Илья Стефанов.

Цветок тюльпана. Поэтическая энциклопедия любви



скачать книгу бесплатно

Всё ложь, одна любовь —

указ беспрекословный.

И в мире всё игра, что вне игры любовной.


Из «Хосров и Ширин» Низами

в переводе К. Липскерова


© Илья Стефанов, 2016


Редактор Олеся Львовна Серова


ISBN 978-5-4483-5611-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ГРОЗЫ И ВОДОПАДЫ
КРУГ ЛЮБВИ

Лисица. Полдень
 
1
Солнце в раскалённой колеснице
Завезли на небо злые кони.
Ярко блещут огненные спицы
Стрелами лучей на небосклоне.
 
 
В голубом безоблачном просторе
Стрел тех край сегодня непочатый.
Ловят их в земном зелёном море
Солнечные жёлтые зайчата.
 
 
На опушке леса, под берёзой,
Рыжей лентой резвая лисица,
Прыгая с шутливою угрозой,
На зайчат играючи косится.
 
 
Солнце льётся в пыл её веселья,
Травы жгут зелёный свет забаве.
От хандры и скуки много зелья
На опушке в солнечной оправе.
 
 
Светлой сказкой дня заворожённый,
Сам я в ней готов принять участье.
Скажут люди: дурень завершённый,
Я скажу: лишь к дурню идет счастье.
 
 
2
Очи с хитрецой слегка раскосы.
Сласть-уста расслабленно извиты.
А полураспущенные косы
На плечах лежат полуоткрытых.
 
 
Эта незаконченность волнует,
Жаждет полноты и завершенья.
Слабость нарочитая чарует,
Душ определяя притяженье.
 
 
Знаю, в этом есть своя интрига,
В этом есть и плен, и есть свобода —
На лице призыв, в кармане фига,
Лисье озорство, игра и шкода.
 
 
Я хотел бы разгадать устами,
Что устам твоим огонь дарует?
То ли целовать они устали,
То ли жаждут жадно поцелуя?
 
 
Я б хотел с тобой узнать, возможно ль
Без тоски любовной жить на свете?..
Я играл с тобой неосторожно
И погиб в загадочном ответе.
 
 
3
Поцелуй нежданный помнят губы.
Ты зачем же так набаловала?
Тем касаньем, в нежности сугубым,
Будто сердце мне поцеловала.
 
 
Ты меня внезапно изменила.
Сердце, отгорев, остыть не хочет.
Для него ты – свет, огонь, горнило,
О любви твоей оно хлопочет.
 
 
Лик твой с лучезарными глазами,
В коих искра вызова горела,
В миг, когда ты губ моих касалась,
Память мне навек запечатлела.
 
 
Он передо мной, вблизи, он рядом,
Ночью, днём, в делах и между делом.
Я смотрю отсутствующим взглядом
На картины за его пределом.
 
 
Ты со мной небрежно поиграла
(Та игра была всех игр краше!)
И бездумно мой покой украла,
Позабыв о той пустячной краже.
 
 
4
Дай мне от любви своей немножко,
Только не терзай меня, не мучай!
Мёд люблю я есть столовой ложкой,
Но в любви ужасно невезучий!
 
 
В сердце у меня стрела ль иголка,
Что с ресниц ты на мужчин бросаешь.
Но боюсь, что ты меня как пчёлка
За свой мёд изжалишь, искусаешь.
 
 
Ну, отдай мне сладостей излишки!
Я согласен их терпеть до боли.
Может, поиграем в кошки-мышки?
Только – чур! – я буду в главной роли.
 
 
Ах, ты хочешь что-нибудь чудесней!
Ах, ты хочешь в соловья и розу,
Чтобы за мою любовь и песни
В сердце мне вонзить шипом занозу!
 
 
Хорошо! Будь ты в заглавной роли,
Жалом жаль и бей меня шипами!
Но позволь для утоленья боли
Мне касаться ног твоих губами.
 
 
5
Оттесняя в тень рассудок здравый,
Солнце управляет чудесами,
Раздухмянив клеверные травы,
Наделив их даже голосами.
 
 
Ты в траве, во мне и надо мною.
Сладок сон.
И я не просыпаюсь.
Над привычной мне тоской земною
Я искристым светом рассыпаюсь.
 
 
Музыка и запах разнотравья,
И с обрывом ввысь души полёты…
Побывал я на границе рая,
И узнал небесные щедроты.
 
 
Побывал я в центре мирозданья,
Посреди простора и уюта,
Испытав лишь сладкие страданья,
И отведав сладостные блюда.
 
 
Там, где звень и клеверные травы,
Всё, что было, мы творили сами.
Солнце, оттеснив рассудок здравый,
Только управляло чудесами.
 
Волчица. Вечер
 
1
Подостывший за день светлый шар
Ловит чародей у небосклона
И неспешно, как бесценный дар,
Опускает вниз, в земное лоно.
 
 
Провожая шар в последний путь,
Свет за ним багрово волочится.
Тёмных чар угадывая жуть,
Воет в небо серая волчица.
 
 
Зверя можно только пожалеть,
Да и заодно – себя вначале:
Времени расхлёстанная плеть
Загоняет нас в юдоль печали.
 
 
Вой живую трогает струну.
Окунаясь в небо головою,
Я гляжу на жёлтую луну
И в ответ призывно волком вою…
 
 
Горе можно переплавить в злость,
Если выть и плакать в горе розно.
Нам вдвоём избегнуть удалось
То, что в душу надвигалось грозно.
 
 
2
Жёлтых глаз глубокая тоска,
Сжатых губ немая укоризна
И биенье крови у виска —
Из примет судьбы твоей капризной.
 
 
Смотришь ты в упор из-под бровей.
На печалях дня тоску лелеешь.
Ты была б красивей и бравей,
Но в ущерб себе в страданьях млеешь.
 
 
Стала ты невзгод своих рабой.
О любви не говоришь и всуе.
На ходу не смотришь за собой,
На лице своём ты не рисуешь.
 
 
Но себя ты часто выдаёшь
Взглядом неожиданным и страстным.
Или вдруг с глаз локон отведёшь
Жестом удивительно прекрасным.
 
 
И – моя любовная тоска
Ищет путь с твоей тоскою слиться,
Чтобы страсти бурная река
Помогла нам к жизни возродиться.
 
 
3
Я люблю вечернею порой,
Когда свет разбавлен темнотою,
Возбудив любовных мыслей рой,
Различать, что связано с тобою.
 
 
Там наборы старых нежных слов
И слов новых, для тебя напетых,
И свет глаз твоих, не глаз – костров!
И… твои зловредные ответы.
 
 
Все изговорив слова любви,
Укротив до срока пламя страсти,
Своё сердце нежностью обвив,
Бессловесно я терплю напасти.
 
 
Но терпеньем душу не согреть.
Длятся дни и ночи ожиданья…
И теперь мне что же – умереть
Для того, чтоб кончились страданья?
 
 
Нет уж! Укрощу я твою злость,
Но не силой слов любви и страсти —
Брошусь я к тебе, как пёс на кость,
И попробуй – рви меня на части!
 
 
4
Ты, край кофты нервно теребя,
Взгляд недобрый на меня бросаешь.
Можно, я дотронусь до тебя —
Убедиться, что не искусаешь?
 
 
Но за что? Беда невелика!
Жест невольный разве наказуем?
Это ж просто долг мужчин – слегка
Женских рук касаться поцелуем!
 
 
Ты пойми меня или поверь:
Отхлебнув сполна тоски любовной,
Я непредсказуем, словно зверь,
Загнанный в тупик, но непокорный.
 
 
Ты подай мне бархат своих рук,
Укроти огонь неукротимый!
Пусть накал твоих душевных мук
Совершит исход неотвратимый.
 
 
Я кидаюсь… Я у твоих ног,
Чтобы усмирить их, обнимая.
Пощади! Поверь мне! Видит Бог,
Гибну я, в любви изнемогая!
 
 
5
Мы с тобою празднуем любовь,
Отчего ж ты скорбна как икона?
Прочь печали! Брови не суровь!
Объявляю слёзы вне закона!
 
 
Позабудь дней прошлых зло и грусть,
Позабудь всё, что ожесточало.
Этот день, что первый день наш, пусть
Будет завтра прошлого началом.
 
 
Мы сегодня празднуем любовь.
Пусть же страсть сожжёт в душе все льдины.
Чтобы возродиться к жизни вновь,
Незачем держаться середины!
 
 
Брось своё ты горе горевать,
Когда я тебя люблю, милую.
И учись уста приоткрывать,
Если я глаза твои целую.
 
 
Милый друг! Я, алчущий любви,
Я пришёл к тебе как волк сквозь стужу…
Позови поближе, позови,
До конца раскрой мне свою душу!
 
Пантера. Ночь
 
1
Тихо в небе гаснет позолота.
Размывает темь земную грань.
Зёрна звёзд как после обмолота
В купол неба сыплет Божья длань.
 
 
Когда небо дразнит чудесами,
Землю плотно заливает мрак —
Время для общенья с небесами,
Время примиренья, а не драк.
 
 
Только у людей в мир тьмы нет веры.
В непроглядной темноте для нас
Тихо бродят чёрные пантеры,
Прожигая тьму огнями глаз.
 
 
Сердце сводит жуткая тревога —
Страсть иль злоба жжёт тех глаз костры?
Охраняют тайну эту строго
Когти – крепки, жёстки и остры.
 
 
Но, маня непостижимой тайной,
В ночь ведёт меня моя судьба,
Чтоб не жечь отравой ожиданья
Страсти лютой верного раба.
 
 
2
Замершие сполохи заката
Золотят слегка твоё чело.
След морщин, за счастье жить расплата,
Украшают лик годам назло.
 
 
Твои очи шлют глубокой мглою
Лёгкое презренье на мужчин.
Выглядишь ты ласковой иль злою —
Нам не угадать тому причин.
 
 
Взором глаз, блестящим словно знамя,
Смотришь вскользь, надежду в нас губя,
Будто ищешь что-то рядом с нами,
Иль мы что-то застим от тебя.
 
 
В чернь-глазах кострами позолота.
Сквозь огонь, мерцающий во мгле,
Ты глядишь, как будто знаешь что-то
Сверх того, что знают на земле.
 
 
Только есть и сдержанности мера.
Разъярившись ярости лютей,
Ты горишь глазами как пантера,
Распуская весь букет когтей.
 
 
3
Тайну твоих глаз средь тёмной ночи,
Буду ли я нежен или груб,
Без твоих когтей или пощёчин
Можно ль разгадать на розе губ?
 
 
Светят очи светом звёздным ночью,
Днём горят густой земною мглой.
Не хотел бы видеть я воочию,
Как, ярясь, становишься ты злой.
 
 
Я болею глаз твоих загадкой.
Призрачной мечтой себя леча,
Я не знаю, действовать украдкой
Или в твоё сердце бить с плеча.
 
 
Кто ты есть? Богиня или демон?
Силой или лаской, не грубя,
Как тебя мне возвратить на землю
Без последствий тяжких для себя?
 
 
Я не сплю, хожу, взываю к звёздам
И по-волчьи вою на луну.
Волны страсти плещут с перехлёстом,
И мой утлый чёлн идёт ко дну.
 
 
4
Говорить я с ней хотел цветами,
Языком весны, мечты и снов.
Я хотел, воззвав к их силе тайной,
Докопаться до любви основ.
 
 
Я украл букет красноречивый
У златого утра, свежих рос.
И теперь, волнуясь, молчаливо
Ждал ответа на немой вопрос.
 
 
Бросив мне в глаза свой взгляд несносный,
Равнодушно в руки взяв букет,
Она тут же дар мой медоносный
Россыпью швырнула на паркет.
 
 
Как обезоруженный и пленный,
Будто собираясь умирать,
Я без слов, склонившись на колени,
Стал цветы с паркета собирать.
 
 
Кажется, в глазах держал я слёзы,
Не сумев унять сердечных мук.
Но что это?!.. Запах слаще розы,
И прикосновенье робких рук…
 
 
5
Синих молний огненные плети
Жгут бока невидимых коней.
Кто-то в небе мчится на карете
По крутым дорогам из камней.
 
 
Как гроза страшишь ты и чаруешь.
Я в восторге страха не таю.
Ты меня безжалостно целуешь,
Запрокинув голову мою.
 
 
Надо мной ты словно роза рдеешь.
Радость глаз мне ввек не утолить.
О любви ты ревностно радеешь,
Юной не сумев себя спалить.
 
 
Ты целуешь нежно и умело,
В страсти пламенея и горя.
Любишь неожиданно и смело,
Безутешной радостью даря.
 
 
Синих молний огненные плети
Жгут бока невидимых коней.
Кто-то в небе мчится на карете
По крутым дорогам из камней.
 
Лань. Утро
 
1
Красный шар по воле чародея
Вновь запущен плавно в небеса.
Распухая от жары и млея,
Он живит дремавшие леса.
 
 
В них, цветущих в синь зеленокудро,
Переживших только что весну,
Лань, всем телом вслушиваясь в утро,
Сторожит лесную тишину.
 
 
Как и лес, вся в пятнах светлой краски.
В чернь-глазах мерцают огоньки.
Будто вышла только что из сказки
Иль из плена песенной строки.
 
 
Только вдруг, вся вздрогнув от испуга,
Но легко преодолев свой страх,
Вскачь пошла изящно и упруго
И исчезла в розовых кустах.
 
 
Среди дней то грустных, то жестоких,
В вечер поздний, в утреннюю ль рань,
Я, лелея мысль о чернооких,
Вспоминаю трепетную лань.
 
 
2
Кротких глаз наивная раскрытость,
Губ невинных свежий в сотах мёд,
Тонких ног девическая прыткость,
Шаг походки ровной как полёт.
 
 
Свежесть у неё от росной рани,
Трепетанье от листвы берёз,
Стройность, лёгкость от бегущей лани,
Прелесть тайны от бутона роз.
 
 
И когда она крутой тропинкой,
Распуская кругло крылья рук,
Вниз летит в прыжках и без запинки,
А прыжок изящен и упруг —
 
 
Я стою, смущённый красотою
Женственных движений, жестов, форм,
Пред своей несбывшейся мечтою
Зажигая красный светофор.
 
 
Я шепчу восходу, в уши ветра:
Миг продлись! Средь скуки и тщеты
В нём судьба распорядилась щедро,
Дав немного мне и сверх мечты.
 
 
3
Шепчет клён берёзке тонконогой
Нежное и сладкое как сон.
Дуб влюблённый, тоже одинокий,
Шлёт рябине тонкой свой поклон.
 
 
Я учусь у дуба и у клёна
О страданьях сердца говорить.
И пытаюсь шёпот их влюблённый
Своей милой нежно повторить.
 
 
Со вниманьем всматриваясь в утро,
Я стараюсь сердцем замечать,
Как распоряжается Премудрость,
Чтоб на всём была любви печать.
 
 
Я заметил чудеса восхода:
Звучный свет рождает светлый звук.
В единеньи сил такого рода
Разрешенье всех любовных мук.
 
 
Я придумал звучной светлой речью
К сердцу милой тропку проторить,
Чтоб она тянулась мне навстречу,
Как цветок к сиянию зари.
 
 
4
Жёлтый свет пучками и снопами
Косо падал с крон на зелень трав
И вставал цветами и грибами,
На росинках синих поиграв.
 
 
Свет заполнил в зелени все бреши
Золотыми кольцами корон.
Правит этим царством добрый леший,
Вот его позолочённый трон.
 
 
Леший, видно, где-то у русалок.
Я его за это не сужу.
Но, чтоб впредь правленья не бросал он,
Я тебя на трон тот посажу.
 
 
Ты – моя лесная королева.
Прикажи, тебе служить я рад.
Но очнись от райских снов, как Ева,
Чтоб дела у нас пошли на лад?
 
 
Ты тогда позволишь мне, надеюсь,
Пить из уст невинных сладкий мёд…
Слава, слава солнцу чародею
И цветкам, смотрящим на восход.
 
 
5
Вниз по вод весеннему разгулу
Мы плывём, волнуясь, наугад
И по нарастающему гулу
Знаем, что несёт нас в водопад.
 
 
Ты и я, нас двое в мире целом.
В страхе уплывая в мир чужой,
Ты мне доверяешься всем телом,
Кажется, пропитанным душой.
 
 
Струи вод то сладостно роптали,
То ревели горною рекой.
Судорожно губы трепетали,
В поцелуях не найдя покой.
 
 
Вдруг потоки вод, сорвавшись с кручи,
Нас бросают в бездну с высоты.
Жуть паденья сладко сердце мучит
И сознанье жжёт до темноты.
 
 
Наконец бушующие струи
Поднимают нас на лоно вод…
Я целую нежным поцелуем
Твой ещё трепещущийся рот.
 
Львица. Полдень
 
1
Тонкозвонный молот кузнеца
Бьёт по слитку золота в зените.
Искры с неба до земли лица
Блещут словно огненные нити.
 
 
И тяжёлый, вязкий жёлтый зной
Гонит всё живое в тень и воду.
В этот час могучий царь лесной
Не стесняет подданных свободу.
 
 
Отдыхает рта его оскал
После кровеалчущего дела.
Рядом львица спит, в тени от скал
Распластав пружинистое тело.
 
 
Но жара костры свои сожгла,
И, зевнув, царя лесов супруга
Величаво к берегу пошла,
Выступая нежно и упруго.
 
 
Путь прямой держа на водопой,
Поступью тропу она ласкала.
А зверьё вокруг, теснясь толпой,
Глаз своих с царицы не спускало.
 
 
2
Много ты взяла от красоты,
Больше взять, наверно, невозможно.
Облик твой из сна или мечты,
Обладать такой красой безбожно.
 
 
Твой супруг, как настоящий лев,
Величав и тоже ладно скроен,
От любви и ревности сомлев,
Дремлет в настороженном покое.
 
 
Собираешь ты большой улов
Женственным умом и мудрым телом,
Сдержанностью жестов, цветом слов
Покоряя как бы между делом.
 
 
Ты влюблённым не глядишь в глаза
Их, больных, пресытившись вниманьем.
Мимо них проносится гроза,
Чтоб не сжечь дотла очарованьем.
 
 
Я не знаю, как послать мне весть.
И боюсь, и жду я роковое.
Но надеюсь, что у женщин есть
Развитое зренье боковое.
 
 
3
Я любовью женскою повит.
Снова я бешусь, надеясь, веря.
Злая страсть уродует мой вид,
Превращая человека в зверя.
 
 
Равнодушьем глаз и дуг бровей,
Признаюсь, меня ты доконала.
Но охотник я лихих кровей
С навыками профессионала.
 
 
Ловко ты расставила вокруг
Крепкие капканы и ловушки.
Но учти, мой равнодушный друг,
Я давно держу тебя на мушке.
 
 
Я умею ярко удивить,
Так что обо мне лишь будешь грезить.
Ведь готов я краткий миг любви
Будущим своим уравновесить.
 
 
В сне твоём к тебе я прилечу,
В тьме ночной ворвусь в твою светлицу,
И за хвост удачу я схвачу,
Как Иван-дурак свою Жар-птицу!
 
 
4
Женственных луноподобных жён
Светят нам божественные лики.
Нам на грех (мир грехом поражён!)
Создал их Всесильный и Великий.
 
 
Но боюсь я, коли тот чертог
Крайний у пределов совершенства.
Мнится мне, что рядом где-то Бог
И что это есть Его невеста.
 
 
Впрочем, в темноте людской души
Грань меж небом и землёю стёрта.
У разграничительной межи
Есть у нас от Бога и от Чёрта.
 
 
На краю греха в решенья час
Эти двое бьют нас, сокрушая,
И сам Бог, испытывая нас,
И сам чёрт ли дьявол, искушая.
 
 
Я стою истерзанный, больной
Пред фасадом божеского храма,
Усмиряя мыслей путь шальной
В мир души, где разыгралась драма.
 
 
5
Боже! не считай мои грехи,
Мой цветник страстей ведь не прорежен!
Мысли и дела мои лихи,
Океан грехов моих безбрежен.
 
 
Воровской ночной оконный лаз.
Режь меня! Душа погибнуть рада!..
Изумленье удивлённых глаз
Это – приглашенье, не преграда!
 
 
Прошлое и будущее прочь!
Миг меж ними пусть лишь не прервётся!
Эта удивительная ночь
Мне за сто других ночей зачтётся!
 
 
Руки твои робкие нежны,
Поцелуи жаркие стыдливы,
Ласки твои смелые грешны,
Бурны как весенние разливы!
 
 
В глаз твоих бездонной глубине
Я тону, держась за твоё тело.
В аромате щёк и губ вине
Счастью обладанья нет предела!
 

НЕБЕСНАЯ КОЛЕСНИЦА
ВОЗРАСТЫ ЛЮБВИ

Весна
 
1
Конь жёлтый машет светлой гривой,
Звенит исправой золотой,
Игреневый, шальной, игривый,
Могучий, быстрый и крутой.
 
 
Он мчится, жаром налитой.
И там, где этот конь промчится,
Там пыль зелёная клубится
И заполняет лес пустой.
 
 
Вот он промчался словно ветер,
Подковами ломая лёд.
А вот цветы вдоль поля метят
Его блистательный полёт.
 
 
А воздух наполняет мёд,
А душу мучит сладострастье,
Предвестье и возможность счастья
И – что сам чёрт не разберёт!
 
 
От чувств и дум таких, лихих,
Я то взбешён, то очень тих.
То страсть сжигает, то находит
Влюблённости нежнейший стих.
 
 
2
Скучали куклы на диване,
В дремотном сне глаза скосив,
Когда ушла я на свиданье,
Впервые маму не спросив.
 
 
Хоть он не слишком был ретив,
Прошли мы с ним любви начала.
Но всё же сердце так стучало,
И пело сладостный мотив!
 
 
Теперь мне хочется влюбиться,
Страдать, мечтать, не зная сна.
Хочу я милому присниться,
Изведать с ним любовь до дна.
 
 
Сижу я дома у окна
Или гуляю с кем-то в парке —
В мечтах о поцелуях жарких
Печали пью, тиха, скучна.
 
 
Во мне – жемчужин светлых рой.
О, появись, желанный мой!
Своими нежными руками
Тот клад заветный приоткрой!
 
 
3
С Емелей – плакса Несмеяна,
С Иваном – квакша из трясин.
А я, девчонка без изъяна,
Сижу и порчусь без мужчин.
 
 
Не знаю я тому причин.
А дни идут, и я старею…
Царевич мой! приди скорее,
Разбей сосуд моих кручин!
 
 
Идёшь ты в солнечной короне,
И тяжек путь тернистый твой.
Там в тёмных дебрях крик вороний,
Медвежий рёв и волчий вой.
 
 
Но взгляд твой быстрый, лук тугой.
И вновь опасная дорога!
И ты задержишься немного,
Ведь вступишь вновь в неравный бой.
 
 
В мечтой раскрашенные сны
Влети из сказочной страны!
Я подожду, оберегая
Себя от ужасов весны.
 
 
4
Как дикий зверь, на поворотах
Визжали, пели тормоза.
От страха, ветра и восторга
Дрожала на глазах слеза.
 
 
Он, сузив синие глаза,
Стремил машину к горизонту.
Езда, подобная полёту
И бесподобна как гроза!
 
 
И вот мы с ним в весенней сказке
Среди лесного волшебства.
Смотрите! В солнца нежной ласке,
Рождаясь, светится листва!
 
 
Любви то общая канва:
С занозой в сердце нас волнует
Тот, кто, лаская, поцелует —
И рана стянется без шва!
 
 
Взор синих глаз на мне как свет,
И я свечусь ему в ответ…
Из дерзких рук весенней сказки
Златому детству шлю привет.
 
 
5
Звучат весенние оркестры
Над счастьем клейкого листка,
Над счастьем девочки-невесты,
Чей стан как стебелёк цветка.
 
 
На свежем коврике лужка
Она к цветам свой стан склоняет.
И золотинки глаз сияют,
И серебринки башмачка.
 
 
Она то меж цветами кружит
Порханьем лёгким мотылька.
То вдруг, расплёскивая лужи,
Бежит стремглав, как лань легка.
 
 
И бугорок её соска
Тогда под шёлком выступает.
А ветер нежно утопает
На углублении пупка.
 
 
Она – цветок. Она цветёт.
Она венок себе сплетёт.
Его на счастье в речку бросит
И своё счастье обретёт.
 
Лето
 
1
Буланых тройка изоржалась
И в центре неба задержалась.
От раскалённых конских тел
Свет абрикосовый летел.
 
 
И всемогущее Ярило,
В повозке пламенной горя,
Любовью землю окропило,
Тепло и свет земле даря.
 
 
В любви живут леса, дубравы,
Цветы, плоды, кусты и травы.
Любовью солнечной обвит,
Любить здесь каждый норовит.
 
 
Удача песню счастья спела —
Так догони её! Лови!
Влюблённость вызрела, поспела
И хочет праздника любви.
 
 
В любовных играх перебрав,
Ты рвёшь в безумстве стебли трав.
Что в том? Издревле утверждают:
Во всех делах влюблённый прав!
 
 
2
Ах, эти головные боли!
И, брови приподняв собольи,
Забыла обо всём тотчас,
Найдя следы морщин у глаз.
 
 
Меж тем из зеркала смотрело
Кокетки свежее лицо.
А на руках у глаз горело
Златое тонкое кольцо.
 
 
Разгладив нежно лик свой гладкий
И на часы взглянув украдкой,
Взяла вдруг губы в оборот,
К себе свой примеряя рот.
 
 
И, чем-то явно недовольна,
Вздохнув, уселась на кровать.
И скука жёстко и крамольно
Ей душу стала прорывать.
 
 
Ласкали за окном лучи
Берёз две белые свечи.
А жизнь казалась невозможной —
Так было дико, хоть кричи!
 
 
3
Герой любовного романа,
Продукт дремотного тумана —
Носитель наглой красоты,
Стал направлять её мечты.
 
 
Плод грёзы часто к ней приходит
В одном и том же странном сне.
В чужом он ищет огороде
Цветы в весенней новизне.
 
 
Он ищет спелые бутоны
И грубо рвёт. А те со стоном
В момент касания руки
Вдруг распускают лепестки.
 
 
Она при этом твёрдо знала,
Что те цветы – её душа.
Во сне она, дрожа, стонала,
Всё беспорядочней дыша.
 
 
Но раздавался сладкий стон
В момент, когда он мял бутон.
Она, проснувшись, продолжала
Рвать воздух судорожным ртом.
 
 
4
Жила я, даже не мечтая,
Что есть страна совсем другая.
В неё переношусь я вдруг
Прикосновеньем милых рук.
 
 
Становится от лёгкой ласки
Мир яркозвучный и цветной.
И связаны тот звук и краски
Чудесным образом со мной.
 
 
Поёт мне с неба Божья лира
О том, что я, пылинка мира,
Витая в тьме земной глуши, —
Часть всеобъемлющей души!
 
 
В стране той, не взмахнув руками,
Взлетаю я под облака.
И там парю под облаками,
Сама как облачко легка.
 
 
И вся всемирной жизни сласть
Мне через сердце пролилась…
Не знаю, или я погибла,
Или я снова родилась…
 
 
5
Тебе навстречу я шагаю.
Я твой порог переступаю,
Как через чёткую черту
Из повседневности в мечту.
 
 
И – жизнь полна вдруг интересом.
Мы над землёю, в облаках.
Я здесь царевна, я принцесса!
Меня ты носишь на руках.
 
 
Но – чувствуя любовный трепет,
Мы прекращаем нежный лепет,
Чтоб, наслаждаясь губ игрой,
Согласовать душевный строй.
 
 
Его рука, томясь, ласкала
Изгибы гладкого бедра…
А я, волнуясь, намекала
На то, что кончилась игра…
 
 
Так видно создал их Господь:
У них одна душа и плоть.
Амур, хитрец, одной стрелою
Сумел два сердца проколоть!
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное