Илья Музыка.

Пыльные солнца Волны



скачать книгу бесплатно

Стало вечереть. Мы выкатились с горы к Арсеньеву. Точно как и было нарисовано на карте, ровные кварталы домов уходили к западу. Небо над городом затягивали дождевые тучи. Что там со въездом на поляну?

Въезд оказался несколько не таким, каким я его себе представлял. Перед стартом я спросил на форуме, пройдёт ли по «совсем грунтовке» Голда. После этого, вместе с уверениями, что Голда пройдёт где угодно, посыпались вопросы – не купил ли я Голду. Нет, я просто подумал, если пройдёт она, то я просто пролечу. А вообще верить приморчанам про дороги надо с оглядкой. Им-то что, здесь каждый первый – эндурист, каждый второй – мастер спорта по мотокроссу, каждый третий видит эротические сны об эндуро, и соответственно грязь помесить каждый может с легкостью и удалью. Почему? А тут дорог нет. Одна трасса Владивосток – Хабаровск, и усё.

Нет, «совсем грунтовка» оказалась приятной дорогой, просто недавно прошёл дождь, и её немного расквасило. С ужасом вкатываясь в глину, я даже забыл про сцепление, просто было некогда. Мотоцикл прекрасно шёл на ровном газу, и я даже нигде не завалился, как не завалился никто из нашей команды. А дальше ужин, пиво, встречи с друзьями, прекрасный концерт с отличной музыкой и сон в теплом спальнике. В голове витали мечты о настоящем дальняке. Чтобы ехать, ехать, ехать, много дней подряд. До старта оставался месяц. Не сказать, что он пролетел незаметно, но час пробил.

Монгольский транзит

Я б?гу по скошенной трав?,

Краги оправляя на ходу.

Мой бипланъ, какъ демонъ ада,

Воспаритъ надъ эспланадой

Курсомъ на Вечернюю зв?зду.44
  Песня боевых лётчиков I мировой войны.


[Закрыть]


…Оставаться дома я не стал ни минуты. Едва только договорённость с директором была достигнута, я двинулся в гараж, сделать последние приготовления. Как бы не так! Я ещё не добрался до гаража, как директор позвонил опять.

– Тут на дверях это самое, ну это, что на заборах пишут, нарисовали….

– Ну и что? Закрасьте.

– Ну, может приедешь, посмотришь?

Я не сдержался.

– Зачем?!! Я это и так каждый день вижу! Я уезжаю рано утром, и мне уже некогда.

– Ладно, ладно, не кипятись. Попробуем справиться.

Я бросил трубку. А Валера предлагал задержаться ещё на пару дней, чтобы идти с Восточной Волной. Да за эти два дня выполоскают и высушат!

По дороге в гараж пришлось помогать молодому ментобайкеру на СВ400sf. Он проехал мимо меня и заглох. Убив час времени, я подтянул несколько человек, мы прикурили «сибиху» от авто и снабдили телефоном мотоэвакуатора. Парню надо было добраться до «68-й школы», до гаража.

С его опытом и учитывая час пик, это выглядело малореально.

– Газ держи, переключайся решительно, распихивай всех, выходи на встречку, только не заглохни. У нас больше нет возможности помогать тебе. Я завтра уезжаю рано, а дел ещё много.

Полицейский растрогано пожал всем руки.

– Я знал, что байкеры помогают друг другу. Но что бы вот так, на улице, мне!

– Хорош базарить, нашей рационализации надолго не хватит, гони!

Ещё один братик нарисовался. Вставило чувака. Человек помогает человеку, а не байкер байкеру! «Тут Аркадий Мудозвонов на „Европе“ пролетал, и парнишке на СБ-шке он по-байкерски помог». Жесть.

Из гаража выехал по традиции, в 5—45. Вопреки ожиданиям, выезд был безвкусным, как выдохшееся пиво. Ни волнений, ни радости. Куда ехал я? Как и Санька79, в никуда. Впереди не было ничего, кроме неизвестной дороги. Любви тоже не было.

До моста долетел за 15 минут. Ехал лениво, к Облучью едва довёл среднюю скорость до 85 км. Это всё оттого, что не было конечной точки на сегодняшний день. До Могочи 1500, многовато, я не любитель «железных задниц»55
  Контора Iron Butt Association. надо проехать 1000 миль за 24 часа.


[Закрыть]
. До Катьки – маловато.

Начался Малый Хинган. В памяти кадры недельной давности, путь на Мойку мотоциклов. Левый поворот с набором высоты, и Леди, идущая головной, не сбавляя скорости ввинчивается в этот поворот, ложа мотоцикл почти до подножек. Следом, по бегемотски укладываясь, летит «Голда» Славы Зелёного Гоблина. Видя, что за рулём впереди идущих байков не дилетанты, я тоже добавляю газу, ложа мотоцикл. Ветер, скорость, мы, восторг, взрыв эмоций, так близко всё это.

День наливался жарой. В районе Известки догнал ворону в задницу. Это дура, завидев мотоцикл, решила стартовать не вбок, как все вороны, а вдоль, обогнав меня. Скорости 120 она достичь не смогла. Я же в этот момент ехал, опустив левую руку на пояс, и ничего сделать не смог, когда вороний зад надвинулся мне на визор. Ворона, от страха обгадив стекло, свалила влево, я за ней, отмываться. Тварь. Хорошо хоть лапы убраны были, могла бы визор и поцарапать.

Обед сделал на Хинганском перевале, кафе там очень домашнее, цены тоже. После перевала потянулись унылые пейзажи Зейской низменности, поросшие некрасивыми кустарниками равнины. Скучно.

Стиль движения, когда едешь один, у меня своеобразный. Я не останавливаюсь часа три – четыре, неважно с какой скоростью иду. Обычно иду быстрее сотни, и останавливаться лень. Это меня поначалу и напрягало, когда Хэл посадил вторым номером. Мне-то в кайф долбить без остановки, а ей? Заправки в одного малоинтересны в дороге, курение вредно. Устал – добавил скорости, устал – сбросил. Тут Папулис мне как-то заявил: расстояния побеждаются не скоростью, а усидчивостью. Кто бы спорил. Но от себя добавлю: скоростью и усидчивостью они побеждаются не в пример лучше.

Запахло дымом, и вскоре я въехал в огонь. С двух сторон дороги пламя лениво облизывало валёжник и стволы деревьев. В одном месте на это не менее лениво смотрели пожарники.

Не будем вдаваться в тонкости семантики. Новое время привнесло в наш язык опредёлённые выражения, которые быстро подхватили обыватели. Типа не «дорого стоит» а «дорогого стоит», или «по крайней» вместо «по последней». Не понимаю. Дорогого стоить ничего не может, это глупость. Сколько стоит этот мотоцикл? Вдумайтесь: этот мотоцикл дорогого стоит. Чего дорогого: доллара, рубля, хлеба? Нечто эфемерного, но очень-очень дорогого. У Пушкина так и написано: «урядник не нашёлся что сказать, и промолвил: «это брат… это брат… дорогого стоит». И я что-то не замечал ни двадцать, ни тридцать лет назад, как люди «опасных профессий» говорили «ну, по крайней». До смешного доходит: «крайний раз, когда я был в армии»…. Что он хочет этим сказать? Дорогой человек, ты радуешься, что никогда в армии уже не будешь? Настоящий мужчина всегда солдат. Или ты боишься, что тебя в армию уже не позовут? Просто приди на приём к прапору в военкомат, и ты удивишься, что ты ещё нужен! Другое дело люди «пафосных профессий», типа стилистов, визажистов, адвокатов, менеджеров и барменов, по совместительству «байкеров». Им обязательно подчеркнуть свою причастность к опасности, хотя сами ни нож, ни подствольник в руках не держали.

Так вот, какая разница – пожарные, пожарники? Возможно то, что мне говорили о пожарниках в разных местах, правда. Типа поджигают сами, сами потом тушат и за это получают «боевые»? Нехорошо как-то на душе, ели это имеет место быть, но на огромных просторах России может и найдутся уроды. Даже премьер сказал «мы же сами понимаем, люди могут злоупотреблять нашим доверием».

Дышать стало трудно, несмотря на маску и шлем. Видимость упала до 100 метров. Дым висел до Тамагочи, лишь после немного развеялся, но сопки были укрыты сладковатой пеленой ещё шесть сотен километров, спрятав красивую перспективу. Впоследствии отголоски забайкальских пожаров видны были и в Монголии. Даль оставалась укрытой в противной сизой дымке на протяжении нескольких дней.

Не прошло и ста лет, как наконец закатали в асфальт Хинган. Дорога с тех пор почти наслаждение. Ровная, широкая, почти пустая, она позволяет ощутить себя в свободном полёте. Иногда недоумевают, мол зачем так гонять? Но падать одинаково больно и на 40, и на 80 км/ч, такая у человека организация нервной системы, а причины падений на трассе можно условно уложить в три категории. Помеха на дороге в виде оленя, тюленя и косолапого мишки, авто, стоящего на дороге без габаритов, ну и поломка техники. Когда летишь в городе на маршрутке, причин для ДТП намного больше.

Заправок, как и мотелей на трассе достаточно много, не думаю, что с местами проблемы. Причём мотели вполне внешне приличные, европейского типа. Загаситься к примеру можно в Гащенке – не сильно видно с трассы, местечко уютное. Понравились пейзажи в районе станции Ангарич, что-то похожее на картинки про Дикий Запад – равнины, склоны гор с сосновыми лесами, ленты рек.

До Могочи оставалось 300, я прошёл уже 1200. Может доехать? В 23—00 буду. Ага, потом не выпить не закусить толком. К чему эти сомнительные подвиги? Лучше в Ерофее заночую. Иль на Жанне? Вода с собой есть. Пива в Ерофее купить только.

На телефоне высветился номер Мазура. Это, пожалуй, сильно меняет дело. Раз Димка не в поездке, стоит заночевать в Сковородке. И я сворачиваю с трассы. Димка мужик серьёзный, основательный, на мотоциклах всю жизнь. В миру паровозник. Временами он непонятен, но его это не портит.

Сковородино типа маленький город или типа большой посёлок. По населению он всё ж проигрывает Могоче, но автобусный маршрут свой имеется. Депо, асфальт, хорошие и не очень дома, военные люди. В прошлом интересный пункт на золото. Рядом дорога на севера, потому близлежащий Невер и хиреет. Место красивое, вполне пригодное для житья. Эх, сюда бы госпрограмму для развития производства, да где её взять? Крым ведь наш…. В одном месте затыкаем, другое рвётся.

Дорога до Сковородки меня порадовала хорошим асфальтом и красивыми видами. У своего дома стоял Димка Мазур.

– Купаться едем?

– Обязательно. Только я в коляске. И пиво, пока не закрылось.

Димка в этом году купил Голду с коляской, и пропустить момент было нельзя.

– Тогда загоняй свой ко мне во двор, – он махнул рукой вниз по крутому склону. – А пиво я тебе в любое время куплю.

– Куда? Сюда?! Я не выйду потом!

– Эх, пацанва! Ездить не умеют. Я тебя выгоню, давай. Я всех выгоняю.

…Вечером мы сидели за столом, под черёмухой, на закатном солнце. Лёгкий ветерок колыхал ветки, отчего тени ягод кружились по столу. Заметно холодало. Димка покрикивал на Василия.

– Видишь, как люди ездят. Сел – и поехал. А вы тут сидите, до Невера, мол прохватили. Ты картошку давай чисть, чисть, мы есть хотим.

– Так вы братья? – удивился я фамильярности Мазура.

– Ага, – ухмыльнулся он, – кровные.

Ночью дико болели мышцы. Но старые стены бревенчатого дома источали умиротворение, говоря: ты поправишься, спи!

Утром мотоцикл Мазур мне уронил. Подскочив на доске, что мы положили для уменьшения перепада между железной балкой ворот, мотоцикл взревел и завалился на правый борт. Доска до синевы ударила Димку по ноге.

– Да, надо что-то с выездом делать, – он почесал голову. – Мот тебе уронил….

– Не переживай. Поехали, Сковородку покажешь. А то меня в Могоче Клаус ждёт.

Вчера вечером позвонил Клаус. Он вышел из Монголии через Кяхту, и теперь двигался домой в Катьку, страшно желая увидеть меня.

После вчерашних 1200, оставшиеся 300 смотрелись настолько мелко, что я позволил себе расслабиться. На одном из подъемов, усмотрев поворот на грунтовку, решил повернуть и отдохнуть. На подъеме я и разложился, недовключив передачу. «Европа» легла вверх колёсами по склону, снова на правый борт. Неудобно разложился.

Бескрайние просторы Забайкалья, никого. Стеной стоит тайга. Узкая лента асфальта, и на нём лежащий мотоцикл. Сгоряча поднять его не удалось, стал развьючивать себя и баулы, но услышал дизель с запада. Подошла фура, и вдвоём мы подняли мотоцикл.

– Сколько весит? – молодой водитель фуры перевёл дыхание.

– Сейчас наверное 400.

– Да…. Покурим?

– Поговорим….

Мы поболтали о дороге, о жизни. Вот такие приключения и дают желание ездить. Ведь и этот молодой саратовский парень не только из-за больших денег крутит баранку своего крокодила. Дома он тоже тоскует о лентах дорог и случайных встречах, о закатах и дожде, о тавернах и сигарете в ночи.

Захотев чаю, съехал к очередной кафуге. Позвонил Клаусу. Скоро буду, осталась сотня с хвостиком.

– Ты охренел?! – накинулся на меня он. – Мы его сидим ждём, а он чаи распивает! Нам сегодня ещё до Катьки шагать. Тут уже чай готов. Давай в седло, и скорость 200. Тебе полчаса вполне хватит.

– Эй, Витька, я ж не знал, что вы сегодня в Катьку хотите. Я думал, мы посидим в клубе, поговорим. Ладно, ладно, уже выезжаю. Только в Амазарщине бенза плесну, я уже 400 км не заправлялся. На двухстах мне до Могочи не хватит.

Окружающий меня лес стал размытым зелёным фоном. Пространство сжалось, а «Европа», словно раскалённая игла, пронзала его, как восковое препятствие. Спидометр бешено отщёлкивал километры, до Могочи оставалось чуть-чуть. И вдруг навстречу показался сине-белый байк, эндурик, Трансальп. Загружен. Следом второй, красный. Витька?! Я нажал на тормоз. Красный мотоцикл развернулся, и подъехал ко мне. Из-под шлема мне улыбались Витькины глаза.

– Ну, ну, где встретились, а! Хабаровск, Катька, а тут Могоча. Наконец-то!

Вопросов и впечатлений было много.

– У Серёги аморт сдулся. Совсем! – Клаус с восторгом стал раскачивать Серёгу, сидящего на мотоцикле. Эндурик при этом подбрасывало выше отбойника. – А бензин там в Монголии! Просто класс! А люди какие! И русский понимают, и по-английски говорят! Тебе там хорошо будет!

Впоследствии я не раз вспоминал Витькины слова. Что это было: желание заманить меня в Монголию, чтобы я тоже хапнул по полной, или действительно наивная вера в человечество?

– Эх, хотел бы я к тебе в клаб-клаус заехать, да видишь, когда получится? Я для вашего мотокружка даже новое название придумал: клаб-клаус. Или Клаус-клаб.

Клаус выдал мне карты Монголии, мы обнялись, и дорога развела нас в разные стороны. Меня ждала Могоча. И Монголия тоже.

Никогда не думал, что меня будет тянуть в Могочу. Но речка Олонгро меня похоже приворожила. Дэвил на это сказал: а что ты думаешь, ты же в ней мылся, не зря же тут радиация плавает. Короче, я теперь могочинский мутант. Каждое утро шлёпаю босиком по скольким камням Олонгро, сижу на камнях, процеживая чистую воду сквозь пальцы, умываюсь студёной водой, и в голове проясняется. Ноги ломит от холода. Как далёк отсюда пылающий асфальт трассы!

Гараж «железные ангелы Могочи» купили неплохой. Только опять крутой въезд, немногим лучше Мазуровской Сковородки. Главное не тормозить на перегибе, иначе можно пробить картер. Поначалу – страшно. Заехал со второго раза, вру с третьего. Никто мне его поднимать туда не стал. Не уверен – нечего и на мотоцикл садиться.

В клубе «Iron angels of Mogocha» спокойно, как дома. Ну разве бы ещё Саня поменьше бухал, ведь он нам нужен здоровым и красивым.

На втором этаже комната отдыха, три дивана, стол. Светло, солнечно. К вечеру в клуб прибыл путешественник на КТМ Адвенчур 990, Алексей из Владивостока. Он идёт на Монголию.

– На Монголию?! Я тоже. Поехали вместе, тут мне Клаус на развод и тугриков подкинул.

Зависаем на два дня. Макс Боров вместе со своей женой Наташей возит меня купаться на Амазар. Серёга Морфей притащил свежедобытого изюбра.

Или три…. Потому как с Магадана на огонёк завернул Юра Антихрист на БМВ GS. Собрался шагать с нами к жене в Кемерово, но на радостях они с Дэвилом упились нехило, Антихрист даже с лестницы слетел, после чего остался залечивать душевные раны. А на подходе уже был Бородад с запада и Восточная Волна соответственно не с запада. Наше отправление тогда бы похоже совсем не состоялось. Время остановилось. Мотофестиваль не озере Арахлей накрывался медным тазом, а жаль. Район озера Арахлей – остатки былого мегасупер-озера, что накрывало и Читу. Отсюда в степи и залежи ископаемых углей. Остались и «остатки» этого озера – озёра Иван, Кенон, Арахлей и ещё пара-тройка каких-то, все они вытянуты в цепочку и близки друг от друга.

– Зачем вам Арахлей? – ехидно спрашивал Дэвил, доставая новую бутылку. – Там два дня дождь будет.

Вечером сидим у ворот клуба, и в ожидании ужина, который нам взялся сготовить Лёха КТМ, пьём пиво. Судя по нормам современного русского языка, замешанного на молодёжной субкультуре и зоновской «романтике» надо писать так: «приседаем у клуба и пьём пиво». Это к вопросу о теме как правильно – «по крайней» или «по-последней». Раз-два! Присели – выпили, присели – выпили, и так до ужина. Спортом занимаемся и зону уважаем. Куда ни плюнь, везде люди «опасных профессий» и сплошные «зоновские сидельцы».

Подходят дочки Морфея.

– Мы на воротах порисуем?

Мужики резко отставляют кружки и в один голос категорично изрекают:

– Нет!!! Идите на других гаражах рисуйте.

– Хорошо, – соглашаются девочки, берут мел и уходят к соседнему гаражу.

Через полчаса они зовут нас посмотреть.

– Да-а! – озадачено чешем мы головы. – Надо было девкам на клубовских воротах рисовать….

На воротах соседского гаража красуется выполненная один в один эмблема «Iron angels of Mogocha». Мелом! Старый анекдот:

– Ваш Вовочка мне на столе муху вчера нарисовал, я об неё всю руку отбила!

– Это что! Он в ванной крокодила нарисовал, так я через нарисованную дверь выскочил!

Задрипанный гараж напротив теперь смотрится, как штаб-квартира мотожизни Забайкальского края и «центра вселенной».

Утром очередного дня мы с Лёхой тихо завели моторы и отбыли в Читу, к Жаргалу.

Залились в Могоче под завязку.

– Может и не стоит заправляться в Сбеге и Зилове, – просветил нас встречный дальнобой на тягаче Вольво. – В Чернышевске заправитесь и до Читы. Я тоже хочу мотоцикл. Какой лучше взять посоветуете?

Да чёрт его знает. Пятая точка сама находит. К примеру я Голду хотел. Нижняя часть тела Голду выбрала. Один момент – в гараже напряг с местом будет, другой – скоростные и проходимые качества у Европы чуть-чуть выше.

Мотоцикл – отражение характера. С Голдой понятно, она более спокойная и пафосная, я уже давно интересуюсь, почему «Европу» не жалуют, как ту же, к примеру, «Африку». Она немного проигрывает в говнах, зато на трассе и серпантинах ей мало равных, разве что спорты, но те далеко ездят редко. А чопперы отчего-то долго держать 140—160 не сбрасывая в поворотах не могут. Про грунт молчу, на грунте «Европе» 60 – забава. Ну вот и взял себе «Европу». На что Лёха ориентировался – не знаю, но замечаю, что Африке и Гусю с Адвенчуром от автомобилистов-дальнобоев больше уважения. Эти мотоциклы такие пузатые, скарбом увешанные, явно туристы матёрые. Едут относительно небыстро, рассмотреть можно. А тут шило проскочило, не меньше 180 идёт, не разберёшь – то ли большой скутер, то ли спорт безбашенный, что он на трассе делает?

Про заправки да, правда. Наши баки на огромные расстояния и рассчитаны. Тем, у кого бак 15—18 литров, заправлятся стоит каждые сто километров. Мы можем чуть побарствовать, заправляясь через двести. Ну или уж до талого, вообще не заправляться.

990-й Адвенчур оказался вполне себе аппаратом, достойной парой Европе, а Леха, мастер по настройке корабельных навигационных систем, умелым пилотом, интересным собеседником, спокойным и трезвым, несмотря на алкоголь, чего не хватает некоторым нашим байкерам. Мы шли, не договариваясь о скорости, об остановках и перекурах, как единый механизм. Километры отступали. Навстречу проскочил Бородад на своём новом «Гусе»66
  BMV GS, оппозит, понятно дело. Туристический.


[Закрыть]
, предвещая очередной могочинский зависон. Нас он не узнал, но махнул рукою. Он спешил.

Перед Чернышевском нас встретил ураганный ветер. На одной из остановок для фотографирования, он уронил КТМ, мы вовремя успели его остановить. Через пару километров от Чернышевска влетели в сплошную битумную дорогу. Температура была за 35, битум блестел на солнце и прямо таки звал разложиться. Тащились на 40, не газуя, на грани падения. Больше на дороге приключений не было. Вру, было.

С приближением к скотоводческим районам, вдоль дорог стало попадаться больше лошадей и коров. Вечерело, солнце убралось в тучу, перекрасив окружающую местность в серо-синие тона. Впереди шёл «хорёк»77
  Toyota Harrier, кроссовер


[Закрыть]
, следом Леха, замыкал я. Обогнать «Хариера» мешала сплошная. Слева тянулся серый отбойник. Внезапно «Хорёк» вильнул влево, КТМ вильнул вправо и нажал на тормоз. Я, не зная, что там такое увидел «Хорёк», сбросил скорость и стал смещаться левее. Тут взревели прямотоки Арроу на КТМе, и я увидел, то, от чего последние волосы под шлемом стали подниматься. От отбойника отделилась лошадь, цвета отбойника, чудом разминулась с Адвенчуром, и с бешеными глазами рванулась на меня. Я сразу вспомнил Мишаню Тихого, оленя и сломанные ноги его жены. Бросив мотоцикл влево, я выкрутил газ. Туды в качель!

В Чернышевске, пока мы пили воду, к нам подошёл худосочный дальнобой в чёрных очках. Он долго стоял и смотрел на наши мотоциклы, потом встрял в разговор.

– Куда идёте?

– На Монголию.

Вопреки ожиданиям, дальнобой не стал умиляться и ахать.

– На Монголию?! Вы что, охренели? Что там делать? Монголия говно. Дороги там говно. Народ там не наш, смотреть не на что, бензин дерьмовый. Вам что, больше ездить негде? У вас тут вообще всё говно. Приеду, куплю чопер и буду от бара к бару по Волгограду и Москве ездить. Там хоть цивилизация и дороги.

– А разве эта дорога плохая? От Сковородки до сюда?

– Эта ещё ничего. Но дикость. Я до Хабаровска с Волгограда груз припёр, и нахрена согласился на Магадан груз взять? Я асфальт целовал, когда он появился.

Про это нам почти слово в слово уже рассказывал Юрка Антихрист. «Нахрена я в Магадан на мотоцикле попёрся? Ну нахрена? Я асфальт целовал когда на него въехал, но это была глупая шутка, он через три километра кончился. И снова песок по ступицу, гравий по ступицу, камни».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное