Игорь Зимин.

Аничков дворец. Резиденция наследников престола. Вторая половина XVIII – начало XX в. Повседневная жизнь Российского императорского двора



скачать книгу бесплатно


«Семейный рубль» Николая I. 1836 г.


Но за три недели до бракосочетания, 7 июня 1817 г., Александр I предписал министру уделов: «Любезнейший брат мой великий князь Николай Павлович достиг до совершенных лет. По учреждению об Императорской Фамилии положено на содержание двора его по 500 тысяч рублей в год». Далее император констатирует, что этой суммы для содержания двора младшего брата «не может быть достаточно», поэтому он, «с особенным удовольствием обращая попечения мои к устроению» жизни Николая Павловича, предписывает: «отпускать ежегодно из удельных сумм… по 650 тыс. рублей» и произвести «отпуск и на сей 1817 год»[79]79
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 1.5.60. Д. 1. Л. 1. Штаты и отчеты о суммах императорской фамилии и по экономической сумме Собственного Его Императорского Величества Дворца. 1817 г.


[Закрыть]
.

Основные распоряжения Александра! последовали 21 июня 1817 г., когда император юридически оформил решение передать в собственность младшему брату Аничков дворец: «Принадлежащий Ея Королевскому Величеству Королеве Вюртембергской, любезнейшей сестре моей Екатерине Павловне дворец, состоящий ныне в ведомстве Удельного департамента, всемилостивейше жалую в дар любезнейшему брату моему Его Императорскому Высочеству Великому

Князю Николаю Павловичу со всеми в оном убранством и нововыстроенным домом для служб и отдельным для оного двором, в вечное и потомственное Его Высочества владение»[80]80
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 1.5.60. Д. 1. Л. 4. Штаты и отчеты о суммах императорской фамилии и по экономической сумме Собственного Его Императорского Величества Дворца. 1817 г.


[Закрыть]
.

К этому времени Аничков дворец отремонтировали, включая сад при резиденции, в нем прошли все необходимые интерьерные работы. С этого времени и вплоть до 1917 г., т. е. на протяжении 100 лет, Аничков дворец являлся одной из главных городских резиденций Романовых.

Далее Александр I отправил распоряжение министру финансов, определяя уровень жалованья ближайшему окружению брата: «Назначаемым по штату чинам производить ежегодно из Государственного Казначейства в жалованье, а именно: гофмейстринам по 2532 руб.; двум фрейлинам по 1000 руб.; гофмейстеру и шталмейстеру по 2532 руб., а всем вообще 9596 руб.»[81]81
  Там же.

Л. 2.


[Закрыть].

Александр I утвердил штат Двора Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Павловича в количестве 147 штатных единиц. Структура должностных лиц была следующей[82]82
  Там же. Л. 9.


[Закрыть]
:




В этом же документе определялось финансирование, шедшее на различные статьи, связанные как с содержанием многочисленных обитателей Аничкова дворца, так и на различные хозяйственные дела:



Кроме этого, значительные средства выделялись на все, связанное с «транспортом», поскольку в Аничковом дворце находилось 83 лошади, из них верховых лошадей «Собственного седла» Николая Павловича и Александры Федоровны – 16. По этой же части значились фельдшер и парикмахер. Всего по ведению шталмейстера выплачивалось 207 176 руб. На 1817 г. по всем ведениям финансирование Двора Николая Павловича составило 511 319 руб. в год[83]83
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 1.5.60. Д. 1. Л. 19. Штаты и отчеты о суммах императорской фамилии и по экономической сумме Собственного Его Императорского Величества Дворца. 1817 г.


[Закрыть]
.

Поскольку в резиденции поселилась молодая семья, то, обстраиваясь, супруги время от времени меняли планировку и функциональное предназначение тех или иных гостиных, обустраивали детские комнаты, принимали гостей. В Аничковом дворце с 1817 по 1825 г. прошли, пожалуй, самые счастливые годы Николая Павловича и Александры Федоровны. В декабре 1826 г. главной резиденцией императора Николая I и его супруги Александры Федоровны становится Зимний дворец, но, тем не менее, каждый год, хотя бы недолгое время они старались с детьми пожить в любимой резиденции, где все им напоминало о годах беззаботной молодости.

Архитекторы резиденции

В создании архитектурного комплекса Аничкова дворца принимали участие несколько поколений архитекторов. Одни из них известны всем, кто хоть сколько-нибудь сталкивался с историей строительства нашего города. Другие известны только специалистам. Но, так или иначе, все они внесли свою лепту в меняющийся облик Аничкова дворца, поэтому совершенно не хочется делить их на архитекторов первого или второго ряда.

Тем не менее, следует сказать, что строили и перестраивали резиденцию выдающиеся архитекторы. Но в повседневном режиме существования дворца его обслуживали не только штатные архитекторы, но и смотрители резиденции, которые решали задачи, неизбежно возникающие при содержании такого большого дома, как Аничков дворец.

Согласно штатному расписанию, при каждой императорской резиденции имелся приписанный к ней архитектор. В его сферу ведения входило не только общее наблюдение за состоянием дворца, но и проработка архитектурных пожеланий хозяев резиденции, проведение ежегодных ремонтов всех зданий усадьбы, отделка помещений для рождавшихся детей и т. п. Для глобальных перестроек и ремонтов, как правило, приглашались известные архитекторы. Так, когда в 1817 г. Аничков дворец подарили великому князю Николаю Павловичу, то для приведения резиденции в соответствующий вид пригласили архитектора К.И. Росси, перед которым поставили задачу заново отделать дворец и перестроить дворцовую усадьбу.


Аничков дворец в 1850-е гг. Дж. Дациаро


Когда эту масштабную задачу решили, должность архитектора Аничкова дворца с 1817 по 1853 г. занимал Захар Федорович Дильдин (1784–1853). Официально его должность именовалась как «архитектор при Собственном Его Величества дворце». Как следует из формулярного списка, составленного в сентябре 1830 г., на тот момент он являлся чиновником ведомства Инженерного департамента 7-го класса, 46 лет. Происходил З.Ф. Дильдин из сержантских детей, начав службу в 1797 г. в Экспедиции Кремлевского строения в должности архитекторского помощника. Далее карьера архитектора развивалась следующим образом: канцелярист (1801 г.); коллежский регистратор (1804 г., в офицерском звании); губернский секретарь (1807 г.). В 1809 г. его откомандировали в Тверь «к переделке дворца» великой княгини Екатерины Павловны. Судя по всему, он в буквальном смысле пришелся ко Двору великой княгини, поскольку не только получил в 1810 г. по высочайшему повелению чин титулярного советника, но и в 1811 г. переведен «к особым поручениям в штат генерал-губернатора Новгородского, Тверского и Ярославского принца Георгия Ольденбургского» – супруга великой княгини. Когда началась война с Наполеоном, З.Ф. Дильдина откомандировали в Ярославль «для приготовления дома для Их Высочеств». После того как в 1816 г. Екатерина Павловна вступила во второй брак, превратившись в королеву Вюртембергскую, то она не забыла своего архитектора. По ее представлению в 1816 г. З.Ф. Дильдин получил от великого князя Николая Павловича бриллиантовый перстень, а затем по высочайшему повелению переведен в Удельный департамент и «откомандирован к отделке Николаевского дворца[84]84
  Так, периодически, на официальном уровне именовался Аничков дворец.


[Закрыть]
», т. е. его служба как архитектора Аничкова дворца фактически началась в 1816 г. в качестве помощника К.И. Росси. Тогда дворец срочно ремонтировали к предстоящей свадьбе великого князя Николая Павловича. Судя по тому, что Александр I наградил З.Ф. Дильдина за эту работу бриллиантовым перстнем (1817 г.), он остался доволен архитектором. В результате 31 августа 1817 г. З.Ф. Дильдина официально утвердили в должности архитектора Аничкова дворца.

В последующие годы, он получал в положенные сроки чины[85]85
  Чиновник Инженерного департамента– 1822 г.; 8 класс со старшинством с 1822 г.; причислен к Кабинету Е.И.В. – 1824 г.; произведен в 7 класс со старшинством в чине с 1827 г. – 1829 г.


[Закрыть]
и ордена[86]86
  Орден Св. Анны III степени (1819 г.), орден Св. Владимира IV степени (1822 г.), орден Св. Анны II степени (1826 г.), алмазные знаки ордена Св. Анны II степени (1828 г.), знак отличия беспорочной службы за XX лет (1828 г.), орден Св. Анна II степени с Императорской короной (1830 г.), знак беспорочной службы за XXV лет (1830 г.).


[Закрыть]
, наряду с высочайшими благодарностями, выражавшимися либо в денежной форме[87]87
  По высочайшему повелению – 1500 руб. наградных (сентябрь 1826 г.), наградные – 1000 руб. (1827 г.).


[Закрыть]
, либо в виде награждения бриллиантовыми перстнями[88]88
  По представлению Верховного маршала Печальной комиссии «за усердие при убранстве комнат дворца» получил бриллиантовый перстень (1826 г.), бриллиантовый перстень за отделку в Зимнем дворце комнат для великих княжон (1827 г.), еще один бриллиантовый перстень (1827 г.), бриллиантовый перстень (1829 г.), бриллиантовый перстень «за устройство в Красном Селе домов» (1829 г), бриллиантовый перстень (1830 г.); бриллиантовый перстень (1831 г.); бриллиантовый перстень (1833 г.); бриллиантовый перстень (1835 г.).


[Закрыть]
. Архитектор был женат и имел пятерых детей[89]89
  Сыновья Александр и Василий, служившие в Главном Инженерном училище прапорщиками; сын Михаил и две дочери – Евгения и Екатерина (1833 г.). Не обошлось в семье и без потерь – в 1835 г. умерли сын Александр и жена.


[Закрыть]
. Сержантский сын, выслуживший потомственное дворянство, имел и некоторую собственность[90]90
  Дача на Каменном острове и два дворовых человека мужского пола.


[Закрыть]
, наряду с казенной квартирой при Аничковом дворце[91]91
  Вместе с архитектором на 1830 г. проживали его жена – Дарья Любимова, три сына, дочь и две племянницы. Обслуживали семью четверо крепостных (три мужчины и одна женщина) и три вольнонаемных женщины. РГИА. Ф. 1338. Оп. 2 (42/105). Д. 118. Л. 24. О предосторожностях по случаю открывшейся в некоторых внутренних губерниях России эпидемической болезни холеры. 1830; РГИА. Ф. 1338. Оп. 2 (42/105). Д. 106. По отношению инженер-генерала графа Оппермана о доставлении к нему формулярного списка о службе архитектора 7 класса Дильдина. 1830 г.


[Закрыть]
.

К 1853 г. прослуживший в Аничковом дворце 36 лет, 69-летний архитектор З.Ф. Дильдин был фактически недееспособен. Это и возраст, и неизбежные болезни, и полученные травмы. Например, в 1818 г. при осмотре ветхостей зданий в усадьбе Аничкова дворца он провалился со второго этажа и сильно повредил спину. В 1835 г. при осмотре купленного Николаем I имения Знаменка он провалился ногой в подземную трубу и сильно ее повредил, в результате всю оставшуюся жизнь ходил с костылем. В 1837 г. при устройстве иллюминации в Ропше «по неосторожности мастеровых поражен пожарным багром в голову», в результате чего потерял глаз и оглох. Как писал архитектор в прошении на имя Николая I: «Весь корпус в сильно болящем положении». Впрочем, это не снимало с З.Ф. Дильдина обязанности присматривать за имениями: Дудергофом, Ропшей и Знаменкой – без вознаграждения. Чувствуя приближение смерти, архитектор просил императора сохранить за двумя дочерями и племянницей все его содержание (2278 руб.) и казенную квартиру в одном из зданий резиденции. 7 февраля 1853 г. Николай I распорядился: «пенсион ему следовавший сохранить его дочерям и племяннице, а квартиру им оставить до 1 июня»[92]92
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 3 (61/124). Д. 26. Л. 19. О смерти архитектора Дильдина. 1853 г.


[Закрыть]
.

При архитекторе З.Ф. Дильдине состояли в должности «архитекторских помощников» несколько человек. Например, в 1831 г. на должность «архитекторского помощника Собственного Его Величества Дворца» определили «свободного художника Воронихина», 19-летнего племянника архитектора А.Н. Воронихина – Николая Ильича Воронихина (1812–1877), который в 1831 г. окончил Императорскую академию художеств со званием «свободного художника»[93]93
  С 1832 по 1860 г. Н.И. Воронихин работал в Рязани в должности губернского архитектора; в 1836 г. получил звание «2 назначенного в академики», в 1838 г. – академика. РГИА. Ф. 1338. Оп. 2. Д. 129. Об определении свободного художника Воронихина на вакансию архитекторского помощника в Собственный Его Величества Дворец. Ноябрь. 1831 г.


[Закрыть]
.

После смерти З.Ф. Дильдина в феврале 1853 г. на имя министра Императорского двора буквально посыпались[94]94
  Прошения были поданы в следующем порядке: А.М. Горностаев – 8 февраля; Л. Руска – 9 февраля; Э.Л. Ган и Г.Ю. Боссе – 13 февраля; А.К. Кавос – 14 февраля 1853 г.


[Закрыть]
прошения от архитекторов разного уровня, претендовавших на занятие вакантной должности архитектора Собственного Его Императорского Величества Аничкова дворца. Однако место было уже занято, поскольку состоялось повеление Николая I «об определении на вакансию архитектора при Собственном Дворце профессора архитектуры статского советника Штакеншнейдера»[95]95
  РГИА. Ф. 1338. Он. 3 (61/124). Д. 27. 1853. Л. 3. Об определении Статского советника Штакеншнейдера архитектором к Собственному Дворцу.


[Закрыть]
.


А.И. Штакеншнейдер


Такой ажиотаж вполне объясним, поскольку З.Ф. Дильдин получал в год 2278 руб. серебром. Но жалованье А.И. Штакеншнейдера, повелением Николая I, составило 700 руб. серебром в год «из Дворцовой суммы, без казенной квартиры». Видимо, это связано с тем, что в 1850-х гг. Аничков дворец опустел и финансировался по остаточному принципу, да и для архитектора, курировавшего несколько дворцовых резиденций, новая должность стала еще одним «совместительством».

Как следует из формулярного списка архитектора, составленного в марте 1853 г., 50-летний Андрей Иванович Штакеншнейдер происходил из дворян, исповедовал лютеранство, службу начал в 1821 г. в качестве чертежника Комитета для строений в Санкт-Петербурге. После руководимого им ремонта половины императрицы Марии Федоровны в Зимнем дворце в 1828 г. его отметили и наградили. В этом же году его привлекли к оформлению катафалка усопшей императрицы Марии Федоровны[96]96
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 4. Д. 79. Л. 121. Формулярные списки о службе чиновников и канцелярских служителей ведомства Конторы Собственного Его Величества Николаевского дворца.


[Закрыть]
. С 1833 г. работал архитектором при дворе великого князя Михаила Павловича. К 1853 г. архитектор отмечен орденами[97]97
  Св. Анны II степени, Св. Станислава II степени, Знак отличия беспорочной службы за XX лет.


[Закрыть]
и обеспечен приличным жалованьем[98]98
  Жалованье– 714 руб. серебром, квартирных– 1500 руб. серебром. Всего 2214 руб. серебром.


[Закрыть]
. Из собственности – в формуляре указывается «каменный дом в Гатчине» – мыза Ивановка[99]99
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 3 (61/124). Д. 27. 1853. Л. 21. Об определении Статского советника Штакеншнейдера архитектором к Собственному Дворцу.


[Закрыть]
.

Именно при А.И. Штакеншнейдере в Аничковом дворце начались работы, связанные с проведением в резиденцию водопровода и канализации во второй половине 1850-х гг.[100]100
  О водопроводе и канализации в соответствующем параграфе.


[Закрыть]
. Это было трудное для дворца время, когда он или пустовал, либо там временно проживали младшие великие князья. Возможно, именно он перепланировал правое крыло бельэтажа резиденции: Библиотеку императрицы Александры Федоровны с большой мраморной печью, Кабинет, Знаменную и Библиотеку императора. По крайней мере, на плане бельэтажа А.И. Штакеншнейдера (ок. 1856 г.) показана новая конфигурация верхней площадки парадной лестницы и отгороженная от Передней Ванная комната, соединенная вновь пробитой дверью с Опочивальней комнатой императрицы Александры Федоровны[101]101
  Демичева Н.Н., Аксельрод В.И. Зодчие и строители Аничкова дворца. СПб., 1994. С. 16.


[Закрыть]
.

После ликвидации Конторы Аничкова дворца в ноябре 1857 г. архитекторскую часть присоединили к Придворной конторе. К этому времени в ведении архитектора состояли все загородные дворцы Александры Федоровны. Поэтому в декабре 1857 г. по высочайшему повелению А.И. Штакеншнейдер «наименован архитектором Высочайшего двора», но его содержание в 700 руб. серебром в год по званию архитектора Николаевского дворца (так тогда называли Аничков дворец) с 1 января 1858 г. упразднили. Компенсировали архитектору утрату содержания награждением чином действительного статского советника, мотивировав это решение «долговременной по Придворному ведомству отлично-усердной службой»[102]102
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 1 (62/125). Д. 191. Л. 105. Об упразднении Конторы Собственного Его Величества Дворца, и о сделанных по сему случаю распоряжениях. 1857–1858 гг.


[Закрыть]
.

Парадные залы, ремонты дворца и интерьеров резиденции

Если говорить о парадных залах Аничкова дворца, то все они решали свои, четко определенные функциональные задачи, как правило, обозначенные в их названиях. Периодически эти названия менялись, поскольку проходили перепланировки, менялись интерьеры, но в целом архитектоника парадных залов дворца сохранилась до настоящего времени.

Главный вход в Аничков дворец, несмотря на все перестройки и ремонты, остался по главной оси здания, со стороны Фонтанки. Но крыльца с двумя боковыми лестницами исчезли в конце XVIII в., и с начала XIX в. вход во дворец находится на уровне парадного двора. Также по сравнению с XVIII в. опущен и пол главного вестибюля. Центральные ризалиты первого этажа оформлены четырехколонными тосканскими портиками, несущими балконы, как со стороны двора, так и со стороны сада.

Передняя при Николае I сохранила свой объем, как и на планах дворца XVIII в. При ремонте дворца в 1817–1818 гг. архитектором К. Росси плафон, карниз и десюпорты[103]103
  Декоративная композиция, расположенная над дверью.


[Закрыть]
расписаны Дж. Б. Скотти в серо-голубом тоне и сохранялись вплоть до 1860-х гг.

Салон (Малая столовая, 2-я Приемная – с середины XIX в.), расположенный в центральном ризалите бельэтажа в XVIII в. представлял собой большой двусветный зал, оформленный живописным плафоном работы Дж. Валериани и А. Перезинотти. В конце XVIII в. зал разделили межэтажными перекрытием и поперечной капитальной стеной с двумя проходами. С тех пор пространственный объем Салона не менялся. Но при этом архитектор Л. Руска несколько изменил планировку Салона, заложив боковые проемы поперечной стены и устроив один в центре. Проемы боковых окон также перебили. Все три прохода Л. Руска оформил двухколонными порталами. Стены зала отделали искусственным мрамором с живописным бордюром в верхней части. В 1817 г. Салон превратили в Малую столовую, расписанную Дж. Б. Скотти с ампирной отделкой интерьера.


Вид Аничкова дворца с парадного двора. 1830-е гг. В.С. Садовников


Вид Аничкова дворца со стороны сада. Фото 1930-х гг.


Танцевальный зал в современном виде появляется в начале XIX в. в ходе ремонта, проведенного архитектором Л. Руска. В XVIII в. на месте Танцевального зала находилось два помещения. В ходе ремонта 1770-хгг. разделяющую стену разобрали, устроив большой двусветный зал. Л. Руска изменил архитектуру зала, перекрыв его на уровне второго света полуциркульным сводом, расписанным орнаментами, и отделал зал искусственным мрамором (работа А. Кам-пиони, утрачен во второй половине XIX в.). Вдоль стен установили кариатиды работы скульптора Габо (утрачены во второй половине XIX в.), поддерживающие бра. У поперечных стен поставили четыре прямоугольные печи (разобраны в 1936–1937 гг.) и двухколонные ионические портики, несущие хоры. Четыре дверных проема оформили порталами и рельефными прямоугольными десюдепортами.


Парадная лестница Аничкова дворца. Сер. XIX в. С.К. Зарянко


Простенки между окнами забрали прямоугольными зеркалами. В 1817 г. Дж. Б. Скотти заново расписал перекрытие, его росписи просуществовали, по меньшей мере, до 1877 г. Танцевальный зал в полной мере задействовался во время камерных «Аничковских балов», домашних спектаклей и приемов.


Желтая (Золотая) гостиная Аничкова дворца. Неизв. худ. Вт. чет. XIX в.


Белая гостиная в Аничковом дворце. Худ. Л. Премацци. 1858 г.


Объем Большой столовой, расположенной рядом с Танцевальным залом, неоднократно менялся. В 1809 г. Л. Руска убрав существовавшие к тому времени стены, устроил здесь зал в шесть осей с примыкающим к нему Буфетом и Буфетной лестницей, выходящей на хозяйственный двор. Обогревался зал четырьмя печами (разобраны в 1930-х гг.). Стены зала отделали искусственным мрамором (А. Кампиони), коринфскими колоннами, скульптурными десюдепортами, которые дошли до нашего времени.

Желтая и Голубая (Малиновая с 1848 г.) гостиные стали частью парадной Садовой анфилады (Музыкальный салон, Желтая, Голубая, Красная гостиные и Диванная) оформлены в 1809 г. по проекту Л. Руска. Название гостиных, как тогда было принято, появилось благодаря цвету штофной обивки стен. В 1809 г. стены Желтой гостиной затянули желтым струистым штофом с оттенками, бордюр – по темно-фиолетовой земле с цветами, разводами и арабесками, плафон расписал Дж. Б. Скотти.

Вторая гостиная, декорированная Л. Руска пунцовым бархатом с белыми разводами, также имела живописный плафон. В 1817 г. К. Росси обновил интерьеры, изменив красный цвет обивки второй гостиной на «голубой с серебряными разводами и бортом по оранжевому с пальмовыми серебряными листьями и сверх того еще золочеными резными багетами»[104]104
  Цит. по: Демичева Н.Н., Аксельрод В.И. Зодчие и строители Аничкова дворца. СПб., 1994. С. 27.


[Закрыть]
. Именно тогда эта гостиная и стала Голубой. Но в ходе очередного ремонта (1848) гостиная вновь изменила цвет и, соответственно, название.


Туалетная комната Николая I в Аничковом дворце. 1858 г.


Наряду с «исправлением» живописи Дж. Б. Скотти были также перекрыты фоны, переписаны мифологические сцены, возобновлена бликовка желтой золотистой краской (живописец Б. Медичи). Скульптор Трискорни вычистил и отполировал как искусственный мрамор оконных откосов, так и натуральный мрамор – каминов и подоконных досок. Подрядчик Н. Тарасов перезолотил все детали карнизов, фризов, дверных обрамлений, розетки плафона, зеркальные рамы, каминные украшения. В ходе этого ремонта Голубая гостиная вновь превратилась в Красную, поскольку возобновили малиновый цвет штофной обивки. В стиле, характерном для середины XIX в., обновили мебель, люстру и торшеры. Интерьер Малиновой (бывшей Голубой) гостиной запечатлен на акварели Э. Гау 1856 г. В 1871 г. после очередного ремонта обе эти гостиные стали называть Желтыми.

Среди личных помещений резиденции значимое место занимали мужские и женские Гардеробные комнаты. У Николая Павловича большую часть гардероба занимали мундиры и различные «военные вещи», но, естественно, были и другие предметы обихода. Например, 29 июня 1827 г. для императора купили 6 черных платков (90 руб.); 4 черные манишки (20 руб.) и 12 кусков дорогого английского мыла (24 руб.). В этот же месяц по счету мастера Якова Энгельгардта оплатили следующие услуги: «29 пар перчаток мыты (21 руб.); портупеи чищены, зеленые шаровары крашены»[105]105
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 1 (378/811). Д. 1. Л. 19. О записке счетов по гардеробу 1827 г.


[Закрыть]
.

Ремонты

При Николае I в Аничковом дворце время от времени проходили как глобальные, так и мелкие, интерьерные ремонты. Это делали далеко не каждый год, поскольку Аничков дворец все же остался «вторым домом» императорской семьи. Как правило, поводом к ремонтам становились ситуации, когда откладывать их уже было нельзя. Например, так произошло с несущими конструкциями дворца, когда в 1831 г. специалисты в ходе осмотра установили, что балки и стропила Собственного дворца оказались «согнившими»[106]106
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 2. Д. 66. Об освидетельствовании балок и стропил по СЕВД, оказавшихся согнившими. 1831 г.


[Закрыть]
.

Гораздо чаще проходили интерьерные ремонты, отчасти менявшие планировку дворца. Весной 1832 г. состоялось решение «О устроении чугунной лестницы» во дворце и изготовлении двух чугунных столов на заводе Берда[107]107
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 2. Д. 49. О устроении чугунной лестницы и двух столов на заводе Берда для Собственного Его Величества Дворца. 1832 г.


[Закрыть]
.

В 1839 г. в ходе замены кровли и устройства каменных сводов обновили интерьеры жилых помещений парадного бельэтажа. Окончательные решения, конечно, принимал Николай I. Так, 25 мая он распорядился, «по рассмотрении чертежей», Танцевальный зал «сделать по прежнему, с окнами в один ряд, возвысив только свод, как в чертеже назначено, т. е. на два аршина»[108]108
  РГИА. Ф. 472. Оп. 34 (324/1126). Д. 50. Л. 47. О составлении проекта на устроение в Собственном Его Величества Дворце каменных сводов и для крыши железных стропил. 1838 г.


[Закрыть]
. Десятого июня император повелел, чтобы «при потолках поддуги только в одной церкви, во всех же прочих местах просто прямые потолки с приличными карнизами»[109]109
  Там же. Л. 87.


[Закрыть]
. Одновременно с кровельными работами проводилась чистка парадных и прочих комнат, полировка мраморных оконных откосов, которой занимался Трискорни. Ему также поручили «отделку колонн и пилястр в Танцевальном зале». Поскольку работы затягивались, управляющий дворцовым хозяйством А.И. Блок пригрозил Трискорни, что «наймет других на счет его Трескорни, по каким бы то ни было ценам, коль скоро в понедельник 2 октября не будут приступлено к работам»[110]110
  Там же. Л. 166.


[Закрыть]
.


Голубая Опочивальня в Аничковом дворце


В декабре 1840 г. Николай I распорядился, чтобы «голубым бархатом убрана была Опочивальня Собственного Его Императорского Величества Дворца, а желтым – Гостиная комната (или, правильнее сказать, та, которая и ныне убрана желтой тканью. – И. 3.) в оном»[111]111
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 3 (53/116). Д. 12. Л. 1. Об уборке двух комнат в Собственном Его Императорского Величества Дворца бархатом. 1840 г.


[Закрыть]
. При этом А.И. Блоку от министра Императорского двора в качестве образца прислали «два куска бумажного бархата». Работы выполнил в начале 1841 г. «бархатный мастер» Алексей Гущин, который выписал необходимый бархат из Англии.


Кабинет Александры Федоровны в Аничковом дворце. 1853 г. Худ. Л. Премацци


Библиотека Александры Федоровны в Аничковом дворце. 1858 г.


В июне 1848 г. выделили значительные средства «из экономической суммы Государя Императора» на обновление интерьеров четырех помещений дворца: Желтой, Малиновой и Белой гостиных, а также Опочивальни императорской четы. Ремонт носил комплексный характер: мебель перетягивалась новой тканью[112]112
  При этом ткань старались подбирать такую же. Только в Желтой гостиной мебель перетянули не бархатом (по 6 руб.), а шелком (по 3 руб. за аршин). Поставкой тканей занимались: фабрикантша Сапожникова (шелковая бархатель – 1510 руб., малиновая шелковая бархатель – 1379 руб.); из Парижа выписали 620 аршин шелкового голубого бархата для драпировки Поливальной комнаты (4960 руб.), из магазина русских изделий – 48 аршин малиновой материи (292 руб.), белый атлас обошелся в 1078 руб.


[Закрыть]
, возобновлялась позолота[113]113
  Этими работами занимался позолотчик Николай Тарасов, которому выплатили всего 7500 руб.


[Закрыть]
, сняты, разобраны и вымыты хрустальные люстры[114]114
  За снятие, разборку и мытье хрустальных люстр мастерам Императорского стеклянного завода выплатили 16 руб.


[Закрыть]
, обновлена лепнина[115]115
  Мастеру Дылеву выплатили вознаграждение «за сделание и постановку на место 48 лепных кружков».


[Закрыть]
и живопись[116]116
  Академику В.О. Медичи Б.?? «за живописные работы» в четырех помещениях выплатили 460 руб.


[Закрыть]
во всех ремонтируемых помещениях, отмыт и подновлен как натуральный, так и фальшивый мрамор парадных залов[117]117
  Скульптору Трискорни «за чистку починку и полировку французского в Желтой, а в Малиновой и Поливальной фальшивого мрамора, а также снятии и постановку на место трех ваз» выплатили 175 руб.


[Закрыть]
. Обновлением позолоты бронзовых вещей занимались специалисты магазина «Никольс и Плинке», также ремонтировался паркет, лакировалась мебель, приводились в порядок печи и камины. Работы продолжались с сентября по декабрь 1848 г. и обошлись в 28 341 руб. 86 коп.[118]118
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 1 (34/79). Д. 34. Л. 156. Касса Операционных сумм, ассигнованных на постройки и исправления в Загородных Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Дворцах и в Собственном Его Величества Дворце. 1848.


[Закрыть]
. В последующие годы во дворце периодически менялись и паркеты, как это сделали в 1852 г.[119]119
  РГИА. Ф. 1338. Оп. 3. Д. 365/84. О настилке паркетных полов в Собственном Дворце. 1852 г.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14