Илья Чернецов.

Вакуум. История открытия себя



скачать книгу бесплатно

Самый обычный, нормальный современный молодой мужчина. Который служил в армии, у которого жена, дети и стабильная работа по какой-то конкретной специальности.

И взгляд. Точнее огонек за привычным угасанием желания жить. Он видит меня, дембеля и вспоминает себя, возвращающегося из армии. Когда перед ним были открыты все дороги, весь мир был у его ног, и он мог стать кем угодно, достичь любых вершин.

Он смотрит на меня вот этим «материнским» взглядом, слегка улыбаясь и спрашивает:

– Дембель?

В эту секунду между его вопросом и моим ответом в моей голове проносится короткий клип, битком набитый алкоголем, наркотиками, азартными играми и обнаженными женскими телами. Хмель, туман, разврат. Отлично в качестве завтрака.

– Да.

– Где служил?

– Погранвойска, Дальний Восток.

– Как зовут?

– Илья.

– Меня Женя.

Рукопожатие.

– Я сегодня не завтракал толком, пойдем в вагон-ресторан. Угощаю.

8 утра. Вагон-ресторан пуст. Заспанная официантка с помятой рожей, будто всю ночь ворочала мешки с картошкой, а потом спала на них.

– Выбирай что хочешь, не стесняйся,– говорит он мне как родному. Как будто мы не случайно встретившиеся в поезде пацаны. Как будто мы пережили вместе разное. Как будто мы вообще братаны с детства. И я снова ощущаю неуловимую, неописуюмую и потрясающе классную мужскую солидарность, чувство мужского братства, единство всего маскулинного.

Ну поехали:

–Дайте вот этот салат с оливками, говяжью отбивную, картофельное пюре, зеленый горошек, грибной соус, нарезку из ветчины, овощи, котлеты, рыбное ассорти, хлеб, пару пива. И пусть меню останется.

– А еще графин холодной водки и две стопки.– Подводит итог Женя.

Вот так, с самого утра. Еда, алкоголь, разговоры об армии, бабах, военных конфликтах. Потом трогать за титьки дамочку, которая пришла из купе выпить кофе, посидеть, подумать. Потом вломить пизды чуваку, который вписался за неё и стопудов не служил в армии. А потом снова фигачить и обсуждать армию, баб, военные конфликты. Отличное утро, прекрасный день и легкая дорога.

Так кто же такой Женя? Что он за человек?

Женя – нефтяник, нормально зарабатывает, едет из командировки. Живет в Набережных Челнах, уезжает на три месяца на заработки, потом приезжает и три месяца ни в чём себе не отказывает до следующей командировки.

Дома жена и девятилетний сын, которого он безумно любит, одевает, обувает в самое лучшее, дарит ему тонны игрушек и вообще изрядно на него тратится. У пацана есть все, о чем мечтают школьники. Счастливый малыш, наверное.

В свое время Женя служил в Чечне (на войне). Потому очень тепло относится к солдатам.

Женя отличный пацан, хороший отец, безгранично добрый человек и был бы отличным мужем, если бы не жена овца. Которая пользуясь случаем посадила к нему на шею всех своих родственников и содержит их на его деньги. Старая пизда тёща, шантажируя фразой «Заберу внука к себе» вымогает у него бабло, тесть её поддерживает.

Женя не унывает, живя любовью к сыну. И радуется, что у него вот так вот есть возможность посидеть со мной, свободным человеком, перед которым открыты все дороги и вспомнить себя, когда он был таким же.

Такой вот человек Женя. Нормальный современный мужчина.


ГЛАВА 2. ДОМ

Осень. Вокзал. Ночь.

Вдоль большого здания, прекрасного своей простотой и ненавязчивостью, на перроне стоят люди. Каждый раскрашен разным прошлым и настоящим. У каждого собственное место в жизни, собственный взгляд, собственные цели. Одни кого-то ждут, другие куда-то уезжают, кто-то с радостью, кто-то с грустью, кому-то вообще все равно. Каждый из этих людей по-своему воспринимает один и тот же поезд, который вот-вот приедет. И все же поезд уравнивает абсолютно всех, делает всех одинаковыми. Перед ним все равны. У каждого есть свой вагон, своя полка, свой проводник. И даже стиль поведения в поезде у всех один и тот же – негласно установленные правила поведения во время поездки в поезде.

В процессе, пока едешь в поезде ты можешь познакомиться со своими временными соседями. Ты можешь узнать о них что-то личное или что-то общее, можешь найти параллели со своим мировоззрением. Ты можешь выпить с кем-то и даже обменяться телефонами. И все же какими необыкновенными ни оказались бы эти новые собеседники интересными их делает только твоя цель поездки. Только тот факт, что пока ты едешь куда-то они оказались рядом. Потому что ты всегда центр вселенной, а они только попутчики.

И люди на перроне, и проводник и соседи по купе не играют совершенно никакой роли. Особенно когда твоя цель поездки имеет важное значение. Особенно, когда ты возвращаешься домой из армии.

В этот момент ты рок-звезда, самый важный человек в мире, первое лицо. Тебя должны встречать скандируя твое имя, восхищаясь тобой и твоим подвигом. Ведь ты потратил целых два года своей прекрасной молодости на то, чтобы защищать этих людей. А многие из них не делали для тебя ничего такого. Ведь многие из них женщины, а некоторые – трусливые пидарасы, купившие военные билеты и считающие себя особенными, ставящие свои жизненные цели выше твоих. Хотя их цели как правило ограничиваются едой, материальным имуществом и продолжением рода, как и у всех.

А ты реально особенный, ты по-настоящему классный. Ты не слушал самок, пугающих дедовщиной, трусливых пидарасов, пугающих потерей времени и свое эго, тянущее реализовать твою жизненную миссию. Ты пошел в армию, отслужил как следует и вернулся домой. Ты самый охуенный пацан на планете.

Так встречайте же меня, расталкивая друг друга локтями, несите мне цветы, корзины с едой и упакованных в банты девственниц. Выкладывайте ковровую дорожку к постаменту, читайте пламенные речи и любите меня от всей души, любите изо всех сил, любите так, как я того заслуживаю. Ведь я дембель, мужчина номер один во вселенной!

Испытывая такие эмоции, полный безграничной радости и гордости за себя самого я стою на выходе из вагона. Высокий, красивый, породистый. На мне новенькая отглаженная форма, начищенные до блеска ботинки с высокими берцами, я сверкаю как золотой кубок. И…

Через две секунды я спускаюсь с поезда как обычный пассажир.

Я просто ставлю на перрон сначала одну ногу, потом другую.

И на этом всё свершилось.

Потому что всем похуй.

Всем насрать на пережитое мною. Всем насрать даже на тот факт, что я отказался от успешной рок-группы, должности директора филиала музыкального магазина и трех первоклассных самок, чтобы пойти в армию. Отказался ради выполнения долга, реализации мужской миссии. Сознательно обменял свое прекрасное настоящее на армию. Сознательно. Сам.

Всем насрать потому что все заняты своими невъебенными делами. Которые ограничиваются как правило едой, материальным имуществом и продолжением рода.

– Возьмем такси?– Спрашивает меня Евгений, человек, с которым я познакомился в поезде и за чей счет я всю дорогу провел в вагоне-ресторане вместо убогого плацкарта, пропахшего носками, бабками, детьми и жареной курицей, спарившейся в фольге, как жирная жопа, упревшая в битком набитой Газели.

– Сосиски и пиво, Женя. Сосиски и пиво. Ведь я дома, сукааааа, я в Набережных Челнах!!! Твою мааааать!!!!

Я рад вернуться, я счастлив и даже полное отсутствие всеобщей любви и обожания не мешает мне быть тем, кто я есть – самым охуенным пацаном на планете.

А на завтрак у меня первоклассные сосиски Ак Батыр и пиво. Сочные, горячие, обернутые в тесто и посаженные на палочку, эти культовые сосиски, обожаемые каждым, кто живет в Набережных Челнах. И если Набережные Челны – твой дом, в котором ты не был два года, то первое, чего ты хочешь это выйти на вокзале и взять штук двадцать этих маленьких, насаженных на палочку кусочков Родины. И есть их, одну за другой, наполнять свое тело домом, вбирать его в себя, попутно макая в стаканчик с кетчупом и запивая пивом. Конечно же «Челнинским».

Когда в Челнах только появились эти сосиски по телику началась реклама:

Стоит ларек Ак Батыр. К нему подходит мерзкий жирный тип с пустыми глазами и изъеденным оспой лицом. Заказывает пару сосисок. Отходит к столику и ест их, макая в пластиковый стаканчик с кетчупом. Потом еще заказывает штук пять. И уже не ест, а жрет, жадно, с остервенением поглощая их одну за другой. Прямо набрасывается на них с безумным взглядом, пытаясь утолить какой-то неутолимый голод. И вглатывает. Вбрасывает их себя как в топку. Еще заказывает. И еще. И так до тех пор, пока сосиски не заканчиваются. Продавщица с удивленным лицом разводит руками, играет идиотская музыка и тип, расстроенный до глубины души махает рукой. И выражение лица у него такое, как будто прямо сейчас он заорет со всей дури: «ЗА ЧТООООООО????!?!!»

Когда я впервые увидел эту рекламу, то совершенно не хотел даже пробовать эти сосиски. Мерзкий тип, наверное самый мерзкий из всех существующих. И как они нашли такого? Где они откопали настолько уёбищного, противного, гадкого типа? Идиотская музыка, дешевая съемка. И весь город, как сорвавшийся с цепи ест эти сосиски. Каждый ларек постоянно облеплен людьми, каждые выходные не выходные если не съел хотя бы одну сосиску Ак Батыр. Все без исключения, богатые, бедные, средний класс, барыги и художники, водилы и директора. Все едят эти сосиски. Поэтому естественно мне не хотелось даже стоять рядом с их ларьком.

Но однажды, когда я был сильно пьян и сильно голоден…

С тех пор я и стал частью бесконечной армии поклонников Ак Батыр. Оказалось, что сосиски чудо как хороши. Настолько классные, настолько продуманные, что полностью оправдывают свою культовость. Полностью заслуживают славу отличительной черты города. Как в Туле пряник, так в Набережных Челнах сосиски Ак Батыр. И только Ак Батыр. Потому что любые другие сосиски – собачье дерьмо.

И как же это здорово, что на вокзале есть круглосуточный ларек Ак Батыр. Что в нем всегда есть бодрствующая и улыбчивая продавщица, что всегда есть сосиски, тесто, чтобы в него макнуть и горячее масло, чтобы в нем пожарить. И вуаля! Лучшее, что могут дать Набережные Челны на пластиковой тарелке в количестве десяти штук. А к этому два стаканчика кетчупа и полтора литра Челнинского.

И все это моё, щедрый пацан Женя башляет, я никуда не спешу, я прекрасен и охуителен, передо мной открыт весь мир. Отличное утро!

Последний мой завтрак в армии был точно таким же, как и все предыдущие: свежий хлеб и компот. Потому что перловку на воде без соли мои командиры могут ложечку за ложечкой запихнуть себе в очко. И туда же тушенку. Хоть она и была лучшим из продуктов на заставе, а повар Дима подгонял мне её, как лучшему другу, это была не тушенка, а хлам. Невозможно назвать иначе коровьи хвосты, гениталии, уши и губы, перемолотые в сплошную массу, потушенные и закатанные в банку. Поэтому если на заставе не было мяса убитого на охоте животного или пойманной на рыбалке рыбы, то на завтрак я употреблял исключительно хлеб и компот. Причем компот до разведения его водой. Потому что после это была вода, а не компот. И так в течении двух лет.

Так что теперь, поглощая на завтрак превосходные сосиски и запивая их великолепным пивом я каждой клеточкой своего тела ощущаю кромешное счастье.

Кромешное.

Счастье.

А Евгений просто стоит рядом и смотрит на меня с улыбкой. Похоже, что и он счастлив. Но по-своему: Делая одному дембелю классную дорогу домой. Наверное, когда он ехал с армии домой, то никто не сделал ничего такого для него, а он очень хотел. Или наоборот ему сделали, поэтому делает и он. Какой бы ни была причина здорово, что в дороге мне попался Женёк.


***

Вокзал. Сосиски. Пиво. Такси. Мой родной двор.

– Это мой доооооооом!– Кричу я изо всех сил. Настолько громко, насколько могу.

В этом районе, этом доме, этом дворе прошли пятнадцать лет моей жизни. Я учился в этой школе, я плавал в этом бассейне, я отковыривал от этого здания эти маленькие облицовочные плиточки, чтобы играть ими с пацанами, которые жили в этом самом дворе. Здесь я получал свои первые пиздюли, здесь впервые целовался, здесь я лазил на крышу. Отсюда я уезжал учиться в Пермь и отсюда же в армию.

И похуй.

Вообще никаких эмоций я не испытываю к этому месту.

Мне насрать и на этот двор и на дом и на школу со всеми её учителями, кроме некоторых. И на бассейн. Мне решительно плевать на каждый квадратный сантиметр этого района и каждый кубический сантиметр его воздуха.

Так почему же я кричу, что это мой дом? Тем более в шесть утра. Почему я просто не зайду в подъезд, не тревожа мирный сон соседей?

Мама.

Я хочу, чтобы моя мама знала, как сильно я рад снова оказаться здесь, где живет моя семья. Хочу эмоционально передать насколько меня переполняют чувства, чтобы по интонации она все поняла. Ну и конечно обрадовалась, что я вернулся, живой и невредимый.

Мы с Женей поднимаемся на лифте на четвертый этаж и конечно же мама не спит. Папа дрыхнет, а мама нет. Более того – стол ломится от еды и алкоголя. Потому что мама знает, как давно я нормально не ел, как заебался в армии. Она может еще не ложилась со вчерашнего дня, зная что я приеду. Она готовила, убирала, накрывала на стол.

Моя единственная любимая женщина.

Та самая, которая всегда будет рядом, которая будет любить меня таким, какой я есть, гордиться каждым моим позитивным поступком и оправдывать каждый негативный. Женщина, чье сердце бьется в унисон с моим, чей ДНК молекула в молекулу совпадает с моим. Которая девять месяцев носила меня в себе, испытывая дискомфорт, чей организм питал меня, жертвуя собственным благополучием. Моя мама, которая мыла мою задницу, когда я обсирался, просыпалась, когда я плакал ночью, пела колыбельные, успокаивала когда я боялся ведьмы под кроватью, лечила мои ссадины когда я учился кататься на велосипеде. Которая выслушивала чудовищный бред от моих ёбнутых учителей и все равно оставалась на моей стороне, даже если я был не прав. Она единственная радовалась моим скромным школьным наградам по борьбе, слала переводы в Пермь и посылки в армию. Она единственная писала мне каждую неделю, пока я служил. Длинные письма, наполненные нежностью, поддержкой, верой в меня. Она та самая, которая прямо сейчас не спит и еще не ложилась спать, потому что сегодня я вернулся из армии.

Моя мама, единственная любимая мною женщина и единственная, способная любить меня так, как никто в мире.

Именно поэтому я и кричал во дворе, вкладывая в слово «дом» мою любовь к маме, зная, что она не спит, а очень ждет меня.

Я стою в дверях, мама изо всех сил сжимает меня в обьятиях, как будто я совсем маленький, как будто ребенок. Из её глаз струями льются слезы. И я плачу. Она целует мое лицо, мои руки. Часто, много, поспешно. Такое счастье, что голова кружится, а сердце стучит, как бешеный мотор. И такое ощущение, что вот-вот произойдет что-то потрясающее, а оно и так прямо сейчас происходит.

Папа проснулся, сестренка. И вот мы уже вчетвером стоим, обнимаемся.

Бедный Женя стоит один необнятый и не знает, что ему сказать.

– Это Женя.– Говорю я.

– Здравствуйте, Евгений, проходите, пожалуйста, садитесь за стол.– Предлагает мама, Женя отнекивается, а мама настойчиво заводит его в квартиру.

Вскоре, немного посидев, Женя, как приличный человек, уходит. И мы все вместе делимся друг с другом своими эмоциями, рассказываем истории и восполняем пробелы участия в жизни друг друга.


ГЛАВА 3. ДРУЗЬЯ

Я лежу на кровати и смотрю в потолок. Потолок белый.

В комнате приятно прохладно от открытой форточки.

Я проснулся минут пять назад, на мне нет одежды, я лежу под одеялом и смотрю в потолок.

Мне не нужно на работу, на учебу, я никому ничего не должен. На что я потрачу этот день то и будет. Меня радует мысль, что я могу разбазарить сегодняшний день на удовольствия. На что-то, что не принесет мне ничего кроме сиюминутного кайфа. Меня совершенно не волнует необходимость создавать вклад в будущее.

Когда ты взрослый и ответственный ты испытываешь чувство вины когда не тратишь какой-то отрезок своей жизни на что-то, касающееся будущего. Обычно это работа, как вклад в свое благосостояние. Или учеба, как вклад в свое развитие в профессии. Да, термин "умственное развитие" я сознательно не использую. Потому что развитие ума это развитие способности мыслить, анализировать обстоятельства и принимать наиболее разумное решение. А учеба это когда ты как ёбаный раб учишься выполнять работу, которая тебе нахуй не нужна. Например, бортировать шины. Или рангом повыше ловить пики ростов и падений нефтяных фьючерсов. Или еще рангом повыше – диагностировать болезни. На земле не найдется никого, кто положив руку на сердце сказал бы: То, что я вырезаю аппендициты делает меня счастливее. И все же чтобы выжить всем нам требуется сегодня сосать хуй, чтобы в будущем заменить хуй леденцом. Или пряником. Всем приходится сегодня жертвовать своим удовольствием, пиздуя на работу, чтобы потом….

В реальности чтобы потом так же сосать хуй. Идея того, что станет лучше мифична. Все будет точно так же. Та же работа, те же лишения, то же отсутствие удовольствий и полноценной личной жизни. Т.к. личная жизнь с 20:00 до 22:00 с понедельника по пятницу и по четыре часа в выходные это не личная жизнь.

Почему в выходные по четыре часа? Ведь не надо идти на работу? Но ведь никто не отменял выполнения социальных функций. Это тоже работа. И учеба. Учение быть рабом. Ёбаным куском тлеющей биомассы, которая не испытывает ничего, но возбужденная мифической надеждой на лучшее медленно тянет лямку.

Так, блять! Какие ваши доказательства? Что это за хуйню ты порешь, парень? Мы все живем полноценной жизнью!

Из нескольких миллиардов живших на земле людей лишь нескольких нельзя никем заменить. Это именно те, кто жили жизнью полной ценности. Собственно вот и доказательство. Любого токаря Федю можно заменить токарем Васей. А Теслу ты уже никем не заменишь. Ценность. Полная.

Ну, зачем же равняться на таких людей? Это же уже дар, это гениальность.

Да, конечно, давайте равняться на соседа, который по пятницам хуярит водяру и орёт в караоке. А уж если равняться на бомжей, так это вообще не жизнь, а подвиг у любого продавца мороженого. В школе никто не предлагает равняться на двоечника, так с какого хуя в жизни нужно равняться на неудачников?

Ну хорошо, да, мы все облажались. Но ведь для близких мы важны. Для них мы незаменимы.

Что верно то верно. Мою маму никто не заменит, она уникальна. Но это моя личная привязанность, а речь идет о полноценности жизни, чего-то касающегося всех людей. А не о моих частных делах.

И в данный момент вся эта ботва мне ровно безразлична.

Я лежу на кровати, смотрю в потолок и ощущаю свою жизнь, полную ценности. Каждая секунда моей жизни имеет наиболее важный смысл из всех возможных. Именно сейчас, когда я полностью свободен, когда я могу сделать всё, что угодно. В любом количестве.

Звонит телефон.

Думаю я потрачу своё сегодня на удовольствия. Делу время, потехе час – это для рабов. Свободный человек наслаждается тогда, когда хочет и столько, сколько хочет. Собственно свободным свободного человека и делает та внутренняя свобода, благодаря которой ты волен поступать как угодно тебе.

Ветер задувает через форточку. Дворники метут двор позже обычного. Люди спят, отсыпаясь перед понедельником. Я лежу на кровати, проснувшись несколько минут назад и наслаждаюсь тем, что живу здесь и сейчас.

Мой отец поднимает трубку:

– Кристина! Привет! Как ты? Как у тебя дела?– Мой папа крайне позитивно относится к моей подруге Кристине. Она, конечно, того стоит, но позитивное папино отношение к ней это что-то особенное – Да, приехал. Этой ночью. Дома. Спит.

Это Кристина. Моя давняя знакомая. Вообще-то для кого-то это не давнее знакомство. Два с половиной года. Но у меня каждый год за десять по насыщенности, так что она моя очень давняя знакомая. Прям реликтово.

Когда-то я пришел работать в Оскар, музыкальный магазин и познакомился с ней. Нет, я её не трахал. Потом она писала мне в армию каждую неделю и присылала кассеты с бодрой музыкой. Во время той переписки мы и стали друзьями.

К разговору о привязанностях и ценностях: Её никто не заменит. Но это касается только меня. И больше никого.

Батек любезничает с Кристиной по телефону, несет какую-то свою хуйню. Он вообще любитель любезничать с моими девочками.

Помню когда мне было пятнадцать у меня была одна классная чикса. Она была старше меня на пять лет, у неё были крутые бедра, классные титьки и высокий рост. Ах да, еще и красивое лицо, живой характер, отличное чувство юмора и аристократическая тактичность. Не та тактичность, когда не кладут локти на стол и всячески выёбываются, всеми силами обозначая себя высшим существом. Я называю это "Наиболее дрессированная лошадь из стада". У той девчонки была натурально аристократическая тактичность. Которая рождается из широкого кругозора, осознанной любви к жизни и как следствие сознательно позитивного отношения ко всему сущему. Её нельзя было не любить.

Так вот однажды она пришла ко мне, а батек затянул её на кухню и давай что-то втирать. Вот всякую хуйню. Мне было пятнадцать, я требовал максимум внимания к себе, поэтому закрылся в своей комнате. А этот старый пердун похуй – сидит и чешет, сидит и чешет. Как будто она пришла к нему. Тут блять каждая секунда на счету, лето закончится и она уедет в Казань, а я не могу побыть с этой девушкой. И почему? Потому что в моем батьке проснулся жеребец! Охуительная блять история.

Разумеется с Кристиной все иначе. Во-первых мне больше не пятнадцать и мой мозг работает иначе. Во-вторых Кристина никуда не уедет и мы не трахаемся. Ну и в-третьих я в любой момент могу подойти и забрать трубку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное