Игорь Тихоненко.

Династия. Игорь. Часть 2



скачать книгу бесплатно

3. Подлое покушение

Княгиня Ангельда уже почти месяц жила в Белозере. Но о том, что она находится здесь, никому из городской знати, кроме князя Волича не было известно. Ангельда поселилась в доме у простых людей и хорошо им заплатила, чтобы они не расспрашивали её, кто она и откуда. Княгиня вынуждена была вести себя скрытно. Никто из её знакомых в Белозере не должен был знать о том, что Ангельда здесь находится. От этого зависел успех задуманного ею преступления. Длительное ожидание нужного дня, всё больше и больше утомляло княгиню. Ангельда всегда не любила ждать и терпеть. Она решила выйти и прогуляться, чтобы хоть немного развеяться и скоротать невыносимо тянувшееся время. Зима равномерно и заботливо укрыла весь город своим снежным одеялом. Лучи белого ослепительного солнца, отражаясь от этого покрывала, рассыпались на бесконечное количество переливающихся блёсков и заставляли щуриться при взгляде на снег. Ангельда вдохнула свежий морозный воздух и медленно пошла по улице. Она почувствовала, как что-то холодное коснулось её щеки. Ангельда посмотрела вверх и увидела, что миллионы пушистых и лохматых снежинок, кружась и плавно покачиваясь в воздухе, опускаются на землю. Княгиня улыбнулась и подставила ладони под падающие снежинки. В это время Ангельда услышала позади себя монотонный давящий гул. Земля у неё под ногами задрожала, и княгиня оглянулась. По улице двигался отряд кавалерии. Впереди ехали два всадника в дорогих доспехах. Когда они поравнялись с ней, один из всадников посмотрел на княгиню и сказал:

– А я и не знал, что в Белозере есть такие красавицы.

Всадник улыбался и неотрывно рассматривал Ангельду. Ехавший рядом с ним воин проговорил:

– Олег, смотри шею себе не сверни, а то тогда придётся ходить тебе задом наперёд.

Другие воины дружно засмеялись. Ангельда прижалась спиной к дому, чтобы всадники случайно не задели её. Когда отряд скрылся за поворотом улицы, княгиня подумала: « Ну, вот я и пришло моё время. Похоже, что это пожаловал тот, кого я дожидаюсь. В таком случае сегодня ночью мне будет, чем заняться».

Вечер, ещё совсем недавно сменивший день, уже был вынужден уступить место стремительно надвигающейся ночи. На тёмно-синем небесном полотнище появились первые белесоватые звёзды. Вслед за ними, толкаясь и умащиваясь, занял своё место круглый полнощёкий месяц. Ангельда подошла к воротам дома князя Волича и постучала. Через некоторое время со стороны двора раздался голос:

– Кто там стучит?

– Скажи князю Воличу, что для него есть срочное послание.

– Какое ещё послание? – недовольным голосом спросили из-за ворот. – Ночь на дворе. Да и занят сейчас князь, у него важные гости.

– Если князь узнает, что ты не передал ему то, что я тебе сейчас сказала, – предупредила Ангельда, – то за твою никчемную жизнь я не поручусь.

– Ладно, ладно, не надо меня пугать, – проворчал голос из-за ворот, – сейчас доложу князю. Пугают тут все кому ни лень.

Княгине пришлось долго ждать.

Она даже успела утоптать снег перед воротами, пытаясь согреться. Но вот заскрипел засов, и одна из створок приоткрылась. Волич подошёл к Ангельде, и принялся внимательно рассматривать её.

– Вы, что решили меня здесь заморозить? – возмутилась Ангельда. – Я скоро в сосульку превращусь.

– Извините, княгиня, что заставил вас ждать, – попытался оправдаться Волич. – Но я же не знал, что это Вы меня вызываете. Да и гости у меня сейчас такие, что лучше не оставлять их одних надолго. Князь Рюрик пожаловал со своим шурином князем Олегом и дружиной.

– Не вздумайте ещё называть меня по имени, – предупредила Ангельда. – Я потому и пришла к вам, что князь Рюрик здесь. Проведите меня в дом так, чтобы никто меня не видел.

– Хорошо, – согласился Волич, – следуйте за мной.

Князь двинулся вперёд, Ангельда последовала за ним. В доме на втором этаже горел свет, и слышались весёлые голоса. « Пируют, радуются, – подумала княгиня. – Ничего, скоро я радоваться буду». Когда Волич и княгиня вошли в дом, Ангельда шёпотом спросила:

– Вы уже распорядились приготовить комнаты для князя Рюрика?

– Да, – коротко ответил Волич.

– Проведите меня туда, – проговорила Ангельда. – А сами проследите, чтобы мне никто не помешал.

– Но моё отсутствие могут заметить, – сказал Волич.

– Не успеют, – возразила Ангельда. – Мне потребуются всего несколько мгновений, чтобы сделать то, зачем я сюда пожаловала. Да не трусьте, Волич, вы же всё-таки князь как-никак.

Волич пошёл на второй этаж, княгиня последовала за ним. Пройдя длинный коридор, князь остановился возле двери, указал на неё рукой и тихо произнёс:

– Вот комната для Рюрика.

– Хорошо, – сказала Ангельда. – Оставайтесь здесь. Я войду сама. Надеюсь, что там никого нет.

– Никого, – уверенно проговорил князь. – Только я прошу Вас, княгиня, сделайте так, чтобы он сразу не умер. Рюрик пробудет в Белозере ещё один день. Иначе мне конец.

– Да не волнуйтесь вы так, – презрительным тоном произнесла Ангельда, – я же обещала вам, что Рюрик будет умирать постепенно, в течение недели, не быстрее. У меня тоже есть свой резон в том, чтобы он ни сразу скончался. Я хочу, чтобы он помучался перед смертью. Всё будет так, как я сказала, я в таких делах знаю толк, будьте уверенны.

– А что мне ещё остаётся, кроме того, чтобы верить Вам на слово? – упавшим голосом проговорил Волич. – Только умоляю Вас, сделайте всё побыстрее.

Ангельда зло ухмыльнулась и вошла в комнату. Помещение освещалось всего одним масляным светильником. Но угнетающий полумрак комнаты только подзадоривал княгиню, и придавал ей уверенность в успешном исходе, совершаемого ею преступления. Ангельда уже давно заметила, что когда у неё такое бодрое настроение, то всегда всё получается. Княгиня подошла к светильнику, достала из своего рукава пузырёк с жидкость и надела перчатку. Затем она вынула пробку из бутылочки, и вылила содержимое в светильник. После этого княгиня задержала дыхание и быстро вышла из комнаты. У дверей стоял Волич, беспокойно оглядывавшейся по сторонам.

– Ну, что? – нервно спросил князь. – Всё сделали?

– Всё, – спокойно ответила Ангельда. – Советую вам не заходить надолго в эту комнату. А после того, как уедет Рюрик, проветрите это помещение хорошенько.

У Волича задёргался левый глаз от волнения. Князь нервно мотнул головой и сказал:

– Чувствую, что всё это добром для меня не кончится.

– Ладно, мне пора уходить, – проговорила Ангельда. – Проводите меня до выхода, чтобы никто меня не остановил.

Они двинулись по коридору. На этаже были слышны весёлые голоса пирующих гостей. Когда княгиня и Волич были уже возле самой лестницы, внезапно отворилась дверь из залы, где происходило веселье, и оттуда вышел человек. Он заметил заговорщиков и направился к ним. Ангельда моментально сообразила, что надо делать. Она прижалась к Воличу и поцеловала его в губы. Гость, увидев такую интимную сцену, тут же остановился и сказал:

– Извините меня, князь Волич, что я невольно помешал вам. Я не знал, что вы здесь с женщиной… ну, это ….

Ангельда отстранилась от Волича, взглянула на гостя, и начала спускаться по лестнице.

– Не обижайтесь князь Олег, – проговорил Волич, – что я вынужден был покинуть пир. Сами понимаете, тут такое дело у меня.

– Да, да, понимаю, – сказал несколько задумчиво Олег. – Женщины есть женщины. Им всегда трудно отказать во внимании. Но мне показалось, что я где-то уже видел эту женщину. Как её зовут?

– Ангельда, – поспешно ответил Волич, и тут же понял, что совершил ошибку, назвав имя своей сообщницы. – Извините меня, князь Олег, мне надо проводить свою возлюбленную.

Волич заторопился за княгиней. Олег постоял ещё какое-то время, а затем возвратился в зал.

Во дворе Ангельда остановилась и сказала Воличу со злостью в голосе:

– Хорошо ещё, что вы не сказали, чья я вдова, и зачем здесь нахожусь. Вы что совсем от страха голову потеряли?

– Извините, как-то всё нелепо получилось, – оправдывался Волич. – Князь Олег появился так внезапно, что я даже сообразить не успел, что ему ответить. Вот и сказал правду.

– Правду надо говорить только тогда, когда уже больше говорить нечего, – назидательно произнесла Ангельда. – Надеюсь, что этот Олег уже порядком выпил мёда, и забудет об этом происшествии. Что касается меня, то я сегодня же покидаю Белозеро. А вас я прошу не забыть своё обещание, когда захватите Новгород, и объявить моего сына Братислава князем Новгородским, а меня его опекуншей до его совершеннолетия. Иначе я найду способ, как с вами рассчитаться.

– Не надо угроз, княгиня, – проговорил Волич. – Я ни такой пугливый, как вам показалось. И слово своё, я всегда держу.

Волич провёл Ангельду за ворота и возвратился к гостям. В зале уже почти никого не было.

– А где князь Рюрик? – поинтересовался Волич у слуги.

– Он уже отправился в свою комнату отдыхать, – ответил слуга. – Князь сказал, что ему завтра рано вставать. Он хочет завтра же покинуть Белозеро.

«Это хорошо, что Рюрика здесь не задержится, – подумал Волич. – А то мало ли что может с ним случиться. Вдруг княгиня чего-нибудь напутала в своём деле».

4. Власть меняется

Воевода Аскольд и Дир остались ночевать в доме у киевского князя после званого ужина, который устроил Правитель города в честь заморских купцов. Глубокой ночью, когда уже все спали Аскольд и Дир вышли из своей комнаты.

– Ты знаешь, куда надо идти? – спросил Аскольд.

– Да, я ещё во время ужина всё разузнал, – заговорщицким тоном произнёс Дир. – Я специально выходил из зала, якобы для того, чтобы отнести подарки в покои князя. Вот один из его слуг и показал мне, где спальня князя.

Воеводы двинулись по коридору, наступая на предательски поскрипывающие половицы. Дойдя до нужной двери, они остановились.

– Как только войдём в комнату, сразу набрасываемся на него, – проговорил Дир. – Ты будешь его держать, а я накрою его голову подушкой. Так лучше всего, и шуму не будет, и смерть наступит быстро.

– Это же подлое убийство, – прошептал Аскольд. – Может, попробуем с ним договориться?

– Ты, что с ума сошёл? – удивился Дир. – Если ты не собирался его убивать, то зачем ты сюда пришёл со мной? О чём ты с ним хочешь договориться? Ты думаешь, что он согласится уступить свой княжеский трон в Киеве? Прекрати говорить ерунду. Мы теряем время, нас здесь могут увидеть. Тогда всему конец. Ты идёшь со мной или нет?

– Иду, – уныло сказал Аскольд. – Но делаю это с большой неохотой.

– Хватит разглагольствовать, – резко проговорил Дир. – Надо дело делать.

Убийцы вошли в комнату. Князь спокойно спал в постели, даже не подозревая, что проснуться ему, было уже не суждено. Воеводы подошли к кровати. Дир выдернул подушку из-под головы князя, а Аскольд навалился на киевского Правителя всем своим телом. Князь пытался вырваться, отчаянно ворочаясь. Но освободиться из объятий смерти так и не смог. Через несколько мгновений он затих. Дир ещё подержал подушку какое-то время для верности, а затем отбросил её в сторону. Князь лежал, как будто живой. Казалось, что он продолжает мирно спать. Даже глаза у него были закрытыми. Дир поднял подушку и положил её под голову князя, поправил одеяло, накрывающее труп, и цинично сказал:

– Ну, вот теперь ему больше ни о чём заботиться не надо. Теперь мы будем заботиться о его городе. Ладно, пошли отсюда поскорее.

Воеводы незаметно возвратились в свою комнату и легли спать. Дир почти сразу же засопел. А Аскольд ворочался почти всю ночь с боку на бок, и только под утро заснул.

Несмотря ни на какие события в жизни людей, солнце всё равно поднялось над горизонтом на востоке, лишь только пришло его время. Жители Киева просыпались и приступали к своим повседневным заботам, даже не подозревая, что с этого утра жизнь в их городе круто переменится. И вообще их обычный провинциальный город станет столицей одного из могущественнейших государств в Мире. А ценой этому было предательское убийство их князя.

Аскольд и Дир проснулись, оделись и вышли во двор. Вокруг наблюдалось явное беспокойство.

– Забегали, как посолённые, – ехидно проговорил Дир. – Похоже на то, что они уже обнаружили мёртвого князя. Пора и нам действовать. Надо собрать наших людей в княжеском дворе.

– Да, ты прав, – согласился Аскольд. – Я пойду, приведу наших дружинников, а ты разузнай тут, что они собираются делать?

К полудню во дворе бывшего киевского Правителя собралось довольно много народу. Пришли многие из киевской знати, дружинники и простой люд. Аскольд привёл вооружённых воинов. Они разместились возле самого входа в дом. Дир поднялся на крыльцо здания и громко сказал:

– Жители Киева, ваш славный князь умер сегодня ночью. Так было угодно всемогущим Богам. Мы все не вечны в этом мире. Ничего не поделаешь. Перед своей кончиной ваш князь договорился с нами, что мы будем совместно управлять Киевом. Но раз так случилось, что он умер, теперь получается, что мы сами будем управлять вашим городом.

– А откуда мы можем, теперь знать, о чём договорился с вами наш князь? – спросил один из бояр, стоявших возле крыльца. – Мы вообще не знаем, кто вы такие. Почему это мы должны подчиняться вам. У нас и свои Правители найдутся. Зачем нам варяги?

В этот момент Аскольда поднял вверх меч, и все варяжские воины обнажили своё оружие. Внезапное появление вооружённых людей сразу же утихомирило агрессивный настрой бояр. Они попятились назад.

– Ну, как теперь вам понятно, почему вы должны нам верить? – нахально переспросил Дир.

По двору пошёл недовольный ропот среди присутствующих людей.

– Мы не драться с вами хотим, – примирительно проговорил Аскольд. – Мы хотим избавить вас от дани, которую вы платите хазарам. Если вы согласитесь объявить нас князьями, то мы будем защищать вас от всех ваших врагов. Мы сделаем так, чтобы впредь не Киев, а Киеву платили дань все его соседи.

Толпа одобряюще загудела. Среди простого люда послышались выкрики:

– Варягов поставить князьями. А то наши князья только и умеют, что нас обирать.

Во дворе начались потасовки между богатыми и бедными киевлянами.

– Прекратите свару, – громко приказал Аскольд. – А то мои воины вас успокоят мечами. С сегодняшнего дня князьями в Киеве будут два варяжских воеводы, я – Аскольд и воевода Дир. Вашего князя похороним по вашему обычаю. Всё, все могут расходиться.

Варяжские воины двинулись на толпу плотной шеренгой, оттесняя людей за ворота. Выйдя на улицу, боярин Кук недовольно проговорил, обращаясь к воеводе Истру:

– Не нравятся мне эти новоиспечённые заморские князья. Откуда они вообще взялись? И как-то уж слишком и так, кстати, быстро скончался наш болезненный князь. Надо бы в этом всём разобраться.

– В чём ты собираешься разбираться? – спросил воевода Истр. – Ты, что до сих пор не понял, что в Киеве силой захватили власть? Смотри, как бы и с тобой чего неожиданного не приключилось, как с нашим князем. По всему видать, эти Аскольд и Дир люди не простые, и на расправу скорые. А уж, если они и вправду избавят Киев от уплаты дани хазарам, то весь киевский люд за них вообще стеной встанет. Так что ты бы поостерёгся со своими речами.

А в это время солнце, совершенно не обращая внимания на безбожные дела людей, продолжало своё привычное занятие и упорно приближалось к горизонту на западе. Дневная суета сменялась на спокойную вечернюю прохладу. Киевские улицы пустели. Жители, уставшие за день от своих важных, по их мнению, дел, готовились к ночному отдыху.

5. Смерть Рюрика

Князь Рюрик очень плохо спал всю ночь. Да собственно то, что с ним происходило, и сном то назвать нельзя было. Скорее, какое-то тяжёлое забытьё. Рюрику показалось, что когда он лёг в постель, всё его тело сковала непонятная сила, не дающая ему даже пошевелиться. Князь помнил, что так он пролежал до утра, и не уснул ни на мгновение. Лишь только за окном начло светать, Рюрик встал, оделся и вышел из своей комнаты. В коридоре ему стало легче дышать, и князь почувствовал себя хорошо. Выйдя во двор, он увидел, что его дружинники уже седлают лошадей. Свежий морозный воздух развеял остатки плохого самочувствия Рюрика, и даже улучшил его настроение. К князю подошёл Волич, и внимательно посмотрел на него.

– Что ты так на меня смотришь? – поинтересовался Рюрик. – Как будто в первый раз видишь.

Волич виновато усмехнулся и сказал:

– Да так, просто смотрю. А что?

– Дань уже погрузили? – спросил Рюрик. – Мы скоро выступаем.

– Да, всё погрузили, – поспешно ответил Волич. – Ещё вчера вечером. Твоих людей уже накормили, всё готово к походу. Можете выступать хоть сейчас.

– Что-то ты сегодня какой-то ни такой, князь, – проговорил, подошедший к ним Олег. – Как-то суетишься, торопишься. Ты что хочешь поскорее от нас избавиться? Наверное, торопишься к той женщине, с которой я вчера тебя видел?

«Смотри как, – подумал Волич, – запомнил, чтоб тебе пусто было. Не хватало ещё, чтобы он назвал сейчас имя Ангельды вслух. Тогда мне точно конец. Рюрик то наверняка знает, как зовут жену князя Вадима».

– Ну, вот, – притворяясь обиженным, сказал Волич, – так всегда. На вас прямо не угодишь. Стараешься сделать всё, как можно лучше и быстрее, а вы недовольны.

– Ладно, ладно, – примирительно проговорил Рюрик, – всем мы довольны, не обижайся. Олег, командуй в поход. Мы сейчас выступаем.

К Рюрику и Олегу подвели их коней, и они дружно вскочили в сёдла.

– Ребята, по коням, – громко сказал Олег.

Дружинники сели на лошадей и выстроились в колонну по два. Олег взмахнул рукой, и отряд двинулся в путь. За ними следовал обоз с нагруженной Белозерской податью. Снег весело похрустывал под копытами лошадей и полозьями саней. Холодное зимнее солнце поднялось над домами Белозера и безрезультатно старалось своим ярким светом согреть Землю.

Ещё на подъезде к Новгороду Рюрик почувствовал себя плохо. Он склонился к шее лошади и застонал. Олег, ехавший рядом с ним, спросил:

– Что с тобой? Что случилось?

– В груди всё огнём горит, – тихо ответил Рюрик и выпрямился в седле. – Дышать тяжело, и в голове как будто молоты стучат.

– Да у тебя кровь на лице, – поразился Олег. – Ты, что поранился?

Рюрик провел ладонью по лицу, и увидел, что вся рука у него в крови.

– Не пойму, что это со мной? – удивился князь.

Отряд князя Рюрика прибыл в Новгород под вечер. Во дворе княжеского дворца Рюрику помогли сойти с лошади, на которой он еле держался. Князь ступил на землю и тут же упал. Олег успел подхватить его под руки.

– Несите князя в покои, – приказал Олег дружинникам. – И позовите к нему знахаря.

Вышедшая встречать мужа княгиня Эфанда, увидела, что происходит с Рюриком, подошла к Олегу и спросила:

– Что это такое? Он что заболел? Или его ранили? Почему он весь в крови?

– Не знаю, что с ним, – сурово ответил Олег. – Ты вот что, сестра, иди лучше в дом. Сейчас придёт знахарь. Может, он нам скажет, что с князем Рюриком приключилось.

Рюрик лежал на постели и тяжело дышал. Возле него находился знахарь, который осматривал князя. Рядом стояли Олег, Эфанда и воевода Свенельд. Всё тело князя было покрыто кровавым потом. Знахарь повернулся к присутствующим в комнате людям и проговорил:

– Князь не болен и не ранен. Его скорее всего отравили. Вот только чем я сказать не могу.

– Ему можно помочь? – спросил Олег.

– Я не знаю способов, которые могли бы ему помочь, – ответил знахарь. – Для этого мне надо знать, чем его отравили.

Княгиня Эфанда присела рядом с Рюриком на постель и принялась вытирать ему кровавый пот. Она не плакала. Слёзы сами катились по её щекам.

– Олег, подойди ко мне поближе, – с трудом хриплым голосом проговорил Рюрик. – Мне тяжело говорить.

Князь Олег приблизился к Рюрику. Олег еле сдерживал свой отчаяние и гнев, наблюдая, как умирает его лучший друг, а он ничем не может ему помочь. Желваки так и ходили на щеках у Олега, и он до хруста сжал кулаки.

– Олег, я хочу объявить свою последнюю волю, – проговорил Рюрик. – И вы все слушайте. Я чувствую, как жизнь уходит из меня. После моей смерти моим наследником объявляю своего сына княжича Игоря. До его совершеннолетия князь Олег будет его опекуном и Правителем моего государства. Олег ты должен завершить то, что я начал. Перенеси столицу из Новгорода в Киев, как я хотел, и присоедини к моему государству Руссов все соседние с ним земли. Сына моего Игоря объявишь Великим Князем Русским и Киевским. Мой родовой меч, мой щит и амулет из клыков чёрного волка передашь Игорю. Скажи ему, чтобы берёг их, как зеницу ока. Они защитят его и в бою, и от диких зверей. Вот только жаль, что они не уберегают от подлости человеческой.

Рюрик замолчал, чтобы перевести дыхание и собраться с силами. Он какое-то время лежал с закрытыми глазами, потом приподнялся на локтях и сказал:

– Поправьте мне подушки повыше, а то я задыхаюсь.

Знахарь и Эфанда тут же выполнили его просьбу.

– Ты, воевода Свенельд, будешь наставником моего сына Игоря, – продолжил говорить Рюрик. – Будешь его обучать военному делу, заботься о нём, как о своём сыне и оберегай его от всяких напастей. Эфанда, прости, что покидаю тебя так рано. Я, наверное, мало заботился о тебе. Извини, всё некогда было. Знай, что я всегда тебя любил, и что ты для меня….

На этом слове князь Рюрик запнулся, и у него горлом пошла кровь. Знахарь подбежал к нему, но помочь ничем не мог. Рюрик затих и скончался. Олег подошёл к своему другу, закрыл ему ладонью глаза и сурово произнёс:

– Прощай мой друг. Вот ты и успокоился. Я обещаю тебе, что обязательно узнаю, кто является причиной твоей преждевременной смерти. Клянусь твоей кровью.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное