Илья Мельников.

Есенин за 30 минут



скачать книгу бесплатно

Ну, целуй меня, целуй…

 
Ну, целуй меня, целуй,
Хоть до крови, хоть до боли.
Не в ладу с холодной волей
Кипяток сердечных струй.
Опрокинутая кружка
Средь веселых не для нас.
Понимай, моя подружка,
На земле живут лишь раз!
Оглядись спокойным взором,
Посмотри: во мгле сырой
Месяц, словно желтый ворон,
Кружит, вьется над землей.
Ну, целуй же! Так хочу я.
Песню тлен пропел и мне.
Видно, смерть мою почуял
Тот, кто вьется в вышине.
Увядающая сила!
Умирать так умирать!
До кончины губы милой
Я хотел бы целовать.
Чтоб все время в синих дремах,
Не стыдясь и не тая,
В нежном шелесте черемух
Раздавалось: «Я твоя».
И чтоб свет над полной кружкой
Легкой пеной не погас –
Пей и пой, моя подружка:
На земле живут лишь раз!
 

Данное стихотворение было создано в 1925 году и относится к позднему этапу творчества Есенина. Посвящено оно Софье Толстой, на которой он на момент написания произведения еще не был женат. Он ее не любил, был страстным ловеласом, а она любила его безумно, была сдержанной и строгой.

Его часто раздражало ее целомудрие и скромность, хотелось страсти и безумств. Об этом автор говорит уже в начале стихотворения: «…Не в ладу с холодной волей Кипяток сердечных струй…» – он сомневался, что они вообще смогут поладить. Очень скоротечный брак лишь подтвердил его догадки. Тем не менее, он уговаривает ее быть раскрепощеннее: «…Понимай, моя подружка, На земле живут лишь раз!..».

Другой сквозной темой произведения является тема смерти, которую Сергей Александрович предвидел: «…Песню тлен пропел и мне. Видно, смерть мою почуял…». Он, словно, напоследок пытается насладиться плотскими утехами и вином, взять от этой жизни все, что возможно, пока еще есть такая возможность: «…Ну, целуй же! Так хочу я…», «…До кончины губы милой Я хотел бы целовать…» и «…В нежном шелесте черемух Раздавалось: «Я твоя»…».

Моя жизнь

 
Будто жизнь на страданья моя обречена;
Горе вместе с тоской заградили мне путь;
Будто с радостью жизнь навсегда разлучена,
От тоски и от ран истомилася грудь.
Будто в жизни мне выпал страданья удел;
Незавидная мне в жизни выпала доля.
Уж и так в жизни много всего я терпел,
Изнывает душа от тоски и от горя.
Даль туманная радость и счастье сулит,
А дойду – только слышатся вздохи да слезы,
Вдруг наступит гроза, сильный гром загремит
И разрушит волшебные, сладкие грезы.
Догадался и понял я жизни обман,
Не ропщу на свою незавидную долю.
Не страдает душа от тоски и от ран,
Не поможет никто ни страданьям, ни горю.
 

На момент написания этого стихотворения поэту было всего шестнадцать лет, но оно поражает своей зрелой мрачностью. С юношеским максимализмом утверждает он, что в жизни его будет мало радостных дней: «…Будто жизнь на страданья моя обречена…».

Вероятно, основной причиной пессимистического взгляда на жизнь явился неудачный роман с Анной Сардановской, которая считала поэзию никчемным занятием и не хотела связывать свою судьбу с таким человеком.

Но автор ее искренне любил и считал расставание – предвестником будущих жизненных бурь: «…Будто в жизни мне выпал страданья удел…». Говорит о том, что и без того, несмотря на юный возраст, много всего плохого в жизни испытал: «…Уж и так в жизни много всего я терпел…».

Ему хочется надеяться, что путешествие в Москву с ее богемной жизнью изменит ситуацию к лучшему, но не слишком полагается на удачу: «…Даль туманная радость и счастье сулит, А дойду – только слышатся вздохи да слезы…». Он не уверен в своем таланте и своих силах, опасается разочарования: «…Вдруг наступит гроза, сильный гром загремит И разрушит волшебные, сладкие грезы…». Примечательно, что эти слова стали для него пророческими, он действительно вскоре разуверился в Москве, хотя и добился там литературного признания. Но и слава не принесла ему счастья.

Не жалею, не зову, не плачу…

 
Не жалею, не зову, не плачу,
Все пройдет, как с белых яблонь дым.
Увяданья золотом охваченный,
Я не буду больше молодым.
Ты теперь не так уж будешь биться,
Сердце, тронутое холодком,
И страна березового ситца
Не заманит шляться босиком.
Дух бродяжий! ты все реже, реже
Расшевеливаешь пламень уст
О моя утраченная свежесть,
Буйство глаз и половодье чувств.
Я теперь скупее стал в желаньях,
Жизнь моя? иль ты приснилась мне?
Словно я весенней гулкой ранью
Проскакал на розовом коне.
Все мы, все мы в этом мире тленны,
Тихо льется с кленов листьев медь…
Будь же ты вовек благословенно,
Что пришло процвесть и умереть.
 

Стихотворение создано в 1921 году двадцатишестилетним Сергеем Есениным, но по его тематике и глубине суждений, создается впечатление, что это творение глубокого старца, достойно прожившего жизнь и теперь подводящего ее итоги.

В первой же строчке поэт заявляет о том, что не жалеет ни о чем и ни о ком в своей жизни: «…Не жалею, не зову, не плачу…», напоминает, что жизнь быстротечна: «…Все пройдет, как с белых яблонь дым…» и считает себя старым: «…Увяданья золотом охваченный, Я не буду больше молодым…». Вероятно, это связано с тем, что к двадцати шести годам Есенин действительно многое повидал: простой деревенский мальчишка стал признанным литератором, успел побывать в браке, обзавестись детьми, попутешествовать, заслужить славу балагура и пьяницы.

Ему кажется, что пора уже и успокоиться, меньшего ожидать от жизни: «…Ты теперь не так уж будешь биться, Сердце, тронутое холодком…», прекратить путешествия и знакомство с новыми культурами: «…И страна березового ситца Не заманит шляться босиком…». Жизнь так быстро пролетела, что автор вопрошает: «…Жизнь моя? иль ты приснилась мне? Словно я весенней гулкой ранью Проскакал на розовом коне…».

Завершает стихотворение очень философская фраза о тленности бытия: «…Все мы, все мы в этом мире тленны…» – совершенно не свойственная обычному молодому человеку, которому еще нет и тридцати лет. Но Есенин – не обычный юноша, он всегда выделялся из толпы и навсегда остался верен себе.

Звезды

 
Звездочки ясные, звезды высокие!
Что вы храните в себе, что скрываете?
Звезды, таящие мысли глубокие,
Силой какою вы душу пленяете?
Частые звездочки, звездочки тесные!
Что в вас прекрасного, что в вас могучего?
Чем увлекаете, звезды небесные,
Силу великую знания жгучего?
И почему так, когда вы сияете,
Маните в небо, в объятья широкие?
Смотрите нежно так, сердце ласкаете,
Звезды небесные, звезды далекие!
 

Стихотворение из раннего периода творчества поэта, создано в 1911 году шестнадцатилетним юношей. Оно наполнено романтическими ожиданиями, надеждами и иллюзиями. Легкое и простое, оно не претендует на философское осмысление жизни, как в других стихах этого же этапа, а призвано показать красоту ночного неба.

Ему хочется разгадать тайну звезд: «…Звездочки ясные, звезды высокие! Что вы храните в себе, что скрываете?», признается, что они его очаровывают: «…Силой какою вы душу пленяете?…» и ему кажется, что они знают ответы на все вопросы: «…Чем увлекаете, звезды небесные, Силу великую знания жгучего?…». Поэт пытается разгадать в чем их привлекательность: «…Что в вас прекрасного, что в вас могучего?…».

Догадывается, что в его жизни грядут серьезные перемены и пытается определить, к добру ли они будут, сбудутся ли его надежды в Москве: «…И почему так, когда вы сияете, Маните в небо, в объятья широкие?…». И хочет верить, что все задуманное сбудется: «…Смотрите нежно так, сердце ласкаете…».

Каждый труд благослови, удача!

 
Каждый труд благослови, удача!
Рыбаку – чтоб с рыбой невода,
Пахарю – чтоб плуг его и кляча
Доставали хлеба на года.
Воду пьют из кружек и стаканов,
Из кувшинок также можно пить –
Там, где омут розовых туманов
Не устанет берег золотить.
Хорошо лежать в траве зеленой
И, впиваясь в призрачную гладь,
Чей-то взгляд, ревнивый и влюбленный,
На себе, уставшем, вспоминать.
Коростели свищут… коростели…
Потому так и светлы всегда
Те, что в жизни сердцем опростели
Под веселой ношею труда.
Только я забыл, что я крестьянин,
И теперь рассказываю сам,
Соглядатай праздный, я ль не странен
Дорогим мне пашням и лесам.
Словно жаль кому-то и кого-то,
Словно кто-то к родине отвык,
И с того, поднявшись над болотом,
В душу плачут чибис и кулик.
 

Произведение создано в июле 1925 года во время отдыха поэта в селе Константиново. Но там он не бездельничал, помогал отцу на сенокосе и однажды отправился с артелью рыбаков за уловом, очень далеко от дома. Сергей Есенин всегда очень уважал людей, занятых физическим трудом. Он считал их настоящими, светлыми, искренними и не раз воспевал в своем творчестве: «…Потому так и светлы всегда Те, что в жизни сердцем опростели…».

Себя самого он противопоставляет им, считая лодырем, не заслуживающим уважения и оправдания: «…Только я забыл, что я крестьянин… Соглядатай праздный, я ль не странен…». В тайне завидует людям, сумевшим найти себя в каком-либо настоящем труде: «…Чей-то взгляд, ревнивый и влюбленный, На себе, уставшем, вспоминать…».

Поэт чувствует, что очень сильно отдалился от родной земли, односельчан, от семьи и понимает, что он уже чужак дома: «…Словно жаль кому-то и кого-то, Словно кто-то к родине отвык…». И его это очень сильно расстраивает: «…И с того, поднявшись над болотом, В душу плачут чибис и кулик».

Пускай ты выпита другим…

 
Пускай ты выпита другим,
Но мне осталось, мне осталось
Твоих волос стеклянный дым
И глаз осенняя усталость.
О возраст осени! Он мне
Дороже юности и лета.
Ты стала нравиться вдвойне
Воображению поэта.
Я сердцем никогда не лгу,
И потому на голос чванства
Бестрепетно сказать могу,
Что я прощаюсь с хулиганством.
Пора расстаться с озорной
И непокорною отвагой.
Уж сердце напилось иной,
Кровь отрезвляющею брагой.
И мне в окошко постучал
Сентябрь багряной веткой ивы,
Чтоб я готов был и встречал
Его приход неприхотливый.
Теперь со многим я мирюсь
Без принужденья, без утраты.
Иною кажется мне Русь,
Иными – кладбища и хаты.
Прозрачно я смотрю вокруг
И вижу, там ли, здесь ли, где-то ль,
Что ты одна, сестра и друг,
Могла быть спутницей поэта.
Что я одной тебе бы мог,
Воспитываясь в постоянстве,
Пропеть о сумерках дорог
И уходящем хулиганстве.
 

Произведение создано в 1923 году и посвящено Августе Миклашевской – зрелой женщине намного старше поэта и состоявшейся в профессии лицедейства. Но только рядом с ней Сергей Есенин чувствует себя повзрослевшим, понимает, что время шумных гуляний и хулиганства в прошлом. Она действует на него отрезвляюще, заставляет иначе увидеть многие вещи.

Поэт понимает, что она не девочка, а женщина и поэтому начинает стихотворение словами: «…Пускай ты выпита другим…», но что-то осталось и для него: «…Твоих волос стеклянный дым И глаз осенняя усталость…», признается, что ему нравится такая разница в возрасте: «…О возраст осени! Он мне Дороже юности и лета…». Ее влияние на него столь благотворно, что он готов изменить уклад своей жизни ради возлюбленной: «…Бестрепетно сказать могу, Что я прощаюсь с хулиганством…», «…Уж сердце напилось иной, Кровь отрезвляющею брагой…». Вероятно, с этой женщиной он смог бы обрести спасение и счастье: «…Что ты одна, сестра и друг, Могла быть спутницей поэта…».

Финальная часть стихотворения наполнена философским пониманием того, что жизнь следует принимать такой, какая она есть: «…Теперь со многим я мирюсь Без принужденья, без утраты…» и признается, что нуждается в ее мудром руководстве: «…Воспитываясь в постоянстве Пропеть о сумерках дорог И уходящем хулиганстве».

О верю, верю, счастье есть!

 
О верю, верю, счастье есть!
Еще и солнце не погасло.
Заря молитвенником красным
Пророчит благостную весть.
О верю, верю, счастье есть.
Звени, звени, златая Русь,
Волнуйся, неуемный ветер!
Блажен, кто радостью отметил
Твою пастушескую грусть.
Звени, звени, златая Русь.
Люблю я ропот буйных вод
И на волне звезды сиянье.
Благословенное страданье,
Благословляющий народ.
Люблю я ропот буйных вод.
 

Стихотворение посвящено Родине и биографы относят его создание к 1918 году. К этому моменту Сергей Есенин еще не успел разочароваться в политике коммунистов, а потому произведение радостное и возвышенное. Для подчеркивания торжественности ситуации использованы два цвета – красный и золотой. Первый символизирует революцию, а второй – Русь: «…О верю, верю, счастье есть!.. Заря молитвенником красным… Звени, звени, златая Русь…».

Душу автора переполняют надежды на лучшее будущее для любимой страны: «…Пророчит благостную весть. О верю, верю, счастье есть…», «…Блажен, кто радостью отметил Твою пастушескую грусть…». Он глубоко убежден, что вскоре жизнь народа улучшится, станет легче и радостней, а в деревни вновь вернутся люди, оживив их, прекратятся извечные страданья: «…Благословенное страданье, Благословляющий народ…».

Структура стихотворения построена таким образом, что каждая строфа начинается и заканчивается одинаковой фразой, образуя единый смыслообразующий рефрен: «О верю, верю, счастье есть. Звени, звени, златая Русь».

За горами, за желтыми долами…

 
За горами, за желтыми долами
Протянулась тропа деревень.
Вижу лес и вечернее полымя,
И обвитый крапивой плетень.
Там с утра над церковными главами
Голубеет небесный песок,
И звенит придорожными травами
От озер водяной ветерок.
Не за песни весны над равниною
Дорога мне зеленая ширь –
Полюбил я тоской журавлиною
На высокой горе монастырь.
Каждый вечер, как синь затуманится,
Как повиснет заря на мосту,
Ты идешь, моя бедная странница,
Поклониться любви и кресту.
Кроток дух монастырского жителя,
Жадно слушаешь ты ектенью,
Помолись перед ликом Спасителя
За погибшую душу мою.
 

Стихотворение создано в 1916 году и навеяно любовью к Анне Алексеевне Сардановской. Она была родственницей Ивана Яковлевича Смирнова – священника села Константиново, отсюда и религиозная тематика. Молодые люди часто встречались в доме святого отца, где собиралась вся одаренная молодежь, поэтому воспоминания об этом времени у поэта остались самые светлые.

В произведении Сергей Есенин называет возлюбленную бедной странницей: «…Ты идешь, моя бедная странница…», наделяет ее скромностью и целомудрием: «…Кроток дух монастырского жителя, Жадно слушаешь ты ектенью…». Использует средства художественной выразительности: «…небесный песок… И звенит придорожными травами От озер водяной ветерок… Полюбил я тоской журавлиною… синь затуманится…»; церковную лексику: «…над церковными главами… На высокой горе монастырь… Поклониться любви и кресту… дух монастырского жителя… перед ликом Спасителя…».

Сюжетная линия проста и рассказывает о любви парня и девушки. Верный себе, Есенин мастерски описывает природу: «…За горами, за желтыми долами… Вижу лес и вечернее полымя, И обвитый крапивой плетень…». Лишь последняя строчка вносит нотку печали в эту идиллическую картину: «…Помолись перед ликом Спасителя За погибшую душу мою» – словно поэт знает, что ему не только не суждено быть рядом с этой девушкой, но и то, что его душе действительно понадобится спасение.

Весна на радость не похожа…

 
Весна на радость не похожа,
И не от солнца желт песок.
Твоя обветренная кожа
Лучила гречневый пушок.
У голубого водопоя
На шишкоперой лебеде
Мы поклялись, что будем двое
И не расстанемся нигде.
Кадила темь, и вечер тощий
Свивался в огненной резьбе,
Я проводил тебя до рощи,
К твоей родительской избе.
И долго, долго в дреме зыбкой
Я оторвать не мог лица,
Когда ты с ласковой улыбкой
Махал мне шапкою с крыльца.
 

Стихотворение датировано 1916 годом и посвящено близкому другу поэта Л. И. Каннегисеру. Через некоторое время этой дружбе пришел конец из-за политических разногласий и последующего убийства последним председателя Петроградского ЧК М. Урицкого. Тем не менее, в память о тех днях, когда молодые люди были по-настоящему дружны, осталось это произведение.

Известно, что Леонид Иоакимович Каннегисер даже некоторое время гостил у Есенина в Константиново и вскоре появился этот стих. Согласно сюжета, два молодых человека на фоне деревенской природы обещают друг другу пронести их дружбу через всю жизнь: «…У голубого водопоя На шишкоперой лебеде…», «…Мы поклялись, что будем двое И не расстанемся нигде…». Автор использует средства художественной выразительности: «…Кадила темь, и вечер тощий Свивался в огненной резьбе…», «…в дреме зыбкой…».

На момент написания стихотворения, Есенин сам искренне верит в дружеские чувства товарища и радуется, что обрел единомышленника. Он еще не предполагает, что дружбе скоро придет конец, а самого Сергея Александровича от беды спасет только то, что его имя нигде официально не упомянуто и его нет в Петрограде на момент убийства М. Урицкого.

Ах, как много на свете кошек…

 
Ах, как много на свете кошек,
Нам с тобой их не счесть никогда.
Сердцу снится душистый горошек,
И звенит голубая звезда.
Наяву ли, в бреду иль спросонок,
Только помню с далекого дня –
На лежанке мурлыкал котенок,
Безразлично смотря на меня.
Я еще тогда был ребенок,
Но под бабкину песню вскок
Он бросался, как юный тигренок,
На оброненный ею клубок.
Все прошло. Потерял я бабку,
А еще через несколько лет
Из кота того сделали шапку,
А ее износил наш дед.
 

Данное произведение создано в сентябре 1925 года и поводом для его написания послужила реальная история, рассказанная Александрой Александровной Есениной – младшей сестрой автора. В один из погожих осенних деньков Есенин предложил сестре и Софье Андреевне Толстой прокатиться на извозчике. На пути им встретилось много кошек, что заметила Александра и рассказала об этом остальным. Тогда Сергей Александрович предложил попробовать сосчитать их всех, которые встретятся им на пути. Затея сильно увлекла и развеселила поэта и на следующий день было написано стихотворение о кошках, посвященное сестре Александре.

По сюжету поэт возвращается в свое детство в родной деревне и чувствует запах душистого горошка: «…Сердцу снится душистый горошек, И звенит голубая звезда…». Описывает деревенский быт, любимую бабушку и озорного котенка, сравнивая того с тигренком: «…На лежанке мурлыкал котенок… Но под бабкину песню вскок Он бросался, как юный тигренок…».

Типичным для поздней лирики автора, является появление темы смерти в финале произведения: «…Все прошло. Потерял я бабку…» и «…Из кота того сделали шапку…». Но даже и шапка из бедного животного не сохранилась, поскольку ее износил дед: «…А ее износил наш дед». Идея в том, что все течет и все изменяется, нет ничего вечного и постоянного на земле.

Разбуди меня завтра рано…

 
Разбуди меня завтра рано,
О моя терпеливая мать!
Я пойду за дорожным курганом
Дорогого гостя встречать.
Я сегодня увидел в пуще
След широких колес на лугу.
Треплет ветер под облачной кущей
Золотую его дугу.
На рассвете он завтра промчится,
Шапку-месяц пригнув под кустом,
И игриво взмахнет кобылица
Над равниною красным хвостом.
Разбуди меня завтра рано,
Засвети в нашей горнице свет.
Говорят, что я скоро стану
Знаменитый русский поэт.
Воспою я тебя и гостя,
Нашу печь, петуха и кров…
И на песни мои прольется
Молоко твоих рыжих коров.
 

Стихотворение навеяно ожиданиями от происходящих политических трансформаций в обществе. Речь идет об Октябрьской революции, которую Сергей Есенин воспринимает весьма тепло, веря в лучшее будущее как для народа, так и для Родины, в целом.

Строчка «…Разбуди меня завтра рано…» говорит о том, что поэт хочет быть в авангарде позитивных перемен, на которые он так надеется. Мать – это Родина, а дорогой гость – большевики: «…Дорогого гостя встречать…». Далее, автор говорит: «…И игриво взмахнет кобылица Над равниною красным хвостом» – грянет революция. Он на самом деле уверен, что она принесет только хорошее.

Себя Есенин надеется вскоре видеть знаменитым: «…Говорят, что я скоро стану Знаменитый русский поэт…». В последствии, жесткая критика именно этой строчки заставит поэта смотреть на вещи под другим углом, чуть реальнее. А горечь от не оправдавшихся надежд на революцию еще долго будет чувствоваться во всем его творчестве.

Королева

 
Пряный вечер. Гаснут зори.
По траве ползет туман,
У плетня на косогоре
Забелел твой сарафан.
В чарах звездного напева
Обомлели тополя.
Знаю, ждешь ты, королева,
Молодого короля.
Коромыслом серп двурогий
Плавно по небу скользит.
Там, за рощей, по дороге
Раздается звон копыт.
Скачет всадник загорелый,
Крепко держит повода.
Увезет тебя он смело
В чужедальни города.
Пряный вечер. Гаснут зори.
Слышен четкий храп коня.
Ах, постой на косогоре
Королевой у плетня.
 

Произведение создано в 1913 году и посвящено Анне Сардановской. Именно ее поэт много лет считал королевой своего сердца. И хотя на момент написания стихотворения он состоял в гражданском браке с Анной Изрядновой, ждущей от него ребенка, в воспоминаниях и мечтах он обращается к другой девушке. Более того, события в стихе развиваются в настоящем времени: «…По траве ползет туман, У плетня на косогоре Забелел твой сарафан…», поддерживая иллюзию реальности происходящего.

Это чувство когда-то было взаимным и автор верит, что она его до сих пор любит и ждет: «…Знаю, ждешь ты, королева, Молодого короля…», где молодой король – сам Есенин. Он не сомневается, что будет вместе с этой девушкой и увезет ее в дальние страны: «…Увезет тебя он смело В чужедальни города…», хотя она к этому времени уже несколько раз отвергла его ухаживания.

К сожалению, сама Анна Сардановская вышла замуж за другого человека и вскоре погибла во время родов, но эту первую и настоящую любовь поэт запомнил навсегда.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17