Илья Уверский.

Гроссмейстер и Жемчужина. Фауст XXI века. Перед Апокалипсисом



скачать книгу бесплатно

© И. Уверский, 2017

© ООО «Литео», 2017

* * *

«И спросили его: что же? ты Илия?

Он сказал, нет.

Пророк? Он отвечал: нет.

Сказали ему: кто же ты?

чтобы нам дать ответ пославшим нас:

что ты скажешь о себе самом?»

(Евангелие от Иоанна, гл. 1, 21-22)


«Маргарита молитвенно протянула обе руки к Воланду, но не посмела приблизиться к нему и тихо воскликнула:

– Прощайте! Прощайте!

– До свидания, – сказал Воланд».

(«М. А. Булгаков «Мастер и Маргарита», конец главы 24 «Извлечение Мастера»)


«Умея видеть сквозь время, я знаю, что время гораздо сложнее наших представлений о нем. Ученым еще предстоит сделать множество открытий, касающихся времени. Я знаю, что БУДУЩЕЕ, ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ СКРУЧЕНЫ В ОДИН КЛУБОК. Ничто не уходит бесследно. Человек существует вне времени. Время всего лишь условность, не более того. Поэтому я не говорю: «Прощайте». Я говорю: «До свидания» Искренне ваш, Вольф Мессинг».

(Волъф Мессинг, «Я – телепат Сталина)


«Еще подобно Царство Небесное купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошел и продал все, что имел и купил ее».

(от Матфея, глава 13, ст. 45-46)


1. Пролог

Тысячу лет люди пытались найти Святой Грааль. Или, на худой конец, хотя бы философский камень. Легенды рассказывают нам о войнах. Некие ордена сражались и уничтожали друг друга. Тамплиеры. Масоны. Розенкрейцеры, Иллюминаты. По легенде, это было внеземное оружие сокрушительной силы. Обладавший им получил бы решающее преимущество в последней битве, в Армагеддоне, а также реальные права на мировое господство. Учитывая, что никто ничего, вроде бы, и не нашел, решили немножко успокоить народ.

Кто-то написал, что и нет никакого Грааля. Это просто линия святой крови, передающаяся из рода в род. Очень захватывающе. Но должен сильно огорчить. Потому что Грааль есть. Нет, его никто не охраняет. Рыцари короля Артура давно исчезли, не оставив после себя ничего более существенного, чем красивые легенды. И нет, Грааль нигде не спрятан. Как, впрочем, и философский камень.

Некий Мастер поступил значительно мудрее и значительно хитрее. Вы нигде не найдете эти артефакты, но вот инструкцию по их приготовлению можете найти везде. Почти везде. Этот таинственный Мастер выставил инструкцию на всеобщее обозрение и сделал так, чтобы практически любой имел к ней доступ. Вам даже не нужно вступать в секретное масонское общество.

Вы можете прямо сейчас сходить и купить эту инструкцию в любом книжном магазине.

Вы скажете: не может быть, неужели эта инструкция – книга, которую все читали, и все смотрели фильм, снятый по этой книге?

Спешу разочаровать.

Ее никто не читал. Почти никто. Но как же так, ведь все читали книгу великого мастера Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита»!

Уверен, что читали. Но читать ее нужно было, перейдя, как Алиса, в Зазеркалье, иначе у вас получится сказочный театр абсурда. Чтобы прочитать роман, нужно перевернуть его обратно, вверх ногами. И тогда… Но не все так просто.

А если вы не побывали в Зазеркалье, то вы никак не могли прочитать эту книгу. Ведь Иешуа Га-Ноцри сам об этом сказал, что вся путаница рассеется только к 2027 году. Хотя нет, в последней версии романа этого срока, вроде, уже нет. Значит, время уже подходит? Возможно даже, что оно уже пришло. Арчибальд Арчибальдович, немного отдохнув, скоро вернется на свое законное место. Ресторан только жалко. Подготовка к Армагеддону в полном разгаре. Только вот Мастер где-то задержался. Наверное, в пробку попал.

Ведь «Мастер и Маргарита» – это самая лживая и самая правдивая история на свете, сплетенная из тысяч реальных человеческих судеб и рукописей. Абсолютно ничего, что там написано, никогда не могло быть, но на самом деле абсолютно все это именно так и было. Да, да, даже Маргарита летала над Землей, и города пролетали под ней с бешеной скоростью. И сейчас, когда я это пишу в начале 2017 года, она, как и некоторые другие герои романа, все еще жива!

И не только было. Кое-что, может быть, еще и будет. А возможно даже, что обязательно будет. И даже много чего.

Более того, вы сможете увидеть все это сами и убедиться. Сможете проверить. Если конечно захотите. Ведь рукописи не горят, как и предсказывалось, и теперь почти все загружено в Интернет.

Конечно, все знают, что «Мастер и Маргарита» – это «Фауст» советского времени, перевернутое Евангелие про Пилата, антиевангелие. Здесь, правда, нужно поправить. Вся книга – это перевернутый Новый Завет, включая Апокалипсис. Весь роман происходит в одно время в России и никакого касательства к историческому Пилату не имеет. Хотя может и имеет. Правда, не только в России.

Вы скажете, да что же это такое, опять Сталин. Ну, конечно же он! Только ребенок еще этого не понял. Значит он и есть тот самый антихрист? Хотя подождите. А где же тогда его собака?

Кроме того, автор романа «Мастер и Маргарита» разбил на мелкие осколки тысячи книг, включая Л. Н. Толстого, А. С. Пушкина, Ф. М. Достоевского, Рэя Бредбери, И. С. Шкловского, Льюиса Кэрролла, русские сказки, и даже голливудские фильмы, клипы и ролики из YouTube, и перемешал их в один роман. Действие романа начинается в начале прошлого века, весьма активно продолжается в 60-х, 70-х и 90-х годах и, по всей видимости, еще не закончено. Об этом свидетельствует тот факт, что некоторые части романа не поддаются расшифровке. Но предупреждаю. Мы почти в конце романа.

Как вы уже догадались, «Мастер и Маргарита» – это послание, адресованное будущим поколениям. То есть вам. Прочитать его становится возможным только сейчас, хотя какие-то главы можно было прочитать, начиная с 1970-х годов.

В нем вы найдете инструкции по получению философского камня, эликсира молодости, ключи к расшифровке Апокалипсиса, описание конца света, понимание фундаментальной природы реальности, разгадки различных тайн прошлого, включая смерть И.В. Сталина, Л.П. Берии, убийства Дж. Кеннеди, С. М. Кирова, С.А. Есенина, Б. А. Березовского, В. Н. Листьева и многое другое.

И все же остаются некоторые сомнения. Настало ли на самом деле это время? Пора ли начинать расшифровывать Апокалипсис? Надо ли вам знать то, чего, возможно, вам знать и не нужно?

Нужно ли писать мою наиболее правдивую историю, которую я никогда не мог выдумать, так как она мне никогда не принадлежала? Я не знаю. С другой стороны, что я теряю? Те, кто ничего не поймут, те и так ничего не поймут. А те, кому дано понять, значит, им все же дано что-то понять.

Я буду стараться быть максимально краток. Почему? Потому что, я не квантовый компьютер, и у меня нет времени разложить всю историю на атомы и опять собрать миллион осколков вместе, в 500-х томах.

Я передам вам ключи и коды, основной смысл, а там, где будут ошибки, я не буду их исправлять, так даже лучше. Как говорила одна поэт (да, да, именно, одна поэт): «Что написано, то написано».

И кстати, вы будете смеяться, но если вы не прочитаете вначале «Мастер и Маргарита», вы ровно ничего не поймете. Моя книжка без первоисточника не работает. Она как недостающий компонент к мистическому механизму в голливудских блокбастерах. Здесь «sorry about this». Мне действительно жаль, что я не выдумал эту историю сам от начала и до конца. Я всего лишь открываю ящик Пандоры.

Более того, если вы вначале не прочитаете роман М.А. Булгакова, вы можете даже подумать, что я сумасшедший. Поэтому почитайте все же вначале первоисточник.

И последнее. Я, конечно же, мог обмануть вас, нафантазировать множество увлекательных сюжетов, попытаться сделать книгу более захватывающей. Но тогда в конце прочтения вы бы почувствовали бы себя так, как будто бы вас слегка обокрали, и вся эта затея потеряла бы всякий смысл. Ведь я буду писать только о том, что в действительности было или будет, а не придумывать то, чего не было. Поэтому там, где это необходимо, я действовал в духе документального кино, невзирая на риск усыпить своего читателя. За это также прошу прощения.

И все же, этот роман еще принесет нам много сюрпризов! Я имею в виду: очень, очень много сюрпризов! Гораздо больше сюрпризов, чем вы можете себе представить. Поэтому рекомендую запастись валидолом.

Это все, что я хотел сказать в качестве преамбулы. В путь, дорогой читатель!

2. Доктор Пилсудский и его понты

«И сказал мне: совершилось! Я есмь Альфа и Омега, начало и конец; жаждущему дам даром от источника воды живой».

(Апокалипсис, глава 21, ст. 6)

Долго думал, с чего начать. Может, лучше не с начала? Хорошо, начну с самой тяжелой части. Предупреждаю, уважаемый читатель, будет непросто. Итак…

Небольшая игрушка в виде белой ракеты «Восток» с красным низом и соплами дергалась на ниточке перед лобовым стеклом, издавая странный шаркающий звук: «шарк, шарк, шарк».

Мы едем в черном джипе-гелике с мигалками. Я в наручниках, на заднем сиденье, зажат между двумя верзилами в черных костюмах. На переднем месте Марченко – или Марчелло, их главный. Контуженный, правда. В ушах гудит и давит от сирены. Мы несемся по ночной Москве, огни проносятся мимо окон. Мы мчимся мимо московского планетария. Да, да, того самого, где какой-то мужик, которого я плохо помню, постоянно смотрел на Луну, а потом почему-то на турникет. Был ли это некий господин Понырев? Сильно сомневаюсь.

Марчелло оборачивается ко мне:

– Конфету будешь?

– Что за конфета?

– «Мимка» какая-то, попробуй. – Я ловлю конфету. Слишком сладко. Хотя, когда проглотил, через минуту по горлу поднялась ужасная горечь. Что там было внутри? Издевается, значит, нехороший человек…

– Там, случайно, внутри морфия не было?

– Какого еще морфия?

– Того, что выдает Морфеус, бог сновидений, – решил я сострить.

– А может быть, тебе еще булочку с маком, или батон? Это просто конфета.

– А почему на фантике книжка нарисована?

– Послушай, если бы я дал тебе конфету «красная шапочка», ты бы так же меня мучил? Набери номер завода и спроси у них сам.

– А маслин у вас случайно нет?

– Только отравленные, специально для тебя.

Дальше мы ехали молча.

Было около 10 часов вечера.

Потом мы почему-то делаем крюк, на две минуты подъезжаем к нехорошему дому, «Дому на набережной», или, официально, к ЖК «Дом Правительства», дому, где жило все советское руководство, любовалось красивейшим видом на Кремль. Что мы там делали, я не знаю, Марчелло вышел из машины, что-то с кем-то перетер, потом вернулся. Я там, конечно, не жил, но так совпало, что я, подыскивая будущее жилье, здесь уже побывал ровно неделю назад. Как вы вскоре узнаете, не сказать, что очень удачно.

В голову ударил импульс темной энергетики. Дом небожителей, живших рядом со своими палачами. Дом сотен разбитых судеб и разрушенных семей. Дом со множеством потаенных ходов и квартир, где, как ходили слухи, к вам в квартиру могли попасть, не вскрывая замка или, что значительно хуже, печати.

Когда-то чуть ли не каждую ночь сюда подъезжали маруськи и даже аннушки, прошу прощения, а-шки. Когда-то их использовали для скорой помощи, правда, потом заменили. Говорили, что был даже подземный ход, ведущий от этого дома то ли к Кремлю, то ли на Лубянку, а может, и еще в несколько мест. Представляете: приходите устало домой, открываете дверь, а там Воланд в одних труселях, огромный кот и Коровьев вокруг бегает с графинчиком – обхохочешься! Хрусть!

«А ведь здесь и могла быть та самая нехорошая квартира № 50 из «Мастера и Маргариты», – подумал я. К счастью, я себя успокоил. Номер дома точно не 302-бис, на теплоход дом не похож, да и булгаковеды, вроде, здесь не активничают, хотя часто косятся на здание.

Далее мчимся мимо Кремля. Туда мы не заезжаем, а проезжаем мимо. Ведь это же не дворец Ирода Великого. Ну, если только не считать таковым Ивана Грозного. Да и Антониевой башни здесь нет, только Спасская и еще несколько неподалеку. Вдали проносится мимо невиданный храм с двумя странными пятисвечиями, ой, прошу прощения, Государственный исторический музей. Где-то рядом со Спасской башней должен быть помост, прошу прощения, Мавзолей. Чуть дальше – Лобное место вместо Голгофы. Сразу за музеем – Манежная площадь. Ну не ипподром же. Мы несемся дальше. Вот и приехали, заезжаем внутрь.

Нет, это, конечно, не клиника Стравинского. Ведь он был известным композитором. Если бы мы сильно хотели попасть на улицу Композиторов, мы могли бы поехать во всем известный Спасо-Хауз. Но нас там точно не ждали.

Марчелло, огромный верзила, на выходе предлагает мне закурить. Выйдя из джипа, полной грудью вдыхаю свежий ночной воздух. «Какое ужасное место», – должен был подумать я, но ничего особенного не почувствовал.

Я спрашиваю:

– А что, есть?

– Конечно, какие предпочитаете?

– Мне, пожалуйста, «Нашу марку» из листьев табака Берли, если, конечно у вас есть.

Марчелло не заценил шутку, вытащил сигареты «Мальборо» и закурил. При этом не поделился. Я вопросительно уставился на него. В данном случае Ричард Докинз был прав, онтологический аргумент Расслела не сработал.

– Ба, извините, пожалуйста, возможно, мне это показалось, но на дверце царапина, – вдруг воскликнул он, отвлекая меня от темы с сигаретами.

– Где?

– Вот же!

Я очень внимательно разглядел дверцу джипа и по пути увидел разбитые очки, которые валялись рядом. «Странно», – подумал я, – только что здесь ничего не было».

Попытался их поднять. Но Марченко, вероятно, хотел сделать то же самое и по своей неуклюжести случайно на них наступил, при этом поскользнулся, вскинул ногу и попал мне прямо в живот.

Я начал складываться и неожиданно рукой зацепил пластиковый стаканчик с вином. Один из сопровождающих почему-то пил вино и поставил стаканчик прямо на крышу джипа, прямо передо мной.

Вино вылилось мне на лицо и на воротник. Марчелло был в шоке от произошедшего и не знал, как извиниться.

– Ах, какое недоразумение, какой ужас, возьмите, пожалуйста, платочек.

Марчелло передал мне платочек, я вытерся.

К сожалению, часть вина попала в глаз, и то ли от аллергии, или от чего-то еще, он распух. Вероятно, я еще и губу прикусил, так как на ней образовался кровоподтек.

– Еще раз тысячу извинений. Это моя вина, поверьте, я сделаю все, чтобы ее загладить.

Марчелло был исключительно вежлив, при этом бил себя ладонью по голове.

– Ах, сущий пустяк, забудьте. – Я все понимал, с кем не бывает.

Я решил не задерживать уважаемую публику и резко ускорился, так как у всех дети, жены ждут, вечереет, однако. Так ускорился, что споткнулся об первую ступеньку крыльца и чуть не растянулся перед дверью.

Мы прошли по длинным коридорам, подошли к огромному кабинету, на двери которого было написано «Доктор Пилсудский». «Прямо как польский маршал Пилсудский из книги Вольфа Мессинга «Я – телепат Сталина»», – подумал я. Хотя при чем тут Мессинг?

– Разрешите. – Марчелло толкнул меня внутрь кабинета.

Пилсудский сидел с недовольным лицом в огромном кресле, что-то внимательно изучал. С усами, с какими-то грузинскими чертами лица, в погонах, лет 50, хотя, может, и старше. Мы появились не вовремя.

Он искоса посмотрел на меня и продолжил читать.

– Марченко, на хрена ты ему фейс разбил? Ты же пачкаешь мой кабинет, неужели нельзя это сделать после того, как он выйдет отсюда? – спросил он спокойно, не отрываясь от бумаги.

– Прошу прощения, он хотел у меня сигарету выхватить.

– В наручниках, чем? Расстегни, кстати, на черта ему наручники-то надели, твою дивизию…

– Извините.

Марчелло расстегнул мне наручники и дал пульт от телевизора, который громко орал рядом со мной. Потом все вышли из кабинета, закрыли за собой дверь и начали перешептываться в коридоре.

Пилсудский не обращал на меня внимания, поэтому я стал смотреть телевизор.

Заканчивался фильм «Обычные подозреваемые» с Кевином Спейси. Это был тот самый знаменитый момент, концовка, где мафиози Кайзар Созе, полдня паривший мозги бедному следователю, хромая, выходит из полицейского участка, заворачивает за угол, распрямляется, закуривает, спокойно садится в подъехавшую машину и уезжает. Следак, до которого дошло, что вся история была выдумана и составлена из окружающих предметов в кабинете, выбегает на улицу, но уже поздно.

– «Самая большая шутка дьявола – убедить мир, что его не существует. И вот так, он исчезает».

3. Судилище

– Надежда, – Пилсудский неожиданно поднял трубку, – дай ему бумаги, пусть ознакомится.

Секретарша с очень смешной фамилией Почесайкина забежала в кабинет, порылась на столе у Пилсудского, нашла какую-то распечатку из Интернета и отдала ее мне.

– Читай.

Я взял распечатку. Она была озаглавлена «Судилище», автор – Фрида Вигдорова, год – 1964. Вот здесь-то и началась какая-то мистика. Во-первых, я не понял, зачем меня было тащить в этот кабинет через всю Москву, чтобы дать почитать мне непонятно что.

Во-вторых, в распечатке описывался суд над молодым поэтом Иосифом Бродским; нет, конечно же, не Иешуа Га-Ноцри. Хотя Бродский тоже был молодой, года 24, выглядел, правда, на 3 года старше, тоже рыжий. Его обвинили в тунеядстве и антисоветских стихах. Стенограмма включала диалог между судьей Тягловой, Бродским, кучей другого народа, который битком набился в Дом культуры, где проходил суд.

Запись принадлежала Фриде Вигдоровой, которая впоследствии ее и опубликовала, чем вызвала скандал. Дело все равно было проиграно, а потом она от переживаний тяжело заболела и скончалась. Не дождавшись освобождения Иосифа Бродского.

Проблема в том, что из прочитанного мною следовало, что все участники процесса сильно увлекались «Мастером и Маргаритой», активно ее читали и решили сделать массовый «флешмоб», так как весь процесс в точности отражал структуру главы «Понтий Пилат». А некоторые товарищи еще и повторяли фразы из романа Булгакова! Причем так вели себя порядка 10 человек, упомянутых в «Судилище».

Этим они сильно всех подкололи. Правда, не учли, что кто-то все запишет…

Я понимаю, что мало кому интересен суд над Иосифом Бродским. Но тогда, я не смогу рассказать про первый звоночек, благодаря которому мы и сможем изобличить самый тайный заговор прошлого века!

Началось все с того, что 29 ноября 1963 года в газете «Вечерний Ленинград» была опубликована статья «Окололитературный трутень». Нет, не «Воинствующий старообрядец», как сообщил Мастер Ивану в главе «Явление героя». Хотя в ходе суда некий Николаев обвинил Бродского в том, что он «Воинствующий тунеядец», и этим заслужил громкие аплодисменты. Дело в том, что Бродского обвинили в тунеядстве и скрытой измене родине.

Затем «Вечерний Ленинград» вновь опубликовал письма читателей с требованиями наказать «тунеядца Бродского». Далее – арест. В результате Бродский, испытывавший разрыв со своей любовью – Марианной Басмановой, и уже пытавшийся свести счеты с жизнью, получил сердечный приступ.

Процесс был разбит на две части.

Первая заканчивается тем, что судья Тяглова решает отправить Бродского на психиатрическую экспертизу. Прямо как у Пилата с Иешуа.

В марте происходит второй процесс. На втором процессе под громкие выкрики и аплодисменты его неожиданно на ровном месте осуждают на 5 лет в исправительной колонии на основании упомянутых писем читателей, просто за то, что он поэт.

Итак, режиссеры Судилища подсмотрели его сценарий в главе «Понтий Пилат» из «Мастера и Маргариты».

Вот другие подробности, если кому интересно. Вначале судья спрашивает, есть ли у Бродского постоянное место работы (Пилат спрашивал про место жительства). Тот отвечает, что нет. Судья отмечает – тунеядец. (Пилат говорил, что бродяга).

В самом конце первого процесса, когда Бродского решили отправить на психиатрическую экспертизу, он попросил бумагу и перо, в точности как Левий Матвей в конце главы «Погребение». Очевидно, что здесь режиссер флешмоба что-то перепутал, не в ту главу посмотрел. Или Иосиф Бродский вышел из-под контроля.

На втором процессе в самом начале выясняется, что Бродский не читал свое дело. Судья вынуждена объявить перерыв, и его выводят ненадолго. Нет, это не был Марк Крысобой, и он его не бил.

По возвращению Бродский сообщает, что целый ряд стихов, указанных в деле, ему не принадлежит, и просит исключить из дела старый личный дневник. В «Понтии Пилате» Иешуа говорит похожие вещи про дневник Лаврентия, ой, прошу прощения, Левия Матвея.

Потом Бродский сообщает, что пишет стихи для будущих поколений. Хотя, если бы захотело, современное поколение тоже бы могло бы его читать. Га-Ноцри также говорит, что из-за путаницы его слова долго никто не сможет понять.

Далее на суде долго обсуждаются языки, с которых Бродский переводит стихи. Пилат интересуется, на каких языках разговаривает Га-Ноцри.

Далее Бродский называет некого Лернера, который написал статью в «Вечернем Ленинграде», лжецом. Здесь опять неточность, ведь это Пилат обозвал Га-Ноцри лжецом.

Потом Бродский сообщает, что он работает совсем один и не входит ни в какие собрания. Хотя Пилат спрашивал про родственников Мессинга, прошу прощения, Га-Ноцри.

Потом на суде долго обсуждается тот факт, что поэтам часто приходится работать бесплатно, деньги – не главное. Такое утверждение шокирует судью до глубины души. Пилата шокирует тот факт, что Левий Матвей выкинул кошель на дорогу и также отказался от денег. Последнее, конечно, было редкостной ложью, Лаврентий очень любил деньги.

Далее вдруг выясняется благодаря некому товарищу Смирнову, что у Бродского в стихах, о ужас, антисоветские строчки. Более того, этот Смирнов каким-то образом засунул свой нос в личный дневник Бродского. Хотя, конечно же, он не имел никакого отношения к Иуде из Кирова, прошу прощения, из Кириафа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное