Илья Аримцев.

Остров чародеев-3



скачать книгу бесплатно

Но не только дарами природы славна земля та: её обитатели непревзойдённые песенники и музыканты, акробаты и танцоры; гастролирующие труппы остроухих можно встретить повсюду. Также популярны их мастера-художники, резчики по дереву и особенно целители, практикующие исключительно терапевтические методы (орудование скальпелем и прочими колющими и режущими инструментами их врачи считают первобытным варварством!) в сочетании с лечебной магией. Способностью к чародейству обладают все обитатели Алзиллиэ без исключения, поэтому там очень много практикующих волшебников, в первую очередь друидов – неудивительно, учитывая тесную связь эльфов с живой природой. Виртуозно владеют и магией Духа – могут очаровать, в трёх соснах запутать, а то и попросту подшучивать над понравившимся гостем. Сравнительно мало интересуются Стихиями, а на Трансформации и вовсе наложен запрет – в их представлении она извращает суть вещей и ничем не лучше чернокнижия. Наиболее мерзким, однако, считается занятие некромантикой, приравниваемой к особо тяжким государственным преступлениям и, как правило, караемой смертной казнью – наказанием, крайне редким у народа цветов. Историковеды связывают это с бытующей у эльфов легендой: вина Гиишминна состояла отнюдь не в желании разорить дотла столицу гномов, а в том, что накануне Дня Великого Разъединения призвал к себе тёмных колдунов, повелев им воскресить павших воинов, чем вызвал гнев Иллаимэль».

Да-а, подумал Денис, тому незадачливому некроманту, схваченному нами в Адвиро, на Алзиллиэ точно не поздоровилось бы – вместо пяти лет ношения браслетов сразу секир-башка. Трудновато, конечно, представить себе эльфа-палача с топором в руках, а потому чисто теоретически интересно – каким образом у них приводится в исполнение высшая мера наказания? В книге по данному вопросу информация отсутствовала, зато неоднократно подчёркивалось: в большинстве своём дети природы – существа с отзывчивым сердцем, весёлые и остроумные, часто беззаботные романтики и путешественники; к отрицательным чертам причислялись легкомысленность, болтливость и склонность к подтруниванию и розыгрышам, не всегда безобидным. Тем не менее, их мир характеризовался как одно из наиболее привлекательных мест для бизнеса и туризма; гостям особо рекомендовалось посетить Храмовый Комплекс в Деспаниэ, Музей Изящных Искусств, Выставку Невиданных Чудес и особенно – Пирамидальный Сад, где собраны наиболее редкие и красивые представители флоры со всего Внеземелья.

Глава 3

После прочтения посвящённого эльфам раздела книги ужасно захотелось побывать на Алзиллиэ – уж очень красочно описал её автор, прямо настоящая пастораль. Помнится, ещё на первом курсе госпожа Гань обещала показать им какой-либо из инопланетных миров, вот и надо предложить соответствующую кандидатуру, пока кому-нибудь из его однокурсников не вздумалось уговаривать съездить в гости к гоблинам. Находятся же любители глазеть на зелёных уродцев и свиноподобные хари! Таким дай волю – они и в Тёмные миры махнут с чудищами знакомиться.

Что за удовольствие – находить эстетику в безобразном, да ещё и восхищаться им? Нет уж, пусть лучше будет красота в её классическом понимании.

Однако что-то не в кассу слишком увлёкся ушастыми любителями цветов, не они в гости едут. Чтобы теперь успеть с гномами, придётся все прочие дела в сторону. Самый простой выход из положения – попросить Ли Энн почитать ему, всё-таки её родной язык. Но если действительно хочет наладить отношения с Янлин, лучше обойтись собственными силами. В полном соответствии с девизом досточтимой Академии.

Не все дороги направлены к звёздам, иные ведут в прямо противоположную сторону, а третьи, даруя иллюзорные надежды, заканчиваются тупиками, обрекают на бег по замкнутому кругу, возвращают в начало пути, заставляя сожалеть о напрасно потерянном времени…

Погружённый в тяжкие раздумья, Денис встрепенулся.

Опять тот же голос!

И вновь поблизости никого.

Людей, утверждавших, что слышат «потусторонние» голоса, в былые времена чаще всего называли чокнутыми. Потом, правда, стали поговаривать о тайных экспериментах спецслужб по манипуляции сознанием. Но здесь, на острове, откуда взяться секретным агентам? А если так – неужели с головой не всё в порядке? Не очень-то приятно думать, что свихнулся. Одно лишь утешает – как правило, те, у кого «не все дома», обычно не подозревают о наличии у них умственного расстройства и ни за какие коврижки не признают себя больными. Если способен критически и с юмором воспринимать действительность, значит, не всё ещё потеряно.

«…Издревле, ещё со времён Галлары, гномы привыкли жить кланами – союзами отдельных племён, каждый из которых контролирует определённую территорию. В настоящее время сообщество гномов насчитывает одиннадцать кланов; король, однако, чаще всего выбирается из числа трёх – Боруза, Дартуна или Ургдага, переживших День Великого Разъединения, объединив под своими знамёнами остатки прочих племенных союзов, слишком малочисленных, чтобы вести самостоятельное существование. Столетиями позже, когда жизнь на Юттурге наладилась и популяция гномов значительно увеличилась, стали появляться новые кланы. Подобно роению пчёл, семейства, решившие жить отдельно от сообщества, заявляют о своих претензиях и после получения разрешения уходят, поселяясь на облюбованном месте, обследуя его вначале. Слишком памятна история, приключившаяся с кланом Куртрука – подземелья горного хребта Гваструнг, поспешно выбранного им для проживания, несмотря на внешнюю привлекательность из-за сухости и разветвлённой сети легкопроходимых туннелей, оказались населены изрядным количеством ядовитых насекомых, да вдобавок бедны полезными ископаемыми. А потому пришлось осваивать ремесло, не связанное с горноразработками – и теперь нет никого на Юттурге, да, пожалуй, и во всём Внеземелье, более искусного в ювелирном деле, чем гномы клана Куртрука.

Как упоминалось выше, должность короля гномов является выборной, и когда венценосный монарх умирает, собираются старейшины кланов, чтобы избрать на его место достойнейшего. Сыновья почившего в бозе короля, согласно Великой Хартии Прав и Свобод гномов, имеют лишь одну привилегию – наравне с другими доказывать своё право занять престол. По представлениям гномов, король – всего лишь первый среди равных; любой из подданных, даже низкого звания, может стать его преемником, если убедит старейшин, что лучше других претендентов знает законы и обычаи гномского народа, осведомлён в математике и геологии, искусен в любых двух ремёслах и имеет рекомендации своего клана о примерном поведении, моральной устойчивости, должном уважении к старшим и почитании Боргорунна. Вследствие такого порядка передачи власти у гномов практически не бывает правящих династий, и даже когда кому-либо из принцев удавалось возглавить державу, в истории он всё равно оставался под своим именем, без упоминания отчества.

Новоизбранный король получает все атрибуты власти, положенные монарху – право издавать указы, назначать министров, объявлять войну и заключать мирные договора, устанавливать дипломатические отношения с другими странами, чеканить монету с собственным профилем. В его личный доход поступает сотая часть от собранных за год налогов, поэтому любой здравомыслящий обладатель короны заинтересован в процветании державы и её населения. Имена королей высекаются на Камнях Почёта кланов, к которым они принадлежат; особо выдающиеся правители удостаиваются чести быть запечатлёнными в мраморе в натуральную величину, украсив своей статуей Галерею Славы. Любое семейство предметом особой гордости считает, когда кому-либо из предков посчастливилось занимать трон, пусть даже пару тысяч лет назад.

Что же до всего остального, то вопросы, касающиеся освоения территорий и размещения построек, разработки шахт, добычи пропитания, исполнительного и судебного делопроизводства, как правило, решаются на уровне руководства клана, в которое входят старейшина и его помощник-заместитель, командор, осуществляющий стратегическое планирование на будущее, первосвященник клана и мудрец-учитель, воспитывающий подрастающее поколение. Лишь в случае возникновения очень серьёзных проблем полагается обращаться в королевскую администрацию. Хотя все гномы умеют рыть туннели, находить ценные породы и выплавлять металл, каждый клан имеет собственное лицо – осваивает в совершенстве какое-либо ремесло, чем прославляется среди других. Выше уже упоминалось о клане Куртрука, нашедшего себя в обработке драгоценных камней и изготовлении тончайшей работы колец, цепочек, браслетов и прочих украшений, вводящих в трепет представительниц прекрасного пола. Гномы, принадлежащие клану Ургдага, владеют искусством выплавки стали, непревзойдённой по качеству и сроку службы; предполагается даже, что секрет знаменитого дамасского булата попал к людям именно от них. Если есть потребность в паровом котле или самоходной установке – смело обращайтесь к мастерам клана Виррулта – они знают толк в сложных машинах и механизмах. А представители клана Фингрона как никто другой искусны в ловле и приручении животных; самые большие подземные пастбища принадлежат именно им.

Практически все строения обитателей подземелий, равно как и домашняя утварь, выполнены из камня и металла; деревянная мебель почти не встречается. И вовсе не из-за консерватизма гномов или невозможности её импорта в достаточном количестве – просто в условиях Юттурга вещи, сделанные из дерева, быстро рассыхаются и плесневеют. Матисго долгое время древесина закупалась исключительно как горючее, пока клану Дартуна не посчастливилось обнаружить месторождение каменного угля – топлива куда более эффективного и практичного. Лишь Медное Дерево, изредка встречающееся в джунглях Алзиллиэ, не поддающееся гниению и растрескиванию, и даже сгорающее с большим трудом, пришлось по душе гномам, ценящим всё прочное и долговечное, сработанное на совесть.

Одеваются они просто, вычурности и излишеств в нарядах не одобряют. Даже старейшины, сняв золотую цепочку с руной клана – символ власти, ничем не отличаются от простых рудокопов и кузнецов. Одежду предпочитают удобную и практичную, чтобы служила долго и не изнашивалась – либо из грубой холстины, либо из кожи, а прочие ткани не в почёте, щеголяющий в них – лентяй и белоручка, недостойный уважения. Кроме того, как любят подчёркивать гномы, все мы сделаны из одного теста, так какой смысл пытаться выглядеть лучше других? А если считаешь себя особенным – выставляй свою кандидатуру на высший государственный пост, король имеет право одеваться как пожелает – так на то он и король. Ну и конечно послабления имеют представительницы слабого пола – что с женщин взять, коли у них природа такая? Единственное строго обязательное для всех без исключения правило – наличие на рубахе или платье круглой нашивки с эмблемой клана».

Здесь же приводились подробные описания символик и расцветок каждого из кланов – в первую очередь в помощь отправляющимся на Юттург бизнесменам. Приводились и торговые рекомендации: гномы охотно покупают свежие фрукты и овощи, изделия из древесины, если она по своим характеристикам не сильно уступает Медному Дереву эльфов, химические реактивы и аккумуляторы энергии: кланы Арнгрума и Пругнота, словно соревнуясь друг с другом, вовсю экспериментируют в областях химии и электричества. Удачным окажется и предложение бумаги: клан Фестрока освоил выпуск газет, вот только изготовлять бумажные листы нужного качества у них пока не получается. И, само собой разумеется, обитатели подземелий с удовольствием приобретут любую понравившуюся им техническую новинку, даже если не в состоянии разобраться в принципе её действия. Не получилось сейчас – вернёмся через десять, двадцать, пятьдесят лет. Рано или поздно орешек расколется.

Помнится, Мастер Халид упоминал – гномы купили у Гильдии автомобиль. Вряд ли они настолько продвинуты, что смогут на основе прототипа создать действующую модель; судя по книге, по уровню развития техники они отстают от нас лет на сто-сто пятьдесят. Но если так – вскоре должны подойти к открытию явления радиоактивности, за которым рано или поздно начнутся эксперименты с расщеплением ядер, ведущим к созданию атомного оружия!

В кратком разделе мифологических воззрений имелась ссылка: истинной причиной наступления Дня Великого Разъединения многие гномы считают попытку применить его. Якобы отнюдь не «безобидный» порох, как гласит официальная легенда, решили тогда испытать на деле их инженеры, а самую настоящую водородную бомбу. Действительно, от подземного взрыва её не только рухнули бы все горы в округе, похоронив эльфийское войско, но и значительная часть планеты стала бы непригодной для жизни. На Юттурге, где пришлось вести первобытную борьбу за существование, знания высоких технологий оказались бесполезны; потомкам первопроходцев пришлось начинать всё заново. Но, может, как раз в том и состоял замысел неведомых демиургов, кардинальным образом изменивших судьбы неуживчивых соседей – дать шанс пересдать проваленный экзамен, исправить фатальную ошибку, за которой лишь мёртвая пустота?

Если так, то обе расы должны были не сетовать на судьбу, закинувшую их в нелёгкие для колонизации миры, а возблагодарить её за то, что вообще остались живы, а не сгорели в пламени термоядерного пожара.

Нечто подобное упоминалось, кажется, и в нашей родной мифологии; стоит покопаться на досуге, поискать аналогии.

«…Религия не играет особой роли в их жизни; поклонение Боргорунну скорее дань традиции. В повседневной жизни гномы привыкли рассчитывать в первую очередь на себя, и лишь в редких случаях апеллируют к высшим силам. Фактически они – неосознанные атеисты, наведывающиеся в храм лишь по праздникам, на крестины, венчание или похороны. Верховный жрец, избираемый из числа наиболее достойных священнослужителей, одновременно занимает почётный пост Талисмана Мудрости; к нему, как к третейскому судье, обращаются не только в случаях споров при толковании божественной воли, но, намного чаще – в запутанных житейских ситуациях, формально не подлежащих юрисдикции королевского или какого-либо иного официального суда. И, как и в случае монаршей власти, иерархи церкви заинтересованы в поддержании её высокого морального авторитета в обществе, поскольку живут на подношения прихожан, а иного содержания им не положено».

Поскольку читаемая Денисом монография предназначалась в первую очередь для адептов Гильдии, обойти молчанием вопрос о существовании на Юттурге ассоциации гномских волшебников автору никак не получилось бы.

«Колдуны подземного народа не отличаются особой силой; не существует и преданий, повествующих о великих чародеях прошлого. Упоминается лишь о неких Ваздридже и Рурсфунге, якобы могущих взглядом сдвигать с места горы – но рассказы о них относятся ещё к временам пребывания гномов на Галларе. Основная причина этого, помимо традиционно негативного отношения к волшебству, – синее серебро, загадочная субстанция, встречающаяся лишь на Юттурге, о природе которой учёные спорят до сих пор. Химически она – всего лишь сплав серебра с палладием с вкраплениями редкоземельных элементов, но – с уникальной структурой, обуславливающей способность к рассеиванию и поглощению магической энергии, аналогично заклинанию Тишины. Синее серебро почти не образует месторождений, а потому долго не обращало на себя внимание, пока гномы не задались вопросом – почему колдовство легко срабатывает в одних местах и почти не получается в других. В конце концов виновника неудач обнаружили; окончательный приговор вынесли эльфийские чародеи, неоднократно и из разных мест бравшие сплав для испытаний. Предприимчивые гномы тут же наладили выпуск колец, амулетов и браслетов, сделанных из синего серебра, продавая их желающим обезопасить себя от злого волшебства. Вещицы те довольно дороги, и далеко не каждый может позволить себе их приобретение – не только из-за рассеянности минерала, затрудняющего его добычу, но и вследствие трудностей обработки: будучи расплавленным, синее серебро теряет защитные свойства, поэтому изделия из него можно изготавливать лишь методом холодной обработки».

Вот прикольно будет попросить у кого-нибудь из приезжающих кусочек синего серебра в качестве сувенира на память – пусть совсем маленький и необработанный. Круче любого защитного амулета!

Глава 4

Вроде и ждали гостей чуть ли не ежеминутно, а всё равно получилось внезапно. В конце занятия появился мистер Фиртих и предупредил: из замка ни шагу, по внутренним его помещениям тоже не слоняться, а тихо сидеть в своих квартирах. И лучше всего отправляться туда сразу по завершении учебного процесса, поскольку выходы из коридоров в парадную вскоре перекроют, опоздавшие не смогут вернуться к себе, а всех, кто станет мешаться под ногами, отправят прямиком на гауптвахту.

Трудно сказать, какое конкретно помещение предполагалось использовать под КПЗ для нарушителей порядка, однако на всякий случай уточнять никто не стал. Последовало лишь робкое замечание, больше похожее на жалостливое сожаление – мол, в кои-то веки гномы приезжают, так даже одним глазком взглянуть на них не разрешается.

–Вполне вероятно, что вы их увидите, а они вас навряд ли, – загадочно ответил мистер Фиртих. – Но поймите правильно: к нам прибывает официальная делегация для встречи на высшем уровне, собираются обсуждать важные вопросы, а вовсе не развлекаться. Вот если заявятся на природу полюбоваться да позагорать немножко, тогда милости просим, встречайтесь и общайтесь на здоровье!

Возражать не стали, против воли начальственной не особо попрёшь. Но не такой народ студенты, чтобы пребывать в унынии, обломалось сегодня – завтра получится обязательно. А пока хотя бы полюбоваться на празднично разукрашенный вестибюль.

– Прикольные, в натуре, иероглифы нарисованы! – с юмором заметил Жозе, разглядывая транспаранты. – Что там написано, никто случайно не знает?

– Руническое письмо, – лаконично отозвался Олаф. – Но я не могу его прочесть.

– А разве не его использовали твои предки – викинги?

– Да, но видов подобного письма великое множество. И тем более откуда мне знать гномский диалект?

– Надо было попросить в библиотеке гномо-латинский словарь, – ехидно вставил Фанг.

– Теперь уже поздно. Да и какая разница, если пройдёт мимо нас?

– Комендант выразился двусмысленно – типа сможем их лицезреть, а они нас нет. Интересно, почему? Наложат Массовую Невидимость?

– Скорей всего, будет как во время суда над некромантом – помните? Вы наблюдали за процессом из зрительного зала, но для тех, кому «посчастливилось» являться его участником, оставались невидимы и неслышимы. По аналогии с полицейскими камерами для опознания, где стекло с односторонней видимостью даёт свидетелю возможность спокойно рассмотреть подозреваемых и указать на преступника, не опасаясь мести со стороны последнего.

– А сейчас, Денис, и ты окажешься на нашем месте, если, конечно, догадка верна. Однако надо поспешить, остальные уже разошлись по домам, одни мы торчим тут, как заблудшие души пред вратами чистилища. Понаблюдаем из коридора с безопасного расстояния.

Собственно говоря, так решило и большинство их однокурсников – двери комнат периодически приоткрывались, и высовывавшиеся из них мордашки критически оглядывали окрестности. Славик, в какой-то момент не выдержав, решил прогуляться, но почти сразу вернулся обратно.

– Барьерчик-то уже стоит, – радостно заявил он. – В двух шагах от парадной упёрся в незримую стену, совершенно непроницаемую для физического тела. Я даже поэкспериментировал – думал, преграда действует, пока стоишь на земле, а в прыжке её можно пересечь, но не тут-то было, чуть коленку не расшиб. Предположил тогда – вдруг моя масса слишком велика, а лёгкие предметы без труда преодолеют препятствие. Завернул в носовой платок несколько монет и швырнул вперёд себя, но и он отлетел обратно.

– А если бы получилось? Прикинь, валялся бы посреди прибранного и празднично разряженного зала твой грязный и мятый платочек. Вот конфузия бы вышла!

– Монеты зачем с собой прихватил? Надеялся, среди гномов отыщутся нумизматы?

Славик лишь загадочно улыбался в ответ, предложив под конец насмешникам самим попробовать на зуб прочность незримой стены. Желающие нашлись, но когда их компания прибыла к месту событий, у лестницы полукругом уже стояли представители встречающей стороны: Ларонциус в парадном одеянии Архимага, учителя Академии, несколько Мастеров из лесного посёлка, прочих Денис не знал.

– Смотрите, кажется, портал открывается!

– Чего глазеть попусту, фотографируйте исторический момент прибытия инопланетного разума!

– Ой, а я фотоаппарат дома забыл.

– Так беги скорей, ещё успеешь!

– Можешь не торопиться, – осадил его подошедший Алехандро, снимая с плеча видеокамеру. – Я всё-таки не зря много лет журналистом пахал, да ещё любительской съёмкой подрабатывал. Вот и пригодилось.

– За такой фильм тебе любой журнал кучу бабла отвалит, – вставил шпильку вынырнувший сбоку Юрса. – В мою страну часто корреспонденты приезжают, понаснимают всякой ерунды, а мы потом по телеку зырим, как у нас всё красиво и замечательно.

– Не трынди под ухом. А то гарантирую – корабль в море без тебя уйдёт.

Угроза подействовала, конголезец притих, а потом и вовсе не до разговоров стало – собравшиеся зачарованно наблюдали, как в центре гигантского магического круга возникают фигуры гостей. Действительно, невелики ростом – в среднем с десятилетнего ребёнка, но в плечах пошире взрослого человека будут, с руками и ногами под стать. Как говорится, сколько в длину, столько и в ширину. Одеты просто – домотканые штаны и рубаха, и лишь поверх неё красочная накидка, символизирующая принадлежность к касте волшебников. Да ещё чудной головной убор, похожий на конусообразный берет. Пока ученики разглядывали прибывших, один из их числа, с белой бородой почти до пола, выступил вперёд, держа в правой руке скрученный лист блестевшей золотом фольги. Навстречу двинулся Архимаг; не доходя нескольких шагов, гном развернул свиток и принялся беззвучно зачитывать вырезанный на нём текст.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7