернувшись подобно домашнему коту, спрятав большую из двух голов между лап повалились спать.

– Завтра будут как новенькие, – прокомментировал четвертый, наблюдая за ними с поднятым забралом шлема.

Дым молча согласился.

– Подобрать образцы, проверить оружие. Идем домой, ребятки. Отработали, – распорядился он, только теперь чувствуя как усталость от кратковременного, но яростного боя на пределе возможности нервной системы, задействованной модулем, валит его с ног.

Третий и четвертый номер подобрали выпавшие из ран химер обломки то ли когтей, то ли еще чего-то, явно не металлическое, сложили в специальный контейнер и, следуя друг за другом по едва заметной тропе, скрылись в темноте. Ночная Зона безмолвно следила за уходящим отрядом и за оставшимися на краю поляны химерами.

Откуда-то из темноты вынырнула мелкая плоть, и сама пугаясь собственной наглости, то и дело вздрагивая и пугливо моргая разноразмерными глазами при каждом вздохе спящих химер, крадучись и приседая на тонких ножках двигалась к источающей запах сырого мяса тележке. Роста этой мелкой плоти не хватало чтобы заглянуть в тележку сверху и она слегка постукивая хитиновыми клешнями о металл, принялась обшаривать их в поисках завалящего кусочка мяса. Наконец, ей что-то удалось зацепить и мутант перехватив кусок мяса принялся его жадно есть, оставив одну клешню на борту телеги. Как только кусок провалился внутрь, свинка окрыленная успехом решила целиком влезть в тележку, уже видимо забыв о смертоносных созданиях, спящих в десятке метров от нее. Но ее неуклюжие действия и громкий грохот клешней и копыт по металлическому дну, разбудил – таки одну из химер. Негромко рыкнув та подняла голову рассматривая источник шума. Плоть, только сейчас поняв что натворила, заверещала и в диком ужасе щиманулась прочь. Поскальзываясь на металлической поверхности плоть еще с большим грохотом выпрыгивая сбила вторую тележку. Заорав еще громче, совсем обезумев, судорожно буксуя от переполняющего ее ужаса, выбрасывая комья земли из-под раздвоенных копытц, она серо-коричневым вопящим метеором понеслась через ночной лес. Разбуженные химеры широко открыв пасть следили за этим истеричным недоразумением, вероятно они смеялись ей вслед, почему нет? Если самые примитивные могут испытывать страх, то почему высшие хищники не могут иметь чувство юмора? В любом случае, синхронно зевнув химеры лишь слегка поменяв положение положили тяжелые головы на лапы и облегченно вздохнув снова погрузились в сон.

Глава 3. День 6. Старик

Раннее утро. Уже известный пост Тропа. Трехсотметровая контрольная полоса покрыта низким молочным туманом не более метра высотой. Редкие черные верхушки низкорослых кустов протыкали молочную пелену контрольной полосы, создавая из клубящегося тумана иллюзию потока. Мертвый Лес словно омолодился этой пеленой, которая скрыла его спутанные космами жгучего пуха кустарники и выступающие из земли корни, подчеркнув стройность выживших несмотря ни на что деревьев.

Туман в Зоне встречался чаще чем на Большой Земле, и был одним из ее жутких проявлений. Одних его видов было около десятка. Он мог быть низким и плотным как сейчас, полностью скрывая ноги идущего человека, при этом его несмешивающиеся друг с другом клубы полностью скрывали мелкие аномалии, трещины и неглубокие овраги. Такой вид тумана называли Мышиным. В таком тумане мелкие хищники – тушканы становились невероятно опасными противниками, практически теряя свою осторожность они совместной небольшой стаей в два-три десятка особей практически наверняка убивали любого замешкавшегося сталкера. Крысы же сливаясь в огромную стаю мигрировали сплошным потоком в новые места, пожирая по пути трупы, уничтожая оказавшиеся у них на пути сталкерские стоянки и не успевших убраться с пути других мутантов. В такие туманы сталкеры нередко забираются на возвышенности, на верхние этажи или прогнившие крыши грузовиков, просиживая там необходимые часы до его исчезновения.

Другой вид тумана – Серый туман. Несущий злость и раздражение застигал сталкеров в лесах и на пересеченной местности. Такой туман отличался особым холодом, лез за шиворот, налипал мерзкой, холодной жидкостью на одежде, лице, руках, вызывая нервозность и раздражение. Такой туман легко подхватывал ядовитые пары химических аномалий и с охотой растворял их в себе, чтобы затем плеснуть слабым раствором кислоты и яда в лицо сталкера, замедленное действие которого было оставляло уродливые шрамы и ожоги. Серый туман словно собирал и озвучивал злость сталкера, если тот был зол, усиливал усталость сталкера, если тот был уставшим, провоцировал его своей противной раздражающей щекоткой и холодной сыростью сорваться, психануть, заорать, выстрелить со злости и наделать других несвойственных осторожному человеку глупостей. Спутниками такого тумана были кровососы и изломы. Кровососы всегда любили сырость и близость химических аномалий, а появление серого тумана практически всегда обещало и обнаружение рано или поздно потерявшего осторожность, дезориентированного и выдающего свое присутствие сталкера. Непрогнозируемый серый туман, при помощи использующих его обитателей Зоны нередко хоронил целые отряды сталкеров.

Следующий вид тумана – Солнечный туман. Явление достаточно редкое, обычно присутствующее на границах изломанного пространства. Туман отличался сухостью, своим собственным едва заметным свечением, и как правило мало чем грозил сталкеру, если бы только не получалось так, что один из трех сталкеров вошедших в этот туман исчезал навсегда, либо через час подавал свой сигнал из совершенно пустого места, либо из мест абсолютно недоступных человеку. Сталкеры знают об этих историях, когда из ниоткуда начинают поступать сигналы о помощи от живых людей.

Другой вид – Верхний туман. Туман занимающий в отличии от мышиного тумана верхнее положение на высоте двух-трех метров. В целом такой туман ничем не грозил сталкеру, только лишь сбивал неопытного бродягу с ориентиров, да устраивал страдающим клаустрофобией приступы паники, когда человеку казалось, что небо действительно падает и начинает давить. Непонятно зачем Зоне нужен был такой туман, но в любой момент он мог переродиться во все остальные виды, кроме Солнечного. Поэтому благоразумные сталкеры старались не попадать под его своды.

И самый опасный вид тумана – Глухой или Мертвый туман. Это событие было равносильно смертельному приговору практически любому сталкеру, не успевшему укрыться в схроне, либо не покинувшего его пределы до того как он съедет с катушек. Такой туман покрывал огромные территории и держался от двух до трех дней, полностью перекрывая связь, наглухо залеплял глаза, и глушил звуки, дезориентируя сталкера, лишая его практически всех чувств. В таком тумане невозможно было развести костер, сложно было разглядеть даже собственную вытянутую руку. Буквально через несколько минут пребывания в таком тумане сталкер терял направление, еще через час, если он все еще не попадал в аномалии ему сложно становилось понять где верх где низ, а через сутки, если его не находили мутанты или аномалии он сходил с ума. Впрочем, есть несколько сталкеров переживших его на открытой местности. Один из них оглушенный трамплином счастливо провалялся без сознания, а когда пришел в себя остался на месте и выдержал испытание. Другой сумел-таки развести костер, но с тех пор больше ни на что другое не способен, как дико хохотать и плакать при его виде. Третий как-то выжил и выбрался на базу Долга, но с тех пор не может покинуть ее ни под каким предлогом. Так и живет бедолага, работая уборщиком и грузчиком за еду.

У Зоны есть еще несколько разновидностей тумана, но случаи их появления очень редки и возможны только в глубокой Зоне, точно о них ничего не известно, только названия; Синий, Красный, Секущий и Шепчущий. Названия этих явлений вбиты в ПДА сталкеров, но кроме того что кто-то обнаружил его и дал название, проходя вдоль его границы о них больше ничего не было известно. Даже ученые видя недалеко в окрестностях Янтаря какой-либо из этих видов природного явления Зоны, находили кучу причин, чтобы не выходить из убежища и не приближаться к нему. Даже у самого безбашенного сталкера едва ли хватало сил донести кое-какую аппаратуру к его границам, простоять пару минут делая поверхностные замеры, а затем сдерживаясь, чтобы не побежать отступить на безопасное расстояние.

Впрочем, яйцеголовым удалось кое-что выяснить. Большинство местных туманов являлось своеобразным источником и конденсатором электромагнитных волн, которые и определяли форму и вид явления. А вот какие именно механизмы удерживали и заставляли вновь генерироваться электромагнитные силы в туманах выяснено не было. Но для вольного сталкера это была пустая информация, висящее особняком облако было верным признаком опасности и никакие коврижки не могли подвигнуть сталкера на "посмотреть поближе". И вот сегодня Дым наблюдал классическую картину Мышиного тумана во всей красе. Тушканов и крыс здесь пожалуй не встретишь, а вот мелкие коварные аномалии, населяющие контрольную полосу, не говоря уже о горохе совершенно скрыты из виду. По такому туману даже монолитовцы, наизусть знающие каждую ловушку, без крайней необходимости не станут пересекать залитую молочно-белым полосу.

Сегодня Дым, впрочем как и в большинстве случаев, был первым номером, второй номер сидел в одном из двух гнезд позади, полностью закрытый от возможного огня и прямой видимости со стороны Мертвого Леса. Тягучая, молчаливая тишина глубокой Зоны лениво помешивала и толкла волны тумана, не давая им подняться и все больше прижимая его к земле, заставляя выпасть росой. Блестящие бусинки росы, оставляемые спадающим туманом оседали сначала на торчащих веточках низкорослого кустарника, на почти черной коре деревьев, на жгучем пухе, вызывая в нем едва заметные, словно тлеющая бумага расходящиеся искорки. Но туман еще не рассеялся, удерживаясь тонким одеялом на траве и едва прикрывая торчащие из-под земли, словно колени старухи, корни деревьев.

Разгоняя эту тонкую пелену шагом истертых берец, на границе Мертвого Леса и контрольной полосы появился сталкер. Дым сразу заметил его из своего укрытия за "трамплином". Не шелохнувшись, стоя изваянием, он продолжал спокойно разглядывать человека. На этот раз ходок был совсем другой. Пожилой человек – а по меркам Зоны старик, скинул с головы серый изъеденный кислотами капюшон, обнажив седую голову. Он не прятался идя к Исполнителю, напротив он хотел чтобы тот увидел его, уже здесь, практически в конце пути и не перепутав ни с кем позволил дойти до него, его конечной цели. Дым тихо выдохнул, он видел таких и знал кто это и что это. В видавшем виды калаше старика наверняка осталось всего пара патронов, тощий рюкзак, полупустая фляжка, плохонький для этих мест пистолет ПМ, который вряд ли можно считать оружием. На поясе болталась всего пара артефактов, один из них "ломоть мяса", второй наверняка "золотая рыбка" чтобы облегчить тяжелое для старика снаряжение. Грязное и иссушенное лицо старика, говорило о крайней степени утомления, словно кто-то или что-то гнало его, не давая времени ни на сон, ни на отдых. "Дойдет" – подумал монолитовец, втайне желая ему удачи.

В их правилах было невмешательство в путь отдельных сталкеров, их называли просителями. Таких сталкеров было видно сразу, они шли сквозь Зону напрямую к Исполнителю, не за себя, а за других. Они и не планировали возвращаться назад, на Большую землю, но они выкладывались полностью, отдавая всю свою силу и веру, не рассчитывая на обратный путь. За кого мог идти этот старик? Скорее всего за детей. Его вера в Исполнитель, в его пусть последнем пути становилась настолько абсолютной, что становилась знанием, и это было главным ключом чтобы открыть единственную дорогу к сердцу Зоны – Монолиту.

Откуда пришло это знание, невозможно было определить, но так бывает. Душа человека в потоках смятений и исканий, исподволь, скрытно не признаваясь разуму человека ищет и нередко находит то самое единственное, что обозначает всю ее жизнь. Старик сердцем знал, и уже заранее был благодарен Монолиту за пока еще не состоявшееся выздоровление своего единственного новорожденного внука, которому не помогали многочисленные операции. И вот он, движимый непонятным чувством уверенности в правильности решения, не делясь ни с кем своей верой, скрытно собрал пожитки, какие были деньги, для подкупа постов и начальную экипировку и пропал без вести. Он не позволил себе ни попрощаться с бабкой, с которой уже не за горами была золотая свадьба, ни взглянуть по другому в глаза сыну, только чуть дольше задержался за стеклом аппарата поддержания жизни, за которым с таким трудом билось сердце его внука. И чем дольше он смотрел, на лежащее за стеклом тельце, опутанное шнурами проводов и систем, тем крепче в нем селилась уверенность в том, что он может, а потому и должен сделать. Единственно о чем жалел старик, так это о том, что его губы столько лет не целовавшие детей, больше не смогут сделать этого вновь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное