Игорь Вереснев.

Дорога без конца. Звёздная сага. Книга четвёртая



скачать книгу бесплатно

– Мышонок, ты что, голодом себя моришь, пока меня нет?

Елена удивилась:

– Тебе мои пироги не понравились?

– Очень понравились. Я не понял, почему ты спросила?

– И я не поняла, почему ты спросил. Как можно морить себя голодом, когда учишься печь пироги? Наоборот, я за талию опасаюсь!

Тагиров засмеялся.

– Нет-нет, с талией у тебя всё в порядке. Но здесь и здесь моего любимого Мышонка стало меньше, – и провёл рукой по груди, по бедру Елены.

Пристинская тоже засмеялась.

– Не думала, что ты предпочитаешь пышных женщин. Увы мне, сравняться с Кариной я не смогу при всём желании. Особенно, если речь о «нижних девяноста».

– Хм… пожалуй. Зато в «верхних девяноста» ты ей ничем не уступала, уж поверь! У меня отличная тактильная память.

– Ага! Да ты у меня тактильный эйдетик! Ну-ка сейчас проверим!

Елена перевернулась на бок, сжала груди ладонями, готовая притиснуть их плотнее к плечу мужа… и застыла. Словно холодом обдало – вспомнились собственное ощущение, будто бельё привычного размера становится слишком свободным. Когда-то отмахнулась от него, как от несущественного.

– Что, проверила? – поинтересовался Тагиров, так и не понявший, к чему клонит жена. – Я прав? Признавайся, ты затеяла какую-то диету, чтобы спасти талию от пирогов?

– Ага, – Елена изо всей силы постаралась, чтобы голос не сипел сдавленно. – Неудачная диета.

– Обещай, что ты больше не будешь над собой экспериментировать! Не хочу терять ни одного грамма моего любимого Мышонка.

– Обещаю, – Елена закрыла глаза, не позволяя слезинке вырваться из-под века.


Разговор с Дианой состоялся три дня спустя, когда Георгий улетел на корабль. И начала его Половинка.

«Ленка, я не могу это контролировать!» – «Ты о чём?» – «Наверное, существует какая-то обратная связь. Моя… эээ… душа? сознание? – не вписываются в твоё тело, и оно пытается приспособиться. Я понимаю, что это антинаучно, но против фактов не попрёшь, сама видишь!» – «Вижу. Значит, я всё-таки превращаюсь в тебя?» – «Скорее, во что-то среднее, тело пытается найти равновесие… Ленка, оно у тебя такое шикарное, а я его порчу!» – «Глупости. Подумаешь, попа станет чуть поменьше, бюстгальтеры будем носить не третьего размера, а второго…» – «Угу. Волосы не пойми какой масти, глаза как болотная водичка, скулы…» – «Цыц! Не верю, что мы в дурнушку превратимся. А вот то, что изменения заметными становятся – проблема. Как быть?» – «Не знаю».

Елена помедлила. Предложила осторожно – никогда прежде не решалась заговорить об этом, откладывала, теперь, получается, в самый раз: «Мы можем родить. После родов внешность женщины изменяется, это общеизвестно. Бёдра станут шире, грудь увеличится. А прочее спишем на изменение метаболизма».

Реакция Половинки была именно такой, как Елена и опасалась: «Родить?! Ребёнка?» – «Лучше двоих. Мальчика и девочку. Дин, это же здорово – маленькая жизнь внутри тебя! А потом этот малыш будет расти рядом с тобой, изучать мир, взрослеть». – «Не знаю.

Я как-то не готова к такому. Слишком уж радикальное решение ты предлагаешь. Давай не будем спешить». – «Спешить? Мне почти сорок, давно пора рожать! Бабушка маму родила в тридцать два, мама меня – вовсе в двадцать пять. До сорока никто не тянул». – «Тебе не сорок, а тридцать восемь. Есть ещё время». – «Тридцать девять через два месяца стукнет, если уж быть точной. И не забывай, ещё девять месяцев потребуется. Чтобы до сорока успеть, этой весной постараться надо. Дин, ну пожалуйста! Я очень-очень-очень хочу детей!»

Диана молчала. Долго. О чём размышляла? Елена пыталась подсмотреть её мысли, но не получалось. Пусть тоненькая, но перегородка между их сознаниями продолжала существовать.

Наконец Половинка ответила угрюмо: «Только не говори, что девочку хочешь назвать Дианой». – «Хочу. Но не назову, чтобы не путаться между вами. Дочь я назову Вероникой, как маму, а сына…» – «Рихард», – буркнула Диана.

Елена застыла. Не веря в счастье, переспросила: «Так ты согласна?!» – «Куда ж мне деваться, я же твоя Половинка». – «А я – твоя!» – «Честно говоря, мне страшно, Ленка». – «Не бойся, ничего страшного в этом нет». – «Не рожать… вообще».

Пристинская помедлила. Призналась: «И мне. Я тебе говорила, что не боюсь попасть в сектор „сигма“. Но на самом деле случишь что, нам ведь никто не поможет, никакие, самые засекреченные спецы. Земная наука будет бессильна». – «Да уж, никто не разберётся. Разве что „Генезис“». – «Вот этих не поминай на ночь глядя, прошу!»

Елена и представить не могла, что Фонд «Генезис» сам о себе напомнит. Весьма скоро.


– Она красивая, – признала девушка, разглядывая на зависшим под потолком голографическом экране нагую светловолосую женщину. Женщина мылась в тесной душевой кабинке звездолёта, не подозревая, что этот процесс записывают. – Я бы даже сказала, очень красивая.

Девушка тоже была обнажена – лежала на широкой кровати, застланной кроваво-красными простынями. Рядом с ней лежал остролицый светловолосый мужчина, голова девушки покоилась на его плече. Мужчина мог показаться худосочным, а будь на нём одежда, то и попросту хлипким. Но тугие жгуты мышц, перекатывающихся под кожей при каждом движении, рельефный пресс, доказывали обратное.

– Я бы сказал – она опасно красива, – уточнил он. – Она заставляет себя любить, не прилагая к этому ни малейших усилий – редкая психогенетическая аномалия. Без специальной подготовки трудно держать блоки против её обаяния. Даже наш Миша Воронин до сих пор сожалеет о ней – хоть, разумеется, всячески это отрицает. Да что там Воронин! Я с трудом сохранял хладнокровие, общаясь с ней.

Девушка хихикнула:

– Мне повезло, что я родилась не мужчиной. Так сказать, имею врождённый иммунитет.

– Почему же, на женщин её обаяние тоже действует. Не так, как на мужчин, не в сексуальном ключе, но действует. Её подругами в конце концов становятся и те, кто поначалу чертовски завидовал её красоте.

– Я была её подругой на Горгоне? Не помню, это ведь было после ментоскопирования.

– Не важно, главное, она тебя помнит. Нет, по-настоящему подружиться вы не успели, ты слишком быстро погибла. Но кто знает, что будет завтра?

– Послушай, если она так важна, почему ты не привёз её на Лабиринт ещё тогда?

– Кто сказал, что я хочу видеть её на Лабиринте?

– Но Джакоб Бова…

– Именно. Если она окажется здесь, Джакоб непременно захочет с ней говорить. Я не могу проследить все последствия их встречи, локальная сингулярность вероятностей. А я не люблю то, что не поддаётся анализу.

– Ты боишься этой встречи? Бог мой! – изумилась Дженнифер Рейнфорд. – Тогда почему ты её не убьёшь?

– Убить Елену Прекрасную? – Джеймс Корриган насмешливо посмотрел на неё. – Это интересная идея. Пожалуй, мы так и поступим.

Глава 2. Бессмертие самовывозом

За неделю до Крещения наконец-то приударил морозец и пошёл снег. Сперва робкий и редкий, снег становился всё настойчивее. Он валил двое суток без перерыва. Покрыл замерзающую грязь тонкой белой простынёй, затем простыня превратилась в одеяло, одеяло начало пухнуть. Пришлось разыскать в сарае лопату, чтобы расчистить крылечко и дорожку до калитки.

«Ну что, ты такой зимы хотела?» – ехидно поинтересовалась у Половинки Елена. «Да!» – «Вот и будешь снег раскидывать». – «Без вопросов!» – Диана и впрямь взвалила на себя битву со снежными заносами. Слабое утешение, спина одна на двоих.

«Нет, это уже перебор!» – возмутилась Елена, когда и на третье утро, выглянув в окно, увидела, что вечерняя расчистка дорожки пропала втуне. «Да брось ты! Посмотри, красота какая! Настоящая зимняя сказка».

С этим Пристинская не могла не согласиться. Зима выдернула их из тихо умирающего города и отправила в совсем иной мир – мир волшебного шара. Там небо и земля больше не противостояли друг другу, они сделались одним целым. За пеленой снегопада едва угадывались дома на другой стороне улицы, белые пушистые шапки выросли на крышах, на ветвях деревьев, на столбиках заборов. А стоило выйти на крыльцо, оказывалось, что и звуки в этом мире отсутствовали. И в нём было пусто – ни прохожих, ни мобилей. Человечество осталось где-то далеко, снаружи пузырька квази-вселенной, выдавленной креатроном Путников в толще пространства-времени для неё, Елены Пристинской, персонально.

Елена плечами невольно передёрнула от подобной ассоциации. Диана, восхищённая живописной картиной, не поняла её жеста: «Что, замёрзла?» – «Нет. Думаю, сколько нам ещё лопатой махать». – «Фи, нашла о чём думать! Ты лучше скажи, где у вас здесь в прорубь ныряют?» – «Что?» – опешила Елена, – «В какую прорубь?» – «Так ведь Крещение скоро. Мы с отцом каждый год в этот день купались – ритуал! Но там море под боком, а здесь где принято?» – «Это ты шутишь так?» – Елена вновь невольно передёрнула плечами, но теперь уж точно от холода. Вернее, от одной мысли о ледяной купели. «Какие шутки? Я же говорю – ритуал! Пока время есть, найди, где мы купаться будем». – «Да не буду я нигде купаться, кроме собственной ванны! Глупости какие…» – «Будешь-будешь, куда ты денешься!» – и в подтверждение своих слов, Диана перехватила управление мышцами, схватила лопату, принялась энергично сбрасывать снег со ступенек. Пристинской оставалось лишь вздохнуть мысленно. Чем сильнее изменялась их общая физическая оболочка, тем очевидней была доминирующая роль Половинки-Дианы над Половинкой-Еленой в их симбиозе. Заговорить с подругой о том, почему это происходит, и правильно ли это, Пристинская не решалась.

Звонок от Тагирова раздался в неурочное время. Обычно «сеансы связи» они проводили в 21:00 по среднеевропейскому, во время «командирской вахты», но на этот раз Георгий позвонил задолго до полудня.

– Леночка, здравствуй! У тебя всё хорошо?

Судя по картинке на экране домашнего визифона, находился Тагиров не в рубке «Солнечного Ветра».

– Да, всё хорошо. Почему ты спрашиваешь? Ты откуда звонишь? – Спросила и сама догадалась: кабинка межпланетной связи аэровокзала Лунограда! – Что случилось?

– Ты разве не знаешь? Говорят, информацию удалось внедрить в мозги восьмидесяти процентам землян минимум. С утра по всем новостным каналам передают.

– Нет, не знаю, – растеряно призналась Пристинская. – Я полчаса как в дом зашла. Нас тут снегом засыпало, боремся, по мере сил…

«Ленка!» – ахнула Половинка, заставив прикусить язык. И не зря – Тагиров уловил особенность построения фразы:

– Ты кого-то наняла снег расчищать?

– Я о соседях говорю, – поспешила объясниться Пристинская. – Так что случилось?

– Похоже, наш «друг» Корриган захотел подложить свинью всей системе международных отношений. Подробно объяснять некогда, у меня посадка на челнок началась, так что сама послушай по ти-ви. Нас с тобой вызывают в качестве свидетелей и очевидцев. Встретимся в администрации президента. Они тебе позвонят, если до сих пор не звонили. Пока, целую, я побежал!

– Постой! Свидетели чего?! – крикнула Елена, но Тагиров уже отключился.

«Ты что-то понимаешь?» – тут же спросила Половинка. «Нет. Давай хоть новости посмотрим».

Пристинская поспешила в гостиную, включила ти-ви, опустилась в кресло. Стена комнаты вспыхнула, превращаясь в голографический экран. На третьем по счёту канале Елена наткнулась на экстренный выпуск новостей.

– …Только что стало известно, – вещал ведущий с маской невозмутимости на лице, – что подобные рекламные вставки были запущены на крупнейших коммерческих каналах не только Евроссии, но и Консорциума, Индии и Китая. Ждём подтверждение о распространении рекламы на территории Арабской Лиги. Во всех случаях заказывалась реклама сторонними организациями, не связанными с Фондом «Генезис». В частности, на нашем канале «пасхалки» были спрятаны в рекламных роликах компании «Марес-ТО», специализирующейся на поставках оборудования для ресторанов и кафе. Естественно, никто не предполагал, что безобидная реклама пароконвектоматов и блендеров нуждается в нейролингвистической экспертизе. Скрытая информация имела кумулятивный эффект. В течение недели мы с вами смотрели 20-секундные ролики, часто не вникая в их содержание, а сегодня проснулись с неожиданным и ошеломляющим знанием! Уверен, многие из вас проверили себя по тесту Малкольм-Бёрна. Я проверился, не буду скрывать. Результат отрицательный, так что в список приглашённых я, увы, не попадаю. Будем надеяться….

«Да о чём он говорит вообще?!» – не выдержала Диана. – «Какая скрытая информация, какой кумулятивный эффект? Какие-такие знания появились в нашей голове? Ленка, ты что-нибудь новое узнала сегодня?» – «Ничего. Кроме того, что снег валит по-прежнему». – «Тоже мне новость! И при чём тут тест Малкольм-Бёрна? Объявлен массовый набор в косморазведку?» – «Да я почём знаю?! Давай дальше смотреть».

Ведущий уступил место репортажу с какого-то захолустного, явно резервного ракетодрома. Если во Львове снега насыпало по колено, то здесь высились настоящие снежные горы вокруг приземистой стекляшки космовокзала. Дорожка до обнесённой высоким бетонным забором взлётно-посадочной площадки с единственным орбитальным челноком, стоящим на ней, напоминала тоннель. Чуть поодаль за снежными горами поднимался тёмный сосновый лес. По другую сторону от космовокзала расположились куцые парковки для мобилей и авиеток. Они уже были заполнены на две трети, и транспорт непрерывно прибывал, высаживая людей, навьюченных сумками и рюкзаками. Многие казались слишком легко одетыми для северных трескучих морозов, – видимо, прибыли издалека.

Голос за кадром меж тем вещал:

– Наш специальный корреспондент находится на ракетодроме Плесецк-2. Как видите, информация, распространённая таким необычным способом, вполне достоверна. Анатоль, ты сможешь взять интервью у кого-нибудь из первых претендентов на бессмертие?

«Бессмертие?! Ленка, он сказал – бессмертие?» – «Не мешай, дай послушать!»

– Сейчас попробую.

Корреспондент решительно направился к бородатому мужчине, замершему в дверях космовокзала. Не иначе пытается сообразить, где проходит регистрация на ракетоплан.

– Добрый день! Вы улетаете на Лабиринт?

– Да, – мужчина, разглядевший турникеты и пограничников, постарался обойти корреспондента, но тот оказался проворнее:

– Скажите пожалуйста, откуда вы узнали, что именно здесь вас будет поджидать ракетоплан? Вы получили приглашение или…

– Или! Пропустите, я спешу! – рявкнул мужчина. Невежливо оттолкнул корреспондента, побежал к турникету.

Парень припустил следом. Плесецк-2 для регулярных пассажирских рейсов не использовался, – местные пограничники были обескуражены таким наплывом клиентов. Напряжённо таращились на мониторы с регистрационной информацией отъезжающих, на сканеры таможенного досмотра багажа. И не вмешивались в автоматизированное течение процесса.

Корреспондент тут же воспользовался тем, что ни билетов на рейс, ни наличия виз или приглашений никто не требует, приложил своё служебное чип-удостоверение к глазку турникета. Три секунды, и перед ним вспыхнула зелёная надпись: «Проходите».

За длинным узким коридором открылся маленький транзитный зал. Всех пассажиров ракетоплана одновременно он вместить не мог, поэтому минибус отвозил их к кораблю партиями, по мере накопления. Стюардесса в форменной шубке и шапочке аэрокосмической компании «Северное Сияние» как раз заканчивала формировать очередную партию. Последнюю, как выяснилось. Бородатого мужчину она пропустила к минибусу беспрепятственно, не потребовав у него ни билета, ни документов, но на корреспондента посмотрела строго:

– У нас мест больше нет, вам надо подождать следующий рейс. Второй челнок приземлится через пятнадцать-двадцать минут.

– Нет-нет, я никуда не лечу! – поспешил успокоить её корреспондент. – Во всяком случае, не сегодня. Я делаю репортаж для канала «Эфир-24». Скажите пожалуйста, ваша компания…

– Без комментариев!

Стюардесса лучезарно улыбнулась и проворно вскочила в салон минибуса вслед за своими пассажирами. Дверь захлопнулась, бус покатил к челноку.

Сидеть в транзитном зале корреспондент не захотел, вышел в снежный тоннель, ведущий от вокзала к лётному полю. Он даже прогулялся немного вслед за бусом – видно, экипирован зимней одеждой он был куда лучше, чем улетающие.

Между тем минибус остановился у трапа, стюардесса провела пассажиров на борт ракетоплана. Люк захлопнулся, бус укатил в ангар, над ракетодромом раскатисто взвыла сирена. Корреспондент чертыхнулся вполголоса и поспешил обратно к зданию аэровокзала.

Впрочем, внутрь он не зашёл, давая возможность зрителям полюбоваться удаляющейся в небосвод ярко-белой точкой выхлопа ракетоплана.

– Анатоль, ты проверил себя на тесте? – поинтересовались из студии.

– Пока нет. Но сделаю это, как только освобожусь. Такая шикарная возможность попасть на самую загадочную планету Вселенной!

– В таком случае, ты станешь первым в нашей редакции, кому с этим тестом повезёт, – засмеялся ведущий. – Остальные его благополучно провалили.

Меж тем исчезнувший было огонёк в небе начал вновь разгораться.

– Ага, вот и второй челнок заходит на посадку.

И правда, вскоре точный близнец предыдущего ракетоплана опустился на пластбетон площадки. Корреспондент ринулся к нему, опережая минибус, не дожидаясь, когда трап полностью развернётся. Первой из открывшегося люка выглянула стюардесса. В голове Елены мелькнула дурацкая мысль, что и она окажется близнецом-копией предыдущей. Но нет, похожей на коллегу её делали разве что форменные шубка и шапочка.

Стюардесса проворно сбежала по трапу, улыбнулась корреспонденту:

– Добро пожаловать на борт нашего космокатера! Компания «Северное…

– Нет, нет! – поспешил объясниться корреспондент. – Я всего лишь хотел задать несколько вопросов для канала…

Лицо стюардессы мгновенно сделалось непроницаемым.

– Мы не даём комментариев. Со всеми вопросами обращайтесь в пресс-службу нашей компании.

Корреспондент вздохнул обречённо, повернулся к спускающимся по трапу пассажирам. Их было двое: пухленький мужчина, предусмотрительно облачившийся в шубу, валенки, шапку-ушанку и высокая худая женщина, зябко кутающаяся в алый кожаный плащ.

– Здравствуйте! – поприветствовал их корреспондент. – Скажите, почему вы передумали лететь на Лабиринт?

Женщина отмахнулась и юркнула в распахнувшиеся двери буса. Мужчина вытаращил ошарашенные глаза и выпалил:

– У них на лайнере в самом деле нет стасис-установок! Ни одной! Я что, ненормальный, лететь без стасиса? Вы журналист, да? Так сообщите, пусть все знают – они нас за идиотов держат!

«Ленка, наверное, это я идиотка. Ты поняла, что происходит? Я – нет». – «Кажется, все вдруг захотели лететь на Лабиринт». – «Кто их туда пустит? „Генезис“ выдаёт визы исключительно по спецприглашениям».

Ответить Елена не успела, так как внезапно ожил личный визифон. Она поспешно убрала звук в ти-ви, поднесла руку к лицу, включила приём. С экранчика смотрела незнакомая молодая женщина.

– Елена Пристинская? – уточнила она. – Сегодня в 17.00 вам надлежит быть в Администрации Президента. Для вас забронирован билет на рейс С238 Львов-Аркадия с вылетом из Львова в 14.15. Постарайтесь не опоздать.

– Подождите! Вы можете объяснить, для чего меня вызывают в Столицу? И кто, собственно, вызывает?

– Вас вызывает Президент. Члены Президентского Совета хотят задать вам несколько вопросов в связи с сегодняшними событиями.

– Какие вопросы? И что случилось, в конце концов?

Женщина прищурилась, разглядывая её, будто диковинную зверушку:

– Я не уполномочена обсуждать это. Всё, что необходимо, вы узнаете по прибытию, – и отключилась.

«Тэкс», – резюмировала Половинка. – «Похоже, это серьёзно. Видишь, даже билет забронировали. Интересно, а если аэровокзал закроется, что они делать будут? Военный ракетоплан за нами пришлют?» – «С чего бы аэровокзалу закрываться?» – «Так погодные условия, снег».


Опасение Дианы не подтвердились, Львовский аэровокзал работал в штатном режиме. Однако едва Пристинская поднялась к посадочным терминалам, как поняла: билет им бронировали не зря. Желающих лететь в Столицу оказалось неожиданно много. Судя по объёмным сумкам и рюкзакам, отправлялись эти люди далеко и не на один день. Но и на переселенцев на Новую Европу они не походили. Большинство заметно нервничали, были возбуждены, а то и откровенно испуганы. Пожилые и молодые, мужчины и женщины – они были совсем разными, ничего не объединяло их. Но так лишь казалось. «Даю руку на отсечение, весь этот народ собрался лететь на Лабиринт», – заявила Половинка. И не ошиблась.

Елена приехала на аэровокзал заблаговременно, потому они успели заглянуть на новостной портал и попытаться понять, что творится. И перестать, наконец, ощущать себя полными дурами. Вернее, полу-дурами. Но от этого не легче.

Комментатор канала «Эфир-24» в целом верно излагал суть произошедшего, – в течении недели всем жителям Земли, имеющим доступ к телевидению, сообщалась некая информация, замаскированная в безобидных рекламных роликах. Уже сам по себе беспрецедентно возмутительный способ распространения информации стал оплеухой мировому сообществу. Но в сравнении с содержимым послания, отправленного прямиком в мозги землян, это было ничто. Фонд «Генезис» предлагал ни много ни мало бессмертие всем желающим. Бесплатно. Без предварительных условий и последующих обязательств. С одной маленькой оговоркой – технологии, обеспечивающие бессмертие, существовали лишь на планете Лабиринт. Каждому желающему получить поистине божественный подарок надлежало прибыть туда лично. Фонд «Генезис» обязался не только не препятствовать этому, но наоборот, всячески способствовать – дорога туда и обратно оплачивалась Фондом вне зависимости от гражданства «соискателя бессмертия».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное