Илья Котов.

РАЗУМ



скачать книгу бесплатно


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.


Глава 1.

Ах, это сладкое чувство безрассудства! Состояние души и тела, когда можно отпустить ситуацию на самотёк, не пытаясь её контролировать и направлять в нужное русло! Когда можно броситься с головой в бездну, не боясь чужих неодобрительных взглядов и порицания подруг. Когда за один миг полёта, не раздумывая, ставишь на кон всё, даже не пытаясь поторговаться.

Как редко она могла себе это позволить! Разве что в эротических снах, когда крепкие руки незнакомца сжимали её тело, заставляя учащаться дыхание и трепетать в груди нежное женское сердце, когда его влажные губы касались уголка её губ…

– Фу! Кто так целуется!?

Прекрасные сны рождаются и умирают за один миг. Если в случае с Сальвадором Дали

причиной волшебного сна был полёт пчелы вокруг граната, то в случае с Дашей – её голодный невоспитанный кот Макс.

–Макс! Ну, сколько можно повторять – нельзя облизывать людям губы! Это негигиенично,– она машинально накинула халат и побрела на кухню, положить Максу еды.

– Или целоваться научись по-человечески, – с обидой пробормотала Даша.

Даша, а для коллег и руководства – Дарья Сергеевна, была старшим научным сотрудником микробиологической лаборатории. В свои 33 она много добилась в профессиональной деятельности. Даша очень гордилась собой, когда год назад её назначили руководителем проекта. С подчинёнными она старалась вести себя подчёркнуто строго, чтобы как-то компенсировать свой небольшой рост и хрупкую фигуру.

С юных лет она бредила наукой. Хотя, и здоровый интерес к мужчинам ей тоже был не чужд. Но, к сожалению, все её романы быстро заканчивались. Причиной тому, как ни странно, были её образованность и сильный характер. Ей нравились мужчины умные и мужественные. (Ну, а кому они не нравятся!) Вот только беда в том, что умные и мужественные мужчины очень не любят, когда рядом оказывается ещё более умная и мужественная женщина. Это заставляет их усомниться в своих достоинствах. Ведь женщина, по их мнению, должна быть фоном, на котором мужчина может показать все свои сильные стороны. Но быть для кого-то фоном Даша считала делом неприемлемым. А те мужчины, которые к Даше тянулись – люди слабые и безвольные, мечтающие найти себе новую мамку, которая будет им вытирать сопли и кормить кашкой – Дашу категорически не устраивали. Поэтому уже на пятом курсе она твердо решила уйти с головой в науку.

В лабораторию Евгения Павловича Шестакова она попала сразу после института и поняла, что здесь она готова провести всю свою жизнь. Она уже видела себя нобелевским лауреатом, спасшим мир от ещё несуществующей, но очень страшной болезни. И, хотя, первое время ей доверяли работу, недостойную будущего лауреата, она продолжала грезить научными открытиями.

***

Телефонный звонок прервал её разговор с котом. Звонила лаборантка Света.

– Дарья Сергеевна, у нас ЧП. Срочно приезжайте! – голос в трубке был очень взволнован.

– Света, успокойся. Вздохни глубоко, выдохни и подробно по пунктам!

– Убежали все мыши из активной группы! Я открыла клетку, чтобы взять одну на анализ крови, а они как будто это ждали, – голос Светланы снова сорвался.

–Вы их поймали уже? Или ждёте меня, чтобы я это сделала? – Даша пыталась скрыть раздражение, но металлические нотки в голосе становились всё отчётливее.

–Дарья Сергеевна! Я же говорю – они сбежали! Не из клетки, а из лаборатории.

Через вентиляционные каналы.

–Это невозможно! – Даша даже ущипнула себя за руку, пытаясь убедиться, что сон ещё не кончился, – буду минут через 20.

***

Даша была в лаборатории уже через 15 минут. Благо, что от работы до дома можно было дойти пешком. Лаборатория находилась в 20 километрах от города в живописном месте. Даша продала свою квартиру в центре города и купила домик недалеко от лаборатории. Свежий воздух, лес и, конечно, её любимая работа теперь были рядом с ней.

На стуле сидела заплаканная лаборантка Светлана с забинтованной рукой, рядом стоял помощник Даши Сергей.

– Тебя укусили? – спросила Даша.

– Я сделал ей все необходимые прививки, взял кровь на анализ, – ответил негромко Сергей, – не думаю, что это может быть опасно. Микроорганизмы, которые мы прививали группе, не были патогенными для человека.

– Мы разве уже изучили эти организмы, чтобы делать такие выводы? – оборвала его Дарья.

– Покажите мне запись камеры наблюдения!

Сергей щёлкнул по клавиатуре, и на мониторе открылось видео.

На экране было хорошо видно, как Светлана, подготовив всё необходимое для забора крови на анализ, направилась к клетке с группой «А». Десять безобидных белых мышек хаотично суетились в небольшой клетке, не обращая внимания на действия лаборантки. Но стоило ей открыть клетку и протянуть руку за одной из них, как они словно по команде с невообразимой резвостью бросились на её руку. Светлана с криком отдёрнула её, пытаясь стряхнуть с себя мышей. Но одна из них, прокусив перчатку, осталась висеть на её руке. Светлана с визгом сорвала её с себя и с силой швырнула обратно в клетку.

– Это невозможно! – Даша никак не могла поверить в происходящее.

– Посмотри сюда, – Сергей щёлкнул ещё раз по клавишам, и на экране появилось изображение с другой камеры.

Мыши, как взвод опытных спецназовцев, друг за другом взобрались на вентиляционные каналы, проходящие под потолком, и скрылись в одном из них.

– Она жива? – спросила Даша, посмотрев на тело единственной оставшейся мыши из группы «А»?

– Нет. Светка слишком уж её приложила об стенку.

– Палыч в курсе?

– Нет. Кроме нас никто не знает.

– Возьми у неё кровь на анализ! – Даша показала на тело оставшейся мыши, – Я к руководству. Свету в карантин.

– Дарья Сергеевна! Что со мной будет? Вы меня вылечите? – глотая слёзы, залепетала Светлана.

–Ты ещё не заболела. Это мера предосторожности. Успокойся! – сухо ответила Даша и вышла из лаборатории.

***

– Евгений Палыч! У нас ЧП в лаборатории. Необходимо оповестить МЧС, – с порога отрапортовала Дарья.

– Что за манера входить без стука, без «здрасте» и пугать аббревиатурами?

Шестаков Евгений Павлович был выходцем из научной среды, у которого организационная работа была намного удачнее научной. Поэтому должность руководителя микробиологической лаборатории ему подходила как никому другому.

– Дарья Сергеевна! Вы старший научный сотрудник отдела слабопатогенных микроорганизмов! Какое ЧП?! У Вашей любимой мышки нежелательная беременность?

– Мыши сбежали!

– Так заведите новых! Что Вы на них испытывали?

– Вирус ATCV-1. Его действие на умственные способности …

– Альгофаг? То есть Вы мне предлагаете сообщить в МЧС, что от нас сбежали мыши, которые могут заразить водоросли? Это вирус может передаваться, в крайнем случае, беспозвоночным, а, уж, никак не человеку! – с каждым словом голос Шестакова становился громче и, наконец, окончательно сорвался на крик, – Вы вообще в курсе, что в нашем городе проходит чемпионат мира по футболу? Гостей как грязи!!! По городу пройти невозможно, чтобы не встретить туземца с барабаном. И тут я звоню в МЧС и заявляю, что у Дарьи Сергеевны мышь убежала. Срочно всех в карантин!!! Особенно тех, кто вдруг поумнел неожиданно! Город оцепить! Никого не впускать и не выпускать, пока мы свою мышь не найдём…

– Евгений Палыч! Моя работа заключалась в действии это альгофага на мозг и его способности. Мыши действовали крайне разумно и организовано. Патогенность данного вируса до конца не изучена. И я считаю, …

–Что миру грозит опасность? – грубо прервал её Шестаков, – Вы же меня не просто проинформировали, а назначили крайним. Вы это понимаете? И предлагаете мне то же самое сделать? Перекинуть ответственность на ступень выше? Меня за такое в порошок сотрут. Идите – работайте, Дарья Сергеевна! И забудьте о нашем разговоре! Его не было. И поменьше смотрите на ночь фильмы про зомби-апокалипсис!

***

Даша вернулась в лабораторию.

– Ну, что там? Палыч поднял тревогу? – спросил Сергей, не отрывая взгляда от микроскопа.

– Он даже жопу со стула не поднял! Что со Светланой?

– Температура немного повышена. Потливость. В крови вируса нет. Наверное, просто стресс, – Сергей повернулся к Даше, – Ну, что? Прививаем новую группу?

Как хищник, почувствовавший вкус крови своей жертвы, Сергей не думал ни о чём другом кроме новых опытов. Они нащупали что-то очень интересное. Впереди их ждёт грандиозное открытие!

–Нет, – Даша села на стул. В её взгляде читалась тревога, – я сама сообщу в МЧС.

Сергей подошел к ней, присел на корточки и взял её за руки.

– Даша! А может в этот раз Палыч прав? Ну, посуди сама! Умные мышки убежали в лес. Наша лаборатория даже не в черте города. Что они там сделают? Построят третий Рим? Или банки грабить начнут?


Глава 2.

Даже очень умная лабораторная мышь вряд ли знает, что в лесу водятся совы. Да она даже не знает, что за пределами её клетки есть другой мир. И поэтому неудивительно, что смышлёную команду «А», во всяком случае, одного из них, за пределами лаборатории поджидали далеко не дары небесные, а острые когти совы. Жажда жизни, изворотливость и острые зубы позволили ему вырваться из острых когтей хищника, но только для того, чтобы закончить свои недолгие дни, сгинув в водах городского водохранилища.

***

Прошло несколько дней. Побег подопытных добавил стимул в работе. Даша понимала, что она на грани великого открытия. Мыши проявили командную работу, что говорило о явном действии вируса на умственные способности. Лечение умственной отсталости, Альцгеймер и прочие «радости» человечества могли отступить навсегда.

Светлана вернулась в команду, но после карантина немного выбилась из общего ритма, и её приходилось всё время подгонять.

– Света! Я понимаю, что брать кровь у мышей ты с некоторых пор опасаешься, но вести правильно журнал опытов надо обязательно! – Даша смотрела в экран монитора – Почему за вчерашний день ты не отметила динамику роста вируса?

– Простите меня! Я забыла! – Светлана явно была чем-то встревожена.

– Забыла что? То, что ты делаешь каждый день на протяжении года? – спросила Даша.

– Я забыла пароль от компьютера.

Сергей оторвался от своей работы и повернулся к Светлане.

– Света! Твой пароль знают все – SVETA. Чувство юмора – это не самая сильная твоя черта!

Слёзы брызнули из глаз лаборантки.

– Я не помню пароль. Я не понимаю, чем мы тут занимаемся. Я забываю, как зовут вас. Света рыдала всё громче.

– Я даже своё имя вспоминаю только тогда, когда Вы ко мне обращаетесь, – сквозь рыданье прошептала Светлана.

Сергей и Даша посмотрели друг на друга с тревогой. В их взгляде читалась одна и та же мысль, озвучивать которую не было необходимости.

– Тебе надо поспать. Останься сегодня здесь! – Даша обняла лаборантку и посмотрела на Сергея, – Подготовь снотворное.

***

Даша и Сергей стояли в карантинной палате около кровати мирно спящей Светланы.

– Ты думаешь то же, что и я? – спросил Сергей.

– В любом случае этот вариант со счетов сбрасывать нельзя, – ответила Даша, – присмотри за ней ближайшие дни, возьми все анализы, отвези на МРТ. Пока мы не узнаем причину, исходим их худшего варианта. А я изучу возможные аналогичные случаи.

Новый день не принёс облегчения. При общем здоровом состоянии организма Светлана становилась всё более ограниченной. Она стала забывать буквы. Говорила всё реже и чаще невпопад.

***

– Евгений Палыч! – Даша чуть не сбила с ног выходившего из кабинета мужчину.

– Нужно срочно сообщить о возможной эпидемии! – Продолжила она, дождавшись, когда за посетителем закроется дверь. Даша была не на шутку встревожена. – Евгений Палыч! То, что происходит со Светланой, наверняка связано с укусом!

– Что показали анализы? – озабочено спросил Шестаков.

– Кровь в норме. На МРТ никаких патологий, – тихо ответила Даша.

– Может, её состояние – это последствие стресса? Так сказать, идиотизм на нервной почве? – Шестаков упорно не хотел поверить в то, что его лаборатория может оказаться в центре грандиозного скандала, – Ладно. Я сам сообщу об инциденте. Что мы знаем об инфекции?

– Поражает умственные способности человека. Инкубационный период очень короткий. Заражение сопровождается небольшим повышением температуры…

– И всё? Не густо. Пути передачи?

– Кровь и слюна с большой вероятностью…

***

Уже к вечеру у ворот лаборатории стояли служебные автомобили МЧС. И люди, одетые в костюмы, пугающие даже сотрудников микробиологической лаборатории, проводили все необходимые мероприятия по дезинфекции территории.

Светлану вывели под руки на улицу. По её поведению было понятно, что она совсем не осознаёт происходящее вокруг. В её глазах читалось полное безразличие ко всему. Взгляд Светланы даже не задержался на Сергее, стоявшем возле служебного автомобиля, в который её посадили.

Даша стояла у окна и смотрела вслед уезжающей машине со Светланой. Щемящее чувство в груди от ощущения того, что она больше никогда не увидит свою лаборантку, не покидало её.

– Дарья Сергеевна? – неожиданный мужской голос сзади заставил Дашу вздрогнуть.

– Да.

Даша повернулась. Перед ней стоял подтянутый мужчина среднего роста и неопределённого возраста. Трудно определить возраст мужчины старше 35, если он следит за собой и занимается спортом.

– Мы знакомы? – спросила она.

– Нет. Меня зовут Яков. Я эпидемиолог из Москвы. Мы можем где-нибудь пообщаться? – мужчина доброжелательно улыбнулся.

– Да. У меня в кабинете. Пойдёмте! – Даша снова взяла себя в руки.

«Нашёл время улыбаться», – думала она, открывая дверь в кабинет,– «какой мерзкий тип!»

Яков, как будто прочитав мысли Даши, произнёс, присаживаясь на диван в углу кабинета:

– Улыбаться можно всегда. Улыбаются все. И врачи и военные. А какое изысканное чувство юмора у патологоанатомов! Знал я одного патологоанатома…

– Вы хотели со мной поговорить про чувство юмора патологоанатомов? – грубо оборвала его Даша.

– Нет. Я хотел поговорить с Вами о Вашей будущей работе. Точнее о нашей с Вами будущей работе.

– Работе? Я думала, что моя работа сегодня закончена раз и навсегда.

– Мне Вас охарактеризовали как человека, который на полпути не останавливается. Ваша работа должна быть не просто продолжена, а ускорена. Если наши опасения подтвердятся, и Ваша отупевшая лаборантка окажется первой среди многих, решение проблемы можно будет найти только там, откуда она вышла.

– Её зовут Светлана, – сквозь зубы процедила Даша.

– По-моему, сейчас ей всё равно, как её зовут. Не хочу показаться циником, но предлагаю оставить эмоции за пределами лаборатории и сосредоточиться на работе.

– Даша, – Яков снова улыбнулся, – Вы позволите мне Вас так называть?

– Зовите, как хотите! – Даша впервые за долгие годы почувствовала себя слабой и ведомой. Улыбка этого мерзкого, хотя и не лишённого обаяния, типа говорила, что спорить с ним бесполезно.

– Ближайшие три дня весь коллектив лаборатории останется на карантине. Ближайшие родственники тоже пройдут соответствующие мероприятия. Затем, если заражения не будет обнаружено, всех отпустят по домам. Вы можете оставить для работы только тех, кто Вам понадобится. Вся лаборатория в Вашем распоряжении.

– Нужно предупредить население, наверное? – неуверенно спросила Даша.

– Все необходимые в таких случаях процедуры возьмут на себя соответствующие службы. А наша с Вами задача – сконцентрироваться на изучении Вашего альгофага.


Глава 3.

Как мал и хрупок этот мир, хорошо понимают космонавты, когда смотрят вниз на грешную Землю и эпидемиологи, когда просчитывают возможности развития пандемии.

Даша со своими коллегами и примкнувшим к ним Яковом работали уже месяц, но не продвинулись, ни на шаг. Тем временем, обращения к психиатрам росло в геометрической прогрессии. Люди жаловались на неадекватное поведение близких и друзей.

Нет. Они не превращались в зомби, не бродили по улицам с видом мертвецов с закатанными глазами, не пытались съесть мозг здоровых людей. Они просто медленно превращались в животных. Кто-то – в домашних и ласковых, а кто-то – в диких хищников. Эти проявления могли быть вполне безобидными – когда покупатель в магазине ел еду прямо у прилавка или красивая девушка без зазрения совести могла справить нужду там, где ей этого захотелось. А могли быть и агрессивными – когда стаи одичавших больных нападали на других людей в поисках еды, секса или мнимой «защиты своей территории».

Если поначалу неадекватное поведение людей вызывало улыбки прохожих или едкие комментарии, то со временем даже самое безобидное действие человека, не вписывающиеся в рамки обычного поведения, вызывало ужас и панику окружающих.

Хаос накрывал своей тенью город. Рёв полицейских серен, крики людей, и звон разбитого стекла всё чаще вливались в какофонию большого города. Люди старались без лишней необходимости не выходить на улицу. Страх и отчаяние, подобно зловонному смраду, заполняли их души.

***

Даша и Яков стояли на пороге лаборатории. Было уже довольно поздно. Луна сегодня светила на редкость ярко и ласково. Макушки деревьев негромко шелестели листьями под порывами лёгкого ветерка. И если бы не отдалённые звуки сирен, доносившиеся из города, можно было бы сказать, что жизнь прекрасна!

– Почему всё происходит так быстро? – спросила Даша то ли Якова, то ли саму себя. Она пристально всматривалась в темноту леса, как будто бы именно там скрывался ответ на её вопрос.

– Видимо мы не учли какой-то ещё путь распространения, – ответил Яков.

– У нас слишком мало материала для исследования. Нам нужен образец мозговой жидкости инфицированного человека. А лучше целиком его мозг для полного исследования, – Даша продолжала рассуждать вслух.

– Тебе надо отдохнуть. Проводить? – спросил Яков.

– Нет. Не беспокойся. Я живу рядом. 20 минут пешком, – ответила Даша и шагнула с крыльца вперёд.

Яков остался стоять на крыльце, глядя вслед уходящей Даше.

«Сколько самообладания в этом маленьком хрупком теле!» – думал Яков.

Даша «на-автомате» шагала по знакомой тропинке вдоль парка, думая только о том, что она ещё не попробовала, чтобы найти решение. Она не обращала внимания ни на что. Ни на яркий свет луны, ни на свежий ветерок, ни на шум быстро приближающихся сзади шагов… Сильный рывок за волосы опрокинул Дашу на спину.

Она увидела над собой лица трёх мужчин. Их взгляды были настолько жестокими и безразличными, что Даша поняла, что просить о пощаде бесполезно. Чья-то сильная рука грубо рванула на ней одежду. Даша попыталась закричать, но ужас сковал её горло. Она издавала только нечленораздельные хрипы, пытаясь вырваться из рук незнакомцев.

Негромкий хлопок заставил озверевших мужчин оторваться от беспомощного тела Даши. Один из нападавших обмяк и навалился всем своим телом на лицо жертвы. Прозвучало ещё несколько хлопков, и всё стило. Даша тщетно пыталась сдвинуть с себя огромную бездыханную тушу. Вдруг, кто-то сильно рванул мёртвое тело, освободив Дашу.

– Ты в порядке? – Яков склонился над Дашей, пытаясь понять, насколько она пострадала.

Страх, сковавший горло Даши отступил, и крик вырвался, наконец, наружу. Слёзы брызнули из её глаз. Она схватила Якова за шею и сильно прижала к себе.

Яков легко подхватил Дашу на руки и поставил на землю.

– Я всё-таки настаиваю тебя проводить! Не возражаешь?

Даша отрицательно закачала головой.

***

– Я в душ. Располагайся пока. Поищи что-нибудь в холодильнике, – Даша взяла халат и скрылась за дверью душа.

Яков прошёл в гостиную. Оглядевшись по сторонам, он направился к холодильнику.

– Водка. Лучшее лекарство от стресса, – сказал Яков, доставая бутылку из холодильника, – да что там! От стресса! От всех болезней, кроме цирроза печени.

Пока Яков пытался смастерить какую-то закуску из небогатого ассортимента продуктов, находящихся в холодильнике, Даша вышла из душа.

Она была прекрасна! Лёгкий халатик, точёная фигурка.

«Она ли это?» – подумал Яков, заворожённо глядя на Дашу.

Совсем недавно Даша была грязной, оборванной и запуганной девчонкой с нелепой рыдающей гримасой на лице и опухшими красными глазами. А через 15 минут – чудесный ангел воплоти. Поистине, душевая комната для женщины – это комната преображений, разгадать тайну которой мужчинам просто не дано.

– О, прекрасная Незнакомка! Признавайся, куда ты дела Дашу? – Яков протянул Даше руку, приглашая к столу, – А впрочем, не отвечай! Чтобы ты с ней ни сделала, ты поступила правильно. Я ей никогда не нравился.

– Я не пью, – смущённо ответила Даша, посмотрев на бутылку водки.

– Это для снятия стресса. Ты же для этого хранишь водку в холодильнике?

Даша села за стол.

– Яша! – тихо произнесла она.

Даша впервые назвала его так. Только самые близкие люди называли его Яшей. Как это было давно! Яков на мгновение как будто снова перенёсся в свою юность. Услышал мамин голос, почувствовал запах бабушкиного сада…

– Я разрушила этот мир?

– Нет. Ты просто сорвала с него лживую маску. По мне, так ничего не изменилось. Люди ведут себя так же, как и раньше. Просто перестают прикрывать свои действия лживыми понятиями: Мораль, Нравственность, Закон… Мир и до этого летел в тартарары. Слова Душа, Любовь и Милосердие давно стали архаизмами. Люди перестали радоваться чужой удаче, если чужая удача не приносила выгоду лично им. Зато с удовольствием готовы посмаковать чужое горе. Почему самые рейтинговые передачи по ТВ про чужие беды, а не про чужое счастье? Да, что я говорю! Таких передач вовсе нет. Они людям не интересны.

– А как же церковь? Она же несёт людям веру в добро!

– Добро она несёт в карманы тех, кто «несёт людям веру добро»! – холодно парировал Яков. – И главная её цель, как и у всех обывателей, получение прибыли. Как ты думаешь, если завтра придёт Господь и скажет им: «Слуги мои! Откажитесь от благ мирских!», многие ли из них откажутся от домов, Лексусов и сытных обедов? Найдётся ли хоть один новый Серафим Саровский?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11