Илья Котов.

РАЗУМ



скачать книгу бесплатно

– Но ведь всё ещё можно исправить! – Даша не хотела соглашаться с цинизмом Якова.

– Что именно ты хочешь исправить? Найти противоядие от вируса? Да. Остановить эпидемию? Да. Заставить людей обратиться к Богу? – Яков саркастически поморщился, – Сомневаюсь.

– Ты не веришь в Бога?

– «Верить в Бога» – всё равно, что «верить в уголовный кодекс». Все знают, что он есть, но не все его чтут. Правильнее сказать «верить Богу». И я Ему верю. Он не раз меня спасал, вытаскивал за шкирку из таких передряг, что вспомнить страшно, – Яков на мгновение замолчал.

***

2007 год. Уганда. Провинция Комвенге.

Яков со своими коллегами оказался там не случайно. Его вызвал местный, тогда ещё неофициальный, принц Мумбере, чтобы без лишней огласки локализовать очаг эпидемии Марбурга, который вспыхнул в районе золотоносной пещеры Китака.

Яков к тому времени был уже известным в узких кругах специалистом по таким неофициальным операциям. Собранная им команда «Врачи-Удачи», состоящая из опытных инфекционистов и эпидемиологов, успешно и самое главное без огласки подчищала утечки биологического оружия или случаи применения химических отравляющих веществ.

Пока коллеги Якова проводили необходимые мероприятия с заражёнными жителями в развёрнутом мобильном госпитале, Яков разговаривал с принцем по телефону.

– Пещеру Китака нужно закрыть раз и навсегда. Доступ людей туда прекратить. Мы не сможем остановить вспышку, если каждый день в очаг заражения будут спускаться новые горняки.

– Я нанял тебя не для того, чтобы ты закрыл мой бизнес! – голос на другом конце был взбешён, – В этой пещере золота больше, чем в Форт Ноксе. Я дам тебе столько денег, что не сможешь унести. Но ты должен найти другое решение!

– Другое решение есть. Бери огнемёт, автоматы и уничтожь всех летучих собак в этой пещере, которых местные так боготворят. Выжги все их следы. Тогда можно будет надеяться на локализацию очага.

Принц замолчал. Через некоторое время Яков снова услышал его голос:

– Я сделаю, как ты сказал.

И он сделал. Пещера была выжжена. Следов не осталось не только от летучих собак, но и от всего, что могло летать, ползать или просто расти на мокрых стенах пещеры. Вскоре эпидемия пошла на убыль. Но радости Якову это не принесло. Она поочерёдно унесла с собой трёх его друзей – Андрюху, Димку и Анечку. А последний из «Врачей-Удачи», Антон, лежал перед ним на больничной койке, цепляясь из последних сил за жизнь. За жизнь, которая покидала его с каждой минутой.

– Яш! Ты остаёшься последним из группы, – прошептал Антон, – если сможешь выжить, позаботься о моей Ленке. Она даже не знала, в какую командировку я уехал.

Яков взял Антона за руку:

– Я не отпущу тебя! Ты выкарабкаешься.

– В вопросах жизни и смерти ты не имеешь решающего голоса, к сожалению, – Антон попытался улыбнуться, – не вини себя, Яков. Работа в твоей команде – лучшее, что было в моей жизни. Я не жалею, что всё так закончилось.

Жалею только о том, что на Родину даже тело моё не вернётся.

– Этого я тебе пообещать не смогу. Ты знаешь правила.

Антон посмотрел на Якова и улыбнулся:

– И всё-таки я тебе не завидую. Меня похоронит лучший друг. Тебе и такого не светит.

– Ты всегда мог приободрить, Антоха!

Шутка Антона оказалась слишком острой для Якова. Он, действительно, уже чувствовал озноб, как предвестник скорой агонии.

С похоронами Антона Яков тянуть не стал. Той же ночью он выкопал яму рядом с тремя свежими могилами, украшенными деревянными православными крестами и небольшими табличками с именами его друзей. Перетащил туда мешок для трупов с телом Антона, облил его бензином и бросил спичку. Яркое пламя озарило кромешную африканскую тьму. Яков стоял на краю могилы.

Он остался один в Богом забытой стране. Смерть уже стояла за его спиной, раздумывая какой рукой к нему прикоснуться. Ему было страшно. Ужас, отчаяние, одиночество, безвыходность его положения заставляли слёзы катиться по его щекам.

– Господи! – шептал Яков, – Всё возможно тебе! Пронеси чашу сию мимо меня. О, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо меня! Клянусь, следовать покорно воле Твоей до последнего дня своего. Очищать мир, тобой сотворённый, от скверны Духа и Плоти. Не пожалею никаких благ мирских, ни убоюсь смерти! Впрочем, не моя воля, но Твоя да будет!

Огонь в яме погас, унося с собой останки Антона и последнюю надежду Якова.

Вдруг, он услышал звук подъезжающего автомобиля. Яркий свет фар ослепил Якова. Навстречу ему из машины вышел высокий статный африканец в дорогом европейском костюме. Это был принц.

– Мне очень жаль, дорогой брат, – произнёс он на чистом английском языке, – что тебе пришлось отпустить в небо своих друзей. Я не могу их вернуть назад, но я могу вернуть тебя на твою родную землю.

Принц протянул Якову кейс:

– Здесь сумма, о которой мы договаривались плюс страховка за смерть твоих друзей. И лично от меня – счёт в банке, оформленный на твоё имя, деньги на котором никогда не закончатся, пока живёт мой род, который ты спас от вымирания.

Яков взял кейс:

– Ты сильно рискуешь, принц, приехав сюда.

– Я не рискую ничем. Я умею говорить со смертью. Моя смерть придёт за мной ещё не скоро. Утром мой самолёт отвезёт тебя в Энтеббе, – продолжил принц, – билеты через Стамбул в Москву уже забронированы.

– Благодарю, принц! – ответил Яков, – Хоть, я и очень скучаю по Москве, но попрошу тебя забронировать мне карантинный бокс в госпитале Энтеббе на 10 дней. Я не могу рисковать. И если меня постигнет судьба моих друзей, похорони меня рядом с ними.

– Ты самый храбрый воин на этой земле, мой русский брат. А воина небо может забрать только в бою. Ты никогда не умрёшь от болезни. Но если случится так, как ты говоришь, то обещаю, что похороню тебя с королевскими почестями, – принц развернулся и направился к автомобилю. Открыв дверь, он снова повернулся к Якову, – твоя смерть боится тебя! Она всегда будет стоять у тебя за спиной, как стоит сейчас, но прикоснуться не осмелится, пока Он не позволит ей это сделать.

Принц показал пальцем на небо, поясняя, кого он имел в виду, и сел в автомобиль.

***

Яков встряхнул головой, словно пытаясь освободить её от нахлынувших воспоминаний:

– Я верю в Бога так, как не верит ни одна набожная бабулька, которая не пропускает ни одной службы и стоит вечерами в платочке перед иконами со свечой в руке, нашёптывая молитвы. Но в церковь я не хожу и этим барыгам с кадилом не причащаюсь. Я как-то предпочитаю общение с Ним без посредников.

– Почему же Он это допустил? Ведь мы же – дети Его! – Даша выпила рюмку водку, даже не закусив.

– Он это не допустил. Он это создал. А ты – всего лишь десница Божья!

– Если это так, то за что Он нас наказывает?

– Причин масса. А как бы ты поступила, если бы в твою любимую лабораторию пришёл сотрудник, который стал нарушать порядок экспериментов, путал пробирки, напивался?

– Уволила бы, конечно! – не раздумывая, возмущённо ответила Даша.

– Ну, вот и Он нас уволил. Перепутали мы Ему все пробирки, – улыбнулся Яков, – Человеческий разум не готов постичь всей гармонии природы. Каждая Тварь Божья совершенна. Но человеку хватает наглости пытаться усовершенствовать Совершенство. И мы, как пьяный сантехник с разводным ключом, лезем в сердце адронного колайдера, будучи на 100% уверенными, что, уж, без нас там точно не разберутся.

– Это камень в мой огород? – спросила Даша.

– И в мой тоже! – улыбнулся Яков.

– Но ведь уничтожать своих детей за нерадивость жестоко! – Даша категорически не хотела принимать логику Якова.

– Даша! Ты библию читала? – тихо спросил Яков, – Тогда ты знаешь, что Он и за меньшие грехи наказывал смертью. Содом и Гоморра в сравнении с клубом «Адам и Ева», что на проспекте Вернадского, песочница в детском саду.

Даша улыбнулась:

– Я, наверное, не так хорошо знакома с московскими притонами, как ты.

– Только хорошо измаравшись, мы начинаем по-настоящему ценить чистоту. Только тот, кто видел смерть, умеет любить жизнь. Такова порочная суть человека. И ничто не может её изменить.

– Откуда у тебя пистолет? – неожиданно спросила Даша после некоторой паузы.

– Если я скажу, что в Москве всем эпидемиологам выдают табельное оружие, ты мне поверишь?

– Нет.

– Тогда варианта два. Либо ты ошибаешься, либо я не эпидемиолог, – Яков снова разлил водку по рюмкам.

– Ты очень хорошо разбираешься в механизмах распространения болезней, – Даша машинально приняла логическую цепочку Якова, – значит ты – эпидемиолог. Ты – отличный эпидемиолог.

– А отличным эпидемиологам положено табельное оружие, – закончил мысль Даши Яков.

Даша понимала, что не получила ответ на свой вопрос, и Яков её просто запутал. Но усталость и хмель не позволили ей искать ошибку в логической цепочке из трёх пунктов. Да и, в конце концов, не окажись у Якова пистолета, а Якова рядом в нужный момент, где бы она сейчас была?

– Ты их убил? – тихо спросила она.

– Один убежал. Двоих да. Убил.

– Как это ужасно! – Даша снова выпила, чтобы не позволить хмелю уйти и оставить её один на один со страшными воспоминаниями.

– Нет худа без добра! – ответил Яков, вставая. – Пойду, пройдусь. Проверю обстановку вокруг дома.

– Какого добра? – опешила Даша.

– Ты же сама хотела мозг инфицированного человека изучить. Теперь у тебя их целых два! – сказал Яков, выходя за дверь.

Стоило Якову закрыть за собой дверь, как на колени Даши прыгнул её любимый кот Макс. Он никогда не любил гостей, как и сама Даша. Но в отличие от неё обладал привилегией их не встречать и не показываться им на глаза.

Даша взяла кота на руки и подошла к окну. Яков стоял на крыльце и с кем-то разговаривал по телефону.

– Это Яша, Масик. Сегодня он спас мне жизнь! – сказала Даша, нежно гладя своего Макса. Рукой она почувствовала, как кот вздрогнул и напрягся. Она посмотрела на него. Макс, не отрываясь, смотрел ей прямо в глаза. От этого пристального взгляда у Даши пробежал по спине холодок.

– Территория проверена. Мин не обнаружено, – улыбаясь, сказал Яков, заходя в дом.

– А это, наверное, твой легендарный мужчина по имени Макс, у которого я должен тебя отбить?

Кот на руках Даши повернулся к Якову, взъерошил шерсть и издал дикий устрашающий вой. Яков даже опешил от неожиданности.

– Успокойся, Масик! Плохой дядька. Только ты будешь навсегда в моём сердце, – залепетала Даша, – иди ко мне, я тебя поцелую.

Кот повернулся к Даше и, как будто понимая её слова, потянулся к её губам.

Яков резко схватил кота за шкуру и буквально вырвал его из рук Даши, швырнув в другой угол комнаты.

– Ты что! Совсем озверел? – закричала Даша – К коту приревновал?

– Я понял, Даша! – попытался её успокоить Яков. – Выслушай меня!

В этот момент кот вскочил на ноги и бросился в сторону Якова. Пока Яков пытался как-то успокоить Дашу, Макс, сделав несколько больших прыжков по дивану и столу, уже летел, выпустив все свои когти, в лицо сопернику. Только в последний момент Яков успел выставить руку и поймать обезумевшего кота за горло. Кот, вцепившись передними лапами в руку Якова, задними яростно раздирал сопернику вены. Кровь брызнула из руки Якова. Он открыл первую попавшуюся дверь и швырнул туда кота.

– Прекратите! – неистово орала Даша. Она не могла понять, что происходит.

Яков схватил со стола бутылку водки и вылил себе в рану.

– У тебя есть бинт? – спокойно спросил он, обращаясь к Даше.

– Да. Сейчас, – Даша со слезами принесла бинт и перебинтовала руку Якова.

– Что происходит? Объясни мне, пожалуйста! – Даше казалось, что почва уходит у неё из-под ног.

– Домашние животные. Вот ещё один путь распространения инфекции, который мы не учли. Они вряд ли прислушались к предупреждениям СМИ о заражении воды. А хозяева продолжали их целовать и общаться.

– Но как ты догадался? – спросила Даша.

– Твой кот всегда понимал человеческую речь?

– Ну, не буквально, конечно, – Даша пыталась проанализировать поведение Макса. – Хотя, последние дни он меня пугает своей понятливостью.

– Что за комната, в которую я его запер? – спросил Яков.

– Комната для гостей. Ты там должен был спать, – ответила Даша.

– Пожалуй, я лучше в гостиной лягу. Вдвоём с тем, кто хотел меня убить, мне будет неспокойно!

***

Яков, как бывалый солдат, засыпал в любой обстановке по команде «отбой», которую он сам себе отдавал. Его голова ещё не успевала коснуться подушки, а глубокий сон уже накрывал её своей тёплой тяжёлой лапой. И только слух продолжал своё неустанное дежурство, выискивая из обычных ночных звуков тревожные нотки.

Но снами Яков не управлял. И ему снова и снова снилось московское кладбище, где он стоял рядом с Леной, женой его друга Антона, возле большой гранитной плиты, на которой беззаботно улыбались его друзья – Антошка, Андрюха, Димка и Анечка – стоя в обнимку в противочумных костюмах с открытыми головами. Внизу большими буквами было написано: «Они погибли, победив смерть!»

Яков обнял Лену:

– Я не мог привезти его тело, но его душу я привёз. Его последней просьбой было позаботиться о тебе. Зарплаты Антона и страховки хватит тебе, чтобы достойно вырастить сына. Но, если тебе что-то понадобиться, ты знаешь, как меня найти.

– Куда ты сам-то теперь? Без команды. Наберёшь новых «врачей-удачи» или завяжешь с вольной практикой? – спросила Елена.

– Мой опыт пригодился в одной государственной структуре. Продолжу практику там.

– В государственной структуре много не заработать.

Яков глубоко вздохнул:

– Ты знаешь, эта командировка как будто бы освободила мою душу от оков. Больно, жестоко, страшно, но очистила её от сажи. Деньги – это шоры на глазах человечества. Они позволяют видеть только часть мира, находящегося перед тобой. Человек 90% процентов своего времени думает о деньгах. Либо о том, как их заработать, либо о том, как их потратить или похвастаться перед соседом, у которого этих денег меньше. Я снял свои шоры и увидел, как мир огромен и прекрасен. И то, как мы его уродуем своей моралью потребления. Деньги, задуманные когда-то нашими предками, как мерило человеческого трудолюбия и таланта, превратились сегодня в божество – в Золотого Тельца, которому мы преклоняемся, ради которого готовы убивать, предавать…

Елена посмотрела на Якова:

– Так есть. Так и будет всегда. Изменить суть денег в нашей жизни могут только деньги. Большие деньги. А те, у кого они есть, вряд ли захотят что-то менять.

***

Даша никак не могла уснуть. Она ворочалась в кровати, снова и снова прокручивая в голове события прошедшего дня. Сон, иногда накрывая её, снова покидал, возвращая мысли к эпидемии. Яков мирно посапывал в гостиной.

«Человек без нервов», – думала Даша, – «На пороге апокалипсис, а он щемит без задних ног! Еще анекдот какой-нибудь утром расскажет».

– Мама! Мама! – отчётливо послышалось из гостевой комнаты. Голос был утробным, очень жалобным. Но слова были слышно отчётливо, – Мама! Мама!

Даша встала, накинула халат и подошла к двери гостевой комнаты. Ей было очень страшно, но рука сама потянулась к дверной ручке.

– Не делай этого! – послышался сзади голос Якова.

– Это Макс. Ему там плохо, – попыталась возразить Даша.

– Ага! Поболтать не с кем! – сказал Яков, переворачиваясь на другой бок, – Если не спится, собери всё необходимое. Мы переходим на казарменное положение. С сегодняшнего дня весь коллектив ночует в лаборатории. И остальных предупреди!

– А как же Макс? Он же умрет без меня, – встревожено сказала Даша.

– Ничего с ним не будет. Оставь ему еды, пару дисков с фильмами и томик Ницше на тот случай, если мы долго не найдем противоядие, – пробормотал Яков, снова засыпая.


Глава 4.

Утром все сотрудники лаборатории собрались с большими сумками личных вещей. Картина больше напоминала сбор студентов на картошку, нежели подготовку к научной работе.

Лаборантка Катя, заменившая выбывшую Светлану, держала в руках большую спортивную сумку. Программист Андрей – молодой человек в больших очках – собрал, видимо дома, всё компьютерное оборудование. Дашин помощник Сергей стоял рядом с шикарной блондинкой.

– Сергей, можно тебя на минутку, – Яков взял под руку Сергея и отвел в сторону. – Это кто?

– Алёна. Даша сказала взять всё самое необходимое! Я и взял, – невозмутимо ответил Сергей.

– Успокой меня и скажи, что это подающая надежды студентка биофака, которая как никто разбирается в природе альгофагов? – вполголоса спросил Яков.

– Это как никто подающая надежды студентка. Всё остальное, что ты сказал, не про неё, – ответил Сергей, – Яков! Она живет в очень неблагополучном районе. И если меня не будет рядом, я буду очень переживать за её жизнь.

– Ладно. Назначим её ответственной за кухню, – немного подумав, подвёл черту Яков.

– Это плохая идея, – немного поморщившись, ответил Сергей, – кухня – не её сильная черта.

– Я понимаю, Серёга, какая у неё сильная черта, – сказал Яков немного раздражённо, – но вряд ли эта черта будет полезна всему нашему коллективу. Так что определись сам, что ей поручить! Но балласта на борту быть не должно.

– Итак, дорогие коллеги! – громко произнёс Яков, обращаясь ко всем, – От нас с вами зависит очень многое. Ни много ни мало – судьба этой планеты! Вчера вечером у нас появились новые исходные данные. В карантинном боксе два тела предположительно инфицированных людей. Задача – провести анализ мозговой жидкости и определить очаг поражения. Сравнить характер заражения человека и животного.

А сейчас выбирайте себе комнаты для проживания, благо, что свободных кабинетов много. Расчехляйтесь! И через 20 минут собираемся в лаборатории.

– Яков! Как тела попали в лабораторию? – спросила Даша, когда все разошлись.

– Не бери в голову, – ответил Яков, – по приказу главы МЧС в нашем распоряжении все необходимые службы. Они и доставили ночью тела в лабораторию.

– Да. Но мы не имеем права препарировать людей без согласия их близких родственников, – продолжала высказывать свои сомнения Даша.

– Законность я беру на себя. Не теряй время! Будут все необходимые бумаги из полиции и следственных органов, – уверенно сказал Яков.

Даша понимала, что обстоятельства, направляемые Яковом, идут только на пользу их общему делу и в интересах всего человечества, но она не могла смириться с таким чудовищным попранием закона.

– Кто ты? Как это возможно? – с испугом Даша глядела в спокойные и уверенные глаза Якова.

– Я тот, в обязанности которого входит обеспечение всем необходимым твоей работы. И тот, кто наделён безграничными полномочиями для выполнения этой задачи. Ответ понятен? Понятен. За работу!

***

Вечером на столе у Даши, как и обещал Яков, были все документы, позволяющие ей препарировать тела напавших накануне на неё людей. Была не только установлена личность погибших, получены письма от родственников, (к тому же проживающих в другом регионе страны), но и собраны подробные досье на этих людей.

Яков явно не договаривал о своей роли в этих исследованиях. Но Даша осознано закрывала глаза на свои сомнения. Это было в её интересах. И на данный момент её это устраивало. Видимо, за время общения с Яковом она тоже набралась его цинизма.

– Даша! Посмотри, пожалуйста! – окликнул её Сергей, оторвавшись от микроскопа.

Даша подошла к нему.

– Это мозговая жидкость первого подопытного. Видны явные признаки наличия вируса. А это – второй несчастный, – Сергей поменял исследуемый материал в микроскопе.

– В мозговой жидкости вируса нет, – сказала Даша, глядя на экран, на который проектировались данные с микроскопа. – Что это может значить? Вирус скрывается в других уголках мозга? Или по-разному проявляет себя в разных человеческих организмах?

В лаборатории повисла тишина. Все, кроме Алёны смотрели на экран, пытаясь найти причину не состыковки. Алёна явно скучала, пересматривая очередной фильм ужасов на своём планшете. Непонятные разговоры Серёжи со своими коллегами явно навевали на неё скуку.

– Серёж! А разве в мозге есть уголки? Я думала, он круглый! – не отрываясь от планшета, протянула нараспев Алёна.

– Круглый, Алёнка! Абсолютно круглый и гладкий! – Яков не упускал ни одной возможности подколоть Алёну.

Вдруг, он осёкся, подошёл к рабочему столу Даши и взял в руки досье на погибшего.

Немного полистав толстую папку, Яков поднял глаза.

– А ведь Алёнка на этот раз права.

– Ты о чём? – переспросила Даша.

– Я о том, что, если слышишь топот копыт, думай о лошади, а не о зебре! – процитировал Яков известный медицинский постулат.

Алёна подняла удивлённый взгляд на Якова:

– Я про зебру ничего такого не говорила! Я сказала, что мозг круглый!

– Ты хочешь сказать, что второй вовсе не инфицирован? – уточнила Даша, – Но почему тогда он был вместе с больными?

– Может быть, он по жизни был скотом? – уточнила Катя.

– В десятку! – Яков взял в руки досье, – 41 год, из которых 18 лет в тюрьме. Два срока за грабёж, один за изнасилование. По-моему, его образ жизни ничуть не изменился. А в стаю собрал диких зверей, как он сам. Он, наверняка, и был их вожаком. Если мы не найдём лекарство, именно такие экземпляры и будут владеть миром!


Глава 5.

И Яков был прав. Инфекция диктовала свои законы поведения. На передний план вышли инстинкты вместо разума, право сильного вместо справедливости, жестокость вместо милосердия.

И те, кто уловил вовремя эту тенденцию и сумел, не заразится вирусом, перестраивали систему под себя.

Но даже Яков не догадывался, что это было далеко не самое страшное, что принёс вирус в мир. Глупые люди оказались не так опасны, как внезапно получившие разум животные. В определённый момент они осознали своё умственное превосходство над двуногими существами без когтей и острых зубов, заполонившими города, и стали постепенно отжимать у людей всё новые территории. В выборе методов разумные животные не церемонились. Получив разум, они, по сути, оставались теми же животными. Поэтому борьба шла на уничтожение. Безоружные люди быстро становились жертвой армии животных. Крысы прогрызали емкости с запасами воды в помещениях, где скрывались уцелевшие люди. Стаи собак охотились за ними на улице. Дикие животные из лесов и зоопарков тоже пытались отвоевать себе место под солнцем в городе.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11